Донинтурфлот
RATA-news в Telegram-----------------RATA-news в Telegram-----------------

Хороший памятник и кошке приятен. Часть первая

Только ждать этого памятника, в отличие от собаки, кошке пришлось долго. Хотя именно вместе эти вечные наши спутники образовывают две половинки уютного человеческого микрокосма. «Богат Ерошка – собака да кошка», – свидетельствует старая русская пословица. Другая же уточняла, что собака – хозяйка во дворе, а кошка – в доме. Правда, вряд ли её творцы могли предположить, что со временем иные хозяйки двора сделаются меньше среднестатистической кошки. Кстати, самый большой памятник этой самой кошке изваян не человеком, а самой природой. Это – гора с именем Кошка (фото), что возвышается над крымским посёлком Симеизом. Сходство, согласитесь, удивительное!

Кошки, по стажу общения с человеком, а это около десяти тысяч лет, значительно уступают собакам. Зато кошачьи (и обычная домашняя, не подозревающая об этом кошка тоже) могут с гордостью считать себя старейшим видом на планете – их общий предок появился на Земле около сорока миллионов лет назад! Кто знает, на что насмотрелись и чему научились они за такой срок? И человек это отлично понимает. Собака, воплощённый день, в абсолютном большинстве случаев искренна, проста и понятна, и все чувства у неё на лице, точнее, на хвосте. А кошка с её фосфоресцирующими глазами, «текучими» формами, острыми когтями и своенравным характером точно выпрыгнула из самых потаённых глубин ночи, посю– или потусторонней. Кто знает, что у неё на уме, о чём она думает, что видит? А главное, как говорил классик, всегда гуляет сама по себе. Что, кстати, и запечатлено на памятнике в городе Караганде (фото).

Мы считаем вполне уместными памятники бездомным собакам, жертвуем на приюты им, «растаяв» от полных жалости собачьих глаз. А возможно ли вообразить такие у кота или кошки, пусть даже бездомных? Кстати, памятник бездомным кошкам всё-таки существует – в германском городе Брауншвейге (фото).

Как кошка чувствует больные точки у человека? Непонятно. А то, чего человек не понимает, он либо обожествляет, либо ненавидит. И первое иногда неотделимо от второго. Многие народы, начиная с древних египтян, кошек считали за живых богов. А некоторые... В Кёльне, в самом конце просвещённого XVIII века, местный архиепископ приказал всем местным кошкам, как посланцам сатаны, обрубить... уши. Какие уж тут памятники! Куда как проще и безопаснее изобразить в камне или металле воображаемого сфинкса или вполне реального льва (который, кстати, по характеру и повадкам скорее собака), чем эту непонятную и загадочную кошку! Съездите-ка в Северную столицу с её огромным каменным львятником. Или в Вятку, где падкие на дымковскую игрушку туристы часто спрашивают изображения кошек. И слышат от мастериц, что возродительница промысла Анна Афанасьевна Мезрина лепить кошек категорически запрещала. Нельзя и всё! Завет строго соблюдается до сих пор.

Обратим внимание, кстати, на то, что в «собачьих» памятниках гендерные различия обнаруживаются исключительно редко, разве что в случаях, когда надо справить малую нужду. У вида Felis silvestris catus наоборот. Как и в натуре, в памятниках практически всегда известно, кто перед тобой – кот или кошка. Они ведь отличаются и по виду, и по характеру, и по привычкам. К примеру, кошки абсолютно равнодушны к валерьянке, от которой коты буквально сходят с ума.

 

Гильдия под хвост. Так вот, в статусе «непонятного» мурлыки пребывали до начала ХХ века, когда на них, наконец, обратили внимание скульпторы, художники и прочая артистическая братия. Одной из первых воздала должное кошкам (точнее, котам) Рига. Было так. Богатый рижский торговец и домовладелец Блюмер очень хотел вступить в Большую гильдию рижских купцов, да вот беда – толстосумы неизменно отказывали ему. Блюмер решил отомстить, воспользовавшись тем, что один из его домов располагался аккурат напротив здания Большой гильдии. На верхушках двух башенок, венчавших принадлежащий ему дом, он водрузил двух чёрных котов с задранными хвостами (фото).

