Travelport с 18 января

Лесной кодекс не позволяют развиваться туризму в Алтайском районе

В преддверии высокого турсезона стали вновь раздаваться суждения о неконкурентоспособности Горного Алтая с точки зрения соотношения цены и качества. По сравнению, например, со ставшей доступной для жителей края Турцией. Руководители туробъектов в Алтайском районе утверждают: они были бы рады развивать сервис и индустрию развлечений, но этого не позволяет закон, а установить более низкие цены невозможно из-за короткого сезона, растущих тарифов и штрафов.

«Здесь как-то отдыхали турки. Расспрашивали о том, как я веду дела. И сказали: «Ты дурак?!» У них сезон не меньше семи месяцев, у нас — два. Они сказали, что у них при таких условиях никто бы в туризм не инвестировал», — рассказывает Игорь Зеленский, руководитель базы «Медвежий угол». Владельцы туробъектов района утверждают: их издержки велики. Базы работают 70 дней в году, а налоги и другие платежи нужно вносить круглый год. И развиваться, так как этого требуют клиенты.

Турбазы района расположены на землях двух категорий: гослесфонда и поселений. В каждом случае – свои особенности оплаты. «На левом берегу Катуни — 53 базы. Нас, образно говоря, заставляют на одном углу торговать булочками по разной цене. На одной территории земля стоит одну цену, на другой — другую», — рассказывает г-н Зеленский. Его база расположена на территории поселка Ая. Участок площадью 3 га находится в собственности. В этом году налог на землю вырос в четыре раза по сравнению с 2009 годом — со 120 до 480 тыс. рублей.

Турбазы, расположенные на землях гослесфонда, ежегодно платят арендную плату. Например, у Сергея Кашникова, руководителя базы «Шамбала», стоимость гектара по итогам аукциона составила 40 тыс. рублей. Площадь его базы — 1,7 га. А Самвел Еремян, владелец кафе «Эврика», арендующий пять соток, платит из расчета 200 тыс. рублей за гектар. «Возраст этого леса — 60 лет. Он дровяной. Если его разом срубить и продать, то можно получить около 60 тыс. рублей с гектара. У нас арендная плата — 40 тыс. рублей. То есть если бы лесхоз вел здесь сам экономическую работу, он бы поимел 60 тыс. рублей один раз за 60 лет. Мы каждый год платим 40 тыс. Согласитесь, мы выгодный арендатор», — рассказывает Сергей Кашников.

Плата за землю, разумеется, — не единственная статья расходов туркомплексов. «Чтобы подготовить базу к сезону, нужно около 500 тыс. рублей. Нам надо полтонны известки, только чтобы камни на дорожках побелить. Что уж говорить об остальном. Где-то шифер заменить, где-то подкрасить», — рассказывает Геннадий Попов, руководитель базы «Алтан».

Больной вопрос для туристических объектов Алтайского района — электроэнергия. «Ее нужно сюда вести из Алтайского края. Это необходимо делать, чтобы мы были запитаны не от Республики Алтай, как сейчас. Присоединение вновь построенных объектов к электросетям в Алтайском крае стоит 1 тыс. рублей за кВт, а в Республике Алтай — до 30 кВт 4 тыс. рублей, более 30 кВт — 8 тыс. рублей. Мы живем в крае, а электроэнергию покупаем у соседей», — возмущается Сергей Кашников. И это при том, что отключение электричества в этом районе — дело уже привычное.

Выплата зарплаты охранникам, горничным, поварам, очистка улиц, ремонт, обновление предметов быта — текущие расходы. «Содержание одного места в летнем домике в 2009 году обходилось в 150 рублей в день. Еще в 2007 году эта сумма составляла 90 рублей. Тогда мы брали с туристов 250 рублей, сейчас 340», — рассказывает руководитель «Шамбалы».

Дополнительная головная боль владельцев туробъектов — отношения с контролирующими органами. «Мы уже знаем: если президент говорит, что надо не «кошмарить» бизнес и помогать ему, значит, пора готовиться к проверкам», — говорит руководитель базы «Русич» Сергей Градов. Тех, чьи базы и кафе расположены на земле гослесфонда, нередко навещают пожарные службы. «У меня по договору сейчас такие требования, что если все, что от меня просят, я поставлю (трактор, несколько огнетушителей, помпу и т. д.), то это займет всю площадь моего кафе. Меня в прошлом году три пожарные службы проверяли. И что получилось? У меня в договоре один список требований, а у этих служб — другой, причем у каждого — разный. Выходит, я нарушаю закон постоянно», — рассказывает Самвел Еремян.

Игорь Зеленский рассказывает, что вместо старого деревянного пирса сделал новый каменный. Ему выписали штраф 3 тыс. рублей — незаконное строение. Очищая берег от мусора (эта земля ему не принадлежит, но примыкает к территории базы), он обнаружил много красивых камней, решил их оформить, сделать что-то вроде мини-сада камней. Контролеры предупредили сразу: такая попытка добровольно облагородить берег может обойтись ему в 5 тыс. рублей.

Арендаторам лесных участков не проще — им вообще нельзя строить капитальные строения. «Даже построенные домики, если оценивать их строго по требованиям, незаконны. Но по этим требованиям даже беседку ставить нельзя», — рассуждает Сергей Градов. «Коммунальный комфорт здесь наладить сложно. Мы стоим перед выбором: или сервис развивать, или штрафы платить», — поддерживает его Геннадий Попов. Конечно, в такой ситуации говорить о развитии и об уходе от сезонности не приходится. Из-за невозможности строить капитальные здания, уверены руководители баз, они не могут предложить зимнее проживание – не размещать же людей в летних домиках с обогревателями. По той же причине до сих пор на левобережье Катуни нет развитой инфраструктуры развлечений. «Мы бы хотели, чтобы был капитальный культурный центр, с залом, со сценой, чтобы в любое время года там можно было проводить развлекательные мероприятия», — говорят арендаторы.

Галина Сузик, курирующая в администрации района туризм, поддерживает владельцев турбаз: «Почему на федеральном уровне не ставится вопрос о внесении поправок в Лесной кодекс? Нынешняя его редакция полноценно развивать туризм не позволяет». (Altapress)