Донинтурфлот
RATA-news в Telegram-----------------RATA-news в Telegram-----------------

Ирина Седова: «Гостиничная база, миграционный учет и нехватка кадров – главные проблемы камчатского туризма»

Камчатский турбизнес не отмечает серьезного роста турпотока, однако видит, что доля россиян в нем увеличивается. Это подтверждают даже в тех фирмах, которые специализируются на приеме иностранных туристов. Ирина Седова (фото) возглавила компанию «Камчатинтур» в 2013 году, после того, как ее основатель Георг Шхиян занял пост руководителя Агентства по туризму и внешним связям Камчатского края. Новый директор одного из старейших принимающих операторов в регионе рассказала RATA-news о ситуации с приемом туристов на полуострове и о планах на очередной летний сезон.

 

– Сколько туристов ежегодно принимает ваша компания на Камчатке?

– В разные годы мы принимаем от 2,5 до 4,5 тыс. туристов. В 2012 году эта цифра оказалась на уровне 3,7 тыс. Наша компания традиционно занимается приемом японцев, они составляют основу нашей статистики, и колебания показателей связаны именно с ними. Если мы с партнерами ставим чартерную программу, то, соответственно, принимаем больше туристов, если это по каким-то причинам не получается, статистика сразу падает. Самым пиковым был 2008 год, когда к нам приехало очень много японских туристов. На итогах 2011 года отразились события в Японии – землетрясение, цунами и связанные с ними последствия. В тот год мы планировали принять 12 чартеров, а получилось только пять, продажи сильно упали. По остальным странам поток меньше, но он вполне стабильный. Мы принимаем туристов из Германии, Франции, США, Австралии, Китая, Кореи и других стран. Но если до 2010 года большую часть туристов составляли иностранцы, то, начиная с 2011-го, по крайней мере, по статистике нашей компании, стало больше гостей из российских регионов. И даже местные жители стали чаще пользоваться услугами турфирм, чтобы путешествовать по своему краю.

 

– С чем вы связываете рост интереса российских туристов к Камчатке?

– Во-первых, о Камчатке стали больше рассказывать на телеканалах – National Geographic, RTG, «Моя планета» и других. Во-вторых, дает результаты наша выставочная деятельность. Раньше слово Камчатка многих пугало – далеко, непонятно, как добираться. А сейчас край стал более-менее доступным, действует президентская программа, по которой молодежь до 25 лет и люди старше 60 лет могут купить недорогие билеты до Петропавловска-Камчатского.

Еще один фактор, который тоже не стоит сбрасывать со счетов. Многие наши клиенты наездились по разным странам, они так и говорят: «Мы где только не побывали и теперь хотим посмотреть Россию». Чаще всего к нам приезжают из Москвы, Петербурга и других крупных городов, а также из богатых сырьевых сибирских регионов. Интересно, что на Камчатке стали чаще проводить корпоративные мероприятия крупные российские и зарубежные копании. Они привозят сюда своих сотрудников, день-два отводят на деловую программу, а еще два-три дня – на поездки по полуострову.

 

– На скольких камчатских операторов «ложится» основная часть внутреннего и въездного турпотока?

– Думаю, это примерно 10 фирм. Хотя принимающих компаний у нас много, около 50 точно работают.

 

– А в целом вы наблюдаете в последние годы рост турпотока?

– Общая статистика по количеству приезжающих в регион туристов вроде бы говорит о том, что рост есть. Но мы по своим результатам этого не видим, особенно по итогам 2011 и 2012 годов. В прошлом году наши коллеги говорили, что поток даже упал. Отчасти мы это тоже связывали с событиями в Японии: люди испугались, что нас тут затронула радиация, хотя это, конечно же, не так – мы очень далеко находимся. Сказалась, думаю, и экономическая ситуация в Европе – туристов оттуда тоже стало меньше.

 

– На это лето запланированы чартерные программы?

– Да, чартеры мы принимаем только летом – в июле и августе, всего два месяца в году. Этим летом планируем принять пять рейсов из Токио.

 

– Это правда, что на Камчатку можно приезжать практически круглый год?

– Это преувеличение. Часто те, кому сказали, что у нас хорошо в любой сезон, приезжают в неподходящее время – и разочаровываются. Камчатка, конечно, красива всегда, но у нас есть по-настоящему мертвые сезоны: ноябрь, декабрь, май – это не зима и не лето. Когда уже или еще нет снега и далеко до лета, делать тут практически нечего, разве что жить в Паратунке и купаться в горячих источниках. Это курортная зона в 60 км от Петропавловска-Камчатского, где построено много баз отдыха, гостиниц, и у каждой есть свой бассейн с термальной водой.

