Пегас с 18 октября

Мой личный Екатеринбург

Организаторы VII международного туристического форума «Большой Урал» провели для его участников несколько информационных туров по достопримечательностям Свердловской области. Одним из маршрутов проехала корреспондент RATA-news.

Мне нравится кушать в заведениях общепита. Там происходит волшебство – не примечательное вроде бы тушеное мясо превращается во фрикасе или в загадочное какое-то оссобуко. Поэтому начну повесть о Екатеринбурге с ресторанов, в которых мы побывали. Поездка, к сожалению, была короткой, поэтому заведений посетили всего два. Но! В любом путешествии гастрономическая часть очень важна, а в этом городе, уж поверьте, есть где повеселиться гурману.

Ресторан «Корова» находится напротив Ельцин-центра, через улицу. Как мне показалось, это место нравится «белым воротничкам». Они там едят утиную ножку конфи с фруктовым пловом и ведут деловые разговоры. Open kitchen, хорошая подача и стильный интерьер – что еще нужно, чтобы договориться с партнером.


Ресторан «Дубровин» открылся недавно, позиционируется как «советский», основной концепт – традиционные блюда русской кухни с новыми акцентами. Сельдь, например, не в «шубе», а в «стильном пальто». Есть пироги, но «на один укус», а к пельменям со щукой подают «секретный» соус от шеф-повара. И все это на фоне великолепных настенных панно с видами Свердловска (именно Свердловска, ресторан «советский», вы же помните).


Хватит, однако, про еду. Теперь – про город, про Екатеринбург. При рождении он был заводом. Место на берегу реки Исеть, которое под его строительство в 1721 году выбрал деятельный государев человек Василий Татищев, а в 1723 году подтвердил генерал Виллим де Геннин, горожане называют сегодня очень ласково – Плотинка. Рядышком и памятник отцам-основателям стоит. В сохранившихся отреставрированных заводских зданиях сегодня размещаются музеи. Здесь красиво, вольно и всегда многолюдно.


Прогулку по городу именно отсюда и стоит начинать. Екатеринбург – это не Москва, застраивавшаяся как Бог на душу положит. У его строителей был заранее утвержденный план – индустриальный, квадратно-гнездовой. Главный проспект, конечно же, Ленина (а вначале истории – Главная першпектива) под прямым углом пересекается с чуть менее главными улицами Карла Либкнехта и 8 Марта, и строго параллельна еще одной из основных улиц – Малышева. Это я к тому, что ориентироваться в столице Урала довольно просто. Вот несколько знаковых точек, познакомиться с которыми должен каждый уважающий себя и уральцев гость. Выбрала я их, согласуясь с собственным вкусом.

Храм-на-Крови во имя Всех Святых, в земле Российской просиявших – таково полное имя храма, возведенного на Вознесенской горке, на месте снесенного в ельцинские времена трагически-знаменитого дома инженера Ипатьева. Меня в самое сердце ударила расстрельная комната, географически точно воспроизведенная там же, где и находилась в 1918 году. Ищите ее в нижнем храме под алтарной частью верхнего. Не в смысле интерьера схожа, та страшная комната была пуста и тогда, когда в нее вошли ни о чем еще не догадывающиеся Романовы – в смысле идентичности размеров, расположения, ориентированности к улице. Кроваво-красный полумрак царит в ней. Может быть, она и не была так задумана, но получилась – крипта, предназначенная для почетных погребений. Там души убитых женщин, мужчин и детей ощущаются физически. Желая рассмотреть помещение, невольно встаешь на то же самое место, где стояли их палачи, а семья, невидимая глазу, напротив. Тяжелые впечатления…

Самая, на мой взгляд, красивая городская усадьба из сохранившихся – дом с парком Расторгуева-Харитонова на той же Вознесенской горке. Строительство ее началось в 1794 году и продолжалось 30 лет.


