Travelport с 25 октября

Сергей Ромашкин: «У туроператоров по внутреннему туризму есть 5-6 лет для принятия решения»

Операторов, отправляющих россиян на курорты черноморского побережья, всегда было в несколько раз меньше тех, кто предлагает отдых за рубежом. Однако в ближайшие годы их число может еще сократиться – рентабельность бизнеса падает, клиенты уходят в интернет. О том, придется ли туроператорам по массовому отдыху в России перестраивать свою работу, рассказал «Интерфакс-Туризму» генеральный директор компании «Дельфин» Сергей Ромашкин (фото).

- За прошлый год рентабельность туроператоров по внутреннему курортному туризму снизилась вдвое. Причина в 20-30-процентном уменьшении спроса и, как следствие, изменении схемы сотрудничества с отелями, санаториями и пансионатами.

Прежде операторы брали на себя много рисков. Доля жестких блоков составляла 50 и более процентов. Взамен турфирмы получали от здравниц и отелей низкие цены, что позволяло менять стоимость путевок в зависимости от спроса. Но, как бы ни складывался низкий сезон, летом туристические компании очень хорошо зарабатывали. Прибыль позволяла им развиваться в соответствии с растущим спросом.

С приходом кризиса операторы договорились с директорами здравниц о смягчении условий сотрудничества, но, вместе с тем, потеряли инструмент для регулирования цен. Теперь здравницы дают комиссию в 15-20%, которой операторам приходиться делиться с агентствами. Агентское вознаграждение также возросло - в среднем с 10% до 12,5%. Свою роль сыграло стремление туристических компаний повысить продажи. Все лето туроператоры проводили различные акции, давая агентствам комиссию до 15%. Все, что сейчас остается оператору – это 5-8% от комиссии пансионата или здравницы. В таких условиях неэффективные компании, которые зарабатывали на дефиците мест в высокий сезон, вынуждены будут уйти. Останутся те, кто сможет работать на падающем профицитном рынке.

На сокращение туроператорского рынка влияет и рост прямых продаж: в курортных отелях в прошедшем году их доля увеличилась в 1,5-2 раза, достигнув 15-20% от общей загрузки отелей. Поэтому туроператоры потеряли 20-25% объема, а отели – 10-15% к уровню 2008 года. Разница в 10% – это так называемые «дикари», неорганизованные отдыхающие. Претензий к туристам или отелям у нас нет, каждый из них снижал в кризис свои издержки. Клиенты покупали тур напрямую, чтобы сэкономить, хотя отели давали им не операторскую скидку 15-20%, а лишь 5-7% или вовсе ничего.

Скорее всего, рост прямых продаж сохранится, поскольку электронная коммерция повсеместно наращивает объемы. Но не все для нас так безнадежно. Как вариант, можно рассматривать открытие какого-нибудь максимально эффективного бизнеса, основанного на очень низкой комиссии. Например, создание электронной площадки, где туристы смогли бы купить номер в здравнице, или, что сейчас более актуально, открытие прямых продаж физическим лицам. Тем более что вынужденные продажи по ценам здравниц, с одной стороны, привели к снижению рентабельности туроператорского бизнеса, а с другой – способствуют росту объемов продаж. Ведь за те же деньги туристы, обратившись в турфирму, получают дополнительный сервис по организации отдыха.

Я уверен, что многие из тех туристов, кто сэкономил на сервисе в трудное для себя время, с окончанием кризиса обязательно вернутся к нам. Туроператор дает клиентам широкий ассортимент, наглядность выбора, полный пакет услуг, включая размещение, дорогу, страховку и т.д., а также быстроту покупки тура, платежный сервис, финансовые гарантии исполнения поездки.

Наконец, никто, начиная бизнес, не рассчитывает на то, что он просуществует сто лет. Из ста первых компаний, работавших в США в 50-е годы, в 2005 году продолжали работать единицы. В любом случае, даже если мы будем отдавать отелям, как и в этом году, по 10% рынка в год, у нас есть еще 5-6 лет, прежде чем с цветами и шампанским мы проводим на отдых последнего туриста. Думаю, за это время мы найдем решение.