Интурмаркет с 1 октября

Нужна ли России Национальная портретная галерея?

В Государственном историческом музее открылась выставка-презентация Национальной портретной галереи, снова пробудив длящиеся уже не один век споры историков, искусствоведов и работников туристической отрасли. Пока в мире существует только одна Национальная портретная галерея. Находится она в самом центре Лондона, на Трафальгарской площади, размещается в одном здании с Национальной галереей и является весьма популярным туристическим объектом. Вход в оба музея, кстати, бесплатный. Основное отличие от национальной пинакотеки состоит в том, что на подписи к картине крупным шрифтом значатся имя и фамилия изображенного, а фамилия художника – внизу, петитом. Первые ее «персонажи» принадлежат к очень далеким векам британской истории.

А с чего или с кого начинается портретная галерея русской истории? С давних времен православная церковь, мягко говоря, не поощряла изображения кого-либо, кроме святых, да и то по строгим канонам. Те, кто запреты игнорировал, поступали, с точки зрения духовенства, очень худо и оттого звались художниками.

По большому счету традиция запечатлевать на холсте или доске выдающихся деятелей русской истории начинается в России лишь в XVII веке. Все предыдущие изображения делались иностранцами, как, например, знаменитая копенгагенская парсуна, изображающая Ивана Грозного. И традиция эта со временем дала богатые всходы – трудно было найти богатый дом или усадьбу, где не было бы хоть скромненькой портретной галереи предков.

В декабре 1826 года (за тридцать с лишком лет до Англии!) Россия обзавелась небольшим и узким по тематике прообразом собственной национальной портретной галереи – Военной галереей Зимнего дворца. Сегодня в ней находятся 332 портрета. Ни о каком свободном доступе в нее тогда, разумеется, и речи быть не могло.

Ее традиции в определенном смысле в 1862 году развил знаменитый памятник «Тысячелетие России» в Великом Новгороде. В нынешнем году ему исполняется 150 лет. В отборе, 128 наиболее значимых фигур отечественной истории, которым должно было быть изображенным, принял живейшее участие лично царь-освободитель. Кстати, именно он «вычеркнул» из отлитой в бронзе истории Ивана Грозного. Похоже, Александр II отлично знал об открывшейся за три года до этого лондонской Национальной портретной галерее.

Необходимость такой галереи для России отлично понимал и Павел Михайлович Третьяков, активно начавший ее создание силами лучших художников в рамках собственного собрания. Но довести начатое дело до конца он, увы, не успел. Дело его было продолжено в марте 1905 года в Петербурге. В Таврическом дворце усилиями Великого князя Николая Михайловича и потрясающе талантливого, но умершего вскоре искусствоведа Николая Врангеля, младшего брата последнего белого командующего, открылась большая выставка «Русский портрет». Вышло и шикарное многотомное издание Великого князя (недавно переизданное) «Русские портреты» с биографиями изображенных.

Кажется, до создания русской портретной галереи оставался буквально шаг. Это был тот самый случай, когда опыт англичан стоило перенять и развить. Но настали времена, когда вошло в обычай вычеркивать, вырезать, вымарывать многих выдающихся деятелей из отечественной давней и особенно недавней истории. Да не по одному, а десятками. Семьями. Сколько в той же Третьяковской галерее «репрессированных» и сосланных в запасники портретов? Николай II кисти Серова, Владимир Соловьев – Ярошенко (фото, портрет представлен на выставке в ГИМе), Иван Забелин – Репина...

Первый шаг в обратном направлении был сделан в 1994-м, когда в петербургском Мраморном дворце открылась выставка русских портретов из запасников Русского музея. Характерно, что в народе ее называли выставкой запрещенных портретов. Шестнадцать больших залов, каждый со своей темой – царская семья, придворные, военные, духовенство, богема, галерея одного рода (Строгановы).

Забавно, что открывала экспозицию небольшая парсуна конца XVII века, изображавшая стряпчего Никифора Ленина с пояснением, что перед нами прапра.... дед того человека, у которого неудавшийся присяжный поверенный Ульянов В. И. позаимствовал паспорт и фамилию. А если всерьез, то это был зародыш, ядро национальной портретной галереи, пользовавшееся у зрителя огромным успехом – выставка проработала куда дольше, нежели предполагали ее устроители. Словом, идея витала в воздухе, «отливаясь» иногда в формы самые неожиданные – тогда же в одном из волжских городов ликеро-водочный завод учредил серию поллитровок с красивыми портретами на этикетках «Сто великих людей России».

