Тревелпорт

Женева – часовых дел город

Вопреки известному утверждению, не экономика определила политику, а все случилось наоборот в городе Женеве. К тому времени, когда Вольтер иронически заметил, что, мол, «основное занятие в Женеве – зарабатывать деньги», уже завершился бурный для Европы XVI век, с кровавыми разборками, как бы теперь сказали, между католиками и протестантами. Он и предопределил экономическое процветание Женевы и ее статус города часов.

Жан Кальвин, обосновавшись в Женеве в 1536 году, сделал ее центром Реформации в Европе. Чуть позже, после страшных событий Варфоломеевской ночи, сюда перебрались французские последователи теолога – гугеноты. Франция простилась со своей элитой – учеными, коммерсантами, искусными мастерами, в том числе и теми, кто знал производство дорогих тканей, владел секретами точной механики. Весь этот человеческий капитал достался Женеве. Между тем все тот же Кальвин, проповедник неприхотливой скромности, став фактически диктатором Женевы, запретил в городе ювелирное производство. Чуть было не оставшиеся без работы швейцарские ювелиры принялись осваивать часовое ремесло, и тут им пригодились французы с их знанием точной механики. Дотошность мастеров-эмигрантов и филигранность женевцев-ювелиров – этот симбиоз стал основой процветания города, быстро обретшего репутацию всемирного центра часового производства. Недаром здесь воздвигли монумент Реформации – без нее Женева едва ли стала бы Женевой.

С тех пор многое изменилось в городе: от крепостных стен, когда-то приютивших протестантов, остались лишь фрагменты, которые экскурсоводы с удовольствием показывают многочисленным туристам (фото).

От пуританской скромности кальвинистов город унаследовал разве что аскетичное внутреннее убранство главного городского собора Сен-Пьер. Притом что внешний вид его стал величественным, подобно древнегреческим храмам: в XVIII веке вход в собор украсил портик с шестью коринфскими колоннами, и классицизм причудливо смешался с готикой (фото).

Осталась такой же, как и пять веков назад, площадь Бург де Фур: все те же дома, та же булыжная мостовая, те же узкие улочки, что берут здесь начало.

Многое изменилось в Женеве, только неизменны три городских атрибута: озеро, Монблан (фото) и часы.

Они здесь повсюду: в витринах бутиков самых известных часовых марок, которые родом из Швейцарии, в рекламе на фасадах домов, едва ли ни на каждой городской улице есть часы (фото) – и все они всегда показывают точное время.

То же можно сказать о недорогих сувенирных часиках в лавках для туристов: даже они неизменно точны. А фирма Rolex подарила Женеве самые необычные часы: их циферблат – клумба знаменитого городского парка на набережной Женевского озера. Они, кстати, обладают самой длинной в мире секундной стрелкой (фото).

Когда цветы на циферблате обновляются – это шоу для горожан и туристов: флористы, устроившись на деревянной жердочке, работают с сумасшедшей скоростью – чтобы не помешать стрелке и чтобы она не помешала им.

 

Часовой музей и часовой отель. При всем богатстве музейного разнообразия Женевы (истории и искусства, Красного Креста, автомобилей) – часовая тема доминирует и здесь. С коллекцией, собранной компанией Patek Philppe, в огромном одноименном музее на Рю де Вье Гренадье, едва ли сможет конкурировать какое-либо другое собрание часов. Здесь есть первые часы, датируемые XVI веком (фото): круглые золотые коробочки с одной стрелкой (тогда еще обходились без минутной).

Филипп Штерн, владелец компании и основатель музея, поместил в витрины собрания и гордость Patek Philppe: первые экземпляры часов с привычным заводным механизмом – кнопочкой вместо ключа – изобретение одного из основателей компании, талантливого часовщика Жана Адриена Филиппа.

Антоний Патек, второй отец компании Patek Philppe, вошел в историю часового производства как автор непревзойденных маркетинговых ходов. Часы с эмалевыми миниатюрами, отображающими представителей европейских монархий – тому свидетели: благодаря такому дизайнерскому ходу Patek Philppe стал поставлять свою изысканную продукцию коронованным особам и их окружению. Антоний Патек придумал позаимствовать для символа компании знак испанского ордена – Калатраву. Часы, обрамленные в затейливый крест, напоминали орден, а кто ж откажется от такого украшения на ярмарке тщеславия? Символ Калатрава и сейчас присутствует на классических моделях Patek Philppe.

Среди знаковых экспонатов музея – часы королевы Виктории, Льва Толстого, Петра Чайковского, Рихарда Вагнера, Рейдьярда Киплинга. Здесь хранятся и самые дорогие в мире наручные часы: в 1868 году мастера Patek Philppe сделали для нью-йоркского миллионера Генри Грейвза самые сложные на тот момент часы с 24 функциями, а спустя 131 год на аукционе Sotheby’s их продали за $11 млн.

Музей Patek Philppe – находка для тех, кто серьезно занимается историей часового производства: здесь более семи тысяч книг, посвященных часовому искусству, солидное собрание орудий труда часовщиков.

Часы, часы, часы – неисчерпаемая тема для Женевы. Есть в городе и «самый часовой» отель – Le Richemond, женевская жемчужина коллекции Rocco Forte (фото).

Историческая гостиница, которой недавняя реконструкция придала черты современного шика, предлагает услуги часового дворецкого. Пьер Жак, управляющий известного часового бутика Les Ambassadeurs, приезжает в Le Richemond с парой-тройкой чемоданчиков. Желающие получить сверхискушенного консультанта найдут его в часовом дворецком: Les Ambassadeurs представляет часы 30 самых звучных брендов, и Пьер Жак поможет сделать правильный выбор. Если нужно, он организует посещение знаменитых мастерских – Vacheron Costantin, Roger Dubuis, Frank Muller.

Коллекционеры поговорят с часовым дворецким на «своем языке»: Пьер Жак и его помощники (в том числе и русскоговорящие) знают все тонкости своего дела, где найти нужный экземпляр для пополнения коллекции, да и бутик Les Ambassadeurs предлагает винтажные и антикварные часы.

От услуги часового дворецкого не стоит отказываться и тем, кто прибыл в Женеву вовсе не за часами. Ведь сколько любопытного можно узнать на этой встрече. Например, что желанию купить швейцарские часики «все возрасты покорны» – от 15 до 70 лет. Что среди клиентов много русских, что производители элитных брендов, как правило, не идут на поводу у покупателей и не делают часов по индивидуальным заказам – им важно представить узнаваемые коллекции. Дорога и сама возможность перебрать и померять часы из заветных чемоданчиков. Наверняка находятся и такие, кто в конечном итоге все же делает статусную покупку – настоящий подарок из Женевы.

 

Элеонора Арефьева, RATA-news