Большая часть туристов приезжает на Камчатку в июле и августе. Активность начинается с середины июня, а в сентябре потихоньку идет на спад. Зимний сезон начинается в феврале, пик его приходится на март и апрель. В это время туристы к нам едут, и их становится все больше, но все же не так, как летом. Зимний отдых у нас – это горные лыжи, сноуборд. Но большинство туристов, в том числе и иностранцев, приезжают в это время только ради хели-ски, а это очень дорогой вид отдыха, массовым его не назовешь.

 

– Стоимость перелета по-прежнему остается преградой для роста турпотока на Камчатку?

– Да, к сожалению. Если в низкий сезон билет туда-обратно по маршруту Москва – Петропавловск-Камчатский можно купить за 8-12 тыс. рублей, то летом цены намного выше – до 22-25 тыс. рублей, порой даже до 40 тыс. Конечно, это обстоятельство останавливает многих людей, которые хотели бы здесь побывать. Тем более что это только билет, а нужно еще купить тур.

 

– Сколько стоит стандартный тур на Камчатку, скажем, для жителя Москвы?

– Тур на 8 дней стоит сейчас порядка 40 тыс. рублей на человека без перелета. Плюсуем перелет – получается 65 тыс. Если едут двое – это уже 130 тыс. Сопоставимо с недельным отдыхом в очень хорошем отеле практически в любой точке мира. Сейчас даже с Камчатки можно отправиться в тот же Таиланд за 30 тыс. с перелетом.

 

– Что включает в себя такой стандартный тур?

– За восемь дней туристы успевают подняться на Авачинский вулкан, сплавится по реке, порыбачить и т.д. Один день мы оставляем для полета в Долину гейзеров – для желающих за дополнительную плату. Удовольствие недешевое. В этом году Долина гейзеров плюс посещение кальдеры Узон будет стоить 32 тысячи рублей с человека. Это шестичасовая вертолетная экскурсия для группы минимум из 18 человек. На удивление, покупают многие. Говорят: раз уж мы сюда прилетели, то как не посмотреть Долину гейзеров.

Тем, кому это не по карману, мы предлагаем тур в так называемую мини-долину гейзеров – к подножью вулкана Мутновского, где также можно наблюдать проявления вулканической деятельности, но в меньшем масштабе. Также в тур входит морская прогулка по Авачинской бухте и к острову Старичков с выходом в Тихий океан, экскурсия по городу и еще один трекинговый маршрут на потухший вулкан Вачкажец, очень красивое место.

Кроме того, мы организуем вертолетные туры к Курильскому озеру, где туристы могут наблюдать за медвежьей рыбалкой. Но одно из самых популярных сейчас мест на Камчатке – Толбачинский вулкан, который извергается с декабря 2012 года. Туда тоже организуются вертолетные туры, есть возможность сесть совсем недалеко от активного кратера и сделать уникальные фотографиии, как текут лавовые потоки. В общем, все самое экзотическое на Камчатке связано с вертолетом.

 

– Актуальна ли для Камчатки проблема неорганизованного туризма?

– Диких туристов у нас не так много, до нас на машине не доедешь. С материковой части России для начала сюда надо прилететь. Но тех, кто хочет приехать, взять карту – и вперед по всей Камчатке, все больше. Здесь главная проблема – безопасность. Зачастую такие самостоятельные гости не отдают себе отчет в том, куда они попали, не понимают, что места у нас настолько дикие, что можно неделями идти и не встретить ни одного человека, ни одного населенного пункта. Несчастные случаи, которые периодически происходят, чаще бывают именно с дикими туристами, которые не берут опытных проводников. К сожалению, это портит имидж Камчатки в целом.

 

– Нужна ли специальная физическая подготовка людям, которые планирует приехать на Камчатку?

– Среди наших туристов – и семьи с детьми, и простые офисные работники, которые не дружат со спортом, и пожилые люди. Конечно, если они решают подняться на вулкан, то испытывают определенные физические нагрузки, которые, впрочем, вполне посильны для любого человека. Даже на активных маршрутах не всегда нужна особая подготовка: не нужно быть спортсменом или иметь большой опыт походов, достаточно просто быть здоровым и готовыми к физической и психологической нагрузке. К примеру, восхождение на тот же Авачинский вулкан – это долгая монотонная дорога вверх, и иногда люди не выдерживают.