Предлагалось даже устроить Национальную портретную галерею России в переданном Русскому музею Михайловском замке. Увы...

В XXI веке идея создания Национальной портретной галереи была вновь высказана главой правительства России Владимиром Путиным во время встречи с министром культуры Александром Авдеевым в начале 2010 года. Сославшись на пожелания представителей первой волны русской эмиграции, глава правительства предложил создать портретную галерею, в которой были бы представлены наиболее выдающиеся деятели России. В конце минувшего года коллегия Министерства культуры Российской Федерации приняла решение о создании межмузейного сетевого проекта, мультимедийного портала и выставки как первого этапа этого крупного проекта. Выставка-презентация, включающая более сотни произведений, принадлежащих самому Историческому музею, Русскому музею и Третьяковской галерее, представила в лицах и хронологической последовательности историю России от первых Романовых до 1910-х годов.

Выбор музейных собраний, безусловно, не случаен. Фонды Исторического музея знамениты многочисленными портретами, представляющими самые разные сословные группы Российской империи. И именно он представил на выставку самые, как сказал бы большой энтузиаст создания Российской портретной галереи Владимир Стасов, «тузовые» произведения. Например, впервые экспонирующийся портрет великого русского ученого Ильи Мечникова, написанный в Одессе, незадолго до его отъезда из России Николаем Кузнецовым (фото).

Или единожды побывавший на выставках портрет светлейшей княгини Шарлотты Ливен (фото), воспитательницы детей Павла I и Николая I. Он принадлежит кисти младшего из братьев Брюлловых – Ивана, умершего в 19-летнем возрасте (ранее он приписывался Дж. Доу).

Русский музей владеет большой коллекцией парадных царских и сановных портретов. Третьяковка собрала целую галерею портретов «властителей дум» второй половины XIX века – философов, писателей, поэтов, историков, ученых пореформенной поры. Словом, общество собралось блистательное, заслуженное и представительное. Какова будет его дальнейшая судьба? Осенью в Русском музее оно должно предстать в еще более расширенном варианте. А потом?

«Прежде, чем принимать серьезное организационное решение на уровне Министерства культуры о создании нового музея, – говорит директор Исторического музея Алексей Левыкин, – все мы должны ответственно, определенно и внятно ответить на ряд принципиальных вопросов. Во-первых, нужен ли такой музей России? Во-вторых, если да, то где он будет располагаться? Для меня очевидно, что в таком музее по определению не может быть места «новоделам» и копиям».

На вопрос, нужен ли такой музей России, лучше всего ответила представительница одной из столичных турфирм, присутствовавшая на открытии выставки: «Такая галерея в России, безусловно, нужнее, чем в какой-либо другой стране. Достаточно вспомнить о сформировавшемся у нас за века отношении к отдельно взятому человеку, к каждой индивидуальности. И история России, как и любой другой страны, это, прежде всего, история и судьбы личностей».

Но концепция создания национальной портретной галереи, критерии отбора персонажей и авторов, увы, пока что в полном тумане. Великие люди России – кто они такие? Монархи? Полководцы? Царедворцы? Интеллигенты? Что является доказательством права на место в этой галерее – добрые дела во имя людей, пусть и самых простых? Или количество пролитой людской крови?

И кто будет осуществлять отбор? Чиновники? Специалисты? Общество путем, скажем, интернет-опроса? Иначе говоря, царь, царев псарь, народное вече или Павел Михайлович Третьяков? И не правы ли скептики, которые утверждают, что галерея эта неизбежно превратится в собрание изображений «капитанов» и «тяжеловесов» отечественной политики и особенно бизнеса?

Что касается расположения Национальной портретной галереи, то ясно, что в самом Историческом музее места не найти. С Михайловским замком не вышло. В позапрошлом году речь шла о здании бывшего музея Ленина, недавно переданном Историческому музею. Но у него на это здание свои, вполне законные планы.

Между тем, дворцов в Москве, достойных лучшей участи, нежели чиновничья «воронья слободка», предостаточно. Например, московский «Зимний дворец» (дом Апраксиных) на Покровке. Или те же многострадальные Нижние торговые ряды. А может, надо возвести новое, специальное здание, скажем, в ныне находящемся под «историческим паром» Зарядье? Одним словом, решение отыскать вполне возможно. Была бы, как сейчас модно говорить, политическая воля.

 

Юрий Тимофеев, специально для RATA-news

Фото автора