Донинтурфлот
RATA-news в Telegram-----------------RATA-news в Telegram-----------------

«Лучшая рыба – это колбаса»

Не забытые еще многими девственно пустые прилавки продмагов образца 1990-го вполне резонно наводили тогда на мысль о том, что вскоре будет впору ставить памятники не только покорителям космоса, например, но и самым обычным продуктам: рыбе, хлебу, маслу, сахару... Кстати, о тех временах напоминает оригинальный памятник весам в Омске: «Девушка, взвесьте мне двести грамм еды». – «Приносите, взвесим!».

Оранжевая взятка. Впервые пищевой продукт сыграл важнейшую роль в отечественной истории задолго до октябрьского переворота.

Было это по осени 1796 года, когда будущему городу-герою Одессе, основанному по указу императрицы Екатерины, едва-едва исполнилось два годика. Несмотря на молодость, в нём жило уже без малого 15 тысяч человек. Но тут матушка-императрица, по-старинному говоря, «почила в Бозе», а как относился ко всем её деяниям и начинаниям новый император Павел, хорошо известно. В общем, указ о срытии всех одесских городских строений то ли уже был подписан, то ли к подписанию готовился. Но разведка у Дерибаса, Ланжерона и компании была отлажена превосходно, и именно она донесла на берега Чёрного моря, что новый самодержец обожает... апельсины. В Одессе, как известно, как и в Греции, всё есть, и на царский стол было отправлено изрядное количество заморских фруктов. «Южная Пальмира» была спасена, и два с лишним века спустя почтила сей исторический казус памятником (фото), который одни называют памятником апельсину, другие – памятником взятке...

Как обстояло дело с продуктами в «стране победившего социализма» известно. На введение в 1976 году пресловутого «рыбного дня» народ ответил мудрой пословицей «Лучшая рыба – это колбаса». Увековечили колбасу в двух памятниках (фото) – в Новосибирске и Новокузнецке.

Неведомо почему, но в обоих случаях это колбаса копчёная. Варёная же колбаска по 2 рубля 20 копеек, в которой к началу 80-х не оставалось ни грамма мяса, ещё ждёт своего «микеланджело». Равно как и незабвенные «колбасные электрички». Чем оставалось закусывать пресловутые «Кавказ» или «Три семёрки» бедному советскому выпивохе? «Сделана отметка на стакане, в кармане сохнет плавленный сырок»… Теперь плавленый сырок «Дружба» (даже со штрих-кодом) гордо возвышается на пьедестале в объятиях вороны и лисицы на северо-востоке Москвы (фото).

Единственной речной рыбой, удостоенной памятника, стала астраханская вобла (фото).

Её «харизма» была ничуть не меньшей, чем у любого из видов колбасы. Напоминаю для сравнения: ровно сто лет назад воз (!) астраханской воблы стоил на базаре пятак, а фунт чёрного хлеба – копейку.

«Ржаной хлебушка – боевому знамени дедушка». Хлеб, согласно русской пословице, конечно, всему голова. Тем удивительнее, что в северной столице до сих пор нет памятника бессмертным 125 граммам хлеба блокадных времён. Зато в Кронштадте вполне достойно почтили в обычное время считающуюся несъедобной, но очень выручавшую в голодную пору рыбку колюшку (фото).

По пути колюшки и архангельского тюленя пошли в Мариуполе, где готовится открытие памятника южной «колюшке» – простецкой рыбке хамсе. А в Бердянске памятник бычку-кормильцу (фото) существует уже давно. По традиции, десяток связанных у основания хвостов таких рыбок называется «букетом Азовского моря».

А памятник просто хлебу, хлебу как таковому, существует в России только в одном экземпляре (фото) – в небольшом городе Териоки (Зеленогорске), что на Карельском перешейке.

Правда, минувший год принёс новую тенденцию в пока немногочисленный ряд «хлебных» монументов: в годовщину войны 1812 года даже в местах, где никаких военных действий не было, стали открываться памятники бородинскому хлебу, который придумали монашки Спасо-Бородинского монастыря в конце XIX века. Не только на территории Смоленской области, в Десногорске (фото),

но и в сибирском Ишиме (фото),

тамбовском Рассказово (фото), Новом Уренгое и прочих местах.

Но вот что любопытно: все они поразительно похожи друг на друга. Буханка, ниспадающие полотенца…

«Спасибо Колумбу, спасибо Петру...». Вторым хлебом для русских, как известно, является картошка. Нам сейчас даже трудно сегодня представить, что её когда-то не было. Между тем, картошка на Руси стала культивироваться лишь с екатерининских времён. А до того её функции исполняла обычная репа, увековеченная сегодня лишь в сказке, но никак не в памятнике. Едва ли не первым памятником «второму хлебу» стал тот, что открылся в 2004 году усилиями и на деньги простого пенсионера Николая Зарядова в крохотной деревеньке Ильмень на берегу одноименного озера (фото).