 

– Расскажите о реалиях туристического быта в активном маршруте по Камчатке.

– Особенности быта опять же связаны с нашей инфраструктурой. Дорог практически нет, поэтому на машине или комфортабельном автобусе дальше, чем по маршруту аэропорт – город – ближайшие окрестности, не проедешь. По полуострову туристы передвигаются на полноприводных «вахтовках» – пассажирских автобусах, сделанных на базе КамАЗов, «Уралов», Газ-66. Этот транспорт – для групп, а индивидуальные туристы передвигаются на джипах. Вахтовка, внедорожник и вертолет – основные средства передвижения на Камчатке.

 

– Приходилось слышать, что гостиничную базу региона характеризуют так: плохо и дорого. Согласны?

– Вынуждена согласиться. Новые отели не появляются. Все гостиницы Петропавловска-Камчатского были построены в советское время, сервис и удобства в них оставляют желать лучшего, а соотношение цена-качество никуда не годится. Когда мы бываем, например, в Японии, то платим меньше за гораздо лучший уровень размещения и качества услуг.

Единственная гостиница с официальными четырьмя звездам – хотя на самом деле это, скорее, три звезды – расположена в Паратунке. Двухместный номер там стоит 5,5 тыс. «Трехзвездочные» гостиницы в Петропавловске-Камчатском стоят от 5,8 до 6,4 тыс. За такие деньги в Москве можно разместиться в пяти звездах.

 

– Туроператоры, принимающие в России иностранцев, не устают ругать правила въезда в страну. Вы тоже ощущаете на себе эти проблемы?

– Миграционный учет создает очень много сложностей и нам, и гостиницам. Эта процедура отнимает время и силы людей, которые можно было потратить на обслуживание туристов, а не на заполнение бесконечных бумаг. Каждый паспорт, каждую визу и каждую миграционную карту мы должны обработать в течение 24 часов после приезда туриста. Когда прилетает чартер со 130 пассажирами на борту, мы сидим с бумагами всю ночь. А ведь эта работа абсолютно бессмысленна. Все туристы с визами, въезжают официально, у них есть принимающая сторона, они проходят контроль на границе. В итоге идет двойной или даже тройной учет, непонятно кому и зачем нужный.

 

– Как турфирмы выживают в низкий сезон?

– Наш год, как говорится, два месяца кормят. Основные деньги мы зарабатываем в июле и августе. Поэтому стараемся работать и на выезд – не так активно, как агентства, которые на этом специализируются, но все-таки какую-то копейку в несезон зарабатываем. Кроме того, стараемся работать с местными жителями, предлагаем экскурсии выходного дня.

Камчатка дорогая сама по себе: у нас привозное топливо, которое стоит намного больше, чем в других регионах России, и это «тянет» за собой все, начиная от цен на продукты и заканчивая транспортными расходами. Но повышать цены на турпродукт с такой же скоростью мы не можем, потому что тогда туристы к нам не поедут. Например, восхождение на Авачинский вулкан мы продаем по одной и той же цене уже более пяти лет. За это время затратная часть выросла, и наш доход становится все меньше и меньше. В 90-е, когда мы только начинали, действительно можно было хорошо зарабатывать на приеме иностранных туристов. Сейчас прибыль с каждым годом все меньше и меньше. Откуда черпать оптимизм? Мы рассчитываем увеличивать поток, а также укрепляем свою базу: у нас есть транспорт, базовый лагерь под Авачинским вулканом – это то, что нас кормит.

 

– Какие кадровые проблемы актуальны для турбизнеса Камчатки?

– Не хватает профессиональных гидов-проводников. Опытные люди, которые готовы работать, находят постоянную работу вне туризма, потому что мы не можем обеспечить им круглогодичный заработок. Это основная беда и проблема камчатского туризма. Мы постоянно ищем кадры. Несколько раз проводили курсы для гидов, англоговорящих и японоговорящих переводчиков, потом выбирали для себя тех, кто сможет работать с туристами. В основном, это местные жители. Если кто-то и приезжает с материка, то те, кто когда-то уехали, но имеют возможность пойти летом в отпуск, чтобы поработать у нас. Людей из других регионов приглашать сложно, потому что гиды должны знать Камчатку, по книгам этому не научишься.

 

Анна Вальцева, RATA-news