РАТА-новости
Библио глобус 28.04
 
 
 
 

ПУТЕШЕСТВИЯ RATA-news

 
 
 
 
 
 
 
АРХИВ RATA-news
Предыдущий год
Предыдущий месяц
Июль
Следующий год
Следующий месяц
пнвтсрчтптсбвс
2526272829301
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
303112345
 
 
 
ГлавнаяПутешествия RATA-newsНераскрытая прелесть Псковской области

Нераскрытая прелесть Псковской области

Дата: 18.10.2017
Страна: Россия

Тайны псковской чуди

 

Исторические и культурные достопримечательности Псковского региона давно и заслуженно пользуются вниманием российской и зарубежной публики. Поток туристов в Псков, Печоры, Изборск, Пушкинские горы всегда достаточно полноводен. Казалось бы, и беспокоиться нечего, туристическая засуха этим достойным местам очевидно не грозит.

 

Однако псковский туроператор «Континент» и региональный ТИЦ при поддержке Комитета по культуре и Театрально-концертной дирекции Псковской области решили, что гостям псковской земли необходимы новые впечатления. И они, объединившись и присмотревшись, нашли такие места, которые, с одной стороны, давно и хорошо известны, а с другой – таят столько нераскрытой прелести, что просто диву даешься. Показать свои находки партнеры решили сначала журналистам, пригласив их в пресс-тур. Этот рассказ о том, что мы увидели и узнали.

 

В Печорском районе проживают русские, украинцы, белорусы и представители много еще каких национальностей. Но один народ выделяется даже на фоне этого пестрого культурного многоголосья. Сето или сету – очень малочисленны, относятся, как предполагают ученые мужи, к финно-угорской этнической группе. Все тайны этого удивительного племени еще до конца не раскрыты. Есть версия, что они – потомки эстов. Но есть ученые, сделавшие иной вывод – и сету, и эсты произошли от жившего здесь в незапамятные времена племени чудь. Основная часть сету – тысяч 10, может 12, – живет в Эстонии, в Псковской области к ним себя причисляют не больше 300 человек. Печорский район в разные исторические периоды относился то к Эстонии, то к России, но для сету эти земли навсегда останутся родной Сетумаа, то есть «землей сету».

 

Сету весьма жизнестойкие, они умудрились сквозь все исторические перипетии пронести незамутненным свой оригинальный образ. Сету говорят на таком оригинальном диалекте эстонского языка, что их и эстонцы-то не понимают, исповедуют вроде бы православие, но с таким мощным наслоением дохристианской культуры, что русские соседи частенько называют их полуверцами. Короче, народ непонятный, особливый. Вот к ним в гости «Континент» и ТИЦ нас и повезли – на ежегодный (первый прошел в 2008 году) фестиваль «Сетумаа. Семейные встречи». Впрочем, первых сету я заметила еще в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре среди многочисленных паломников, собравшихся на крестный ход в честь Успения Пресвятой Богородицы.

 

 

 

 

Название фестиваля мне понравилось, потому что от него веет чем-то домашним, сугубо личным. Как потом выяснилось, оно отражает самую суть праздника – ведь ежегодно в самом конце августа в деревне Сигово (ударение на первой букве «о») собираются именно семьи, живущие по разные стороны государственной границы.

 

Деревня Сигово маленькая, но в ней нашлось место и музею сету, кстати, единственному в России, и широкой поляне, где люди и собираются. Приезжают сюда сету отовсюду, и из Петербурга, и из Эстонии, до границы-то рукой подать. Право слово увидеть этот праздник стоит.

 

 

Старт фестивалю дает шествие всех участников, разодетых в красочные старинные наряды. Огромная «салатная тарелка» на груди – это брошка-фибула, она означает, что женщина замужем. Передается это драгоценное серебряное украшение по наследству от матери дочери.

 

 

 

 

Потом начался концерт. На сцену по очереди поднимались фольклорные коллективы, радовавшие зрителей песнями из богатейшего народнопоэтического творческого наследия. И его сету тоже умудрились сохранить! Они поют и песни-сказки, и обрядовые, и так называемые суетные, повседневные. Последние выражают сиюминутное настроение поющего, но имеют порой и непристойное содержание. Настроение ведь бывает разное…

 

Сету ежегодно выбирают себе короля. Он у них вообще-то есть – божество по имени Пеко, но он вечно спит в своей пещере, поэтому приходится искать ему более расторопного преемника. Процесс выбора, замечу, организован по-настоящему демократично. Кандидаты встают на специально сколоченные деревянные помосты и провозглашают оттуда свою «предвыборную программу». Перед кем больше толпа соберется, тот и король или королева. В этот раз была именно королева.

