Тревелпорт

Как я опаздывала в Антарктиду

Московская компания Poseidon Expeditions начала продажу туров в Антарктиду на сезон 2012/2013 года. Самое время рассказать об удивительной поездке на самый южный континент планеты.

О том, что хорошо было бы уравновесить географию своих путешествий и побывать в Антарктиде, я думала все 10 лет после незабываемого тура в Арктику и на Северный полюс. И вот судьба предоставила мне такую возможность. Мечты сбываются!

Так сложилось, что туристическую группу, куда меня внедрил Poseidon Expeditions, я догоняла. Мы должны были 31 декабря 2011 года соединиться и встретить Новый год в Ушуайе, самом южном городе Земли – вот так романтично. А 1 января мы садились на «Планциус» (Plancius), исследовательское судно ледового класса, которое отправлялось в Антарктику.

Мне предстоял перелет двумя авиакомпаниями по маршруту Москва – Мадрид – Буэнос-Айрес – Ушуайя. Путешествие оказалось не только долгим – на сутки больше, чем было запланировано, но и очень поучительным. Поэтому сначала о том, как я добиралась до Антарктиды, это стоит отдельного рассказа.

30 декабря 2011 года самолет авиакомпании Iberia вылетел из Москвы в Мадрид – слава богу, вовремя. Удалось проскочить забастовку пилотов, которые решили отстаивать свои права именно в пик предновогодних вылетов. В Мадриде я пересаживалась на Aerolineas Argentinas – перелет до Буэнос-Айреса занимал почти 12,5 часов.

Для долгого ночного перелета у меня были практически идеальные условия: бизнес-класс, причем полупустой, на соседнем кресле никого не оказалось, любезный стюард уже предложил напитки – супер! Но вот с вылетом что-то застопорилось. В положенные 22.05 самолет не взлетел. Периодически по громкой связи что-то объявляли на испанском и английском языках, я не особо обращала на это внимания, мало ли что, текущая информация, да и небольшие задержки вылета – дело обычное. Но время шло, самолет все стоял, и я стала прислушиваться.

Надо признаться, что испанского не знаю, английский у меня совсем плохой. Правда, говорю по-французски, но на этом языке ничего не объявляли, не говоря уже о русском. Правда, слова technical problems и further information in fifteen minutes я разбирала, к тому же по салону в направлении кабины пилотов прошли люди в рабочей униформе. Потом стали объявлять, что в течение получаса сообщим – летим или нет, потом новости стали еще более пугающими – что-то про отель и ваучер на ужин, и еще что-то долго объясняли про последующие действия пассажиров, чего я понять не могла. Мне срочно был нужен переводчик. Но кому, хорошо говорящему по-английски, я могла позвонить, если в Москве уже 3 часа ночи? Только своему старшему сыну Николе. Я набрала номер и попросила любезного стюарда пообщаться «с переводчиком».

Любезный стюард объяснил Николе по телефону, а Никола потом мне, что нас отвезут в гостиницу, самолет вылетит только завтра, причем не утром, а днем, задержка составит 14-16 часов. То есть я попаду в Буэнос-Айрес только поздно вечером 31 декабря, хотя в это время должна быть уже в Ушуайе. Плакал мой романтический Новый год в самом южном городе Земли.

Но не это было главной проблемой. Я уже точно не попадала на свой рейс Буэнос-Айрес – Ушуайя. А есть ли другие? И успею ли прилететь в Ушуайю до отхода корабля, который, как меня заранее предупредили, опоздавших не ждет? Иными словами: есть ли вообще смысл лететь дальше, если я могу так и не попасть в Антарктиду?

Никола в Москве погрузился в интернет, чтобы найти ответы на эти вопросы, а мы в Мадриде покинули самолет и вернулись в аэропорт Барахас. Отмечу, что у выхода с телетрапа пассажиров встречал представитель Aerolineas Argentinas и показывал, куда идти. В зале выдачи багажа, который, впрочем, остался на борту, в окружении моих товарищей по несчастью стояло еще несколько представителей авиакомпании. Я подошла к этой группе одной из последних и с удивлением обнаружила, что пассажиры, судя по тону разговора, выражают сотрудникам авиакомпании свое недовольство, а те в ответ не злятся и не раздражаются, что-то объясняют, даже оправдываются и, главное, непрерывно извиняются – perdon, perdon. Интересно, подумала я, что же такое высказывают им пассажиры, если уже и в отель отвезут, и ужином накормят, и даже примерно понятно, когда будет вылет. Эх, не застревали вы, ребята, с российскими авиакомпаниями, когда ни представителя, ни хоть какой-нибудь информации, ни еды, ни гостиницы, и какие уж там извинения…

