Тревелпорт

Сергей Шпилько: «Устойчивый туризм – это не только ответственность, но и баланс спроса и предложения»

В практике развития устойчивого туризма существует ряд фундаментальных проблем, от которых зависит возможность реализации такого подхода. Они характерны в той или иной степени для всего мира, но для России – особенно. Почетный президент РСТ Сергей Шпилько познакомил участников «УТ-Форума» с самыми острыми из них.

- Пока в стране не обеспечено эффективное регулирование земельных отношений, в частности, рекреационного землепользования, об устойчивом туризме говорить не приходится. Самый большой вред развитию отрасли после распада СССР в России был нанесен замельченным землеотводом лучших рекреационных земель под коттеджное строительство, многоэтажную жилую застройку, мелкорозничную торговлю и общепит. Чтобы понять разницу, сравните, как застроено побережье Антальи и первая линия наших черноморских курортов. Эта проблема существует и в популярных у туристов городах, где происходит точечная застройка объектами торговли, жильем и апартаментами площадок, предназначенных для гостиниц. Не удивительно, что именно в этих местах затем начинает бурно развиваться краткосрочная аренда жилья.

Пока государство не провело инвентаризацию рекреационных земель, не зарезервировало лучшие их участки для стратегических инвесторов, не обеспечило комплексное планирование развития этих территорий, современный курорт не создать. Так невозможно было вдохнуть перспективы в развитие Сочи как международного туристического центра, не расселив Имеретинскую низменность при подготовке города к зимней Олимпиады 2014 года.

Вторая проблема – необходимость грамотного регулирования краткосрочной аренды на базе объектов жилого фонда. Если вы посмотрите стратегический план развития Барселоны, то увидите, что он наполовину посвящен улаживанию социального конфликта между той частью горожан, которые получают доходы от туризма, и теми, кто доход не получает, но зато сталкивается с проблемами в виде толп туристов, роста цен на продукты питания, квартиры, аренду жилья и т.д. У нас на южных курортах, в Санкт-Петербурге, Москве, других популярных туристических местах ситуация не многим лучше – но не делается и десятой части того, чем озабочены в этом отношении, например, европейские города.

Стоит сказать и о фундаментальной проблеме перекоса межбюджетных отношений. Бюджет Суздаля около 150 млн рублей, а в год туда приезжают более 5 млн туристов. Как их с таким бюджетом достойно принять? Сейчас недостаток средств на развитие местной инфраструктуры пытаются восполнить за счет туристического сбора. Но, во-первых, мы выступаем за то, что сбор можно вводить только при условии двукратного снижения НДС до среднеевропейского уровня VAT, то есть с 20% до 10%. Иначе наши услуги станут неконкурентоспособными просто в силу разницы налоговой нагрузки. А во-вторых, надо понимать, что таким образом проблему отставания инфраструктуры не решить. Иллюстрацией тому в условиях коронавируса стал острейший дефицит на федеральных курортах стационарных коек, тем более инфекционных. Чтобы решить эту проблему, надо либо налоги, в том числе федеральные, оставлять в этих центрах, либо вводить отдельную строку в федеральном бюджете для финансирования и развития инфраструктуры регионов.

Устойчивый туризм – не просто ответственный, но и в значительной степени сбалансированный, в том числе с точки зрения спроса и предложения. Нельзя все время дергать рынок, как тигра за усы, и ограничениями выездного туризма подстегивать развитие внутреннего, как в случае с Египтом, курорты которого для нас так и остались закрытыми независимо от пандемии.

Другой пример: в этом году туроператоры подняли чартеры в регионы России. Когда это касается юга и даже Кавказа, это понятно. Черноморское побережье, Калининград, Петербург, Кавказ обладают в общем достаточной инфраструктурой, чтобы принимать много гостей. Между тем, на Сахалине, Камчатке, в Хакассии, на Байкале существует острый дефицит качественного номерного фонда, там не решены транспортно-логистические проблемы. Конечно, чартерные программы делают эти желанные места более доступными, тем более по субсидируемым транспортным тарифам. Но пока не создан бэкграунд для наращивания турпотоков, активное продвижение будет вести к превышению спроса над предложением, росту цен и снижению качества, а в нашем случае еще и ускорит разбазаривание рекреационных земель.

И еще одно. Новые технологии ускорят хозяйственное освоение территорий, населенных малочисленными народами. Если мы, с учетом опыта Аляски, Канады, скандинавских стран, всерьез не займемся вопросом комплексного туристического освоения этих регионов при активным участием местного населения, то потеряем этнографическую составляющую турпродукта страны.

Таймыр – ветер, тундра, в условиях температур, которые опускаются ниже 50 градусов, традиционным укладом живут более 3 тысяч человек. Их, хотя бы частично, необходимо гармонично интегрировать в туриндустрию, не ограничиваясь сувенирными ремеслами и фольклорными представлениями. Если этого не делать, мы не только обездолим малочисленные народы с точки зрения доходов, но и потеряем живую историю как объект показа. Если не профинансировать сохранение этой культуры, то традиционный образ жизни будет потерян, останется только смотреть на природу.