Легко догадаться, в какую сторону те хвосты были обращены! Большая гильдия подала в суд, да куда там! Судья мудро решил, что коты гуляют где и как хотят. Правда, в 1956 году котов все же развернули на 180 градусов. В бывшем здании гильдии теперь располагалась (и по сей день располагается) филармония – неблагозвучно выходило...

Другой чёрный кот (к сожалению, фотографию я не нашёл) расположился на крыше роскошного отеля Rantasipi Imatran Valtionhotelli в финском городе Иматра, в начале века входившего в состав Российской империи. Отель находится прямо над знаменитым водопадом, в честь которого получил имя город. Туристам обязательно рассказывают легенду о том, что девушка, которую бросил коварный возлюбленный, в отчаянии бросилась в водяную бездну. Легенда имела под собой некоторые основания: в начале века в столицах распространилась мода на самоубийства – до такой степени, что питерский градоначальник запретил продавать билеты до Иматры в один конец молодым незамужним девушкам. Так было или нет, но коварный соблазнитель превратился в чёрного кота, доныне бродящего неприкаянно по крыше роскошного отеля...

Так что не зря богема обратила внимание на котов и кошек. Обратила – и оценила по достоинству. Не зря говорят актёры, что «кошку не переиграешь». Что немедленно отразилось и в монументальном искусстве. И отразилось, кстати, весьма своеобразно.

 

Пантагрюэль и Муха. Во-первых, иногда очень трудно отличить то, что с большей или меньшей натяжкой можно назвать памятником от чисто декоративных элементов разного рода – тут кошки с их изумительной пластикой очень популярны. Весьма характерный пример – киевская кошечка, сделанная из... пластмассовых вилок (фото).

 

Находится она неподалёку от Золотых ворот, почти рядом с другим, очень знаменитым (см. ниже) «кошачьим» памятником. Что это? Маленький памятник или просто чья-то импровизация? Жаль, что артефакт не выглядит слишком долговечным... Зато вполне устойчив кот, изваянный из липы молодыми киевскими скульпторами на пеньке полусломанного дерева у тех же Золотых ворот (фото).

И уж совсем оригинальный памятник недавно появился в том же Киеве в районе Бессарабской площади. Он называется «Оставляя испуг отражениям» (фото). Я не встречал пока ничего похожего.

Во-вторых, в отличие от собак, и в бывшем СССР, и в мире вообще очень мало памятников конкретным, некогда жившим котам и кошкам. Похоже, первым на этой стезе был памятник коту Тотти (фото), принадлежавшему некогда финской поэтессе Эдит Сёдергрен. Бронзовый памятник был установлен на её родине, в посёлке Райвола (ныне Рощино), в Выборгском районе Ленинградской области в 1992 году к столетию со дня её рождения.

В Вильнюсе тоже есть свой кот (фото). Он поставлен в честь писательницы Юрги Иванаускайте, по рассказам которой «бродит» немало котов и кошек.

В середине 1990-х на специальном пьедестале возле все тех же киевских Золотых ворот и памятника Ярославу Мудрому появился памятник... персидскому коту Пантагрюэлю (фото).

Кот принадлежал владелице расположенного напротив ресторана и однажды – рядом оживлённая Большая Владимирская – погиб под колёсами автомобиля. Безутешная хозяйка не поскупилась и отметила любимца памятником. Сегодня её мало кто помнит, зато «памятник коту» входит во все обзорные экскурсии по Киеву. Правда, на камень «Пантюши» обожают задирать ножку все окрестные собаки…

Схожий по сюжеты памятник появился недавно и в России – в левитановском Плёсе. На большом камне на волжском берегу сидит грустная-грустная кошка по имени Муха (фото). Ждёт, ну чисто по-собачьи, давно умершего хозяина-рыбака, как ждала его с уловом при жизни...

Кошки, кстати, и об этом периодически пишут СМИ, иногда способны на чисто собачьи подвиги. Например, пробежать на совсем не приспособленных для этого лапах сотни километров вслед за бросившим их хозяином. Но бывает это редко и памятников таким кошкам, увы, не ставят, а зря.

Особой симпатией почему-то пользуются у туристов кошки, являющиеся частью других, «человеческих», памятников. Например, та, что крутится у ног коробейника (памятник «Торгуй честно») в Ростове-на-Дону – мы о нём уже писали. Или рядом с дмитровской огородницей (фото).

