Travelport с 25 октября

Виктория Шамликашвили: «Петербург рискует потерять репутацию лучшего туристического города России»

Санкт-Петербург в 2020 году оказался едва ли не самым пострадавшим туристическим направлением в России. О том, как гостиницы и турфирмы города переживают пандемию, о сроках возвращения туристов и планах на будущее RATA-news рассказала инвестор отеля Indigo St.Petersburg Tchaikovskogo 5* и генеральный директор туроператора ITS Виктория Шамликашвили.

- Коронавирусные ограничения в Петербурге потихоньку отменяются. Как это сказывается на вашем бизнесе – отеле и турфирме?

- По отелю сказать, что мы восстановились, не могу. В прошлом году падение было 65-70%, сейчас мы идем с отставанием 35-40% к 2019-му. Речь и о загрузке, и о выручке. Но отмечу, что, в отличие от многих коллег, мы не снижали значительно цены. Поэтому падение загрузки и выручки сопоставимы.

Что касается туркомпании, понятно, что в прошлом году был момент, когда падение составляло 100%, и мы только возвращали деньги за несостоявшиеся туры. Потом потихоньку началось оживление, но это касалось исключительно внутреннего туризма, который в России далеко не всегда предполагает адекватное соотношение цены и качества. И в пандемию многие столкнулись с тем, что востребованный продукт реализуется по стоимости, не соответствующей его качеству. Собственники не задумываются о том, что, как только откроются границы, весь этот незаслуженный поток схлынет навсегда. К сожалению, не все понимают, что попытка хапнуть – это всегда краткосрочная стратегия.

- Вы закрывали отель во время весеннего локдауна?

- С апреля по июнь обычно средняя загрузка у нас около 80%. В прошлом году была 5%. Мы не закрывались, в отличие от многих, потому что хотели сохранить команду и уровень сервиса. Проводили тренинги для персонала, делали благотворительные проекты. Тем не менее, когда некоторое время назад загрузка отеля стала близка к 100%, в какой-то момент я увидела на завтраке потерянные глаза у опытных сотрудников. Спрашиваю, что случилось, и они отвечают: ресторан почти полный, и нам тяжело. То есть, они отвыкли – когда ты выпадаешь из привычного режима интенсивной работы, нужно время на восстановление навыка.

Это ровно то, о чем мы говорим, когда просим власти обозначить сроки открытия границ. Чтобы принимать туристов, нужно несколько месяцев для подготовки. Не может по мановению волшебной палочки все восстановиться.

Очень часто даже сейчас люди говорят: к вам ехать нельзя, так как непонятно, что опять закроют. Хотя в городе практически все открыто, сохранились только небольшие ограничения по заполнению залов в театрах и числу участников мероприятий. Петербург из-за непоследовательности ограничений потерял большое количество туристов, и в этом причина того, что восстановление идет медленнее, чем ожидалось.

С моей точки зрения, другого города, который бы представлял такие разнообразные возможности для туризма, на территории России больше нет. К сожалению, мы теряем репутацию самого туристического города страны.

- На какую категорию гостей рассчитан отель, кто были ваши клиенты до пандемии и кто сейчас?

- Indigo – часть сети Intercontinental Hotel Group, позиционирующая себя как upscale boutique hotel. Первые гостиницы бренда появились в США около 20 лет назад. Основная идея – neighborhood story (история соседства), для ее формирования должны использоваться особенности ближайшего квартала. В отличие от многих других отелей бренда в Европе, у нас не было проблемы с формированием легенды. Мы находимся на улице Чайковского, которая идет от Летнего сада к Таврическому, напротив нас – первый оружейный завод в Петербурге. История Литейной части начиналась с этого района. Поэтому наше брендирование базируется на стыке Летнего сада, Чайковского и Литейной части.

Состав гостей зависит от времени года. До пандемии летом было 55-60% иностранцев, 40-45% россиян. Зимой – наоборот, россиян 60-65%, иностранцев 35-40. Чаще всего приезжали туристы из Италии, Франции, Испании, Португалии, Великобритании. Но много и американцев, японцев. В принципе были клиенты из всех стран, единственное, мы не принимали большие китайские и индийские группы.