 

 

Обязательные элементы фестиваля – ярмарка народных ремесел и угощение гостей традиционными сетускими блюдами. Пить сету любят компот из тыквы и самогон под названием ханзя, варят пиво по собственному рецепту, хозяйки готовят рыбу с овощами, творог и сладкий сыр. Еду расставляют на столах под большим шатром. Ешь-пей – не хочу! Платить не надо.

 

Самая душевная на мой взгляд часть фестиваля – кирмаш, то есть просто гулянье. Началось оно как-то незаметно… Сначала парень с гармошкой стал наигрывать незатейливую мелодию, потом к нему присоединилась девушка с еще одной гармошкой, последним подошел скрипач. Под музыку этого стихийного трио стали собираться танцоры. В круг мог встать любой, даже не считающий себя настоящим сету. Повторить незатейливые движения было несложно, поэтому число кружащихся пар все время росло.

 

 

 

По соседству свою группку образовали певцы. Может и суетные песни пели, но разве поймешь, язык сету знают только они сами.

 

 

Приезжать в Сигово можно не только на семейные встречи сету. Тайны потомков ушедшей чуди хранит здешний музей народности сету, имеющий статус государственного. Расположился он в подлинной усадьбе семьи Кюлаотс.

 

 

 

Экспозиция щедро наполнена этнографическим материалом. Перед любознательными посетителями раскроют некоторые секреты народа сету, расскажут об удивительных традициях и необычных верованиях, познакомят с богом Пеко, угостят горячими пирогами, научат делать сладкий творог и плести пояса-обереги. Даже если не верить в чертовщину, поясок все равно пригодится. Его можно подарить, например, дочери, которая заменит им ремень в джинсах. Получится очень стильно, согласитесь.

 

 

В Сигово есть еще и частный музей сету. Предметы подзабытого быта по крупицам собирала бывшая учительница музыки из Петербурга Татьяна Огарева. В коллекции хранятся уникальные аудиозаписи старинных песен и куклы, лица которых поразительно похожи на лица местных жителей, уехавших из деревни или все еще живущих в ней.

 

 

Нужно только иметь в виду, псковская чудь открывает свои тайны только людям неравнодушным.

 

 

Острова в океане

 

Сегодня мы едем на Талабские острова. Для меня они стали настоящим открытием.

 

Псков и небольшой архипелаг среди бескрайних вод Псковского озера (или моря, как называют его островитяне) разделяют 25 км.

 

 

Три острова – Верхний, Талабск и Талабенец, выстроились практически в одну линию. Официально они называются, правда, иначе: Верхний – это остров Белова, Талабск – остров Залита, и лишь Талабенец сохранил свое исконное имя. История переименования относится к первым годам советской власти. Устанавливать ее на острова прибыли два комиссара – Ян Залит и Иван Белов. Их пламенные речи суровых рыбаков совершенно не заинтересовали, а на попытку применить силу они ответили согласно собственным представлениям о справедливости – вывезли пришлых людей на лодках в море и утопили. В отместку большевики, когда все-таки утвердились здесь, назвали острова в честь погибших коммунистов, дабы последнее слово осталось за ними. Но вот что удивительно, с тех пор прошло без малого сто лет, а Залит и Белов так и не прижились, оставшись в народе Верхним и Талабском. Я тоже предпочту называть их исконными именами.

 

Образовались Талабские острова около 10 тыс. лет назад. Самый крупный – Верхний. В конце XV века на нем, в те времена совершенно пустынном, был основан мужской монастырь в честь апостолов Петра и Павла. В 1703 году его сожгли шведы. Обитель отстроили вновь, но в 1764 году упразднили, превратив главный храм в приходскую церковь. Она и по сей день стоит, и изредка службы в ней идут. Постоянно на острове нынче никто не живет, он служит пристанищем для тех, кто ищет одиночества или религиозного просветления. У Верхнего имеется статус памятника природы регионального значения. Здесь отличные песчаные пляжи, сохранилась великолепная здоровая елово-сосновая роща и немало разных птиц. Хорошо себя чувствует, например, серая цапля, очень редкий и тщательно охраняемый вид.

 

Талабенец – самый маленький, безлюдный и совершенно лысый. Только птицы облюбовали его для своих гнездовий.

 

 

Основная жизнь сосредоточена на Талабске. Иного пути, кроме как по воде, на острова не существует. В советские времена из Пскова до архипелага «летали» «Ракеты», суда на подводных крыльях. После развала Советского союза островитянам и их гостям пришлось забыть о комфорте и привыкать к легким моторкам летом и зимнику в холодное время года. В последние годы дорога домой островитянам дается проще – от причала у села Большая Толба теперь отправляется по расписанию катер.

