Пегас
RATA-news в Telegram-----------------RATA-news в Telegram-----------------

Тбилиси – теплый город

Грузии подвластны познавательный и оздоровительный, активный и винный, гастрономический и горнолыжный виды туризма. Удостовериться в этом журналисты профильных изданий смогли во время ознакомительной поездки, организованной Национальной администрацией туризма Грузии при содействии российского интернет-издания «Рекреационные ресурсы».

Есть такая русская пословица – «Конец – делу венец». Чудо-венцом моего рассказа о путешествии по Грузии станет глава о Тбилиси, городе теплом и безмерно дружелюбном. Эпитет «теплый» я употребила совсем не случайно. Во-первых, так переводится с грузинского название. А во-вторых, представьте…

Давным-давно, в неправдоподобном для нас V веке, жил-был царь Вахтанг Горгасал. Горгасал – не фамилия, а прозвище. Обозвали его так персы. Выходя с ними на битву, Вахтанг надевал боевой шлем, кованный в виде волчьей головы. «Горгасал» с персидского так и переводится – «волчья голова». Заслуги царя перед Грузией велики, всех не перечислить. Но именно он на месте ненадежного в смысле пожароопасности деревянного храма над могилой Сидонии начал возводить каменную базилику Двенадцати апостолов – Светицховели. И именно он основал столь милый нашему сердцу Тбилиси. А дело было так. Без легенды ведь никак нельзя.

Царь Вахтанг любил охотиться в здешних, в те времена весьма густых, лесах. И то ли подстреленный им ястреб, то ли любимый его охотничий сокол, в общем, какая-то из птичек упала в небольшое озерцо, образованное бьющим из-под земли источником, и… сварилась. Впрочем, есть вариант и с раненным оленем, который попил водички и здоровехонький ускакал в чащу. Ныне место это находится в Старом городе и называется Абанотубани – квартал бань.

Бани, где нежились в мыльной пене еще Александр Дюма и Александр Пушкин, по-прежнему служат людям. Поэт даже считал, что «отроду не встречал ничего роскошнее тифлисских бань».

Некоторые кварталы Старого города, примыкающие к Абанотубани, подремонтировали и подчистили. Сегодня они выглядят очень нарядно, хотя и немного театрально. Может быть потому, что нет атрибутики нормальной жизни – на балконах не сушится белье, из окон не выглядывают колоритные старушки, вообще почти не видно тех, кто живет в этих домах. Стройкой пахнет, а человеком – нет.

Но Старый город с узкими улочками, нависающими над ними балконами и знаменитыми дворами, каждый из которых – маленькое государство со своими традициями, все еще сохранился. Нужно только покинуть парадную часть и отправиться туда, где, может быть, не так красиво, зато по-настоящему тепло и дружелюбно. Например, в старинный армянский район, раскинувшийся за спиной Метехи на высоком плато над Курой, – Авлабар. Какая жизнь текла тут в XIX веке великолепно описано в пьесе Авксентия Цагарели «Ханума». Сегодня это, пожалуй, единственный островок того самого заповедного Тбилиси с его неповторимым колоритом. 

Над всем городом возвышается древняя крепость Нарикала. Дата ее строительства не известна даже приблизительно, но в V веке здесь уже были какие-то постройки. Постепенно она превратилась в сложное фортификационное сооружение, имевшее чисто оборонительное значение – была еще и Верхняя крепость, была и отдельная линия стен с бастионами. Кое-что сохранилось.

Подняться к замшелым камням можно либо пешком, либо в кабинке открытой в 2012 году канатной дороги. У подножия крепостной кладки с внешней стороны проложена тропинка и обустроены смотровые площадки. Вид на Тбилиси отсюда великолепный.

Его, правда, портит, на мой взгляд, странное сооружение, напоминающее упавшие навзничь бутылки. Кстати, тбилисцам то, что должно, по слухам, стать концертным залом, тоже не очень нравится. А вот пешеходный мост Мира (на этом фото он виден лучше), горожане приняли.

