Тревелпорт

Полный паспорт и другие приключения не в самый удачный день

В моем загранпаспорте закончились чистые странички, даже пограничные штампы практически некуда ставить. Подала документы на новый. Но старый еще действует, поэтому я им пользуюсь. Тем более что в нем стоит многократная шенгенская и годовые визы некоторых других стран. С таким паспортом я передвигаюсь по миру с августа, и ни на одной границе мне ни разу никто не сказал ни слова. Пограничники долго листают странички, цокают языками, качают головой, но, в конце концов, ставят свой штамп. И даже улыбаются, возвращая мне паспорт.

В минувший понедельник прилетаю из Афин в родную страну. Уточняю (вдруг кому-то пригодится): 25 октября, рейс SU296, Шереметьево, терминал D. Пограничница на паспортном контроле – молодая, но явно подающая надежды, полистав мой документ, классически хамским тоном задает вопрос: «Вы когда собираетесь менять паспорт?». «Уже подала документы», - отвечаю вежливо. Но все-таки не сдержалась, спросила: «А разве вы должны это контролировать?». Зря спросила. «А где я должна ставить вам штамп? Нет, вы покажите, куда печать ставить», - паспорт выкладывается на стойку. Соседке по кабинке: «Вот ты посмотри, ну куда ставить? Сейчас я закрою этот паспорт, и вы никуда больше не поедете». Много такого наговорила. И апофеоз (гордо): «Я – человек в погонах (стучит пальцем по своему плечу), я знаю, что делаю!».

Штамп она, конечно, поставила. Получив паспорт, я попросила пограничную даму назвать свое имя и фамилию. В ответ – пауза. Растерялась. Но взяла себя в руки и - тем же хамским тоном: «До свидания!». Жаль, не догадалась я посмотреть номер кабинки. С другой стороны, что сказать ее начальству? Что эту юную даму нельзя допускать к работе с людьми? А как доказать, что она хамила? Соседка не засвидетельствует.

Ладно, пересекаю границу и в прекрасном, как вы понимаете, настроении иду в зал выдачи багажа. Захожу в туалет (уж простите). Все новенькое и чистенькое, и бумага есть (опять же простите), но ни в одной кабинке нет крючков для сумки или одежды. Не то что они были, но оторваны, просто не предусмотрены, поскольку даже следов нет. И народ вешает свои вещи на внутренние ручки дверей. Которые от этого ломаются. Поэтому многие кабинки изнутри не закрываются.

Чемодана своего на багажной ленте я не нашла. Вот хотите верьте – хотите нет, все чистая правда. У меня свидетели есть. Пошла оформлять розыск. Напраслину ни на кого возводить не буду, там не хамили и даже отнеслись с сочувствием. Остался на ленте невостребованный чемодан. «Этот похож на ваш?», - спросили меня. Ну в общем похож, хотя мой фиолетовый темнее и значительно больше, чем этот сиреневый. «Ясно, скорее всего, обмен». Это у них термин такой. По бирке невостребованного багажа установили фамилию владельца, очень редкую – Иванова. Без имени. Объявили по громкой связи: вернитесь, гражданка Иванова, прилетевшая из Афин и получившая не свой багаж. Не вернулась. И в этот вечер не проявилась.

На следующий день выяснилось, что гражданка Иванова не только ухватила чужой чемодан, но еще и улетела с ним в Чебоксары! Причем она наверняка снова сдавала его в багаж, потому что он здоровенный и весит 28 кг. И не заметила, что вещь - чужая! Даже не представляю, в каком она была состоянии. Но зато знаю, что в Домодедово на выходе из зала выдачи багажа бирки в руках у пассажиров хоть как-то сверяют с прикрепленными к чемодану. А в Шереметьево ничего не проверяют. Бери, что хочешь, и иди своей дорогой.

