Донинтурфлот
RATA-news в Telegram-----------------RATA-news в Telegram-----------------

Прогулки по старой квартире

Некоторое время назад в бурном потоке интернет-информации промелькнуло сообщение о том, что в северной столице открылся памятник старой квартире. Увы, оно оказалось всего лишь слухом. А жаль. Нет сомнений, что памятники старым квартирам, в том числе коммунальным, ещё появятся. И тем, в которых «на тридцать восемь комнаток всего одна уборная». И тем, в которых туристка из анекдота о далёком будущем приняла кухню за туалетный шкафчик. Любопытно, конечно, в какие монументальные формы эти памятники «отольются»... Но пока их нет, давайте совершим виртуальную прогулку по некоей старинной квартире. Как писал когда-то поэт Арсений Тарковский: «Всё меньше тех вещей, среди которых Я в детстве жил, на свете остаётся...».

Театр, как известно, начинается с вешалки. Как и любое человеческое жилище. Но вот что любопытно: памятников предметам одежды пока что не существует. С памятниками предметам обуви дело обстоит несколько иначе.

В Великом Устюге открыт памятник родоначальнику русской обувки – Его Величеству Лаптю (фото).

Не Дедом Морозом единым, выходит, жив древний город, с 2005 года проводящий в «мёртвый» для морозного старца сезон лапотные праздники. Памятник лаптю был открыт год спустя. Через шесть лет за ним последовал аналогичный памятник на Старой Смоленской дороге, в Вязьме (фото).

Есть памятник лаптю и в Вятке. Словом, больше лаптей – хороших и разных, ведь когда-то в каждой русской губернии лапти плели по-особенному, и покупатель, скажем, с продавцом на базаре легко могли определить, откуда каждый из них пришёл.

Иные времена – иные, как говорит молодёжь, «шузы». Одним из символов советской эпохи был кирзач, кирзовый сапог. Паре кирзовых сапог (в натуральную величину, можно примерить) воздвигнут памятник в Перми (фото) на территории одного из закрытых территориальных образований, что, надо надеяться, надёжно защитит его от охотников за цветными металлами.

Памятник сапогу конкретного героя – барона Мюнхгаузена, стоит в Кёнигсберге-Калининграде, но о нём поговорим в другом разделе нашего цикла.

Санкт-Петербург когда-то считался одним из крупнейших в России центров производства обуви – вспомним знаменитый «Треугольник». Именно в северной столице находятся памятники как мужским (фото) с задорно вздёрнутыми красными шнурками, так и женским туфлям, доныне ожидающим своей Золушки (фото).

Совсем иного фасона ботинок увековечен в парке Ессентуков (фото) – где же он шнурков-то последних лишился?

Очень философски выглядит памятник потрёпанным Башмакам неизвестного дачника в Териоках (Зеленогорске), которые стоят посреди розы ветров (фото). Очевидно, он символизирует своего рода Вечного Дачника вне зависимости от национальности.

Но все упомянутые выше «образцы» предназначены для носки на улице, и только в Сибири, а точнее в Томске и Тюмени, удостоили памятника обувку сугубо домашнюю – уютные тапочки (фото).

Один из последних и самых оригинальных в этом роде – памятник пляжным шлёпанцам (сланцам) в Батуми. Но почему он стоит на дюжине яиц (!) и вдобавок украшен государственным флагом? Ответ, вероятно, знают только в Грузии...

Есть в России и ещё один памятник тапочкам – в Симбирске-Ульяновке, но они как-то теряются на фоне главного монумента – памятника предмету мебели по имени Диван Ильи Ильича Обломова (фото). Диван ослепителен. Неотразим. Великолепен. Куда до него, скажем, сохранившемуся в Орле подлинному тургеневскому дивану-«самосону», а также прочим «мебелишкам».

Это, конечно, шутка. Памятников предметам мебели в России и её окрестностях становится всё больше, и возглавляют это странное «шествие» отнюдь не диваны, а стулья. Тон задаёт Санкт-Петербург с памятником классическому венскому стулу (фото).

Венский стул почтил памятником и скромный украинский город Мелитополь (фото).

На Западе великих артистов принято чтить вмонтированными в каменное покрытие звёздами, отпечатками ладоней и т.п., а в России – именными стульями. Например, петербургский стул назван в честь доныне здравствующего великого литовского актёра Донатаса Баниониса (фото).

Москва тоже старается не отставать. Есть в ней памятник стулу, больше напоминающий соблазнительно-обтекаемые формы обнажённого женского тела (фото).

Есть большая композиция в виде стола и двенадцати стульев (фото).

Что она означает? Намёк на суд присяжных? Или на бессмертный роман Ильфа и Петрова? Скорее второе, так как другой памятник стулу в Москве явно «выпал» из него (фото).

 

Равно как и поставленный ещё в прошлом веке памятник «двенадцатому стулу» в Одессе и очень похожий на него памятник в Тернополе (фото).

