Калуга

Александр Губернаторов: «В сочетании с просторами Волги виды на Самарской Луке такие, каких нигде больше нет»

Национальный парк «Самарская Лука», расположенный на одноименной и самой большой излучине Волги, – одно из любимых мест отдыха жителей и гостей Самарской области. В год там бывает более 2,5 млн человек, около 300 тыс. – в составе организованных групп. Десять лет назад второй показатель был в сто раз меньше! Директор нацпарка Александр Губернаторов рассказал RATA-news, как с помощью регионального турбизнеса удалось увеличить эту цифру.

– Какие у вас аргументы в пользу того, что организованный туризм – это лучшее решение для увеличения посещаемости национального парка?

– До 2007 года инфраструктура парка «Самарская Лука», откровенно говоря, была практически никакая. Люди просто приезжали, ходили, где хотели, жгли костры, мусорили. Только с Молодецкого кургана – одного из главных мест притяжения туристов – мы вывезли около 200 «КамАЗов» мусора.

Мы стали потихоньку, частями, облагораживать рекреационные участки парка. Начали как раз с Молодецкого кургана. Правда, для этого его на два года пришлось закрыть, что вызвало много возмущений. Но за два года были оборудовали две основные тропы: «К вершине Молодецкого кургана» – для более выносливых людей и «Гора Девья» – для всех возрастных групп и любой физической подготовки.

Установили малые архитектурные формы и указатели, обустроили места для отдыха, поляну для пикников, парковку. Появился контрольно-пропускной пункт, хорошие туалеты, сувенирный магазин, места для сбора мусора.

Смотрителям выдали форменную одежду, провели много волонтерских акций, пресс-конференций, встреч – наша задача была убедить людей, что организованное посещение без нарушения режима нацпарка пойдет на пользу всем.

– А после Молодецкого кургана за что вы взялись?

– Стали приводить в порядок окрестности села Ширяево. До этого там был только музей художника Ильи Репина, куда ежегодно приезжали больше 100 тыс. человек. После музея они также «расползались» по территории нацпарка, оставляли мусор, жгли костры, пугали животных…

В Ширяево мы создали новые точки притяжения туристов – смотровую площадку, скульптуры, информационный центр. Открыли музей летучей мыши, во дворе установили ладью с парусом, которая символизирует Жигулевскую вольницу Степана Разина.

Как и на Молодецком кургане, сделали парковки, нормальный туалет. Разработали различные интерактивные игры, сшили костюмы ватаги Степана Разина – люди с удовольствием переодеваются, фотографируются.

Подготовили несколько экскурсионных программ. При поддержке Приволжского отделения РСТ и департамента туризма Самарской области стали плотно работать с туроператорами. В итоге поехали организованные группы, которые ходят по определенным маршрутам и не причиняют ущерба природе.

Нелегко нам это далось, в обустройство парка мы вкладывали все наши средства. Но сначала турбизнес, а потом и посетители поверили, что это важное и нужное дело. Мы опирались именно на организованных туристов – тех, кто заказывал экскурсии в турфирмах. За счет этого удавалось пополнять бюджет, чтобы продолжать приводить территорию в порядок. Заключили договоры со всеми, кто хотел заниматься туризмом в Самарской Луке и был готов взять на себя обязательства соблюдать режим нацпарка – посещать его только в рамках тех маршрутов, которые мы разработали.

Тогда же мы запустили курсы для экскурсоводов – чтобы туристы не слушали на ходу придуманные легенды, глупые шутки, неправильные названия животных и т.д. Все это, простите, не импровизация, а низкая квалификация.

– Расскажите, чем Самарская Лука притягивает туристов?

– Прежде всего, это уникальный ландшафт: Волга, Жигули – единственные горы тектонического происхождения на всей территории Восточно-Европейской равнины. Конечно, по высоте они небольшие – всего около 400 метров. В сочетании с просторами Волги виды на Самарской Луке такие, каких нигде больше нет. Природа здесь добрая, располагает к отдыху. У нас возможны все виды туризма – познавательный, водный, пеший, велосипедный, автомобильный, пляжный, конный, паломнический. Здесь сохранились животные и растения доледникового периода – некоторые виды «пережидали» на Самарской Луке этот сложный для планеты этап. Среди растений встречаются не только реликты, но и эндемики. Территория притягивает даже уфологов – здесь часто наблюдаются неопознанные летающие объекты.

С Самарской Лукой связаны имена Ильи Репина, Василия Абрамова (Ширяевца), Дмитрия Садовникова, Петра I, Александра Меньшикова, Екатерины II, братьев графов Орловых, ученых Адама Олеария, Петра Палласа, Ивана Лепёхина, Яна Стрейса, Ивана Спрыгина…

Да, многое еще предстоит сделать. Инфраструктура появилась, но хотелось бы, чтобы она была на всей территории. Например, у нас есть хорошие велосипедные маршруты, которые пока не обустроены.

