Travelport с 25 октября

Я – за диктатуру закона!

Открытое письмо заместителю министра РФ по физической культуре, спорту и туризму г-ну Владимиру Стржалковскому, членам лицензионной комиссии Министерства.

Уважаемый Владимир Игоревич!

Уважаемые господа!

Считаю своим долгом публично высказать позицию по проблемам сертификации, которые все острее и острее встают в последнее время. Не только потому, что эти проблемы непосредственно затронули интересы возглавляемой мной корпорации, но, прежде всего, потому, что нормативная правовая база лицензирования и сертификации в туризме находится в состоянии неразрешенной правовой коллизии. Это дает возможность произвольного ее толкования и принятия на том основании каких угодно решений. Такое регулирование на рынке никак не может быть правовым. В чем же смысл юридических противоречий?

В официальной позиции Министерства, изложенной 20 апреля 2000 года в электронной газете «RATA-news» заместителем председателя Лицензионной комиссии Министерства Леонидом Волковым, указано:

«… В туризме сертифицируется не турпродукт, а предоставляемые услуги, – объяснил Леонид Николаевич… Посмотрите ст. 5 закона «Об основах туристской деятельности» и ст. 13 закона «О лицензировании отдельных видов деятельности».

Находясь под тяжестью нормативных ссылок и должностного авторитета заместителя председателя, мы не только посмотрели, но и изучили ст. 5 и ст. 13 указанных законов. Результаты таковы.

Статья 5 закона «Об основах туристской деятельности» не только имеет наименование «Лицензирование, стандартизация в туристской индустрии, сертификация туристского продукта», но и предписывает сертификацию именно туристского продукта, а не туристских услуг. Более того, названный закон, равно как и остальное законодательство Российской Федерации, не содержит как термина «туристские услуги», так и требования о сертификации туристских услуг.

Статья 13 закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» к сертификации не имеет вовсе никакого отношения, так как не содержит терминов «сертификат», «сертификация», а также не несет никакой смысловой нагрузки, позволяющей отнести ее к сертификационным требованиям.

Смыслом сертификации является проверка соответствия турпродукта требованиям государственных стандартов. В настоящее время в государственных стандартах, на основе которых осуществляется сертификация, отсутствует какое-либо упоминание о турпродукте. В сложившейся ситуации очевидно, что легитимность не предусмотренной законодательством Российской Федерации сертификации туристских услуг, а также осуществляемой сегодня обязательной сертификации туристических фирм, как минимум сомнительна.

Обращаясь непосредственно к случаю с фирмами «Академсервис-регионы» и «Академсервис-трэвел», хотели бы еще раз заострить Ваше внимание, а также внимание членов Лицензионной комиссии на том, что названные фирмы не формировали и не приобретали реализуемые от имени ЗАО «Корпорация Академсервис» турпродукты, действуя в качестве поверенного. В том случае, если бы фирмы приобретали турпродукты или продавали их от своего имени, как это принято в подавляющем большинстве случаев, возникающих в сегодняшней практике туристского рынка, то, безусловно, требование о получении сертификата было бы полностью обоснованным.

Получение нами представленных в Министерство сертификатов вызвано принятым решением о начале самостоятельного формирования турпродуктов, а также продажи турпродуктов других туроператоров от своего имени.

Кроме того, нам представляется необоснованной и высказанная г-ном Волковым в указанном выше издании позиция Министерства о том, что представление сертификатов «… не значит, что действие лицензии возобновляется автоматически…», так как «… по закону она (лицензия) может быть приостановлена на полгода…».

В действительности, статья 13 закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» устанавливает, что «…В случае устранения лицензиатом обстоятельств, повлекших за собой приостановление лицензии, лицензионный орган, приостановивший действие лицензии, обязан принять решение о возобновлении ее действия…» (цитата из закона без изъятия). Установленный той же статьей полугодовой срок является не максимальным для приостановления лицензии, а сроком для устранения нарушений. Устранение нарушений до истечения полугодового срока влечет обязанность лицензирующего органа возобновить лицензию без оговорок.

В соответствии с изложенным, просим:

– возобновить лицензию;

– сообщить средствам массовой информации, в которые Министерством направлялись сведения о приостановлении действия лицензий, о возобновлении лицензий.

Пользуясь случаем, я, как один из разработчиков закона «Об основах туристской деятельности», член межведомственного технического комитета № 199 по стандартизации туристской деятельности, хотел бы выразить тревогу, вызванную тем, что нормативная правовая база лицензирования и сертификации в сфере туризма находится в состоянии неразрешенной правовой коллизии.

Примерами такой коллизии является все, изложенное выше, и то, что действующее сегодня положение о лицензировании международной туристической деятельности находится в противоречии с указанными в тексте настоящего письма законами, а также законами о стандартизации, сертификации и защите прав потребителей.

С уважением,

Генеральный директор корпорации «Академсервис»

Игорь Зворыкин

  • Еще материалы этой рубрики