Пегас с 18 октября

Туризм и особо охраняемые территории

Продолжаем цикл публикаций, в которых анализируется состояние туризма в Байкальском регионе (RATA-news от 2,3,5,6,9-13,17-20 августа 2004).

Особо охраняемые территории федерального статуса в Иркутской области в настоящее время представлены двумя заповедниками - Байкало-Ленский и Витимский - и Прибайкальским национальным парком. Кроме этого существует 16 заказников. Но до сих пор в Иркутской области не создан ни один природный парк, которые в других регионах страны играют значительную роль в использовании и сохранении рекреационных ресурсов. Природные парки могли бы выполнять роль буферных зон для заповедников и национального парка, там заповедники зарабатывали бы деньги на туризме, чего не могут делать на своей территории.

Среди особо охраняемых природных территорий (ООПТ) Иркутской области наибольшая роль в развитии туризма принадлежит Прибайкальскому национальному парку. Федеральная политика относительно ООПТ не выдерживает никакой критики, особенно в плане их финансирования. Несовершенство нормативно-законодательной базы сегодня не позволяет парку зарабатывать на туризме столько, сколько бы он мог, что делает его сегодня полностью зависимым от федерального бюджета. И это было бы нормальным явлением, если бы наше государство финансировало ООПТ так же, как, например, в США – на 100% всех потребностей.

Прибайкальский национальный парк должен иметь деньги, иначе неорганизованный («дикий») туризм прикончит остатки естественной окружающей среды на его территории, погребет рекреационные ресурсы под терриконами мусора и пепелищами.

По идее, национальные парки вообще-то не должны сами заниматься туризмом – их дело охрана, научная деятельность, биотехнические мероприятия, просвещение. Возить туристов должны фирмы-концессионеры, но реальная ситуация диктует иное….

Как же может национальный парк зарабатывать на туризме? Например, взиманием платы за пользование рекреационными ресурсами, и эту возможность необходимо узаконить. Ведь платим же мы Комитету по управлению муниципальным имуществом за аренду офисов и другого государственного имущества. Вот и национальным паркам государство передает в управление свое имущество, свои земли, свои рекреационные ресурсы с тем, чтобы их, во-первых, сберечь, во-вторых эффективно использовать в целях получения прибыли. Кроме того, туристы должны платить за пользование оборудованными стоянками, за дрова, за гостиницы, приюты и прочие услуги - так же, как мы платим, помимо квартплаты, за горячую воду, за лифт, за вывозку мусора.

Национальный парк мог бы зарабатывать на сдаче своей собственности (недвижимости) в аренду турфирмам, но у нас все, что ООПТ зарабатывают на аренде – должно поступать в федеральный (!) бюджет.

Будь иначе (впрочем, существуют разные варианты решения этой проблемы), то парк мог бы, например, договорившись с коллегами из Монголии, из Хубсугульского национального парка, или с губернатором Хубсугульского аймака и т.д., взять в лизинг несколько десятков юрт и сдавать их в аренду (концессию) на лето вместе с определенной территорией. И не просто сдавать, а на основе конкурса, или даже – аукциона.

Аукционы по распределению мест под сезонные туристские лагеря - это решение проблемы «экологических» лагерей, когда на территории национального парка зарабатывают деньги десятки временных «летних турфирм». Некоторые из них, получая средства (по конкурсу) от государства на организацию детского отдыха, еще берут и плату за путевки в эти лагеря. Они под видом общественных организаций или используя этот статус отказываются платить за пользование территорией национального парка.

Впрочем, платой за пользование территорией и имуществом парка могут быть не только деньги, но и обговоренные в конкретном договоре конкретные работы по благоустройству используемой территории, по ее рекультивации, по проведению биотехнических мероприятий. В крайнем случае – по просветительской деятельности среди туристов. В случае невыполнения какой-то «общественной организацией» своих обязательств она должна вноситься в «черный список»….

Иначе детские летние «экологические», «этнографические», «спортивные» и иные лагеря станут такой же проблемой для природы, как и «дикий» туризм. Примером может служить село Большое Голоустное, где местные жители уже готовы брать вилы и выдворять «экологов» с вытоптанных лугов, пастбищ, родовых земель.

Прибайкальский национальный парк сегодня должен серьезно озаботиться необходимостью срочной разработки комплексной схемы развития и зонирования территории парка, а также программы развития туризма на своей территории. Для сохранения рекреационных ресурсов необходим их кадастр, необходимы экстренные меры по поддержанию биоразнообразия - того сообщества растений и животных, которое делает неповторимым и привлекательным наш край. Парку необходимо приступить к разработке и созданию буферных зон, возможно – в виде природных парков, к созданию сети экологических троп, и в первую очередь – вокруг Листвянки.

Программа развития туризма в Иркутской области должна иметь в виду не только соответствующую работу на территории Прибайкальского национального парка (блок по ООПТ должен разрабатываться совместно со специалистами и руководством этих территорий), но и поэтапное создание сети природных парков в Байкальском регионе. А главам администраций районов Иркутской области нужно понять, что создание природных парков на территории этих районов значительно повысит их инвестиционную привлекательность с точки зрения туризма, а значит – увеличит вероятность поступления в бюджет средств от туризма.

Долина реки Голоустной, побережье Иркутского водохранилища, северные склоны хребта Хамар-Дабан в окрестностях городов Слюдянка, Байкальск и в долине реки Снежной, долина реки Олхи в районе скальников «Витязь», долина реки Китой в окрестностях Ангарска, реки Белой в окрестностях Усолья-Сибирского, реки Оки в окрестностях Зимы, реки Лены ниже Качуга, реки Витим в окрестностях Бодайбо, побережье Братского моря в окрестностях Братска, побережье Малого моря на месте разрыва территории Прибайкальского национального парка в районе Курмы – все это потенциальные природные парки, на которых можно развивать туризм. И, безусловно, такая программа должна быть увязана с соответствующими планами Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, поскольку природа не признает административных границ, и оба субъекта Российской Федерации, Иркутская область и УОБАО, с точки зрения географии, представляют единый природный комплекс, единую экосистему.

Областной исполнительной и законодательной власти необходимо учесть, что, несмотря на федеральный статус, особо охраняемые природные территории, и, в первую очередь, Прибайкальский национальный парк – это неотъемлемая составная часть рекреационных ресурсов Иркутской области, это визитная карточка региона, повышающая его статус и туристскую привлекательность. (Владимир Бережных, Иркутск)