Донинтурфлот
RATA-news в Telegram-----------------RATA-news в Telegram-----------------

«Там собрался у ворот этот... как его… народ!»

Любая «эпоха великих перемен» порождает множество новых профессий и социальных типов, со временем находящих отражение в искусстве, в том числе монументальном. И Россия тут вовсе не исключение. В нашем прошлом обзоре мы рассказывали о появившихся в последние годы необычных памятниках профессиям. А какие посвящены новым социальным типам?

Оговоримся сразу – грань тут весьма условна и зыбка. Кто такие, например, уже упомянутые гастарбайтеры и челноки, которые стали таковыми, возможно, не от хорошей жизни, а прежде относились к иным профессиональным сообществам? Дело и в том, что вниманием к самым обычным людям, «людишкам», как говаривали в старину, Россия никогда не отличалась. Про памятники им и говорить нечего...

 

Типаж давно минувших дней. Вследствие многочисленных революционных потрясений многие типы представителей прежнего российского общества – насильственно или нет – исчезли, чтобы едва ли не первыми в новые времена воплотиться в памятниках. Дворяне и дворянки – им памятник в Дмитрове (фото).

Купцы-удалые молодцы – памятник в Нижнем Новгороде (фото).

Губернаторы и особенно губернаторши (смотри заметки Гоголя о русской губернаторше) – одну из них, по имени Любочка, увековечил Омск (фото).

«Гимназистки румяные...» – памятник в том же Дмитрове. Великосветские дамы – обычно с собачками. Этих, пожалуй, больше всех. Причём очень редко, как, скажем, в Ялте, речь идёт о героине чеховского рассказа. В остальных случаях это просто тип. В Новороссийске, например, героиня (фото) очень похожа на «Незнакомку» с картины Ивана Крамского.

Для сравнения – недавно в Киеве у одного из крупных торговых центров появился памятник даме с собачкой, так сказать, нового поколения (фото) – мастерице шопинга.

В большинстве случаев такие памятники располагаются в исторических центрах городов и в одиночку не «ходят». Самые популярные у туристов скульптурные «галереи» таких типов былого находятся возле Дмитровского Кремля и на пешеходной Большой Покровской улице в Нижнем Новгороде.

Но речь не только о представителях благородных и очень зажиточных сословий. Казаки и основательные домовитые крестьяне, которых при советской власти называли кулаками, запечатлены на памятнике в Ишиме (фото).

Ишим, кстати, увековечил в образе могучей русской женщины (фото), той самой, что «коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт», прославившуюся когда-то на всю Россию, но ныне почти забытую Прасковью Луполову. Она пришла из Сибири в Петербург пешком ради защиты безвинно сосланного отца.

Памятников казакам, сыгравшим важную роль в освоении земель на юге России, становится всё больше (город Ейск, станица Алексеевская Волгоградской области и т. д.), а на Украине «казачий» памятник сегодня есть практически в любом крупном городе. Очень красноречив памятник тамбовскому мужику в Тамбове (фото). Это не просто отлитый в бронзе социальный тип, это, в широком смысле, мемориал участникам знаменитого крестьянского восстания 1920-1921 гг.

Ещё один вчистую исчезнувший социальный тип – первопоселенец. Пришедший, например, на освоение новых земель, как на памятнике в Биробиджане.

Или пробивающийся сквозь дремучие леса и болота, как гомельский охотник (фото) с ручной рысью.

Любопытно, что разнообразных памятников конкретным выдающимся деятелям Русской православной церкви в России сегодня множество. А вот памятников духовенству как социальному типу, например, обычному приходскому священнику (вроде того, что сыграл Сергей Маковецкий в фильме «Поп») нет. Единственный памятник такого типа – обычному безымянному монаху, да и то католику, находится в латвийском Цесисе. Может просто время ещё не пришло...

