Интурмаркет 2020 02.10

Сергей Шпилько: «Подход к проблемам обустройства границы нас обнадеживает»

Президент Российского союза туриндустрии Сергей Шпилько посетил Калининградскую область в составе делегации Федерального агентства по обустройству государственной границы (Росграница). Напомним, что глава РСТ – член общественного совета, созданного при этом ведомстве в июне с.г. В делегацию, которую возглавлял заместитель руководителя Росграницы Владимир Гончаров, также вошли представители руководства Ассоциации международных автоперевозчиков (АСМАП), ЕвроАзиатской логистической ассоциации, профильных структур областной администрации. RATA-news расспросила Сергея Шпилько об этой поездке.

- Сергей Павлович, конечно, туризм и государственная граница – тесно связанные понятия. Но если конкретно, какова была цель этой поездки?

- Мы ознакомились с работой погранпереходов, в том числе в контексте необходимости упрощения туристических формальностей. Проблема особенно актуальна для приграничных районов страны. А Калининградская область в этом отношении регион показательный - по причине географического положения и большого туристического потенциала. Официально здесь существуют 26 пограничных переходов, реально функционируют 23, и надо оптимизировать их работу, сократив общее число примерно до полутора десятков. Хотя, по мнению представителей областного руководства и местного турбизнеса, существует острая необходимость открытия новых переходов. Например, речного пункта пропуска в поселке Рыбачий - в частности, для обеспечения захода в прибрежные районы иностранных яхт и других маломерных судов.

- Какое впечатление у вас сложилось от посещения границы?

- Было очень полезно посмотреть, как все это работает, попробовать разобраться в причинах многочисленных проблем и скандалов. Ситуация на границе пусть медленно, но все же меняется к лучшему. Появляются новые современные переходы с большей пропускной способностью, как, например, в Мамоново. В том же Мамоново – Гжехотки, в Багратионовск – Безледы для туристических автобусов выделены отдельные полосы. Но есть серьезная проблема: на границе, помимо самих пограничников и таможни, одновременно работает слишком много проверяющих служб. Это органы контроля технического состояния транспортных средств, миграционного, санитарно-эпидемиологического, ветеринарного, фито и т.д. Каждый из них следует многочисленным инструкциям, далеко не всегда между собой согласованным и неоправданно затрудняющим процедуру пересечения границы.

- Но подобные разногласия у нас на каждом шагу, не только на границе. Вы полагаете, эту проблему можно решить?

- Необходимо решать. Надо сокращать число контролирующих служб на границе и проводить техническое переоснащение оставшихся. Надо проводить комплексную оптимизацию нормативной базы, максимальную компьютеризировать документооборот. Надо продумать географически рациональное размещение погранпереходов, в том числе с учетом фактических и потенциальных турпотоков. Многовато на границе и несуразных правил. Зачем, например, заполнять в двух экземплярах таможенную декларацию на въезд и выезд транспортного средства? Это только увеличивает время прохождения границы. Зачем пассажирам круизных судов индивидуально заполнять карточки миграционного контроля? Цель их прибытия понятна, ночуют они на борту судна. Но пограничники теперь проверяют не только паспорта, но и правильность заполнения миграционной карты, и часто просят ее переписать. В результате ожидание на паспортном контроле может достигать нескольких часов, а это срыв программ и штрафные санкции для принимающих компаний. Доходит до абсурда: в Петропавловске-Камчатском в прошлом году был случай, когда 500 из 2,5 тысяч пассажиров круизного лайнера так и не успели пройти пограничный контроль и попасть на экскурсию. Непонятно, все данные о прибывающих туристах известны, почему нельзя заранее переслать на пункт пропуска эту информацию?

- Существует еще документ, который сильно затягивает выдачу пропусков в пограничную зону, в том числе туристам.

- Совершенно верно, это «Административный регламент по исполнению государственных функций по выдаче пропусков для въезда (прохода) лиц и транспортных средств в пограничную зону», он был утвержден 19 ноября 2008 года. Заявления на выдачу пропусков российским гражданам рассматриваются 30 дней, а иностранным - 60 дней. В той же Калининградской области огромное количество достопримечательностей расположено в погранзоне, которая занимает шестую часть всей территории региона. Хорошо, что обычно пограничники рассматривают такие заявки в более сжатые сроки. Но сейчас, в кризис, когда глубина продажи туров совсем небольшая, такой регламент создает серьезные проблемы для туроператоров, работающих в приграничных регионах. Да и в целом существующие формальности во многом парализуют потенциальные турпотоки. В это, в свою очередь, ограничивает возможности привлечения инвестиций для развития калининградской индустрии гостеприимства и экономическое развитие региона, который был популярным европейским курортом еще в начале прошлого века.

- Как Вы думаете, Росграница поможет решить эти проблемы?

- Те, которые находятся в прямой компетенции этого ведомства, - поможет. Обнадеживает даже сам подход к обустройству границы. Во всяком случае, признано актуальным введение на погранпереходах принципа «одного окна», когда не надо будет метаться по всем проверяющим службам. Будем надеяться, что со временем влияние Росграницы будет только увеличиваться. Другой важный вопрос - расширение практики временных мобильных пунктов пропуска. Они могут функционировать в высокий туристический сезон или во время захода круизного судна, например в прибрежные северные и дальневосточные районы страны. Никто не оспаривает интересы безопасности, но нельзя забывать и об экономике, да и просто о людях, россиянах и иностранцах. Иначе конкурировать на мировом туристическом рынке просто нереально. У меня сложилось впечатление, что в Росгранице это понимают, по крайней мере, судя по началу работы в рамках общественного совета, куда, в том числе, вошли представители и СМИ, и бизнес сообщества.

- А как быть с проблемами, которые лежат вне прямой компетенции Росграницы? С визовыми, например, или с вопросами судозаходов?

- Калининградский анклав - подходящая площадка, чтобы попробовать, хотя бы в порядке эксперимента, решить многие проблемы в комплексе. В том числе - вопрос упрощения процедуры согласования захода круизных и маломерных иностранных судов во внутренние воды России. Регион вообще по своему географическому положению как нельзя лучше подходит для статуса настоящей особой экономической зоны - за исключением, разумеется, территории военно-морской базы. Хотя бы с точки зрения условий движения транспортных, туристических и финансовых потоков, в частности, привлечения инвестиций. Альтернатива ведь простая: либо создать здесь более благоприятные условия для реализации права граждан на свободу передвижения и занятия предпринимательской деятельностью, либо идти по пути субвенций и ждать нарастания протестных и прозападных настроений среди местного населения, особенно среди молодежи.

Версия для печати