Впрочем, хватает фантазии у наших художников и без Ильфа с Петровым. Вот стул из Екатеринбурга. Поставлен он, судя по стилистике окружающей архитектуры, явно рядом с какой-то «фабрикой-кухней» (фото).

В Красноярске памятник стулу поставлен на площади влюблённых. На них же в определённом смысле рассчитывает и огромный стул в Усть-Каменогорске: парень с девушкой могут спокойно поставить собственные стулья под громадой памятника (фото).

Иная функция у воронежского стула (фото) – он излечивает от жлобства.

Бердянский стул (фото), говорят, способен исполнить любое желание.

А огромный стул из Дубны (фото) словно приглашает к размышлениям о сокровенных тайнах мира.

Кое-где, как в Новосибирске, обычный стул вымахивает до размеров трона (фото).

И только стул, стоящий где-то в Грузии, овитый плющом и виноградом, навевает чисто земные, плотские размышления (фото)!

Иногда стулья слегка сходят с ума: ну что заставило этот достойный предмет мебели из Киева взгромоздиться на велосипеды (фото)?

Табуретки на фоне стульев также «звучат» очень по-разному. Московская, возле бывшей усадьбы братьев Аршеневских (ныне музей мебели), вымахавшая аж на три метра (фото), предназначена для чего угодно, только не для сидения.

Равно как и киевская (фото).

А вот питерская – типичное и уютное сидение (фото) с классической советской кухни, куда мы сейчас и переходим.

Что на ней? Стол, стулья, табуретки. А на столе – ложки, вилки, стакан и прочее. Ложки почему-то особенно любят в Поволжье. Есть памятник Ложке в Нижнем Новгороде (фото).

Есть памятник Алюминиевой ложке в Симбирске-Ульяновске (фото).

Огромный памятник Хохломской ложке в городе Семёнове хранят в музее местной фабрики, и выставляют на всеобщее обозрение лишь в День Города (фото).

Очень симпатичный памятник изящной Вилке (фото) открыли в Киеве.

А вот стакан... Казалось бы, что более привычно русскому человеку, чем гранёный стакан? Он и ёмкость, и мера сыпучих продуктов, и форма для лепки пельменей... А вот поди ж ты, памятник ему есть только... в казахской Алма-Ате (фото).

Предположим, что кто-то из предков хозяина нашей квартиры был родом с Востока – это объясняет почему в углу лежит видавший виды казан (памятник в Казани) (фото).

А вот культура чаепития представлена в памятниках побогаче. В Пензе есть памятник очень весёлому на вид чайнику (фото).

Большая часть памятников самоварам находится в Пермском крае. В самом областном центре (фото), в легендарном центре самоварного производства Суксуне и в Кунгуре (фото).

Ну, и какая Тула (фото) без памятника самовару?

В более южных широтах предпочитают кофе – в Киеве появился отменный памятник кофемолке (фото).

Обычно неподалёку от кухни находится шкаф с повседневно необходимыми инструментами. Молоток – в Йошкар-Оле. Напильник и ножницы в посёлках Сосновский и Тумботино в Нижегородской области (фото).

И непременные, но такие необходимые подчас медицинские принадлежности – Костыль в Бердянске (фото), песочные часы в Новосибирске (фото).

И, наконец, самые знаменитые в этом жанре – тюменский памятник Шприцу и железноводская Клизма (фото).

Особая статья – памятник деньгам, преимущественно советским. В Иркутске есть памятник копейке (фото) – не путать с автомашиной!

В Москве – пятачку (фото). Не путать с героем сказки!

В Томске – «деревянному» рублю (фото).

А в Красноярске – бумажной «десятке».

Куда же класть денежки? Люди старшего поколения упрямо держатся за кошельки, такие, как увековеченные близ Казани и в Краснодаре (фото).

Но вот и вестник нового времени – банковская карточка в Екатеринбурге (фото).

На столе, как водится, – письменные принадлежности былых времён. Чернильница, увековеченная в Вентстпилсе (фото).

И снятое с нижегородской стены частное объявление, отлитое в металле (фото).

И напоследок – памятники человеческим увлечениям. Огромные коньки установлены на одной из площадей подмосковной Балашихи (фото).

В Элисте, шахматной столице – памятник пешке (фото).

Владелец казана явно хорошо играл в нарды – памятник в Ереване (фото).

Бывают и случаи вовсе анекдотические: в 1970-х в Магнитогорске открыли памятник основателям города (фото) – сегодня его называют памятником туристической палатке.

Можно, конечно, только пожалеть о том, что некоторым самым запоминающимся символам былого быта памятников как не было, так и нет. Например, незабвенным авоськам. Но возможно, это дело будущего.

...А вот и тихий поворот ключа в двери. В нашу квартиру вернулся хозяин – не низок, не высок, ни толст, ни тонок. Типичный средний покупатель нового поколения, каковому недавно поставили памятник в Минске (фото).

 

 

 

Юрий Тимофеев, специально для RATA-news

 

 

 

Следующий номер RATA-news выйдет 13 мая 2013 года