Пегас
RATA-news в Telegram-----------------RATA-news в Telegram-----------------

Корея: с рыбного рынка – в демилитаризованную зону

Продолжаем рассказ о поездке нашего корреспондента в Южную Корею по приглашению Национальной организации туризма Кореи.

Второй день поездки стал для нашей группы прямо-таки «рыбным», хоть и не был четвергом: из храма мы отправились в промысловую деревушку, название которой звучит примерно как Ёнхвари (в переводе с корейского – «лотос»). Славится она местными мастерицами подводной охоты. Сами ловят, сами продают:

Занимаются этим взрослые и пожилые дамы. Говорят, девушки брезгуют ремеслом, так что преемников не предвидится. В общем-то, молодежь можно понять: морские обитатели даже нашего брата-журналиста изрядно напугали. Ведь это шипящее и свистящее изобилие местные жители предпочитают есть сырым. Продавщицы собирают «микс» из кальмаров, мидий, угрей, других рыбешек, тут же крошат и подают их на стол. Еще шевелящимися. Зрелище, надо сказать, кровавое; впрочем, сами корейцы едят все это с таким аппетитом, что за ушами трещит.

…Из деревушки нас опять повезли на рыбную ярмарку, но уже другую. Чагальчхи – крупнейший рынок морепродуктов в стране – представляет собой фантастическое зрелище по утрам, когда тут проходят оптовые торги свежей рыбой. Рыбацкие флотилии прибывают перед рассветом, и улов немедленно разгружается на пристани.

Ассортимент, конечно, впечатляет: даже если ничего не покупать – все равно имеет смысл заглянуть сюда, хотя бы поглазеть. Морепродукты продаются как по отдельности, так и в виде уже готового «микса».

Потом мы отправились на прогулку в Нампходон, или Улицу кинофестивалей, благо от Чакальчхи до нее рукой подать.

На этой известной в Пусане пешеходной зоне сосредоточилось много кинотеатров. Именно в Нампходон проходит крупнейший в Азии международный фестиваль, а на площади PIFF (аббревиатура от Pusan International Film Festival) каждый год выкладываются медные листы с названиями фильмов-участников и с отпечатками рук и ног победителей конкурса.

Ну а вечером нам довелось полюбоваться панорамой города с башни в национальном парке Ёнгдусан («голова дракона»): гора, на которой он расположен, похожа на голову мифического существа, выходящего из моря на сушу.

Еще Ёнгдусан называют парком любви: парочки вешают на забор и на деревья символы своих зарождающихся чувств.

Чего тут только не встретишь: помимо вполне типичных замочков и разнокалиберных сердечек попадаются даже расписанные признаниями в любви корпуса от сотовых телефонов. Ну а чтобы оставить «метку» в парке, нужно поднапрячься. Как минимум, залезть на дерево: на заборчике, на ветках кустов уже ни одного свободного сантиметра.

Не менее популярна и башня Busan Tower cо смотровой площадкой: ее высота от подножия – 189 метров, а высота самой вышки – 120.

 

 

 

Сеул. Попрощавшись с Пусаном, мы отправились в Сеул. Транспортное сообщение в Южной Корее удивительно продуманное: восемь международных аэропортов, прекрасно развитая сеть внутренних авиалиний. Пассажирские поезда делятся на сверхскоростные, экспрессы и обычные. Так что в столицу журналистов доставил «спринтер», несущийся со скоростью в 300 км в час. Правда, пейзажами насладиться по полной программе непросто: изрядная часть пути проходит через тоннели, прорубленные прямо в горах.

В Сеуле, Пусане, Тэгу, Тэчжоне и Кванчжу есть метро, стоимость проезда – около доллара. Удобно ездить и на городских автобусах: в отличие от России, пересадки бесплатны.

Одна из самых популярных экскурсий в окрестностях Сеула – ДМЗ.

Прошло уже больше 60 лет с момента окончания Корейской войны и установления линии прекращения огня по 38 параллели. И теперь эта «демилитаризованная зона» (ДМЗ), занимает по два километра в каждую сторону от условной «границы». Тут нет предприятий, и почти никто не обитает, кроме разве что совсем старожилов. В результате территория со временем превратилась в заповедник – рай для редких видов животных, птиц и растений.

Правда, поговаривают, что Северная Корея не оставляет попыток завоевать-таки Южную. И упорно роет подземные туннели. Шутки шутками, а четыре «несанкционированных» туннеля уже обнаружено, и еще неясно, сколько ненайденных. Впрочем, предприимчивые южнокорейские граждане сочли, что «всякая вода на нашу мельницу». И превратили туннель № 3 в одну из главных достопримечательностей страны.

Теперь любой турист, позаботившийся прихватить паспорт, может приехать в ДМЗ и прокатиться на вагонетке вдоль узкой каменной норы габаритами два на два метра. И даже пройтись по круговой пещере, чтобы заглянуть в окошечко, откуда до номинальной границы между государствами рукой подать – всего 170 метров.

Правда, история этой зоны, как и в случае с разделом Западного и Восточного Берлина, очень печальна. Члены одной семьи точно так же нередко оставались по разные стороны границы, и даже вынуждены были воевать друг против друга.

Да и экскурсия по ДМЗ, прямо скажем, на любителя: фотографировать здесь почти нигде нельзя. Дважды проходить таможенный контроль ради того, чтобы несколько раз гарантированно стукнуться каской о свод пещеры, пока трясешься в вагонетке, – удовольствие своеобразное. Зато на территории ДМЗ можно купить вино из Северной Кореи и сувениры, каких не найдешь больше нигде.

 

Кристина Голубева, RATA-news

Фото автора