Похожие по типу памятники открылись недавно в закарпатском Мукачеве (фото), где симпатичный котик сопровождает трубочиста...

...и в российском Иваново – памятник называется «Дед и его кот» (фото).

 

 

«Удобные к ловле мышей» Есть в России памятники котам, так сказать, с географическим уклоном. И если кот смоленский (фото), что странно, ничем особенно не знаменит (по крайней мере, так говорят местные гиды), то кот казанский...

Казанскому коту Алабрысу поставлено целых два памятника. Один стоит на берегу озера, недалеко от Раифского монастыря (фото)...

...другой – в самом центре татарской столице, на пешеходной улице Баумана (фото).

На пьедестале выбито краткое «житие» весьма упитанного героя: «Сладко жил, сладко ел, сладко б.....ал» (середина слова закрыта складкой материи). До появления в виде монумента Алабрыс был героем многочисленных дореволюционных лубков. Автор памятника, скульптор Игорь Башмаков убеждён, что казанский кот в былые времена представлял собой самостоятельную породу, которая, увы, растворилась в массе более многочисленных. По словам художника, это были «очень красивые животные, имели густую длинную шерсть белого или серого окраса, богатые усы и большие выразительные глаза».

Появление казанского кота на страницах русской истории не случайно. Будучи в Казани, императрица Елизавета Петровна обратила внимание на отсутствие мышей, и 13 октября 1745 года последовал её высочайший указ: «Немедленно сыскать в Казани здешних пород самых лучших и больших 30 котов, удобных к ловле мышей, и прислать в Санкт-Петербург ко двору Ея Императорского Величества. А кто котов не явит – тому штраф по указам!». Видно, крепко «дщерь Петрову» мыши да крысы заели.

 

Елисей и Василиса Благодаря случаю с казанскими котами северная столица до сих пор слывёт самым кошачьим городом России. Не зря существует легенда о том, что рабочий день директора Эрмитажа начинается с подписания документа на пропитание эрмитажных котов – их в прославленном музее, по разным сведениям, живёт сегодня от шести до семи десятков. И не зря празднует Петербург два кошачьих праздника: 1 марта – Всемирный день мартовского кота, а 8 июня – День кота питерского. Дело в том, что во время блокады ленинградцы попросту съели всех котов и кошек, и, в конце концов, невероятно расплодившиеся в их отсутствие мыши и крысы стали непосредственно угрожать людям. Были приняты меры – из Ярославской области на берега Невы доставили четыре вагона котов и кошек. Зверьков горожанам, во избежание повторного съедения, выдавали как боевое оружие – под расписку. Говорят, что в неравной битве с озверевшими грызунами сложили головы несколько десятков котов и кошек. К сожалению, достойного памятника Коту Ярославскому в городе на Волге до сих пор нет.

Зато в Петербурге 25 января 2000 года на Малой Садовой улице, на стене Елисеевского магазина, на специальной полочке был открыт памятник коту, со временем получивший имя Елисей Котович Питерский (фото).

Кот понравился питерцам и туристам да такой степени, что они едва ли не ультимативно потребовали, чтобы у кота появилась подруга. Она – кошка по имени Василиса (фото), вышла на прогулку по карнизу напротив 1 апреля того же года.

Так они и живут до сих пор, и даже добрая собака Гаврюша (см. о ней в предыдущей статье) не смогла с ними ужиться. Елисей и Василиса совсем не одиноки в Санкт-Петербурге. Кошка, получившая имя Тишина Матросская, гуляет по карнизу на улице Марата, 36 – как раз там, где находится «резиденция» давно прославленных на всю Россию «митьков».

В ноябре 2002 года во дворе Санкт-Петербургского университета открылся уже упоминавшийся нами памятник подопытной кошке с надписью на пьедестале: «Человечество обязано быть бесконечно благодарным кошке, подарившей миру великое множество первостепенных открытий в физиологии». И ниже на постаменте размещены таблички с изречениями о кошках Конрада Лоренца, Бернарда Шоу и других знаменитостей.

Об остальных достойных внимания памятниках котам и кошкам мы расскажем в следующей статье.

 

Юрий Тимофеев, специально для RATA-news