 

«Это мы, Господи...». Но это – типы в основном давно ушедших дней. Хотя некоторые, меняясь лишь внешне, словно по наследству переходят в нашей действительности из века в век. Как симпатичная кокетка из Челябинска (фото), перевоплощающаяся в минскую женщину-вамп (фото).

Как одинокий романтик – памятник в Уфе (фото).

Или уютно возлежащий и философски наблюдающий «коловращение людей» «Русский мыслитель» в Москве (фото).

Однако хватает «бронзы многопудья» и на наших современников. Весьма многочисленна группа памятников, фигурально говоря, «по увлечениям». Посмотрим почти наугад. Прямо на трибуне стадиона в Томске находится памятник футбольному болельщику (фото) – единственный в своём роде в России, хотя памятников и футбольной атрибутике, и великим футболистам становится всё больше.

Кто из нас не знает интеллигентно-самоотверженных девушек и женщин, готовых в любой мороз часами «шакалить» лишний билетик у театра ради встречи с прекрасным? Но только Калуга почтила их не повторённым нигде более памятником (фото), причем, в самом центре города.

Даже первые лица государства охотно общаются с представителями одной из самых больших молодёжных субкультур (не зря говорят, что байкер – не профессия, а образ жизни) – байкерской (на фото – памятник байкерам в Барнауле).

Есть и более спокойные увлечения, которые, впрочем, при злоупотреблении могут обернуться весьма неприятными последствиями. О них тем, кто круглые сутки сидит во всемирной паутине, напоминает весьма неоднозначный и ироничный памятник (фото) интернетчику в Саратове.

Но при этом никуда не деться от того, что фигуры молодых людей с ноутбуками очень типичны для наших городов, что и подтверждает памятник в Кустанае (фото).

В историческом центре северной столицы, основанной большим любителем кофе Петром I, стоит памятник его «коллеге» по увлечению Василию (фото), облачённому в мундир XVIII века и также весьма неравнодушному к бодрящему напитку.

 

 

Турист for ever Место совершенно особое и весьма приметное в этом ряду занимают пока не очень многочисленные памятники туристу. Первый из них (фото) появился в вестибюле сочинской гостиницы «Жемчужина».

В конце позапрошлого года очень симпатичный турист-зевака (фото), словно сошедший со страниц книги Виктора Некрасова, обосновался в историческом центре Иркутска.

Но наиболее знаменита скинувшая после длительной пешей прогулки туфельки и присевшая на парапет моста через Волхов в Великом Новгороде «Усталая туристка».

Прославилась она из-за того, что вскоре после открытия с ней рядом сфотографировался тогдашний президент России. Но это – памятнику туристу sui generis, то есть как таковому. В некоторых городах можно увидеть памятники любителям отдельных видов туризма. В Анапе – памятник любителю пресловутого «матрасинга» (фото).

В Краснотурьинске – велосипедного (фото).

Сразу в нескольких городах – любителям рыбалки. Памятник в Бердянске (фото) выполнен во вполне реалистическом вкусе.

Памятник рыбацкой удаче на берегу Дона близ Ростова – скорее ироническая аллегория (фото).

А вот тот, что в подмосковном Одинцово – скорее из разряда «чёрного юмора» (фото).

На выезде из небольшого рязанского городка Сасово в сторону Шацка на земле прямо у дороги сидит симпатичный дядька, которого давно называют памятником «автостопщику». Но люди постарше замечают, что дядька с характерной бородкой и в толстом вязаном свитере, узнаваем и сам по себе. Это же никто иной как Эрнест Хемингуэй (фото).

Как он попал на Рязанщину? Всё просто – в местном авиационном училище когда-то училось много кубинцев, и именно благодаря им появился памятник «старине Хэму». Кубинцев в Сасово давно нет, да и лежавшее на коленях писателя ружьё кто-то «приватизировал»... Но каждый волен воспринимать этот необычный памятник по-своему, и именно возле него самое место для небольшого, но особого разговора о необычных памятниках великим людям.

Продолжение следует…

 

Юрий Тимофеев, специально для RATA-news