Деревенька всю жизнь жила именно картошкой, да вот только стала людьми редеть... И тогда «пассионарный» пенсионер взял двухметровый обрезок трубы, водрузил на него тракторное колесо, а сверху – валун, цветом и формой похожий на картошку. Снабдил надписями, типа «Спасибо Колумбу, спасибо Петру, пришлась ты, родная, нам по нутру!», а чуть выше – «Кормила нас в тяжелую годину, нужна ты впредь». Непосредственно вокруг валуна по кругу ещё надпись: «Царице огорода». Односельчане дивились: совсем выжил дед из ума. А вот теперь туристические автобусы – частые гости в бывшей умирающей деревеньке...

Зарядов в одиночестве не остался. Очень похожие друг на друга и очень лукавые памятники картошке в виде хитроватого мужичка с усами открылся в Сибири, в городе Мариинске (фото).

Мариинск тут вовсе не случаен: когда-то в военные годы именно в этом городке был поставлен абсолютный мировой рекорд по сбору картофеля, не побитый до сих пор – 1335 центнеров с гектара. Есть памятник какому-то современному, особо урожайному сорту картошки в Упоровском районе Тюменской области (фото). Готовятся к открытию памятники «второму хлебу» в Тамбове (давно пора) и Вятке.

Но позвольте, спросит меня читатель, а что же самая картофельная из бывших советских республик? Что Белоруссия? А нет в ней памятника «бульбе», и куда «бульбаши» смотрят – не очень ясно. Планировались памятники в Минске и Заславле, но в обоих случаях авторы идей что-то не поделили с исполнителями.

Памятник «бульбе» сорта «Скрабниця» есть даже на Украине – недалеко от Киева, возле Института картофелеводства.

Словно в насмешку над братьями-белорусами памятник белорусскому национальному блюду – дерунам (фото), стоит в украинском городке Коростене.

Кофейный лев и окорочок. Вообще иногда может сложиться впечатление, что братья-украинцы словно заранее обдуманную программу по монументальной пропаганде собственного кулинарного наследия осуществляют. Киевской конфете, между прочим, в «матери городов русских», тоже поставлен памятник – в виде знакомого многим поколениям советских детей леденца-петушка на палочке (фото).

Есть в стране памятник и символу советских времён – прессованному сахару-рафинаду для поездов, который доныне выпускается на заводе в Сумах (фото).

Почтили, кстати, сахар-рафинад специальным памятником и в Москве (фото).

Из самых оригинальных – памятник во Львове «Кушать подано» (фото). Пожалуйте за стол.

Там же, во Львове, ухитрились изваять целого кофейного льва (фото), мол, пей кофе и станешь силён, как царь зверей.

Памятник варенику стоит в Черкассах (фото).

Памятник галушкам – в Полтаве (фото).

Окорок-шовдарь увековечили в Ужгороде (фото).

Его ироническая реплика – памятник постперестроечному куриному окорочку в Киеве (фото).

Памятник душе и символу украинской кухни – салу, имеется в немалых количествах. Например, фигура очень симпатичного поросёнка стоит на 235 км шоссе Киев – Одесса, памятник свинье с поросятами имеется в той же Полтаве.

В самом арбузном краю Украины – Херсонской области, стоит памятник этой огромной ягоде (фото).

И в неформальной помидорной столице Украины – Каменке-Днепровской (где вы, отечественные Сызрань и Кинель-Черкассы?!) красному «синьору» тоже установлен памятник.

Под добрую закуску неплохо и выпить. О памятнике самогонному аппарату в Черкассах мы писали в прошлой статье. А в Киеве и вовсе оборудовали уютный «водочный уголок» (фото).

Памятники «водке-императрице» имеются и в России, но выглядят они не слишком, мягко говоря, монументально. Относительно памятника в Глазове спорят до сих пор: то ли это памятник водке, то ли водочной бутылке (фото).

Памятник водке в селе Николаевка Самарской области выглядит уж слишком кустарно: скорее, это памятник бутылке самогона (фото).

И только в омском монументе наблюдается некоторый «натюрморт»: бутылка, жестяная кружка и тщательно обглоданный рыбий скелет (фото).

Огурец – всем чудесам отец. Зато в одном вопросе славянские народы-братья являют поразительное единство – памятники огурцу есть во всех трёх странах. Наиболее знаменит, конечно, луховицкий (фото), что неудивительно – и собою статен, и находится на самом что ни на есть «тузовом» месте: у поворота Рязанского шоссе на Луховицы.