Легенд с ней связано – не счесть. Поскольку историки так и не смогли узнать имя автора столь прекрасного комплекса, приходится поверить, что заводчик Лев Расторгуев за большую взятку выписал себе заточенного за какую-то провинность в тюрьму искусного зодчего. «Построй для меня небывалый дворец и получишь свободу», – пообещал он арестанту, но слово свое, крепкое купеческое, не сдержал. Обманутый мастер то ли сошел с ума, то ли покончил с собой. Рассказывали, что хозяйских лошадей здесь мыли шампанским, по целому году отмечали свадьбу, а в подземельях господского дома и мятежники с заводов томились, и староверы молились. Под парком, и поныне радующим горожан зеленью и прохладой, проходят старые подземные ходы. Народ поговаривает, что часть из них – остатки тайных штолен, где Расторгуев добывал золото. Основания для подобных слухов есть – на Вознесенской горке, действительно, имеются золотоносные жилы. Россыпное золото было, хотя вполне возможно, что и сейчас есть, в речке Мельковке, спрятанной ныне под землю, а когда-то бежавшей вдоль северного склона горки.

В усадьбе бывали Александр I и Александр II, а еще один Александр по фамилии Демьяненко, всеми любимый Шурик из «Кавказской пленницы», в советское время бегал сюда заниматься в какой-то кружок, ведь дворец отдали пионерам. Сегодня в усадебном комплексе располагается Дворец детского и юношеского творчества.

Знаете ли вы, что Екатеринбург – это самое большое в мире собрание шедевров конструктивизма. В городе сохранилось около 140 зданий, выстроенных в данном стиле. Белая башня, например, что стоит в районе Уралмаш. Это первая в мире водонапорная башня из железобетона! Или жилой комплекс «Дом Госпромурала» на проспекте Ленина. В одном из его домов жил легендарный разведчик Николай Кузнецов. Ярчайший и, пожалуй, самый известный пример – Городок чекистов. Построен в самом начале 30-х годов прошлого века по заказу НКВД-ОГПУ для проживания командного состава. Попасть туда во времена оные можно было только по спецпропуску, а сегодня – заходи кто хочет. Считается, что при взгляде сверху комплекс напоминает серп, молот и развевающиеся знамена. Документально это не подтверждено, но миф крепко укоренился в головах людей. Да и пусть себе, так даже интереснее.

В Екатеринбурге есть не только Городок чекистов, но и Литературный квартал, где можно напитаться вековой мудростью писательского слова. Квартал – это парк и, одновременно, часть Объединенного музея писателей Урала. Создаваться музей начал еще в 30-е года прошлого века, и сегодня включает в себя семь выставочных площадок и литературно-музыкальный «Камерный театр».


Несколько объектов располагаются в парке, потому он и называется Литературный квартал. Искать его нужно в самом центре, недалеко от Плотинки и Городского пруда. Здесь стоят дома-музеи Дмитрия Мамина-Сибиряка и Федора Решетникова, оборудована Летняя эстрада. Череда событий в Литературном квартале бесконечна, как лента Мебиуса – фестивали, спектакли, выставки, концерты, экскурсии… Вот лишь крохотная часть июньской афиши – ди-джей бал «Пушкин. 220 вольт», Open Air Fest, Уральская ночь музыки. Жалею, что были рядом, несколько раз проезжали мимо, но так и не зашли.

А вот музей Бориса Ельцина в Ельцин-центре осмотрели. Само здание многофункционально – здесь есть и магазины, и обычные офисы, и большой атриум, в котором и проходили основные мероприятия форума «Большой Урал». У входа в музей навечно припаркован президентский лимузин. За стеклом витрин аккуратно разложены подарки первому президенту России и его награды.


Концепцию музея, в основу которой положен принцип «семи дней», разрабатывал российский режиссёр Павел Лунгин. Один зал – один день: «Мы ждем перемен!», августовский путч, рождение Конституции и, наконец, прощание с Кремлем.




Воссоздан кремлевский кабинет президента, причем, именно тот момент, когда Ельцин, глядя в глазок видеокамеры, сказал свои знаменитые слова: «Я устал. Я ухожу».


Завершается экспозиция залом Свободы.


Люди ходят, смотрят, обсуждают, удивляются, вспоминают… А за всеми их перемещениями грустно и бессильно наблюдает сам Борис Николаевич. Хочется сесть с ним рядом, положить руку на плечо и тихо сказать: «Отдыхайте. Все будет хорошо».


Наше путешествие одним Екатеринбургом не ограничилось, за пределами города мы увидели немало интересного. Впрочем, об этом в следующий раз


Любовь Булгакова, RATA-news