Сейчас практически полностью ушел иностранный сегмент, но и какая-то часть российского тоже. По оценкам городского комитета по развитию туризма, турпоток в Петербург сократился почти в четыре раза. То есть, 10,4 млн гостей было в 2019 году, а в 2020 – 2,9 млн. В этом году, как предполагается, турпоток «вырастет» до 3,5-5 млн.

- Как оцениваете перспективы летнего сезона и в целом восстановления туризма в городе?

- Сейчас очень короткое окно бронирования. Если раньше мы понимали, что у нас на несколько месяцев вперед есть базовая загрузка, то сейчас много броней день в день. Летом на выходные по бронированиям предполагалась загрузка 40-45%, а по итогам уикенда – 80%. То есть, если хорошая погода, люди воспользовались сапсаном и приехали, зная, что места в отеле будут. Прежде такого не бывало. А полного восстановления турпотока я не жду раньше 2023-2024 года.

- Почему, по вашему мнению, падение оказалось таким сильным, а восстановление идет так медленно? В Москве ситуация получше, хотя это тоже направление городского туризма.

- В 2020 году, к сожалению, против нас работало и отсутствие иностранного потока, и то, что, как только летом стало возможно куда-то поехать, люди предпочли Краснодарский край и Крым, солнце и море. Восстановление туризма в стране происходит неравномерно и неравнозначно.

Администрация города, на мой взгляд, делала слишком много разнонаправленных и взаимоисключающих заявлений по ковидным ограничениям. Туризм и сфера услуг всегда очень чувствительны к предсказуемости. Если в любой момент твои планы могут быть перечеркнуты третьей силой, то ты их и строить не будешь.

Еще один фактор: Москва – город делового туризма, а Петербург – познавательного и событийного. В Москву люди приезжают в командировки, поэтому летом город был в худшем положении, чем Петербург. Когда в конце июля у нас уже была значимая загрузка, в Москве отели жаловались на заполняемость 15-20%. А с октября получилась обратная ситуация. В Петербурге загрузка была очень низкая плюс многие коллеги демпинговали. А в Москве падение было не такое большое.

В Петербурге 20% загрузки до пандемии давали разнообразные события – конгрессы, форумы, семинары. По выручке это 35-40%, так как в периоды больших мероприятий растут цены. Сейчас многое отменено. И главное – опять-таки непредсказуемость и отсутствие планирования. С тем же чемпионатом Европы по футболу, который частично должен проходить в Петербурге, до сих пор непонятно, с каким количеством зрителей он будет проводиться. Естественно, это сильно влияет на поток приезжих. По Петербургскому экономическому форуму, заявленному на 2-5 июня, непонятно, кто сможет и захочет на него приехать.

- Вы уже несколько раз упоминали демпинг коллег. Он сильно влияет на ваш бизнес?

- Демпинг плох тем, что приезжает другая целевая аудитория. Многие отели жалуются, что изменился контингент гостей и это плохо отражается на сервисе. Второе – ты должен уважать свой продукт, не продавать его по стоимости близкой или тем более ниже себестоимости. Снизить цены легко, повысить потом сложно. И в этом отношении я всегда привожу в пример заявление, которое было сделано в самом начале пандемии министром туризма Таиланда. Он сказал, что пандемию нужно использовать, чтобы изменить имидж страны как дешевого направления.

Считаю, что и нам пандемию нужно использовать, чтобы расширить границы сезона и восприятия Петербурга как ценностного круглогодичного направления. У нас весь год происходит множество разнообразных событий во всех сферах, в том числе научной, культурной, театрально-концертной. В Петербурге, помимо джентльменского набора, есть огромное количество государственных и частных музеев, достопримечательностей, которые мало известны даже знатокам города. Очень часто мои друзья, которые много раз бывали в Питере, удивляются, сколько, оказывается, они еще не видели.