Позвонил Никола и сообщил, что успеть на корабль я смогу только в том случае, если попаду на рейс из Буэнос-Айреса в Ушуайю, который отправляется 1 января в 6 утра. Теперь надо было донести эту информацию до авиакомпании. Сквозь толпу пассажиров мне удалось пробраться поближе к представителям аргентинского перевозчика, и я попросила того, кто оказался рядом, поговорить по телефону с моим сыном, who speaks good english. Никола объяснил мою проблему, представитель – его звали Эдуардо – покивал мне головой, а сыну в трубку сказал, что, мол, все понял. Тут в зале появился экипаж нашего самолета, в том числе мой любезный стюард, я и ему передала телефон, и он тоже выслушал объяснения Николы про нужный рейс в Ушуайю и что случится, если я на него не попаду. И стюард подвел меня к какому-то начальнику, вроде как руководителю представительства Aerolineas Argentinas в Мадриде, и объяснил ему ситуацию. А чтобы мне было спокойнее, мой стюард – как жаль, что я так и не спросила его имени! – сказал, что среди стюардесс есть Маргарита, которая говорит по-французски, и привел ее ко мне, и я уже сама рассказала ей про свою печаль.

На нашем рейсе было не менее 400 пассажиров. И из-за этой задержки у кого-то наверняка возникли проблемы посерьезнее моей. Но ни один из представителей авиакомпании и членов экипажа от меня не отмахнулся. Никола, которого я около 5 утра по Москве, наконец, «отпустила», сказал мне на прощание: «Мама, не беспокойся, они тебе помогут, они все слушали и вникали в то, что я им говорил». Слушали и вникали! Невиданное дело.

Гостиница оказалась в десяти минутах езды от аэропорта, и очень хорошая, рекомендую: Hotel Auditorium Madrid 4*. Ужин – шведский стол. Когда утром мы вышли на завтрак, на входе в ресторан висело объявление для пассажиров задержанного рейса: трансфер в аэропорт будет в 11.30. А к моменту отъезда на ресепции всем сообщали, через какой гейт будет производиться посадка в самолет. Фантастика.

В аэропорту автобус встречал Эдуардо, и мой вопросительный взгляд его не удивил – он все помнил. Отвел меня в представительство Aerolineas Argentinas. Там был молодой человек, который говорил по-французски! Он меня выслушал и успокоил: в аэропорту Бауэнос-Айреса пассажиров будет встречать представитель авиакомпании с билетами на стыковочные рейсы. И про вашу проблему мы знаем, и постараемся ее решить. Уфф.

Никакой повторной регистрации на наш рейс не было. Небольшая заминка случилась на паспортном контроле – пограничники поначалу удивились, когда вместо посадочных талонов мы показали им только отрывные талончики с наклеенной багажной биркой. Но быстро разобрались и всех пропустили.

Мы вылетели в Буэнос-Айрес 31 декабря примерно в 14 часов по европейскому времени. И вскоре из кабины экипажа мимо меня прошел один из пилотов, в руках у него была короткая узкая бумажка. Он показал мне большой палец, помахал этой бумажкой, а потом привел Маргариту, ту самую стюардессу из эконом-класса, которая говорила по-французски. Бумажкой оказался телекс, пришедший на борт с сообщением, что проблема русской дамы, которая боялась опоздать на корабль в Антарктиду, о чем нам говорил ее сын из Москвы, решена. Билет забронирован на тот самый рейс, который ей нужен. Только, пожалуйста, просила с земли авиакомпания, сообщите нам имя и фамилию русской пассажирки, а то мы в этой суете не уточнили.

Я всплеснула руками и выдохнула. Вы бы видели, как они за меня радовались! Подходили стюардессы и из моего салона, и из других, целовали меня в обе щеки, но я, конечно, тут же воспользовалась случаем и научила всех целоваться по-русски – троекратно. И с благодарностью вручила им сувениры – маленькие симпатичные мышки из города Мышкина, которые, если их положить в кошелек, приносят деньги. Они их долго рассматривали, расспрашивали, как пользоваться и правда ли, что будут деньги. Конечно, говорила я, а откуда же, вы думаете, русские олигархи берут свои богатства?