– Опирались на чей-то опыт – российский или зарубежный?

– Да, конечно. У меня богатый опыт посещения таких территорий по всему миру, поэтому могу сказать, что в вопросах обустройства ландшафтного хозяйства мы взяли за основу опыт финских коллег. В первую очередь в той части, которая касается внешнего вида и информационного сопровождения рекреационных зон. За основу организации работы визит-центра взяли не только европейский, но и американский опыт. Экологические тропы – ближе к швейцарским, где обустройство минимальное. И, на мой взгляд, это правильно, потому что люди посещают национальные парки, чтобы наслаждаться природой.

– Когда вы начали менять подход к работе, не встретили сопротивления посетителей, которые прежде могли свободно перемещаться по парку?

– Конечно, сопротивление было и очень сильное. Люди жаловались в разные инстанции, писали, что я негодяй, не даю воспользоваться конституционным правом на отдых. И тогда нам очень помогло именно то, что туроператоры меня уже хорошо знали. Я привел их в парк, показал, что творится, и спросил: «Вы хотите в этой грязи сидеть или все-таки что-то развивать?». И мы нашли общий язык. Зачем отдыхать среди мусора, если можно пройтись по приятной тропе, воспользоваться поляной для пикников, понаблюдать за животными, посетить визит-центр, музей. Трудно было переломить это мнение, меня очень ругали. Но, кажется, в итоге удалось.

– Есть противники и у массового организованного туризма…

– Да, туризм в определенных местах и при определенных условиях может привести к плохим последствиям, это бесспорно. Он не должен наносить вреда природе, и в некоторых случаях ограничения на посещение территории обязательны. Особенно когда это связано с безопасностью животных, птиц и их потомства, уникальных видов и т.п. Для этого и существуют заповедники и другие особо охраняемые территории. Федеральный закон говорит, что главная задача нацпарков – сохранение уникальных ландшафтов, природы и культурного наследия. Но помимо этого нужно создавать условия для организованного познавательного экологического туризма. Важно, чтобы люди знали то место и страну, в которой живут, имели возможность побывать на охраняемых территориях, понять смысл этой работы.

Туризм может быть одним из механизмов охраны природы, с его помощью можно найти ресурсы на это. Национальные парки Америки, например, посещают по 4-5 млн человек в год, при этом они шикарные, и ущерба окружающей среде люди не наносят. Мы тоже так можем, и природа у нас не хуже. Нужно только правильно направить туристов. Например, после того как тропу на гору Стрельная – это еще одна точка притяжения туристов на Самарской Луке – обустроили подвесными мостками, посетителей там стало больше, а вреда природе – несравнимо меньше, чем когда люди шли по грунту, вытаптывали растения и корни деревьев.

– Сколько маршрутов сейчас действуют на территории парка?

– Официально действуют пять пеших маршрутов. Но на их основе возможны варианты. Также есть два велосипедных маршрута и несколько рекреационных участков – Молодецкий курган, Каменная чаша, Ширяево и т.д. Паломников с недавних пор привлекает Свято-Богородичный мужской монастырь, который уже назвали Волжским Афоном – виды там открываются просто шикарные.

– А какова посещаемость национального парка?

– В прошлом году наш парк стал вторым по этому показателю в России после Сочинского (без учета Лосиного острова, который расположен в черте Москвы). У нас побывало более 2,5 млн человек, в том числе около 10% – почти 300 тыс. – это туристы в составе организованных групп. Для сравнения, в 2007 году таковых было всего 2-3 тыс.

Наши гости – не только жители Самарской области и ближайших регионов. Много москвичей, петербуржцев и туристов из других городов России. Иностранцы тоже есть, особенно сейчас, пока идет чемпионат мира по футболу – они приезжают на экскурсии из Тольятти и Самары.

На территории национального парка работают 72 базы отдыха, которые могут одновременно вместить от 10 до 15 тыс. человек. Благодаря сотрудничеству с турбизнесом и департаментом туризма Самарской области у нас на территории проходят различные фестивали, многие из которых уже известны и за пределами региона.

Например, «Жигулевская вишня» собирает до 12 тыс. человек. Есть еще эко-культурный фестиваль «ЛукАморье», фестиваль бардовской песни и другие. Это тоже увеличивает поток туристов. В селах, благодаря этому, стали появляться гостиницы, открытые местными жителями.

Активизировались и другие предприниматели. Например, появилось много кафе с домашней кухней – продают пирожки, ватрушки из печи, беляши размером с тарелку. Открылся конный клуб «Степное поле», который проводит экскурсии по парку на лошадях. По инициативе местных жителей появился фестиваль сыра. В магазинах под брендом «Самарская Лука» можно купить фермерские продукты.

Мне кажется, это хорошо, что местные жители имеют возможность зарабатывать на турпотоке. И они, как и мы, заинтересованы, чтобы туристы посещали парк цивилизованно.

 

Анна Вальцева, RATA-news

Версия для печати