- Что сейчас может сделать администрация города для преодоления кризиса?

- Первое, что необходимо – работа администрации как единого механизма, который принимает предсказуемые решения. На мой взгляд, в городе нет единой стратегической линии развития, которая чувствуется, например, в Москве или Казани. Считаю, что комитету по развитию туризма нужно разработать план маркетинговых мероприятий с освещением возможностей Петербурга на среднюю и долгосрочную перспективу. И частично они это пытаются делать. Второй момент – это более тесное сотрудничество с северо-западным округом, где много регионов, которые стали популярными у туристов во время пандемии. Для них Петербург может быть хабом. Это касается Ленинградской области, Новгорода, Пскова, Архангельска, Вологды, Мурманска, Карелии. У этих территорий есть огромный туристический потенциал, который не используется адекватно.

Есть и другие моменты. Например, сайт Visit Petersburg сделан плохо, а еще хуже поддерживается. Там перечислены все отели, музеи, театры и достопримечательности, но нет ссылок на их сайты. Думаю, власти города должны вступить в координацию с туристическими администрациями других регионов, привлечь качественных журналистов и показать неожиданный Петербург с разных ракурсов. Должна быть сейчас массовая рекламная кампания во всех СМИ. Сделать внятный событийный календарь. Повторю, что для привлечения туристов важно планирование. Поездку на концерт Анны Нетребко в Вене или на выставку Да Винчи в Париже вы можете планировать за два года. У нас такого нет. В прошлом году к 150-летнему юбилею Бенуа Русский музей подготовил выставку, власти о ней говорили. А о не менее интересной выставке в кухонном флигеле Шереметьевского дворца «Мания Петрушки» никто из чиновников не говорил, хотя музей городской.

- Как вы оцениваете меры поддержки туротрасли? В Смольном заявляют, что они беспрецедентны.

- Власть сделала прекрасную вещь – обнуление налога на имущество. Это значимая мера, но она касается небольшого числа тех, кто находится в «белой» зоне. Получилось, что это еще и лучший способ пропаганды честной уплаты налогов.

Турфирмы почти ничего не получили. Им были выделены средства на кредиты с субсидированной ставкой в случае, если будет сохранен персонал. Но и в этом сегменте также далеко не все, к сожалению, работают вбелую, значит, не все смогли получить деньги.

От ресторанов было больше всего шума, но сегодня в Петербурге значительное количество качественных ресторанов, бары, кафе и банкетные залы не испытывают недостатка в клиентах. Есть падение выручки, но оно не такое катастрофическое, как у турфирм и отелей. Да, часть ресторанов закрылась, но на их месте могут появиться новые.

Очень пострадавший сегмент – гиды, особенно гиды-переводчики, которые уже почти два года без работы. Последний полноценный рабочий сезон у них был летом 2019 года. Уже ясно, что предстоящий сезон будет тоже частично потерян. Им, к сожалению, никто не помогал, и большая часть этих кадров будет потеряна, так как идет отток в другие сферы. Очень жаль, так как ленинградская школа гидов всегда была знаменита своим высоким уровнем.

Пострадали также ивент-агентства и кейтеринговые фирмы. И очень плохо себя чувствуют те, кто занимался организацией гастрольной деятельности, так как там все планируется задолго. Концертный комплекс «Сибур-арена», например, просто был закрыт несколько месяцев.

- Виктория, когда и почему вы решили работать в туризме? Это всегда была одна из самых непредсказуемых сфер бизнеса.

- Я по первому образованию врач, по второму – экономист. Второе образование пошла получать, потому что хотела заниматься частной медициной. Но не сложилось, и меня вынесло в туризм. Очень люблю путешествовать и считаю, что на это стоит тратить время, деньги и силы. В 1998 году появилась компания ITS, а потом отель, которому будет 7 лет 7 апреля. Для меня главное в бизнесе – довольные клиенты. Я получаю удовлетворение, если вижу улыбки гостей, ведь по сути все мы продаем друг другу положительные эмоции.

Ирина Сафронова, специально для RATA-news