 

 

Не так давно на рынок вышла компания, которая решила основательно подойти к вопросу развития туризма на Талабских островах – куплен яркий оранжевый катер, который будет задействован в перевозке туристов, а на Талабске уже построены гостиница и ресторан.

 

 

Дорога до островов мне понравилась. Сначала мы недолго, но резво мчались мимо заросших камышами берегов речки Толбицы, а потом вырвались на широкие водные просторы. Волнение на Псковском озере было небольшим, может быть еще и поэтому на Талабск мы прибыли в хорошем настроении. Первой путников встречает шпиль колокольни храма во имя святителя Николая Чудотворца.

 

 

 

 

Первый храм на этом месте был деревянным, построен рыбаками в конце XVI века. Нынешний, возведенный по псковским традициям из известняковых плит, стоит с конца века XVIII-го. С 1958 года и до самой кончины в 2002 году службу в нем нес Николай Гурьянов. Собственно именно он и есть тот магнит, который, помимо природной красоты и уединения, манит сюда тысячи православных паломников.

 

 

Те, кому посчастливилось побывать на Талабске при его жизни, рассказывают, что он был удивительно приветлив и добр со всеми. Служил в церкви красиво, именно красиво и еще – вдохновенно. «Он весь светился», – вспоминают очевидцы. И островитяне, и почитатели старца уверены, что рано или поздно, но отца Николая обязательно причислят к лику святых. Говорят, что прототипом отца Анатолия, сыгранного Петром Мамоновым в фильме «Остров», был Николай Гурьянов. Но совершенно точно, что песнопения, которые пел киногерой, написаны именно отцом Николаем. Талабский старец обладал удивительным даром прозорливости, он ясно видел прошлую, настоящую и будущую жизни человека.

 

Отец Николай похоронен на местном скромном кладбище. Могила его прямо за воротами, она всегда украшена цветами. За советом и помощью к нему, как к живому, едут со всего православного мира.

 

 

Основным занятием талабцев испокон веку было рыболовство. Когда-то в водах Псковского озера в изобилии водилась мелкая, но очень вкусная рыбка – снеток, та самая, что пахнет свежими огурцами. Теперь это редкий улов, но судак, плотва, ершики еще не перевелись. Вот баба Аня, ей 84 года, но она до сих пор выходит в море. Сама, конечно, не рыбачит уже, но внуку помогает. Ее копченая на еловых шишках продукция оказалась отменного вкуса.

 

 

Остров очарователен и уютен. Атмосфера на нем царит удивительно умиротворяющая. Недаром его облюбовала под летнее дачное житье-бытье московская и питерская богема.

 

 

 

 

 

Талабские острова могут быть не только центром паломнического и релакс туризма, но и гастрономического. В ресторане «Ёрш», о котором уже велась речь, подают местные деликатесы – копченые лещи и пироги с сытками. Пироги фирменные, талабские, начинкой служит картошка и рыбные остатки после чистки – икра, языки…

 

 

 

На фото та самая свежепостроенная гостиница. Первых гостей она сможет принять уже следующим летом.

 

 

Незабываемая дорога в «железный град» Изборск

 

Из Пскова в Изборск туристов привозят обычно на автобусах. Но есть и другой путь, очень интересный, и мы его прошли.

 

Изборско-Мальская долина – уникальный природно-ландшафтный памятник, рожденный древними ледниками. Общая площадь – около 2 тыс. га. Ширина – до 800 м, глубина – до 50 м (замечу в скобках, здесь даже горнолыжный центр имеется, называется «Мальская долина»). По дну ее текут реки Смолка, Сходница и Обдех. Озера Городищенское и Мальское питают подземные воды, поэтому вода в них холоднее, чем в других псковских водоемах, и более минерализованная. Группа карстовых источников получила название Словенские ключи, в народе они считаются святыми.

 

 

В долине можно полюбоваться редчайшими растениями, занесенными в Красную книгу России – венериным башмачком, например. Живут и птицы из той же книги – беркут, орлан-белохвост, скопа. Не только природа, но и памятники архитектуры здесь уникальны.

 

Сложно рассказывать, воспоминания, впечатления, картинки теснятся передо мной, толкаются – обо мне расскажи! нет, сначала обо мне! Лучше я просто последовательно опишу все, что видела. Нашим гидом по долине был замечательный, умный человек – Данил Литвинцев. Работал он в большом городе спецкором журнала GEO, потом приобрел дом под Изборском, занялся изданием Irboska.info и сопровождает желающих увидеть все красоты Мальской долины.

 

 

Сначала была деревня Малы. Бок о бок живут здесь русские и сету. Сразу за деревней стоит изъеденный прошедшими столетиями каменный крест, как бы миниатюрная копия знаменитого Труворова креста, а под ним бьет прозрачный источник, которым в долине несть числа. Этот считается «глазным», то есть умывайся почаще целебной водичкой и очки тебе долго не понадобятся.