Ну ладно, оформила я бумаги про свой утерянный чемодан. Написала заявление, заполнила в трех экземплярах таможенную декларацию, сходила в «красный коридор», еще что-то дописала под диктовку таможенника (был вежлив), поставила у него печати, вернулась к стойке розыска, сдала декларации, получила документ с номером моего «заказа», контактами службы доставки и т.д. И все в том же прекрасном, как вы понимаете, настроении двинула в терминал, откуда уходят электрички на Москву.

В терминале решила улучшить свое состояние порцией мороженого, зашла в магазин, взяла рожок, на кассе даю 50 рублей - в Москве такие стоят 15-20 руб. Продавщица говорит: 98 рублей. Я забрала свой полтинник и ушла - из принципа.

Билет в электричку купила в бизнес-класс. Хотя это одно название, в вагоне нет даже кондиционера, так что летом – сами понимаете. Стоит билет 500 рублей, на 200 рублей разницы с обычным вагоном дают бутылочку воды (0,33!) и предлагают почитать газеты. Но зато эти «улучшенные» вагоны всегда полупустые, можно выбирать любое место и сидеть свободно. И еще есть, куда поставить чемодан, которого у меня не было. В общем, пошла к электричке, иду вдоль вагонов – надо же, все полупустые. как назло. Села в свой бизнес-класс, пригорюнилась.

И тут спохватилась: у меня же было два пакета с покупками из афинского дьюти фри! Где они? Лихорадочно восстанавливаю в памяти события последних двух часов, которые я провела в аэропорту. Предполагаю наилучшее в этой ситуации развитие сценария: мои покупки случайно увезла коллега, мы с ней складывали свои вещи на одну тележку. Наверняка в багажник машины их перегружал водитель, а ему откуда знать, сколько должно быть пакетов. Звоню коллеге и с искренней надеждой задаю вопрос. Коллега что-то булькнула в ответ – связь оборвалась. Кто мне объяснит, почему, когда едешь по железной дороге в Домодедово, в Шереметьево или обратно (про Внуково не помню), на некоторых участках пути пропадает мобильная связь? Мы что, проезжаем глухую тайгу, где нет возможности установить трансляционные вышки?

Коллега перезвонила, сказала, что пересчитала пакеты - действительно, два лишних. Ну наконец-то.

Сейчас 3 часа ночи. Я не сплю, потому что жду чемодан: днем позвонили и сказали, что его из Чебоксар вернули в Шереметьево и доставят мне с 22.00 до 6.00 (утра!).

Что ж, будем считать это полезным опытом. Как ни странно, при моем количестве поездок такое случилось впервые – и с чемоданом, и с паспортом. Заодно я узнала, что в «багажном» компьютере на стойке службы розыска указаны названия турфирм, которые отправляют туристов на конкретном рейсе. Правда, в какой момент и по каким документам это фиксируется, я не поняла, но в следующий раз (не дай бог) обязательно спрошу. Во всяком случае, в нашем самолете из Афин летели четыре дамы с фамилией Иванова, и мне назвали четыре турфирмы, где они покупали путевки. Это меня успокоило: если «моя» Иванова не проявится добровольно, я непременно найду ее через турфирму и чемодан свой отберу.

Вот еще польза: у таможенника в «красном коридоре» уточнила, какое количество ввезенного алкоголя считается контрабандой. У меня в голове была цифра – более двух литров, оказалось – от трех. Тоже нужная информация. Еще решила обязательно отправить запрос в Пограничную службу ФСБ РФ, чтобы выяснить полномочия нервных пограничных дам на случай отсутствия места для штампа в чьем-либо паспорте. Пригодится.

Так что во всем есть свои плюсы. Но из электрички, на всякий случай, я вышла очень осторожно. И домой – живу недалеко от Белорусского - пошла пешком, медленно, прогулочным шагом. И хорошо, что налегке. (Ирина Тюрина, RATA-news)

  • Еще материалы этой рубрики