Фокс-Экспресс
Россия откроется первой! Бесплатные интервью с руководителями региональных турфирм!

Детки в клетке, или шесть страниц, которые убили лето

Очень долго организаторы детского отдыха ждали рекомендаций по работе детских лагерей в условиях коронавируса. 27 мая ближе к вечеру случилось – документ перед нами, датирован 25 мая. Шесть страниц, утвержденных главным санитарным врачом России. С профессиональным пристрастием рекомендации проштудировал председатель правления Фонда развития детских лагерей, кандидат психологических наук, доцент Андрей Данилков.


Основной концептуальный посыл документа: в лагере изначально находятся НЕздоровые дети, которым ограничены передвижения, площади, массовые мероприятия и т.д. И детей теперь должно быть в два раза меньше (п. 3.7). Но как? 50% от проектной мощности лагеря или от наполняемости групп и отрядов, то есть, делим один отряд на два? А как прочитают эту рекомендацию Роспотребнадзоры на местах?

А если дети здоровы, то к чему всё это?! Если есть мощный входной фильтр, если выдержаны первые четыре дня особо опасных с точки зрения проявления симптомов – зачем социальная дистанция, зачем ограничения и прочие страсти? Надеемся, что справятся с этой бедой руководители детских лагерей. Вопрос только, какой здравомыслящий родитель добровольно отправит свое чадо в эту резервацию?

Кстати, в документе вообще не упоминается такой сегмент, как палаточные лагеря. Их, кажется, теперь в России не будет. Как, впрочем, и детского экскурсионного туризма.

Экономика и рентабельность. Увы, мало кто среди наших чиновников умеет просчитывать последствия принятых документов. А расклад с этими рекомендациями получается такой. При уменьшении числа детей в лагере количество персонала остается почти таким же, как и при загрузке 100%. Автоматически увеличивается себестоимость путевки и снижается ее рентабельность – которая и без того под большим сомнением.

Только закупка дозаторов для размещения при входе в каждое (!) помещение будет стоить лагерю сотни тысяч рублей. Это не блеф, а реальные цифры. В одном из лагерей Алтайского края таких помещений – 456! Стоимость «Дозатора для антисептика ТН-802 800 мл.эконом» – 1490 рублей, «Автоматического сенсорного дозатора дезинфицирующих средств F1400» – 6950 рублей. Берем «дешевый» за 1490 рублей, умножаем на 456 штук, получается 679440 рублей. Хорошая нагрузка для лагеря. И неожиданная с точки зрения затрат, так как стоимость путевки сформирована ещё в январе и никак не подразумевала такой вот сюрприз. Но в дозатор еще надо залить дезраствор – 3500 рублей за 5 литров. Сумма уже получилась больше миллиона рублей.

Проживание персонала в лагере безвыездно требует отдельных помещений и расходов. Нормальный директор не оставит своих сотрудников голодными, без места для проживания хотя бы с элементарными бытовыми удобствами и т.д.

Вопросы. Где взять помещения для проживания такого количества взрослых людей? Что будут делать эти сотрудники в свободное от вахты время? Где найти таких подвижников, которые добровольно лишат себя свободы на 21 день? Где взять деньги на выполнение этих «рекомендаций»?

Стоимость спецодежды и средств индивидуальной защиты – вопрос отдельный. Все это должен предоставить работодатель. Сколько это будет стоить, коллеги? Мы уже получили расчеты из регионов: для лагеря на 350 мест – не менее 500 тысяч рублей! Для справки: стоимость одного бесконтактные термометра составляет от 6000 до 18000 рублей за штуку, умножим на количество отрядов плюс медпункт плюс пищеблок.

Далее п. 3.20 – дезинфекция воздушной среды обеспечивается с использованием приборов для обеззараживания воздуха. Вопрос: что обеззараживать – помещения, улицу, места общего пользования? Цена вопроса: рециркулятор РБ 90 «Победит» – 16000 рублей. Сколько их нужно лагерю, скажем, на 320 мест? Информация из Новосибирской области: сегодня лагеря начали искать эти приборы. Счастье-то какое, нашли! Но срок поставки – не ранее 25 июня, да и то в ограниченных количествах.

Стоимость путевок по муниципальному и государственному заказам в большинстве регионов никогда не покрывала себестоимость отдыха, и директора лагерей добирали этот дефицит средств за счет коммерческих продаж. Сейчас, выполняя в первую очередь заказ государства, лагеря лишены такой возможности. Половине детей надо отказать и вернуть деньги за проданные путевки. И, что самое печальное, попасть в лагерь по коммерческой путевке у детей возможности нет. А это уже похоже дискриминацию.