Пусть Новый год в Ушуайе не состоялся, зато я встречала его трижды. Около 21.00 по европейскому времени нажала на кнопку вызова стюардессы и попросила бокал шампанского, объяснив: через пять минут в Москве – Новый год! «Вау!», – сказала стюардесса. И через минуту у меня было шампанское, кусок рождественского пирога и – сюрприз: «Командир экипажа приглашает вас встретить Новый год в кабине пилотов», – сказала тут же возникшая Маргарита.

Ровно в 21.00 капитан пожал мне руку и поздравил, все аплодировали и меня целовали– уже троекратно, по-русски. Они не спрашивали, кто я по профессии, чем занимаюсь и где работаю. Просто у русской пассажирки возникла проблема, она волновалась, и все за нее переживали, а теперь у нее все хорошо и можно порадоваться вместе с ней.

Европейский Новый год я проспала в самолете. А аргентинский встретила в автобусе, который вез меня в гостиницу в Буэнос-Айресе. Но сначала – о том, как я в этот автобус попала.

Когда самолет приземлился, любезный стюард сказал мне: не уходите, не поговорив с Маргаритой, она вам поможет. Маргарита действительно ждала меня у выхода на телетрап, а в конце телетрапа стояла девушка – представитель Aerolineas Argentinas. В руках у нее была целая пачка посадочных талонов на стыковочные рейсы. Оказалось, у нас полсамолета транзитников! Девушка выкрикивала фамилии и раздавала талоны. Маргарита подошла к ней и что-то сказала, указав на меня. А потом я тепло распрощалась со стюардессой, которая стала моей доброй феей в этой необычной поездке.

Девушка из Aerolineas Argentinas, раздав все талоны, подошла ко мне с одной из пассажирок. Как потом выяснилось, это была француженка, которая говорила по-испански, и представитель авиакомпании специально попросила ее задержаться, чтобы объясниться с дамой из России. Потому что Маргарита ее предупредила и попросила помочь. Просто какая-то новогодняя сказка.

К моему посадочному талону был прикреплен билет на автобус до отеля и ваучер на ночевку. Работа с транзитными или опоздавшими пассажирами в аэропорту Хорхе Ньюбери в Буэнос-Айресе – тоже хороший урок. Сразу у выхода из зала выдачи багажа находилась стойка, где пассажиров распределяли по автобусам. Я отдала свой билет, показала ваучер на гостиницу, мне сказали, где подождать, минут через 15 пригласили на посадку. Даже спрашивать ничего не пришлось.

Вот в пути из аэропорта в отель мы и встретили аргентинский Новый год. Автобус в какой-то момент остановился возле офиса транспортной компании, где некоторым пассажирам надо было что-то оформить, мы вышли из салона прогуляться – и вдруг загудели машины, загремели петарды, засверкал фейерверк, и все опять же бросились друг к другу целоваться. Оказалось – наступил Новый год, а в Аргентине в этот момент целуются и поздравляют друг друга даже незнакомые люди.

Рано утром следующего дня я уже была в другом аэропорту Буэнос-Айреса – Пистарини. В Ушуайю лететь 3,5 часа. Объявили посадку, к проходу уже выстроилась очередь и вдруг… Объявление по громкой связи, народ заволновался – как будто рейс задерживается. Я глубоко вздохнула и… не стала звонить в Москву. Как-то вдруг показалось, что после всего пережитого уже свободно говорю по-английски. Подошла к стойке и, наверное, не вполне правильно, но бодро спросила: простите, рейс что, задерживается? Ненадолго, мадам, – поняла я вежливый ответ, – минут на 20.

20 минут? С объявлением по аэропорту? Что-то здесь не так.

Оказалось - все так, просто там уважают пассажиров. Представьте себе, через 20 минут всех пригласили на посадку. В первый день 2012 года, примерно в 10 часов утра по местному времени, я вышла из аэропорта Ислас Малвинас в Ушуайе. И у меня еще оставалось несколько часов, чтобы познакомиться с самым южным городом Земли.

Пути Господни неисповедимы. Может быть кто-нибудь, прочитав эту историю, сможет передать мою благодарность авиакомпании Aerolineas Argentinas и экипажу самолета, который должен был 30 декабря 2011 года вылететь из Мадрида в Буэнос-Айрес рейсом AR 1133. За очень хороший урок человеческих отношений, включая экспресс-курс английского языка.

 

Ирина Тюрина, RATA-news