fox-express.ru

№5207

Устойчивый туризм станет визитной карточкой российского турбизнеса

Российский союз туриндустрии и его комитет по развитию устойчивого туризма, академия Sustainable Tourism Made Easy, фонд Росконгресс, комитет по туризму города Москвы, АНО «Экопросветительский проект "Муравейник"» и центр корпоративного волонтерства «ДаДобро» 30 ноября провели форум по развитию устойчивого туризма – «УТ-Форум».

Онлайн-слушателями прошедшего вчера международного форума по устойчивому туризму «УТ-Форум» стали более 2 тысяч человек из регионов России и еще более 30 стран.

Открывая форум, президент Российского союза туриндустрии (РСТ) Андрей Игнатьев заявил, что устойчивый туризм, который вписывается в национальную концепцию развития нашей страны, станет на ближайшие годы визитной карточкой российской туриндустрии.

Глава РСТ напомнил, что в июле 2020 года Владимир Путин утвердил национальные цели развития Российской Федерации до 2030 года, а в ноябре этого года он поддержал разработку национального проекта по туризму. «Цели, обозначенные в этих документах, напрямую пересекаются с концепцией устойчивого развития туризма, обозначенной Организацией объединенных наций. Поэтому мы совершенно обоснованно решили, что тема устойчивого туризма должна стать визитной карточкой РСТ», – сказал г-н Игнатьев.

Деловая программа форума включала четыре тематических блока: «Устойчивость в экономике и развитии территорий», «Повышение социальной ответственности турбизнеса», «Туризм на страже экологии», «Мировые тренды в туризме».

Группа экспертов вела дискуссию непосредственно в студии Росконгресса, которая расположена в Центре международной торговли в Москве.

На «УТ-Форуме» 43 спикера из 14 стран обсуждали проблему восстановления туротрасли после пандемии. Онлайн-слушателями стали более 2 тысяч человек из регионов России и еще более 30 стран.

Полный перечень спикеров здесь.

О самом интересном и полезном, что было на форуме, мы рассказываем в специальном выпуске RATA-news.

Сергей Шпилько: «Устойчивый туризм – это не только ответственность, но и баланс спроса и предложения»

В практике развития устойчивого туризма существует ряд фундаментальных проблем, от которых зависит возможность реализации такого подхода. Они характерны в той или иной степени для всего мира, но для России – особенно. Почетный президент РСТ Сергей Шпилько познакомил участников «УТ-Форума» с самыми острыми из них.

- Пока в стране не обеспечено эффективное регулирование земельных отношений, в частности, рекреационного землепользования, об устойчивом туризме говорить не приходится. Самый большой вред развитию отрасли после распада СССР в России был нанесен замельченным землеотводом лучших рекреационных земель под коттеджное строительство, многоэтажную жилую застройку, мелкорозничную торговлю и общепит. Чтобы понять разницу, сравните, как застроено побережье Антальи и первая линия наших черноморских курортов. Эта проблема существует и в популярных у туристов городах, где происходит точечная застройка объектами торговли, жильем и апартаментами площадок, предназначенных для гостиниц. Не удивительно, что именно в этих местах затем начинает бурно развиваться краткосрочная аренда жилья.

Пока государство не провело инвентаризацию рекреационных земель, не зарезервировало лучшие их участки для стратегических инвесторов, не обеспечило комплексное планирование развития этих территорий, современный курорт не создать. Так невозможно было вдохнуть перспективы в развитие Сочи как международного туристического центра, не расселив Имеретинскую низменность при подготовке города к зимней Олимпиады 2014 года.

Вторая проблема – необходимость грамотного регулирования краткосрочной аренды на базе объектов жилого фонда. Если вы посмотрите стратегический план развития Барселоны, то увидите, что он наполовину посвящен улаживанию социального конфликта между той частью горожан, которые получают доходы от туризма, и теми, кто доход не получает, но зато сталкивается с проблемами в виде толп туристов, роста цен на продукты питания, квартиры, аренду жилья и т.д. У нас на южных курортах, в Санкт-Петербурге, Москве, других популярных туристических местах ситуация не многим лучше – но не делается и десятой части того, чем озабочены в этом отношении, например, европейские города.

Стоит сказать и о фундаментальной проблеме перекоса межбюджетных отношений. Бюджет Суздаля около 150 млн рублей, а в год туда приезжают более 5 млн туристов. Как их с таким бюджетом достойно принять? Сейчас недостаток средств на развитие местной инфраструктуры пытаются восполнить за счет туристического сбора. Но, во-первых, мы выступаем за то, что сбор можно вводить только при условии двукратного снижения НДС до среднеевропейского уровня VAT, то есть с 20% до 10%. Иначе наши услуги станут неконкурентоспособными просто в силу разницы налоговой нагрузки. А во-вторых, надо понимать, что таким образом проблему отставания инфраструктуры не решить. Иллюстрацией тому в условиях коронавируса стал острейший дефицит на федеральных курортах стационарных коек, тем более инфекционных. Чтобы решить эту проблему, надо либо налоги, в том числе федеральные, оставлять в этих центрах, либо вводить отдельную строку в федеральном бюджете для финансирования и развития инфраструктуры регионов.