Стоимость коммерческих путевок из-за ограничений по численности детей и в связи с «эпидемическими» расходами выросла на 25-40% – мы получили оперативные ответы из шести регионов. А начали детские лагеря продажу путевок еще в январе-феврале, когда о возможности такого подвоха никто и не думал. И проданы они по акциям раннего бронирования, то есть по ценам 2019 года. Где лагерю теперь взять недостающие средства? А где взять деньги на возврат тем, кому сейчас придется отказать в отдыхе? Они были получены в первом квартале и успешно потрачены на ремонт зданий, закупку нового оборудования, инвентаря, зарплату сотрудникам и т.д. А есть родители, которые на вполне законных основаниях требуют эти возвраты. Они уже не попали на первую смену, так как она отменена, они напуганы и не собираются отправлять своих детей в лагерь из-за введения новых требований.

Несостыковки:

- п. 3.4. Допуск персонала к работе осуществляется по результатам иммунно-ферментного анализа на наличие антител к коронавирусу. В том же Алтайской крае эти анализы не делают. Ближайший город, где можно сдать этот анализ, – Новосибирск. «Анализ-туры» в столицу Сибири организовывать или привозить лабораторию в лагерь? За чей, опять же, счет?

- п.3.6. Отдельные смены для детей из учреждений социального обслуживания (детские дома, приюты, интернаты и т.д.). Другим детям в это время в лагере быть нельзя?! Опять сокращение мест! Опять минусовые балансы!

- п.3.16. Социальная дистанция 1,5 метра для детей в помещениях. Про вожатых ничего, про сотрудников тоже. Это значит, что тактильные контакты вообще запрещены? Или есть какие-то особые условия? И зачем это, если дети здоровы?

В общем, перечислять все последствия введения в действие этого документа можно очень долго. Скажем лишь, что открытие детских лагерей рекомендовано «не ранее третьего этапа возобновления деятельности» (п.1.2.). Это вполне себе может означать, что в некоторых регионах лета не будет! Не откроются лагеря летом совсем!

Другой важный аспект: детские лагеря лишены мер государственной поддержки в условиях пандемии! Большинство из них, кроме лагерей-туроператоров, коих десятка четыре на всю Россию, не попадают в число наиболее пострадавших отраслей. А ведь основные средства детские лагеря зарабатывают летом! В большинстве регионов их открытие условно назначено на 1 июля. Месяц из жизни вон! Да еще и рекомендации – читай, требования – к работе такие, что выжить просто невозможно.

Итог. Роспотребнадзор выпустил «антидетский» документ, который ставит под угрозу открытие детских лагерей летом 2020 года. А дети, не попавшие в лагерь, могут стать источником повышенной опасности с точки зрения переноса вируса, общаясь на улицах, дачах и т.д. с другими детьми и взрослыми.

Детские лагеря оказались, по сути, не нужны государству как сфера, как институт воспитания, развития будущих поколений. Мнимая забота о здоровье и благополучии человека обернулась катастрофой.

Дети в большинстве летом останутся в своих населенных пунктах. И никто не удержит их дома, и не будет следить за соблюдением социальной дистанции и за их контактами. И никто не убережет их от угроз, которые таит в себе неконтролируемый отдых и досуг. По итогам лета 2018 года в России зафиксировано 516 детских смертей в условиях неорганизованного отдыха. Это цифра прозвучала из уст тогда вице-премьера Ольги Голодец. В том же году, кстати, в лагерях отдохнуло 5,5 млн детей, и какая-то часть из них наверняка была выведена из под этой страшной угрозы.

А попытки министерства просвещения РФ организовать онлайн-смены или онлайн-лагеря увеличит и без того огромное количество гаджето- и интернет-зависимых детей. Таковых у нас по статистике каждый год прибавляется 17% – об этом пишут психологи, психотерапевты, а иногда уже и психиатры. В набат нужно бить, а не онлайн-отдых для детей придумывать.

В общем, детки в клетке, а сфера детского отдыха – на краю пропасти.

Может быть в таких условиях все-таки дать возможность детским лагерям как-то выжить и серьезно, в государственном масштабе, организовать реальную помощь сфере детского отдыха в целом и каждому отдельному лагерю в частности независимо от формы собственности?

Для этого нужно понять простую истину: детский лагерь давно уже является уникальным социокультурным феноменом, необходимым и самодостаточным сегментом российской системы образования. Это самая востребованная и безопасная форма организации каникулярного отдыха детей, как броней защищенная требованиями надзорных органов, их контролем и постоянным ужесточением указанных требований. Но гайки можно закручивать до определенного упора – потом резьба срывается. Мы начали проворачиваться года два-три назад безо всякой пандемии. А в этом сезоне ситуация накалена до предела.

Ну что, крутим гайки дальше?