Он соединил историческую часть Тбилиси с современной. Спроектировал его итальянец Мишель де Люччи, а француз Филипп Мартино придумал интерактивную световую систему из 30 тыс. лампочек. По вечерам те, кто знаком с азбукой Морзе, могут прочитать в перемигивающихся бликах света название одного из химических элементов, имеющегося в каждом человеческом организме. Так авторы выразили главную идею своего произведения – все люди едины, независимо от национальности и вероисповедания.

Власти старательно наполняют древний город современными туристическими «заманухами». Решили, например, превратить одну из улиц в нечто подобное Монмартру. Выбор пал на улицу Жана Шардена, названную так в честь французского путешественника XVII века, побывавшего в Тбилиси. Начали реставрировать дома, завлекать туда художников и ремесленников. Но Тбилиси тем и хорош, что способен переварить любую идею, даже самую умную, и трансформировать ее так, чтобы она органично вписалась в душевный настрой города. И предполагаемый «Монмартр» перевоплотился в среднеевропейскую улочку. Вспомните, наверняка видели нечто подобное в туристических городах Италии или Франции. Думаю, и с «бутылками» город справится, ведь и не такое переживал.

Вот, например, мост у Метехи, по которому сегодня так буднично едут машины. А ведь с ним, вернее, с его прямым предком, существовавшем в XIII век, связана трагическая история. Султан Джала-эд-Дин захватил город в 1226 году. Трудно дать оценку из нашего далёка поступкам живших тогда людей. Но султан этот… Он приказал снять купол с кафедрального Сионского собора и поставить вместо него свой трон. Из храма вынесли все иконы и разложили на мосту, тбилисцам под страхом смерти приказали перейти через мост, топча святыни. Но никто их не осквернил. Говорят, что воды Куры унесли в тот день до ста тысяч обезглавленных тел. А султан сидел, смотрел и наслаждался, видимо, кровавым спектаклем, разыгрывавшимся у его ног.

С того берега, где и по сей день стоит Сиони, можно любоваться растиражированным, но все равно неповторимым видом на Метехи, древнюю цитадель, бывшую когда-то резиденцией грузинских царей. В 1959 году, решив благоустроить город, власть не придумала ничего лучше как снести дополнявшие пейзаж замок и монастырь. Успенский храм – все, что нам осталось.

В Тбилиси помимо овеянных стариной архитектурных и культовых памятников много и не менее интересных свидетелей более близких нам эпох. «Наш» Зураб Церетели отметился и в Тбилиси.

Старый фонарщик, кряхтя, забирается по лесенке, чтобы подправить фитилек.

А вот это странное здание – кукольный театр Резо Габриадзе.

В одном из крохотных сквериков стоит в окружении своих героинь незабвенная Софико Чиаурели.

Могила ее матери – блистательной Верико Анджапаридзе – находится в Пантеоне деятелей грузинской культуры на горе Мтацминда.

Мать Сталина тоже лежит здесь.

«Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя!», – написано на мраморном надгробии, под которым покоится Нина Чавчавадзе. Александр Грибоедов, тот, к кому слова эти обращены, спит вечным сном рядом.

Мтацминда – лишь одна из гор, окружающих Тбилиси (на фото с мостом Мира вы видите ее слева, с телебашней на вершине). Подняться на нее нужно обязательно, ведь это одно из брендовых мест города. Прогуляться по парку, зайти в храм Святого Давида, побродить среди могил Пантеона.

В Тбилиси нас принимал отель Holiday Inn Tbilisi. В нем больше 250 комнат с окнами от пола до потолка, есть открытый бассейн, прекрасные условия для деловых мероприятий. Что, собственно, описывать, цепочка эта известна и заслуженно популярна у туристов. Я не смогла удержаться и сфотографировала то, что было видно из моего окна. Красиво, правда?

А на прощанье город подарил нам миллион алых роз.

 

Любовь Булгакова, RATA-news

Фото автора