Travelport с 25 октября

Купание в Антарктиде

Продолжаем рассказ нашего корреспондента о путешествии в Антарктиду по приглашению московского туроператора Poseidon Expeditions.

Антарктика – это огромная пустыня, самая большая на планете. Ни на островах, ни на материке нет никакой растительности, не даже грунта. Мы побывали на нескольких островах и на Антарктическом полуострове (карта), и везде – только скалы, камни, лед.

 

 

Интересно, что красок антарктическому берегу добавляют прибрежные камни всевозможных расцветок (фото). Не удивлюсь, если окажется, что среди них есть полудрагоценные.

Только надо понимать, что это не обычная галька, а самые настоящие булыжники. Вот посмотрите, мы специально подставляли под объективы наши «прокатные» сапоги, чтобы показать размер этих камней (фото).

Вот этот снимок тоже довольно наглядно демонстрирует масштаб «объектов» (фото).

Очень редко встречались места, где растет мох. И, если не учитывать айсберги, это были самые яркие пейзажи (фото).

Ходить по этим участкам нельзя: мох – растение хрупкое и очень медленно растет. Ну понятно, что к пингвинам этот запрет не относится.

Все острова и материк необитаемые – люди здесь не живут. Смысл высадки в разных местах один – увидеть разных животных и птиц, которые живут колониями или приплывают к разной части побережья. Людей мы встретили – точнее, они нас встречали – только на острове Порт Локрой. Когда-то там располагалась британская полярная станция, а сейчас – небольшой музей, наглядно демонстрирующий, как жили полярники (фото).

   
   

Но гораздо больше меня удивил сувенирный магазин – такой конкретный, с абсолютно «цивилизованным» ассортиментом (фото).

   

Несмотря на впечатляющие цены – никакой конкуренции! – народ покупал активно. Ну и я, конечно, пополнила коллекцию кружек. Ну где еще достанешь столь редкий экземпляр (фото).

Магазин, конечно, сезонный, продавцы работают вахтовым методом. Каждый день с ноября по март к острову приходит минимум два судна.

Есть в Порт Локрой и почтовое отделение. Купил в магазине открытку, тут же надписал (фото) – и отправил родным и близким антарктический привет. Можно и памятный штамп поставить. Все для удобства туристов.

Кстати, путешествовать по антарктическим водам туристы могли не только на «зодиаках». Пассажирам предлагали еще и каяки – одно– или двухместные байдарки. И желающих было много. Плыли они живописно (фото): стайкой, как пингвины, и с вожаком-гидом во главе группы.

И ночевать можно было не только в каютах. Нашлись любители экстрима, которые отликнулись на предложение почувствовать себя настоящими полярниками и провести ночь на леднике в палатках, это называется кемпинг. Вообще организуется это для того, чтобы в условиях, максимально приближенных к природным, проводить солнце на ночной отдых и встретить антарктический рассвет – зрелище, говорят, неповторимое. Нашим туристам не повезло: было пасмурно, и рассвет не удался. А счастливчики, попавшие на хорошую погоду, рассказывают, что это одно из самых сильных впечатлений поездки.

Но самым большим сюрпризом было то, что в Южном океане можно… купаться! Остров Десепшн – это самый большой вулкан в северной оконечности Антарктического полуострова. Высадка у нас была внутри кальдеры – циркообразной впадины с крутыми стенками. Вообще температура в океане чуть выше точки замерзания 0 градусов, примерно через четыре минуты пребывания в такой воде человек погибает. Но вулкан Десепшн еще «полуживой», последний раз он просыпался в середине 60-х годов прошлого века. И вдоль побережья острова, как объяснял нам Дмитрий Банин, располагаются фумаролы – трещины и отверстия в кратерах, на склонах и у подножия вулканов. Это источники горячих газов. Благодаря им вода вдоль береговой линии чуточку теплее, чем в открытом океане, но все равно ледянющая. Поэтому для купания туристов на берегу предварительно роют углубления, которые заполняются океанской водой, а горячий газ нагревает ее примерно до 10 градусов (фото).

   

Тут и представилась нам уникальная возможность окунуться в Южный океан. Сначала никто не решался. Посматривая друг на друга, все ждали, кто же будет первым. Самый смелый нашелся, конечно же, в русской группе, причем это оказалась женщина (фото).

