Пегас с 18 октября

Дикий, дикий Крит

Мы продолжаем рассказ о путешествии на благословленный верховным олимпийским богом Зевсом остров Крит, самый большой в Греции. Ознакомительный тур был организован компанией Tez Tour.

Чтобы понять, что чувствовал Колумб, открывший Америку, не нужно пересекать Атлантический океан. Нужно всего лишь прилететь на остров Крит и отправиться в созданное Tez Tour путешествие.

Экскурсия «Дикий Крит» эксклюзивна, она специально придумана для тех, кто не хочет проводить все свое отпускное время в отельных интерьерах. Люди активные, жаждущие приключений с удовольствием откликнуться на предложение провести день «в седле» джипа-вседорожника и увидеть горы Ида. Над затерянным в глубине острова горным массивом царит высочайшая вершина Крита – Псилоритис. Высота ее без малого 2500 метров. Восхождения у туристов Tez Tour не будет, а вот знакомство с архитектурой и гостеприимными жителями красивого старинного села Анойя, лежащего у подножия, – обязательная часть программы.

Джипы, чуть подрагивая от нетерпения, рвутся вперед, подминая колесами неширокое шоссе. Оно не обозначено ни на одной карте, но от этого, удивительное дело, не перестало быть идеально ровным. Машина не переваливается на рытвинах и колдобинах, а летит, слегка касаясь шинами практически идеального покрытия. Можно спокойно фотографировать, высунувшись из окна (фото).

Высокогорное плато Нида, находящееся на высоте около 1300 метров – вот конечная цель путешествия. Путь туда хоть и не особенно тернист, но все-таки испытывает на прочность изнеженные городские нервы: высокогорье, головокружительный серпантин с поворотами под 180°, неожиданно опускающийся плотный туман (или мы просто въехали в густое облако?). И вот, наконец-то – джипы один за другим, устало переваливаясь с боку на бок на неровностях теперь уж настоящей горной дороги, осторожно съезжают в котловину, взятую в плотное кольцо поросшими колючими кустами вершинами (фото).

Главные здесь – пастухи, предводительствующие многочисленными стадами овец. Вот они, красавицы (фото). Ждут, когда начнется у них веселье – смешной аттракцион для приезжих головотяпов под названием дойка.

Старый пастух Стелиос прячет в пышные усы улыбку (фото), наблюдая за неловкими движениями городских пижонов. Его внук, настоящая гордость деда, делает эту работу быстро, ловко, играючи.

Так или иначе, но ведро молока надоить удается. Его увозят в митато (фото) – хижину, которую испокон веков сооружают на склонах гор критские овцеводы. Они не используют ни глину, ни цемент – просто искусно подгоняют друг к другу камни. Так сделаны даже туалеты.

Внутри митато под очагом разводят костерок из можжевеловых веточек, сверху водружают «наше» ведро и начинается волшебство – молоко постепенно превращается в творог. Сыродел, увлеченно рассказывающий о тайнах приготовления сыра, не забывает непрерывно мешать постепенно густеющую массу тарахтисом (фото). Это такая специальная сухая ветка дикой оливы, затейливым образом связанная.

   

Обеденный стол накрывается тут же, во второй «комнате» митато (фото). Да, пока мы гуляли по котловине, доили овец и постигали тайны сыроделания, хозяева готовили для нас мясо.

Делают это на Крите необычным способом – не подвешивают над открытым огнем, как привычно нам, а размещают вокруг костра. И оно не жарится, а медленно, часов пять-шесть, томится-коптится (фото).

Я мясо не ем, но коллеги уверяли, что ничего подобного в их разъездной журналистской жизни им еще не приходилось пробовать. А вот за качество и вкус молодого сыра я готова ответить – бесподобно! Он еще теплый, похож на крупнозернистый творог, нежнейший… нет, передать вкусовые ощущения словами невозможно.

Недалеко, в соседнем митато, зреют головки сыра (фото). Одну из них, или две-три, можно купить.

Плато Нида, кроме пастухов, овец и сыра, знаменито одним очень трогательным памятником. Увидеть его можно только с вершины каменистого холма (фото).

То, что под ногами воспринимается не более чем беспорядочное нагромождение булыжников, при взгляде сверху приобретает черты человека, держащего в руках щит.

С трудом верится, что автор наземной скульптуры – женщина. В одиночку она перетаскивала здоровенные камни, складывая их один к одному, чтобы в результате получился хотя бы силуэт дорогого ей мужчины. Велика же была сила ее любви! Таким необычным способом неутешная вдова увековечила память погибшего в годы Великой Отечественной войны мужа, партизанившего в этих горах.

 

Любовь Булгакова, RATA-news. Фото автора