fox-express.ru

Как я преодолевала бушующий пролив Дрейка

Продолжаем рассказ нашего корреспондента о путешествии в Антарктику по приглашению московского туроператора Poseidon Expeditions.

До Антарктиды еще надо было добраться. Впереди нас ждал пролив Дрейка, одна мысль о котором вызывала у меня дрожь: 400 миль, больше двух суток пути – и постоянный шторм, ревущий ветер и бурлящее море. Считается даже, что муки морской болезни – это плата за возможность побывать в уникальном районе планеты. Лично для меня это было самым главным сомнением, когда решала – еду или нет. Но основатель компании Poseidon Expeditions Николай Савельев был настолько последователен в своем желании заслать в Антарктику журналиста, что даже привез из США какой-то пластырь, который якобы помогает при качке, и специальные таблетки Dramamine. Меня это не особо убедило, и я подстраховалась: купила в аптеке аккупунктурные браслеты TravelDream. Это такая резинка шириной 2,5 см с пластмассовым пупырышком. Резинка надевается на запястье и, как обещает инструкция, подавляет синдром укачивания путем воздействия пупырышка на особую точку, отвечающую за вестибулярный аппарат. Стоит такой браслет рублей 300, и в аптеке сказали, что одного вполне достаточно, но я купила четыре: два себе – на каждую руку, еще два – на всякий случай, например, своей соседке по каюте, чтобы избежать неприятных провокаций. В общем, подготовилась.

Но сначала из порта Ушуайя мы вышли в спокойный и живописный пролив Бигль. Назван он в честь корабля, на котором Чарльз Дарвин во время своего знаменитого путешествия обогнул Южную Америку. Пролив узкий, местами всего 5-6 км, с погодой повезло, так что пейзажи нас сопровождали замечательные (фото). По Биглю мы шли часов 10.

   

Границей Антарктики считается линия конвергенции, где сходятся идущие с севера относительно теплые воды и холодные южные. В процессе смешения на поверхность моря поднимаются тонны криля – мелких планктонных рачков. И вот на этой «поляне» собираются тысячи морских птиц, киты и прочие животные, для которых криль – любимое лакомство. Зрелище, говорят, потрясающее. Но мы ничего этого не увидели, потому что антарктическую границу прошли ночью. И «Планциус» вошел в пролив Дрейка.

Заранее, с вечера, повсюду на корабле появились гигиенические пакеты (фото). Не считая, конечно, того, что они были в каждой каюте. То есть, где бы ни застала пассажира неприятность, связанная с морской болезнью, он в течение доли секунды мог допрыгнуть до ближайшего пакета.

Меня эти приготовления, признаюсь, сильно напрягли. Перед сном, следуя инструкции по применению пластыря, который мне вручил Николай Савельев, я приклеила за ухом небольшой кружочек телесного цвета примерно 1 см диаметром. В коробочке оказалось всего четыре кружочка, каждый действует сутки. Получалось как раз – два на пересечение пролива на пути туда, два – на дорогу обратно. Таблетки пока пить не стала, но надела на оба запястья резиновые браслеты. А два запасных вручила Лене, соседке по каюте, которая оказалась совсем не подготовлена к испытаниям, даром что врач.

Ночью я проснулась от качки. Как нам уже успел рассказать Дмитрий Банин, качка бывает бортовая (с боку на бок) и килевая (нос-корма). Меня разбудила явно бортовая: кровать располагалась поперек корпуса судна, и я то сползала куда-то в ноги, то билась головой о спинку в изголовье. Браслеты сняла – очень уж давили на запястья. Посмотрим, что будет утром.

И утром, и днем «Планциус» качало так, что иногда казалось, будто он сейчас ляжет на бок. Качка диктовала свои правила: надо было постоянно держаться за поручни, не рекомендовалось задерживаться в дверных проемах. Обязательно запирать дверцы шкафов с помощью специальных утапливаемых ручек, которые одновременно выполняют функцию фиксаторов. Решаются сразу две задачи: человек не заденет ручку при возможном падении, а дверца не откроется при резком наклоне судна. Тумбочки и стол в каюте, все столы в ресторане и вообще все рабочие поверхности на «Планциусе» оборудованы небольшими бортиками, удерживающими предметы (фото).

Весь день приходилось демонстрировать чудеса эквилибристики. Пройти больше двух шагов, не врубившись в стену или с кем-то не столкнувшись, не удавалось. Но от этого становилось только весело. Никаких неприятных ощущений не было! Американский пластырь оказался волшебным! Записывайте название: Transderm Scop. Благодаря этому чуду фармацевтики пролив Дрейка я преодолела без всяких проблем и избавилась от «качкофобии». Кстати, пластырь можно было купить и непосредственно на «Планциусе», у судового врача, хотя, конечно, дороже, чем в аптеке. И практически у всех пассажиров за ухом был приклеен маленький кружочек.

Правда, мое установившееся спокойствие несколько поколебала беседа с капитаном судна после того, как мы пересекли пролив Дрейка. Евгений Леваков, который ходит в водах Антарктики и Арктики уже 18 лет, сказал что никакого шторма и не было. Это было так, волнение не больше 4 баллов, высота волны всего-то 3-4 метра. Нам казалось, что судно ложится на бок, а на самом деле наклон составлял максимум 15 градусов, а бывает и 40 градусов, а выдержать «Планциус» может до 60 градусов. И на памяти нашего капитана еще не было такого, чтобы в проливе Дрейка обошлось без шторма – либо на пути к Антарктиде, либо на обратном. А при волнении, например, 8 баллов высота волны может достигать 7-9 метров. Я запаниковала.

Но, забегая вперед, скажу, что на обратном пути в проливе Дрейка был… штиль! Пластырь я, конечно, приклеила, но необходимости в этом не было: поверхность океана едва колебалась, ходить по кораблю можно было, даже не держась за поручни. Капитан был потрясен и приписал такое везение тому, что на его судне впервые оказалась целая группа российских туристов.

Как выяснится позже, нам вообще сильно везло в этом круизе. Например, по словам Евгения Левакова, китов-горбачей на нашем пути встречалось необычно много для начала января. Обычно их приходится искать, чтобы показать туристам, а нам они устроили настоящее шоу!

В целом повезло и с погодой. Как правило, из всего большого тура именно на Антарктику стараются выделять не менее шести дней, чтобы «поймать» хоть один солнечный. В нашей программе антарктических дней было всего четыре и два из них – солнечные. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы сделать потрясающие фотографии.

А в качестве еще одного успокаивающего средства скажу, что вообще-то в ассортименте Poseidon Expeditions есть туры в Антарктику, где предусмотрен не морской переход через пролив Дрейка, а перелет – из Пунта-Аренас (Чили) на Кинг Джордж, самый большой остров Южного Шетландского архипелага. Всего два часа – и вы уже совсем близко к Антарктиде. Хотя я совсем не жалею о таком близком знакомстве с легендарным проливом Дрейка.

Продолжение следует.

www.p-expeditions.com

 

Ирина Тюрина, RATA-news