 

 

 

Нам привычно, что церкви стоят на возвышенности, издалека их видно, а в Мальской долине наоборот, целый монастырь спрятался за холмом.

 

 

Во второй половине XV века сюда в поисках уединения пришел преподобный Онуфрий. К нему потянулись ищущие помощи и утешения люди, кто-то оставался и постепенно отшельнический скит превратился в монастырь. Но братии в нем никогда много не было, так и считался он «монастырьком». В 1581 году под его стенами объявился польский король Стефан Баторий. Злой он был чрезвычайно – не удалось взять ни Псков, ни Печоры! А тут – бревенчатая ограда да полтора десятка насельников. Вот и отыгрался пан на несчастном монастыре – церкви опустошил, монахов всех убил. Обитель позже восстановили, однако во время Северной войны – в 1710 году, ему опять не повезло, теперь попался под руку шведам. Его опять отстроили, но Екатерина II упразднила и сегодня здесь скит во имя преподобного Онуфрия.

 

Что увидят пришедшие сюда путники? Кладбище, где на надгробиях соседствуют русские и эстонские фамилии, а порой даже и симбиоз – Тимофей Раадик, к примеру. Действующий Хрестовоздвиженский храм. Прямо из-под его алтарной части бьет живой ключ, который тоже считается целебным.

 

 

По соседству – трапезная церковь. Именно она видела войска Стефана Батория!

 

 

Рядом – четырехгранная колокольня. Неожиданная архитектура, не правда ли? Впрочем, до XX века она была звонницей. Уберите мысленно четырехскатный верх и три стены яруса звона, оставшийся нижний массивный четверик, опять же мысленно, перекройте односкатной крышей... Ну? Видите классическую псковскую звонницу? Современный вид она получила в 1902 году, и не от хорошей жизни – старинная конструкция грозила рухнуть, ее пришлось срочно укреплять таким вот несколько оригинальным способом.

 

 

Покинув монастырь, отправляемся в глубину Мальской долины. Тропка, прячась среди зарослей, бежит то вверх, то вниз, заставляет преодолевать речушки и ручейки, притормаживает у выступающих из земли залежей известкового туфа, сворачивает в сторону, чтобы мы смогли умыться в Кипун-роднике, названном так потому, что вода, проходя через поры туфа, как будто кипит. Вы удивитесь, но он тоже целебный. На маршруте встречаются оборудованные туристические стоянки, где можно присесть на лавочку перекусить или просто отдохнуть.

 

 

 

 

 

 

 

И вот уже впереди взлет на Труворово городище, где парит над долиной церковь Николы (XVII век). Отсюда берет начало не просто город Изборск, но государство российское.

 

 

В 2011-2013 годах Изборскую крепость подновляли и облагораживали. Сегодня она выглядит совсем неплохо для своих лет.

 

 

В городе до недавнего времени был только один небольшой музей, рассказывающий об истории края. Теперь же на улице Печорской появился целый музейный квартал, даже брусчатку восстановили и старомодные фонари поставили. В трех сохранившихся и отремонтированных купеческих домах разместились четыре разные, но одинаково интересные экспозиции.

 

 

В отреставрированных купеческих усадьбах XIX-XX веков с 2011 года располагается гостиничный комплекс «Изборск». От него до основных достопримечательностей не больше пяти минут неторопливого хода. В нем 32 комфортабельных номера, отделанных с неповторимым провинциальным колоритом. Везде есть wi-fi. Впечатляет интерьер ресторана, вернее, ресторации, как называют его хозяева. По стенам плывут огромные рыбины из «старого, промытого дождями забора», а столы украшены «трафаретной росписью через старинный тюль, найденный в старом сарае на мешке с картошкой».

 

 

 

В Пскове нас принимал ресторанно-гостиничный комплекс «Двор Подзноева» – один из лучших объектов размещения в городе. Он находится в историческом центре, соседствует со знаменитыми памятниками архитектуры. Достаточно сказать, что до Псковского Крома около 15 минут пешего шага. Хорошие номера со всем необходимым, бесплатный wi-fi, вкусный завтрак (овсяная каша замечательная!), достойный всяческих похвал спа-центр. Ресторанов не один и не два, а… много!

 

 

 

 

История у этого современного отеля, вернее у нескольких зданий, в которых расположились его корпуса, невероятно длинная. Впрочем, по меркам Пскова, чьи века исчисляются десятком, он не юн, конечно, но и не старик. С 1510 года можно проследить судьбу усадьбы купца Подзноева. Сегодня все отреставрировано, красиво и ухожено.

Ещё о Россия
 
 
 
 
 

 
 
 
Rambler's Top100

Rambler's Top100