Донинтурфлот
RATA-news в Telegram-----------------RATA-news в Telegram-----------------

«Любой организованный отдых для детей безопаснее, чем неорганизованный»

Прошлым летом в России во время отдыха в оздоровительных лагерях погибли два ребенка – в Бурятии и Свердловской области. За тот же период во время неорганизованного отдыха, по данным Следственного комитета РФ, в результате несчастных случаев пострадали 632 ребенка, из них 215 утонули. Но и это еще не самые страшные цифры. Через неделю после трагедии на Сямозере в Карелии вице-премьер Ольга Голодец на совещании у президента страны привела такие данные – летом 2015 года во время неорганизованного отдыха погибли 1 674 ребенка. Получается, что каждое лето происходят трагедии, в 15-20 раз превышающие масштаб карельской, но пресса о них не пишет, и за смерть детей никто не отвечает.

Об этом рассказал на прошедшем в Москве всероссийском форуме «Безопасность туризма» член Координационного комитета по развитию детского туризма Сергей Минделевич. Приводим его выступление, в котором сконцентрированы все основные проблемы этого сегмента рынка.

«Уполномоченная по правам ребенка Анна Кузнецова считает, что любой организованный отдых для детей безопаснее, чем неорганизованный. Полностью с этим согласен. К сожалению, лишь 25% российских детей летом отдыхает организованно – в лагерях, центрах оздоровления и т.д. К сожалению, подавляющая их часть – до 80%! – это так называемые лагеря дневного пребывания, как правило, в городских школах. Лишь 8% детей выезжают отдыхать на природу, причем количество загородных лагерей из года в год сокращается. Например, в Республике Коми, где лес и природа окружают практически все населенные пункты и для большинства детей костры, палатки и многодневные походы были, пожалуй, самым распространенным видом отдыха, в 2015 году было организовано 34 палаточных лагеря, в 2016 году – 55, в 2017 – один, причем в марте.

Казалось бы, государство для уменьшения травматизма детей должно, прежде всего, озаботиться тем, чтобы как можно меньше их оставалось вне рамок организованного отдыха. На деле же все происходит наоборот. После карельской трагедии чиновники различного уровня и депутаты начали, как блины, печь нормативные документы, регламентирующие именно организованный отдых. Эти бумаги никак не повышают его безопасность, но крайне затрудняют организацию. Свежий пример – принятый в апреле закон депутата Госдумы Яровой о внесении поправок в закон об основных гарантиях прав ребенка.

На слушаниях в Общественной палате в феврале этого года директор одного палаточного лагеря для 150 детей рассказала, что на подготовку всех документов для его открытия она потратила 22 кг бумаги. Но надо ведь не только написать, но и утвердить эти документы во многих ведомствах.

Мало кто знает, что сейчас детский отдых и оздоровление регулируются более 100 нормативными документами. Может ли обычный педагог, не юрист, все их знать и выполнить все требования, порой совершенно противоречивые? Если же количество необходимых документов уменьшить до разумного, вопрос о несанкционированных лагерях отпадет сам собой.

Отдельная песня – это проверки. Полвека назад я работал в детском лагере. Тогда его проверяли два ведомства – санэпидстанция и пожарники. Сейчас имеют право проверять 12 ведомств. И что, безопасность детей стала в шесть раз больше? Вовсе нет. Думаю, в шесть раз увеличилось количество взяток. На слушаниях в Общественной палате директора лагерей рассказывали, что за лето их проверяли более 60 раз, а один лагерь – более 100! О какой безопасности детей может идти речь, если руководители лагеря непрерывно заняты с проверяющими и не имеют возможности контролировать ситуацию с детьми?

Как же сделать, чтобы больше детей летом отдыхали организованно? Во-первых, уменьшать стоимость путевки, которую оплачивают родители – вводить различные доплаты, социальные сертификаты на отдых, уменьшать налоги и тарифы для детских лагерей. Известно ли вам, что детские лагеря платят за электроэнергию, газ и другие ресурсы по тарифам не для населения, а для промышленных предприятий? Абсурд! Какую продукцию выпускают эти лагеря? Разве дети – это не наше население?

Второй путь – привлечение бизнеса. Государство из бюджетов всех уровней потратило на отдых детей в 2016 году около 70 млрд рублей, в прошлом году – 63 млрд. Как я уже говорил, за эти деньги отдохнуло лишь четверть российских детей. Если же мы хотим охватить организованным отдыхом хотя бы половину, то надо потратить вдвое больше. В нынешних условиях совершенно нереально. Но если государство не может за счет бюджета обеспечить всех детей полноценным отдыхом, необходимо сделать эту сферу привлекательной для бизнеса. Надо, прежде всего, упростить нормативную базу, исключить излишние требования, никак не влияющие на безопасность, предоставлять бизнесу льготные кредиты для постройки лагерей, перестать накладывать огромные штрафы за каждый пустяк и т.д.

Приведу для наглядности несколько правовых коллизий. Представители Роспотребнадзора часто требуют, чтобы на территории лагеря и на расстоянии 20-30 м от него не было сухостойных деревьев. Но если лагерь находится в лесном фонде или на особо охраняемой природной территории, скажем, в национальном парке, порубка деревьев там категорически запрещена. Как быть?

По Водному кодексу всем гражданам должен быть обеспечен свободный доступ в 20-метровую береговую полосу водоемов. Где, в том числе, находятся пляжи детских лагерей. Как же в этом случае обеспечить безопасность детей?

Далее. Четыре года назад правительство РФ постановлением № 1177 утвердило правила перевозок детских групп автобусами. Одно из требований – автобусы должны быть не старше 10 лет. В стране не более 20% таких автобусов, в некоторых городах их просто нет вообще. Нам пришлось потратить много времени и сил, чтобы это неразумное требование уже пять раз откладывалось – сейчас до 1 июля 2018 года.

Ситуация усугубляется тем, что этим летом в России будет проходить Чемпионат мира по футболу, и все более-менее приличные автобусы будут задействованы на перевозках спортсменов и болельщиков. Если правительство не отменит требования к возрасту автобусов, то летом не на чем будет возить детей в лагеря и обратно. На мой взгляд, тут идет чистое лоббирование интересов автопрома под видом заботы о безопасности детей. МВД России на запрос вице-премьера Ольги Голодец официально ответило, что за последние три года, когда стали проводить такое наблюдение, аварий с автобусами старше 10 лет из-за их поломки в пути не зафиксировано. Ни одной!

Еще проблема. Минтранс России четыре года не решает вопрос оперативной замены на маршруте сломавшегося автобуса или заболевшего водителя. Сейчас это сделать невозможно – замену необходимо юридически оформить, а это занимает минимум два дня. То есть два дня дети должны сидеть в сломавшемся автобусе без воды, пищи и туалета или их надо срочно где-то размещать неизвестно за чей счет.

Продолжать такие примеры можно бесконечно.

Закончить хотел бы совсем уж фантастическим предложением – органам власти надо перейти от тотального контроля и наказания организаторов детского отдыха и туризма к сотрудничеству с ними, помощи им. Чтобы эти органы власти отчитывались не количеством проведенных проверок и закрытых лагерей, не суммой наложенных штрафов, а тем, скольким лагерям реально помогли работать, скольким детям обеспечили нормальный отдых».