Калуга

Куэнка – родина панамок

Куэнка – третий по величине и самый красивый город Эквадора, где корреспондент RATA-news побывал по приглашению компании Poseidon Expeditions. В 1999 году центр города, где много исторических строений колониальной эпохи, был включен ЮНЕСКО в список Всемирного наследия.

Вот очень красивый дом – жалко, что заброшенный.

А вот художества мастеров граффити и поставщиков «живописи народного потребления»

А вот эти перья мы уже видели – на рынке в Отавало. Цены бы не было этим нарядам, если бы не микрофоны и колонки.

О том, что головной убор под названием панама изобрели вовсе не в Панаме, а в Эквадоре, знают многие. По одной из версий, в конце XIX столетия, когда были изобретены эквадорские соломенные шляпы, страна переживала не лучшие времена. Шляпы закупали и торговали ими панамские предприниматели, отсюда и пошло название – панамки. В Эквадоре есть два места, где производят соломенные шляпы, одно из них – Куэнка. Говорят даже, что именно в Куэнка эти шляпы и изобрели. Во всяком случае, город до сих пор остается центром этого во многом кустарного промысла. Фабрик по изготовлению соломенных шляп здесь несколько, опознать их нетрудно.

Мы побывали на фабрике, названной именем ее почившего основателя Хомеро Ортега.

Есть тут и музей, и производство.

Шляпы плетут из нарезанных листьев пальмы, на одно изделие может уйти от недели до 6 месяцев в зависимости от толщины соломки. Чем тоньше соломка, тем дороже шляпа.

Кроме того, фабрика закупает шляпы в индейских общинах, о которых известно, что они плетут хорошо. Закупают в виде полуфабрикатов – бесформенные и без обработки в специальном растворе, который делает соломку прочной и эластичной.

Платят индейцам 50% от стоимости реализации будущей шляпы. А стоить она может от 20 долларов до 4 тысяч – опять же, в зависимости от тонкости плетения.

Фабрика очень гордится своими клиентами, вывешивая фотографии самых знаменитых на «доске почета». Что ж, имена действительно известные: здесь и Уинстон Черчилль, и Жаклин Оннасис, и Жан Габен, и Энтони Хопкинс, и Демис Руссос, и Брэд Пит, и Джулия Робертс, и Шон Коннери, и еще немало звезд.

При фабрике, разумеется, есть магазин, где руководитель компании, которая принимала нас в Эквадоре, учил различать дешевые и дорогие «панамки». Вот посмотрите: та, которая с черной полосой, стоит $300, а ее «соседка» – $20. Шляпу за 4 тысячи сфотографировать не удалось, ее как раз купили незадолго до нашего приезда.

Ну, план магазину русская группа, конечно, сделала. Мужики-то сдерживались, а дамы так азартно примеряли шляпки, что на подмогу был вызван весь штат продавцов.

 

И вот что надо иметь в виду. Как выяснилось уже при посадке в самолет на обратном пути, коробки из-под самых больших шляп не помещаются в отделение для ручной клади. И в багаж их, конечно, не сдашь. Поэтому с ценными приобретениями русских туристок у экипажей было много хлопот. Коробки уносили куда-то в недра самолета, а потом отдельно выдавали при получении багажа. В общем, дамам лучше бы тоже сдерживаться при выборе «панамок» – с учетом перелета.

И еще один неожиданный опыт мы получили в этом путешествии, побывав на плантации, где выращивают розы, в том числе и для России.

Меня всегда очень интересовали две вещи. Первая: сколько накручивают продавцы цветов в Москве, оценивая одну розу в 120-150 рублей. Вторая: от чего зависит длительность свежести цветов, стоящих в вазе. Ответ на оба вопроса мы получили, проследив всю технологическую цепочку обработки роз в Эквадоре.

Итак, на «нашей» плантации площадью 6 га ежедневно срезают 16 тысяч роз. Из них 40% поставляется в Германию, 35% – в Россию. Интересно, что российский рынок требует, чтобы бутоны были не слишком закрытыми и не слишком открытыми, а стебли подлиннее. И у нас больше других предпочитают красные розы.

Срезанные розы на сутки помещают в специальный раствор, который гарантирует, что цветы будут свежими целый месяц. Вот так они стоят в этом растворе.

Потом с помощью специального приспособления цветы классифицируют по длине стебля.

Затем помещают в холодильник, откуда постепенно забирают и упаковывают в специальные коробки для транспортировки.

Путь до России через цветочную биржу в Голландии занимает примерно неделю. Так вот, купленные розы будут свежими столько, сколько осталось до окончания того самого месяца, который обеспечивается выдержкой цветов в специальном растворе еще на плантации. Вот только проконтролировать это невозможно. Если нам повезло, и мы купили цветы сразу после их прибытия в Россию, они могут простоять еще недели три. А если до истечения «месяца свежести» осталось два дня, ровно столько розы и продержатся в вазе.

Теперь о стоимости. На плантации в Эквадоре 25 роз отдают за… $1! Таким образом, один цветок «от производителя» стоит 1,2 рубля. А, например, в Москве розы продают от 25 до 150 рублей за штуку. Товар, конечно, хрупкий, но, по-моему, при такой накрутке, даже с учетом «усушки-утруски» и перевозки продавец эквадрских роз в убытке явно не остается.

Продолжение следует.

 

Ирина Тюрина, RATA-news

 Фото автора

 
Версия для печати