Донинтурфлот
RATA-news в Telegram-----------------RATA-news в Telegram-----------------

Памятники технике – на грани и за гранью фантастики

Прародителем «технических» памятников, по крайней мере, в СССР, стал когда-то невероятно популярный, а ныне вконец забытый паровоз У127, тот самый, что доставил когда-то из Горок вагон с гробом «вождя мирового пролетариата». После чего всевозможные паровозы на больших и малых станциях размножились невероятно, равно как и вознесённые на пьедесталы самолёты и танки военных и более поздних времён. Размножились настолько, что ни о какой «необыкновенности» подобных монументов не было и речи. Если не считать верной для всех сфер коллекционирования закономерности, что со временем наиболее редкими становятся чаще всего предметы, выпускавшиеся самыми массовыми сериями.

Классический пример – «кукурузник» По-2. Когда пришло время создания авиамузея в Монино, выяснилось, что ни одного самолёта, который немцы когда-то называли «рус фанер», не сохранилось. Правда, в конце концов, несколько экземпляров всё-таки собрали из «руин». Кстати, других паровозов У127, кроме московского, также не сохранилось. Обнаружилось даже некое странное противоречие. С одной стороны, многие технические реликвии предыдущего века, которые могли бы вызвать живейший интерес у туристов (особенно в свете постоянно растущего на Западе интереса к «техническому» туризму), безвозвратно утеряны. С другой, количество музеев антикварной техники, особенно автомобильной, постоянно растёт, в том числе и в России. Причём многие из «экземпляров» до сих пор находятся, что называется, на гладком ходу.

 

Поэтому вполне уместен вопрос: что же всё-таки считать именно необычным памятником, так сказать, по техническому разряду? И где иной раз пролегает грань между созданным неким техническим гением предметом повседневного быта и памятником технике sui generis – как таковой? Иными словами, куда отнести, скажем, швейную машинку или телефон? Критериев может быть несколько. Во-первых, оригинальность и «штучность» замысла. Во-вторых, в отличие от памятников людям часто желательно наличие пьедестала, которые отличал бы мемориализированный образец техники от действующего (добавим в скобках, и предохранял бы его от покушения вандалов). Как, например, памятник давно забытому вертолёту Ми-2 в посёлке Безенчук Самарской области (фото).

Таков и, вероятно, самый большой из необычных памятников в мире – пролёт моста через Обь в Новосибирске (в ту пору ещё Кривощёково), спроектированного во время строительства Транссиба замечательным русским инженером и писателем Николаем Гариным-Михайловским.

Таких мостов в России сравнительно недавно было ещё довольно много – от Александровского моста через Волгу у Сызрани до последнего из великих мостов старой России – через Амур у Хабаровска, носившего имя цесаревича Алексея. Но мосты, как и люди, стареют и умирают, и из всех ныне сохранился только новосибирский.

Между прочим, первой на этом пути могла стать Москва. Многие помнят, сколько лет праздно простоял неподалёку от Северного речного вокзала однопролётный арочный мост через канал имени Москвы. Десятилетия спустя, когда речь зашла о судьбе редкостных по красоте Краснолужского и Андреевского мостов на московской Окружной железной дороге (о ней речь ниже), «отцы города» смекнули, что перевезти их на новое место и превратить в пешеходные выйдет дешевле, чем отправлять на переплавку. Так Москва обрела не только два не только столь дефицитных в ней моста, но и два оригинальнейших памятника. Памятники самим себе? Если угодно, да.

А что же до грани между предметом быта и собственно памятником техники... В большинстве случаев это – просто дело вкуса. И, разумеется, памятником является изображение того или иного предмета, а не он сам, в прошлом или настоящем действующий.

Разумеется, ни одного паровоза братьев Черепановых не сохранилось. Но сильно уменьшенный екатеринбургский памятник ему (фото) выглядит вполне симпатично.

Разумеется, достаточно видное место в этом разряде памятников занимают железнодорожные. Во многих случаях авторам в оригинальности не откажешь. Была когда-то на севере Москвы железнодорожная ветка Бескудниково – Лосиноостровская. Со временем её окрестности обстроились, появилось метро, надобность в «железке» отпала. Но последний сохранившийся её кусок, буквально несколько шпал, превращён в памятник ей (фото), оснащённый даже мини-паровозиком.

Бывают и более любопытные случаи. Памятники при жизни людям ставят редко, ну разве что Мих. Мих. Жванецкому в Одессе. А вот железной дороге – почему бы и нет? К 100-летию московской Окружной железной дороги открыт в столице оригинальный памятник ей – кремль с башнями, взятый в рельсовое кольцо (фото). Остаётся только один вопрос – когда «юбилярша» начнёт снова служить людям и туристам, в частности?

Вполне заслужила памятник и знаменитая некогда узкоколейка в Переславле-Залесском, которая могла бы стать идеальным туристическим объектом. Она начиналась на старом автовокзале и шла мимо усадьбы «Ботик» по берегу Плещеева озера в Талицы, где находится уникальный музей железнодорожной техники. Но в результате местных административных свар от работавшей ещё в начале нынешнего века дороги остался крохотный километровый кусок. Тоже памятник, но весьма печальный…

Мытищинский вагоностроительный завод, производящий, в числе прочего, и вагоны метро, вполне мог бы взгромоздить на пьедестал один из вагонов старых моделей. Но открытый несколько лет назад памятник (фото) оказался куда оригинальнее.

