fox-express.ru

Кому поможет обязательное страхование туристов-экстремалов?

Вчера на пресс-конференции в Ставрополе глава МЧС России Сергей Шойгу заявил, что считает необходимым ввести в России систему страхования туристов-экстремалов, на операции по спасению которых государство тратит большие деньги. «Существует два пути решения этой проблемы. Мы можем взять пример Швейцарии, где создаются клубы экстремального туризма и люди платят определенный взнос, а клуб, в свою очередь, страхует их от несчастных случаев. Второй путь более тяжелый - обязательное страхование», - сказал г-н Шойгу в четверг на пресс-конференции в Ставрополе.

МЧС России рассчитывает на поддержку туристического и спортивного сообществ России в вопросе введения обязательного страхования путешественников, которые занимаются экстремальными видами туризма. По мнению Сергея Шойгу, такие туристы-экстремалы начнут обращаться к страховщикам после нескольких судебных исков, в результате которых их коллегам придется возместить государству средства, затраченные на спасение.

RATA-news попросила высказать свое мнение по поводу обязательного страхования туристов-экстремалов главного редактора газеты для любителей активных путешествий «Вольный ветер» Сергея Минделевича - мастера спорта по туризму, действительного члена Национальной и Международной академий туризма. Вот что он сказал.

- Во-первых, давайте определимся - кого страховать? Что такое туристы-экстремалы? В законодательстве этот термин не определен. Экстремальным может стать любой поход, если он плохо подготовлен или туристы не имеют необходимой подготовки. Даже невинная прогулка за грибами станет экстремальной, если вдруг что-то случится – например, люди пошли без снаряжения и заблудились. Нельзя оценивать степень риска только по внешним факторам: опытный турист без проблем пройдет маршрут, на котором новичок может погибнуть.

Во-вторых – будет ли действовать эта страховка, поможет ли она туристам в России? Скажем, в Альпах санитарный вертолет может стоять прямо под лыжным склоном, рядом с трассой - поэтому есть смысл в специальной горнолыжной страховке. Но спасательные службы есть далеко не во всех странах, причем чаще всего их нет именно там, куда стремятся так называемые экстремалы. В Китае, например, нет. В поисках группы московских туристов-водников, пропавших на реке Юрункаш, с китайской стороны участвовали военнослужащие и военные вертолеты. В те дни сотрудники МЧС России неоднократно говорили, что, будь у туристов страховка, спасательная операция началась бы раньше и проходила бы успешнее. Но никто так и не смог объяснить, чем конкретно в той ситуации помог бы страховой полис спасателям и туристам.

В идеале страховой полис для экстремалов должен предусматривать не только медицинскую помощь, но и поисково-спасательные работы. Именно такую страховку использовал Дмитрий Шпаро, когда трижды со своими сыновьями пытался пересечь на лыжах Берингов пролив. Два раза он вынужден был подавать сигнал бедствия и оба раза его спасала береговая охрана США. У России в тех местах никаких спасательных вертолетов нет.

Вообще в природной среде России, за исключением нескольких популярных мест, сейчас создана весьма слабая спасательная инфраструктура, сеть спасательных отрядов МЧС охватывает далеко не на всю страну. Это наглядно показывает такой факт: сейчас руководство МЧС ставит задачу довести количество своих штатных спасателей до 4 тысяч (до недавних пор их было 3150). Вдумайтесь: меньше 4 тысяч спасателей на всю огромную Россию! Вот еще пример. До этого года на Северном Кавказе вертолеты МЧС базировались только в Сочи. Оттуда в Приэльбрусье, скажем, машина летит через Ростов и Нальчик. Часто пилотам не дают «добро» на вылет из-за непогоды на такой длинной трассе. Известен случай, когда москвичка с травмой позвоночника, ожидая медицинской помощи, пролежала на перевале в Приэльбрусье 60 часов - и умерла по дороге в больницу. Теперь, говорят, вертолет МЧС есть в Ростове. Но когда весной этого года надо было спасать москвичей на Безенгийской стене в Кабардино-Балкарии, спасатели использовали вертолет, арендованный турфирмой у авиакомпании. Для спасательной машины, говорят, не нашли пилота, способного летать в горах на высоте 5 тысяч метров. В Нальчике же, откуда всего минут 20 лету до Приэльбрусья и чуть дольше до Домбая и Архыза, вертолетов МЧС нет. Более того, ближайшая больница с травматологическим отделением находится от Приэльбрусья в 40 км, от Домбая – в 75 км! А ведь это крупнейшие в России центры горного и горнолыжного туризма, альпинизма. На весь район Домбая – четыре спасателя МЧС. И какая страховка тут поможет?!

Другая проблема - отсутствие связи: зона покрытия обычной мобильной связи часто ограничивается населенными пунктами, не говоря уже о высокогорных районах. Продажа переносных буев международной космической системы спасания КОСПАС-САРСАТ российским законодательством не разрешена, а организацией их проката никто не занимается. Карманная радиостанция стоит около 300 долларов, позволить себе это может не каждый турист. Почему же нельзя организовать прокат этого снаряжения непосредственно в спасотрядах МЧС?

Да, страховка поможет компенсировать государству затраченные на спасение средства. Но она не повысит безопасность туристов и не ускорит оказание им помощи. Что действительно надо делать – так это вводить обязательную регистрацию в спасотрядах МЧС туристов, отправляющихся на сложные или опасные маршруты или просто путешествующих активным способом передвижения. Такая регистрация сейчас обязательна только для спортивных туристов с маршрутными книжками, доля которых в общем объеме путешественников составляет не более 5%. А прочие бесшабашные российские и иностранные туристы часто уходят в горы, тундру, тайгу, даже не зарегистрировав свою группу в контрольно-спасательной службе. Даже турфирмы часто свои коммерческие группы у спасателей не регистрируют - скажем, в том же Приэльбрусье. Хотя такая регистрация происходит совершенно бесплатно, а без нее искать туристов приходится гораздо дольше.

МЧС, предлагая обязательно страхование экстремалов, хочет уменьшить свои расходы, это понятно. Страховщики хотят увеличить прибыль, это тоже ясно. Но страховка должна работать на застрахованного, а не на чей-то карман! А как раз в том, что так и будет, никакой уверенности у меня нет.

В одном я с уважаемым министром Шойгу совершенно согласен: в туристских клубах должны учить людей грамотному поведению на природе. Вот только число турклубов за последние 20 лет у нас в стране уменьшилось в сотни раз! В Советском Союзе их было более 6 тысяч, в современной России, дай бог, если наберется 2-3 сотни работающих, в Москве, например, из 30 районных турклубов остался всего один. Остальные закрылись из-за отсутствия финансирования. И почему бы Правительству России не озаботиться вопросом возрождения турклубов, что очень тесно связано с безопасностью и с воспитанием молодежи? Государство тогда сможет сберечь гораздо больше средств, и не только на спасательные работы. Мне, например, за 40 лет занятий активным туризмом ни разу не приходилось встречать в походных группах ни наркоманов, ни алкоголиков…