Донинтурфлот
RATA-news в Telegram-----------------RATA-news в Telegram-----------------

Республика Корея: Кёнбоккун – островок древности в мегаполисе

Продолжаем рассказ о поездке нашего корреспондента в Южную Корею по приглашению Национальной организации туризма Кореи.

В Сеуле туристы обычно первым делом бегут в Кёнбоккун («Северный дворец»): на его осмотр требуется, пожалуй, больше всего времени. А гулять на территории гигантского комплекса можно целый день – не надоедает.

Кёнбоккун, построенный в 1395 году, сильно пострадал и был практически полностью разрушен во время войны в XVI веке. В XIX, во времена правления династии Ли, его бережно восстановили, а утраченное – заново отстроили.

Дворец выполнял роль основной резиденции для многих королей династии Чосон. Из пяти главных дворцов той эпохи он сохранился лучше всех. Знаменит Кёнбоккун и своим прекрасным садом.

Один из известнейших обитателей Кёнбоккуна – Сечжон Великий, которому поставлен памятник и на площади рядом с дворцом.

Короля особенно почитают потому, что именно он решил разработать корейскую систему письменности: раньше корейцы худо-бедно пользовались японскими иероглифами. А в 1443 году Сечжон Великий набрал группу ученых и уселся мыслить на эту тему.

Помыслить было где: здания на территории комплекса – прямо-таки в ассортименте: большие, средние, малые и совсем крошечные типа беседок.

Причем у каждого свое назначение: в одном великий король спал или отдыхал в знойные послеполуденные часы, в другом – грезил о судьбах мира, в третьем – занимался политикой и принимал послов… А в четвертом вот письменность выдумывал. Любил Сечжон Великий и еще один свой мини-дворец, посреди пруда с лотосами и уточками. Правителя можно понять: пруд очаровательный.

Честно говоря, сложно запомнить, какой именно дом для чего был предназначен. Но приблизительно сориентироваться можно по деревянным фигуркам: чем больше священных зверушек на углах крыш – тем выше по статусу и, соответственно, важнее здание.

Разумеется, жил король во дворце не один: сколько-то домов отводилось супруге правителя и прочим родственникам. На тему «гарема» корейского властителя мнения нашей группы разделились: кто-то счел, что у королевы была очень печальная судьба – по выходу замуж она не имела права покидать территорию дворца до конца дней своих. Остальные запротестовали: мол, это ж не тюрьма! Кёнббоккун-то размером с приличный микрорайон. Спи, гуляй, нюхай розы, меняй наряды да гоняй слуг – чем не райская жизнь? Все лучше, чем по 18 часов в сутки на рисовых полях горбатиться.

Кстати, если уж вспоминать, кто и чем занимался на протяжении жизни, то на территории комплекса разместилось очень полезное здание – Национальный фольклорный музей.

Вход в него для посетителей Кёнбоккуна бесплатный, экспозиция прелюбопытная. Музей показывает образ жизни корейцев на протяжении тысячелетий, начиная с каменного века и вплоть до периода Чосон, закончившегося в 1910 году. Здесь можно понаблюдать, как ведутся работы на полях, готовится национальная еда, строятся дома, проводятся свадьбы.

О назначении некоторых предметов без подсказок и не догадаешься. Взять хотя бы сплетенный из бамбуковых прутиков цилиндр вполовину роста человека.

Гид пояснила, что название непонятного предмета состоит из двух иероглифов – «бамбук» и «жена». То есть, «бамбуковая супруга» как она есть. Оказалось, что в древности, когда влажность летом была высокая, а кондиционеров еще не придумали, корейцы спасались такими вот плетеными бревнышками: обнял его – и вентиляция организму на время сна обеспечена. Это надо же было додуматься…

А еще, если повезет, можно попасть на церемонию смены караула у главных ворот дворца.

Впрочем, со стоящими охранниками фотографироваться намного удобнее. Хоть «рожки» им ставь, хоть за рукава дергай – не шелохнутся. И выглядят очень достоверно; правда, кое у кого, если присмотреться, обнаруживаются приклеенные бороды.

Еще на страже Кёнбоккуна стоят мифические создания, похожие на львов, но в чешуе. Называют их «хэтэ», или «хэчи». Предполагается, что эти существа – опекуны города, охраняющие его от пожаров и всяческого зла. Кстати, в 2008 году хэтэ сделали символом столицы наравне с телебашней. Теперь их «портрет» красуется на каждом сеульском такси.

Львы, кстати, очень милые, все как один улыбаются.

Продолжение следует...

 

Кристина Голубева, RATA-news

Фото автора