Одним из самых необычных оказался и памятник знаменитому мытищинскому водопроводу – на трёх длинных «стебельках» красуются три разноцветные водопроводные задвижки (фото).

А вот памятник системе парового отопления в России только один – самарская кошка уютно устроилась на батарее (фото).

Сродни ему и памятник простому фонарю (масляному? газовому? электрическому?) в Печорах (фото).

Похож на него фонарь вологодский (называющийся памятником городскому освещению) – только у его основания задрала ногу весёлая дворняга (фото).

Очень стильный памятник старому фонарю поставили и на пешеходной улице Бреста (фото).

Памятников водопроводу в России становится всё больше, но все они (Петрозаводск, Чебоксары, Екатеринбург и т. д.), за исключением ростовского, изображающего очаровательную барышню у колонки (фото), довольно банальны и представляют собой просто те или иные части водопровода.

Весьма любимы авторами необычных памятников и средства транспорта, и далеко не в последнюю очередь автомобили-легковушки.

«Чем думали, туда и поставили», – острил народ по поводу необычного расположения двигателя автомобиля «Запорожец». Давно исчезли они с дорог. А на пьедестале в Киеве неприхотливый «конь» остался. Да ещё раскрашенный в национальные цвета! (фото).

Нашла своё место на пьедестале в Москве и бессмертная кажется «копейка» (не путать с монетой) (фото).

В Одессе, в садике Литературного музея, с необыкновенной гордостью показывают единственный в мире памятник давно не выпускающемуся автомобилю марки «лорен-дитрих» (фото). Именно этот автомобиль куда более широко известен миру под именем «антилопа-гну».

Есть памятники и общественному транспорту. Памятников трамваю на территории бывшего СССР довольно много, но это в основном давно ушедшие, точнее, уехавшие на покой и просто вставшие на мостовой серийные экземпляры (Винница, Казань). И только в Киеве (фото) и Кировограде (фото) более или менее удачно постарались создать образ трамвая давно минувших дней.

В Волоколамске почтён пьедесталом «единственнопроходец» многих отечественных дорог трудяга-автобус ЛиАЗ.

А на шоссе Петрозаводск – Мурманск у поворота на Кондопогу поставлен памятник... асфальтовому катку (фото).

Киевляне удостоили памятника обыкновенный мусоровоз (фото). Памятники этому не слишком ароматному виду транспорта стоят также в Воронеже и Туле.

И какой же Ростов-на-Дону и «Ростсельмаш» без памятника комбайну (фото)?

А где автотранспорт, там и светофор: памятник стоит в Новосибирске (фото), а мемориальная доска на улице Льва Толстого, на месте первого светофора в городе – в Самаре.

В Пензе пошли гораздо дальше – посреди города возвышается целое светофорное дерево (фото).

Существуют памятники транспортным средствам тех времен, когда в светофорах нужды не было. В Казани отметили памятником первый «рекламный тур» императрицы Екатерины II по России – каретой (фото).

В Минске увековечили коляску губернатора (фото).

Совершенно особую группу «технических» памятников составляют те, которым скорее место в категории предметов бытового обихода. Например, памятник швейной машинке в Харькове (фото).

Или детскому трёхколёсному велосипеду в Бердянске. Любопытно, что официально называется он памятником счастливому детству (фото).

Или телефону в Петербурге (фото).

Как ни странно, пока что единственным в своём роде остаётся памятник самогонному аппарату в украинских Черкассах. Где ты, благодарная первачу Россия?

Хватает и памятников-примет уже нынешних дней. Во Владивостоке благодарные автолюбители увековечили приснопамятный «правый руль» (фото).

В Белгороде почтили монументом пейджер (фото).

В Екатеринбурге находится, пожалуй, самый известный памятник этого рода – «клаве» (компьютерной клавиатуре) (фото). Вот памятник, так уж памятник! Исключительно любим местной молодёжью. Как не любить бетонные клавиши: и посидеть с возлюбленной, и распить напитки разной степени крепости, и просто порезвиться. Да так, что несколько «клавиш», говорят, уже куда-то пропало.

По слухам, там же, в Екатеринбурге, самые «продвинутые» открыли памятник считывателю компьютерного штрих-кода, но его изображения у меня, к сожалению, нет.

И наконец... Есть «технические» памятники, которые ни в одну смысловую категорию не вписываются. Например, питерский памятник ...аэродрому «Гражданка», над которым летали первые русские соколы.

Питерский же памятник... метеостанции, точнее, метеостанции былых времён (фото), больше похожей на старинный почтовый ящик.

В Киеве, на заводе «Квазар» есть памятник «Квазар и тараканы» (фото), посвящённый неудавшейся попытке его захвата группой рейдеров.

В Харькове есть памятник «Пень-колонка»: то ли пенёк, замаскированный под колонку, то ли наоборот (фото).

Наконец, в Москве открыли памятник «Восставшие коммуникации»...

 

 

Юрий Тимофеев, специально для RATA-news