Travelport с 18 января

Новая жизнь старого Дрездена

Продолжаем наш рассказ о том, что увидели в Дрездене участники Первого германо-российского туристического форума, который прошел здесь 7-10 марта 2013 года.

Главное, ради чего едут в Дрезден, – роскошный дворцовый ансамбль Цвингер, который построил Август Сильный в начале XVIII века под впечатлением поездок в Италию и Францию, собрание редчайшего фарфора, богатейшая коллекция картин Старых мастеров в галерее дворца, которую начали собирать саксонские курфюрсты задолго до Августа Сильного.

Первыми здесь появились картины Кранаха и Альбрехта Дюрера. В 1560 году возникла кунсткамера – в ней коллекционировали все самое необычное от природных диковинок до драгоценной посуды и живописи. Но настоящий размах Дрезденская галерея получила в XVIII веке при Августе Сильном, который скупал отдельные полотна и целые собрания. Официальной датой рождения всемирно известной галереи считается 1722 год, когда собрание картин в связи со строительством ансамбля Цвингера стало экспонироваться отдельно от других коллекций.

Здесь, как в парижском Лувре, всегда полно туристов. То, что они видят, спасла от уничтожения Советская Армия в конце войны, когда в ночь на 13 февраля 1945 года не только галерея, но практически весь исторический Дрезден стали жертвой англо-американской бомбардировки. Затем их хранили и реставрировали в Советском Союзе, а в 1955 году наша страна передала их немецкому народу.

Современный Дрезден – это не только сокровища династии Веттинов. Это самая туристическая, но далеко не единственная его привлекательная сторона. Нынешний Дрезден, как мне кажется, не только для тех, кто ищет просто красивого зрелища, но и для настоящих путешественников, для которых важнее новые ощущения и открытия. Все-таки это город с очень сложной судьбой, переживший войну, разрушения, упадок, возрождение, эпоху социализма, совсем не способствовавшую духу «дольче вита», на волне которой расцветал королевский Дрезден. Город пытается соединить несоединимое, но иногда это получается как-то натянуто, неестественно.

Чувствуется, что та, старая, эпоха, в том числе и социалистическая, для него сейчас закончилась, а новая пока еще не наступила. Исторический центр Дрездена отстроен заново после варварской бомбардировки 60 лет назад, но ему нужно время, чтобы войти в плоть города. Сейчас это все-таки больше музейные экспонаты, как, например, Фрауэнкирхе – евангелическо-лютеранская церковь, сооруженная в стиле барокко по указанию Августа Сильного и полностью разрушенная в годы войны. Новая жизнь этого старейшего храма началась только в 2005 году.

Ощущение, что, в отличие от Берлина, который сумел найти собственный ритм после падения стены и социализма, Дрезден еще не обрел себя… А, может, это и есть его настоящее лицо? Здесь очень спокойная, размеренная жизнь, много зелени, все катаются на велосипедах и бегают трусцой. Дрезден располагает к неторопливым прогулкам. Можно не спеша заглянуть и его окраинные районы, сохранившиеся после бомбардировки, и вы увидите не тщательно отреставрированный, а настоящий, непарадный Дрезден. Это – типичный европейский город, аккуратный, чистый, удобный для жизни. Есть районы совершенно социалистические, с хорошо знакомыми пятиэтажками. Здесь они, правда, гораздо ухоженнее и симпатичнее, чем наши.

Или, например, зайти в Военный музей. Здесь более миллиона экспонатов, начиная от орденов всех времен и заканчивая тяжёлой бронетехникой и авиацией. Среди них – совершенно уникальные, например, шлем 1300 года или первая немецкая подлодка, созданная еще в середине XIX века. Немцы вправе гордиться своим военным искусством, но музей отражает их нынешнее резкое отрицание войны, ужас перед возможным повторением. Эта же мысль сквозит и в совершенно необычной архитектуре фасада, возведенного пару лет назад по проекту архитектора Даниэля Либескинда, – старое здание музея будто разрезано пополам гигантским лезвием из стекла и стали.

Сама история этого музея – отражение того исторического хаоса, через который немцам пришлось пройти в ХХ веке. Он возник в кайзеровской Германии, пережил войну, но так как после поражения Германии во Второй мировой войне стране было запрещено иметь военные музеи, большая часть его экспонатов переехала в СССР, а в залах музея стали проходить концерты и даже рождественские ярмарки. Потом здесь открылся музей народной армии ГДР, а вскоре и армий Варшавского договора. Под этим соусом в музей вернулись некоторые экспонаты из нашей страны. С объединением Германии в 1990 году он вновь становится музеем военной истории всей страны, сюда вновь стекаются военные раритеты.

Еще один ракурс нового Дрездена – так называемая стеклянная мануфактура. Ее построил концерн «Фольксваген» для «Фаэтона», единственного автомобиля представительского класса этой марки. Это совершенно прозрачное огромное здание, внутри которого происходит сборка автомобиля вручную и на конвейере нового поколения, а все желающие (за небольшую плату) могут следить за процессом.

Сама мысль построить такое здание в центре барочного города, недалеко от знаменитого королевского Большого сада кажется абсурдной, но авторы идеи, как показывает жизнь, были правы – стеклянная мануфактура, как Эйфелева башня Парижу, придала старому городу новое измерение.

 

Светлана Ставцева, RATA-news