И пошла наша Татьяна не в какое-то глупое углубление, а прямо в океан.

Глядя на нее, все остальные посбрасывали одежду и тоже пошли в воду. Вот было криков – и от ужаса, и от веселья!

Но вообще-то пора сказать, что все это антарктическое умиротворение – кажущееся. На самом деле Антарктида – место негостеприимное, недружественное и непредсказуемое. Программой были запланированы по две высадки в день, но в ежедневных «сводках», которые раздавали по каютам, нас непременно предупреждали: «Возможность проведение высадок и круизов на «зодиаках» зависит от метеорологических условий и ледовой обстановки». Или: «Мы надеемся пройти в залив Шарлотты, если позволит ледовая обстановка и направление ветра. Будем на это надеяться!».

А когда мы, наконец, высадились непосредственно на континент, то есть на побережье Антарктического полуострова в бухте Неко, нас строго-настрого предупредили – не ходить близко к воде, по так называемому пляжу. В этом месте часто бывают обрушения ледника, огромные глыбы падают в воду, вызывая настоящие цунами. И мы действительно время от времени слышали, как в горах раздавались будто бы пушечные выстрелы. Это трескался ледник. Однажды на наших глазах перевернулся в воде огромный айсберг – подтаял, центр тяжести изменился. При этом от него с жутким грохотом отвалился кусок, к берегу пошла волна, но, к счастью, не дошла, путь ей преградила стена других льдин.

А ветра в Антарктиде бывают такие, что за одно мгновение, как рассказывают очевидцы, из большой чашки выдувают весь чай. Обнаружилось это случайно: человек налил себе чаю на coffee station, вышел на палубу – и чашка буквально в секунду оказалась пустой. Причем, ни одна капля никуда не упала, все мгновенно растворилось в воздухе. Эксперимент повторили – тот же эффект.

Мы с чаем не экспериментировали, но силу антарктического ветра ощутили сполна. Снежная буря налетела мгновенно, накрыв все вокруг сплошной мглой. На палубе вдруг намело снегу (фото).

«Зодиаки» в это момент как раз возвращались с высадки и очень торопились добраться до судна, пока есть хоть какая-то видимость (фото). Матросам, которые управляли лодками, даже пришлось по рации связываться с рубкой, чтобы сориентироваться. Но все обошлось – вернулись целыми и невредимыми.

«Ледовая обстановка» тоже, наконец, проявила характер. В самой южной точке нашего путешествия мы должны были посетить украинскую антарктическую станцию «Академик Вернадский» на острове Галиндез. Вообще для полярников антарктическое лето, то есть январь-март, «курортный» сезон, станции многих стран принимают экскурсантов. Обычно во время таких визитов туристам рассказывают о работе полярников, играют с ними в футбол, угощают, да и гости не с пустыми руками приходят. После долгой зимовки исследователи с удовольствием общаются с новыми людьми.

Но мы до «Вернадского» не добрались. Войдя в залив Лимер, «Планциус» уткнулся в сплошное поле льдин. Вообще-то в этом крошеве еще какое-то время можно было двигаться дальше, но, как объяснил нам капитан судна Евгений Леваков, в конце концов, мы бы дошли до ледяного припая. Это такая форма неподвижного льда, который образуется из-за примерзания к берегу дрейфующих льдов. Припай может простираться на расстояние от нескольких метров до сотен километров от берега. Но даже если бы речь шла о нескольких сотнях метров – никто бы не рискнул высаживать туристов на льды, чтобы они пешком шли на полярную станцию.

Конечно, это было бы очень интересно – побывать у настоящих полярников, о которых мы знаем только по книгам, кинофильмам или телепередачам. Но, признаюсь, я не ничуть пожалела о встрече с «ледяным окружением», потому что это потрясающее зрелище (фото).

   

Так залив Лимер стал самой южной точкой нашего путешествия. «Планциус» повернул обратно – в Ушуайю.

Продолжение следует.

www.p-expeditions.com

 

Ирина Тюрина, RATA-news

 Фото автора, Елены Аверкиевой, Ярослава Никитина