По той же схеме – с бочкой-пьедесталом, только у главного героя уже нет сил держаться «на ногах» – выполнен памятник в украинском городке Нежине (фото).

Очень игриво, в виде колоритного местечкового щёголя с полным денежек карманом, изображен огурец в белорусском городке Шклове (фото).

Памятник огурцу в Старом Осколе прост и красноречив: устремившийся в небеса овощ на вилке (фото).

Любопытно, что в городах, где давно проводятся праздники в честь Огурца – Истобенске Вятской губернии и Суздале, соответствующих памятников нет.

Появление памятника совсем не всегда означает появления на улицах города толп туристов, например, Курск с его памятником антоновке (фото).

Ещё один памятник яблоку есть в Алма-Ате (название города обязывает).

Сенгилей Симбирской губернии объявил себя блинной столицей России и поставил памятник блину (фото).

К сожалению, не избаловано вниманием туристов и древнейшее подмосковное село Мячково близ Коломны, известное не только когда-то разрабатывавшимся в нём белым камнем, но и... луком. Некий солдат, отвоевавший в последнюю русско-турецкую войну, по легенде, принёс с Шипки чудо-лук, которому три года назад в Мячково поставили памятник (фото). Вероятно, с надеждой превратить его в такую же знаменитость, как луховицкий огурец.

Жаль только, что все названные выше огурчики как только что с грядки. Ни малосольных, ни солёных огурцов на пьедесталах, увы, пока не зафиксировано. По слухам, памятник солёному огурцу готовится к открытию в Москве (хотя стоять бы ему, по справедливости, в известном ярославском селе Вятское). Но пока в столице собираются, в провинции действуют. Кто и что слыхивал про пермское село Верх-Юсьва? А теперь оно знаменито единственным в России памятником грибу-рыжику – закусь под водку не хуже огурца.

А квашеная капуста? А вот с капустой худо. Памятники капусте в России есть, например, в Томске. Но все они – памятники не овощу, а, как бы это помягче выразиться, средству деторождения, не зря все они «приурочены» к родильным домам.

Есть в России и памятники пельменям. Один установлен в Ижевске и немного похож на памятник огурцу в Старом Осколе (фото).

Очень аппетитная тарелочка пельменей стоит в посёлке Пурпе Ямало-Ненецкого округа (фото).

А где пельмени, там и майонез. Ему тоже есть памятник – в Нижнем Новгороде. Так иногда называют уже упоминавшуюся нами большую ложку с лежащей в ней оливкой.

Есть на территории бывшего СССР и своего рода «братские» памятники пищевым продуктам. Подобно тому, как Куршская коса поделена между Россией и Литвой, так и монументальный кулинарный символ Балтийского моря – шпроты (она же салака, копчёная в масле) украшает улицы посёлка Мамоново в Калининградской области и Лиепаи.

Павловский лимон и яйцо динозавра. Иногда необычные памятники на глазах меняют судьбы не только деревень, но и городов. Городок Покров, что на полпути между Московской и Владимирской губерниями, в советские времена был известен разве что стоянкой туристических автобусов и лесным ресторанчиком. В новые же времена Покров приглянулся немцам, которые и построили в нём шоколадную фабрику. За фабрикой последовали музей шоколада и чуть ли не единственный в мире, во всяком случае, на момент открытия, памятник ему (фото).

Московская область «ответила» весьма скромным по размерам памятником конфете (фото) в не менее скромном посёлке Озёры.

Вполне понятно увековечивание в памятнике уникальной цитрусовой культуры – павловского лимона, добавляющего немало туристических «очков» городку Павлово-на-Оке (фото).

А вот внятного ответа на вопрос, что означает памятник тыкве, в принципе полезнейшему овощу, да ещё в соседстве с ... мухой-цокотухой в олимпийском Сочи, не дал пока никто.

Древние римляне говорили, что всё в этом мире начинается ab ovo – с яйца. Римляне начинали, а мы закончим.

Памятники яйцам, как обычным пищевым продуктам, поставлены в посёлке Птицеград под Сергиевым посадом, в Москве (фото),

в Белгороде (фото),

в Ивано-Франковске (фото).

Из раскрашенных пасхальных яиц самым оригинальным смотрится «кутузовское» в Крыму (фото).

В Тобольске откуда-то взялось яйцо птицы Феникс (фото) что, в общем, вписывается в «сказочный» облик города, и обычным яйцом его не удивишь.

А в Харькове, видать, с доисторических времён сохранилось яйцо динозавра. Любопытно, омлет на сколько человек можно из него приготовить?

Юрий Тимофеев, специально для RATA-news