Устойчивый туризм – не просто ответственный, но и в значительной степени сбалансированный, в том числе с точки зрения спроса и предложения. Нельзя все время дергать рынок, как тигра за усы, и ограничениями выездного туризма подстегивать развитие внутреннего, как в случае с Египтом, курорты которого для нас так и остались закрытыми независимо от пандемии.

Другой пример: в этом году туроператоры подняли чартеры в регионы России. Когда это касается юга и даже Кавказа, это понятно. Черноморское побережье, Калининград, Петербург, Кавказ обладают в общем достаточной инфраструктурой, чтобы принимать много гостей. Между тем, на Сахалине, Камчатке, в Хакассии, на Байкале существует острый дефицит качественного номерного фонда, там не решены транспортно-логистические проблемы. Конечно, чартерные программы делают эти желанные места более доступными, тем более по субсидируемым транспортным тарифам. Но пока не создан бэкграунд для наращивания турпотоков, активное продвижение будет вести к превышению спроса над предложением, росту цен и снижению качества, а в нашем случае еще и ускорит разбазаривание рекреационных земель.

И еще одно. Новые технологии ускорят хозяйственное освоение территорий, населенных малочисленными народами. Если мы, с учетом опыта Аляски, Канады, скандинавских стран, всерьез не займемся вопросом комплексного туристического освоения этих регионов при активным участием местного населения, то потеряем этнографическую составляющую турпродукта страны.

Таймыр – ветер, тундра, в условиях температур, которые опускаются ниже 50 градусов, традиционным укладом живут более 3 тысяч человек. Их, хотя бы частично, необходимо гармонично интегрировать в туриндустрию, не ограничиваясь сувенирными ремеслами и фольклорными представлениями. Если этого не делать, мы не только обездолим малочисленные народы с точки зрения доходов, но и потеряем живую историю как объект показа. Если не профинансировать сохранение этой культуры, то традиционный образ жизни будет потерян, останется только смотреть на природу.

«России необходимо взаимодействие разных участников отрасли, чтобы создать систему с четкими правилами и гарантиями»

Понятие «устойчивая экономика» упомянуто в Стратегии развития туризма до 2035 года. так что всем участникам туристического рынка важно осознавать, что это такое в контексте отрасли. У России есть свой опыт в рамках этой концепции, но его пока нельзя назвать системным. Поэтому участвовать в осмыслении принципов устойчивого туризма должны власть, бизнес, общественные организации, ООПТ и т.д. Такая попытка была предпринята в рамках «УТ-Форума» в Москве.

«Устойчивость – это когда турист получает качественную услугу, а бизнес не боится работать. В России существуют научные сообщества, институты развития, которые давно занимаются этим вопросом, разработаны соответствующие методики. Но нам сейчас необходимо взаимодействие разных участников отрасли, чтобы создать систему с четкими правилами и гарантиями», – считает начальник отдела управления государственных турпроектов и безопасности туризма Ростуризма Татьяна Меньшикова.

По ее оценке, отрасль созрела, чтобы собраться и проделать такую большую работу. «В рамках нацпроекта «Туризм» для этого заложены финансовые механизмы, а в Стратегии развития туризма – административные. Нужно понять, для чего нам устойчивое развитие, что мы хотим получить в итоге. Во всем мире компании работают по определенным стандартам, у нас также существуют рекомендации и ГОСТы. Мы в начале пути, чтобы создать единые правила и единые условия работы. Благодаря этому мы сможем выйти на международный уровень и показать всему миру, что у нас есть туризм», – описала свое видение темы г-жа Меньшикова. В качестве одного из этапов движения по этому пути она анонсировала рекомендации по промышленному и сельскому туризму, где будет четко прописано, что необходимо делать для развития направлений. Ростуризм планирует выпустить их до конца года.

Ректор РГУТИС Александр Федулин согласен, что сейчас самое время, чтобы задавать и пересматривать стандарты. «ГОСТы по придорожному сервису у нас относятся к прошлому веку, и раз государство в рамках нацпроекта «Туризм» выделяет деньги, но оно должно выдвигать требования. Работая на перспективу в формате грантовой поддержки можно закладывать и зеленое строительство, и многие другие критерии устойчивого развития», – считает спикер.

«Стандарты разработаны как в мире, так и в России, но пока они не увязаны друг с другом. Отдельно существуют сертификации для гидов, для отелей, для туристической инфраструктуры», – перешла к проблемам заместитель гендиректора АНО «Роскачество» Юлия Михалева.

Отметим, что «Роскачество» совместно с Ростуризмом и РСТ в этом году начинают работать над комплексным подходом к сертификации отрасли и ее устойчивого развития. Но эксперты показали и еще один инструмент, который также задействуют в России.

«В мире устойчивый туризм не такое уж новое направление, но в России пока не существует механизма по включению этих принципов в руководящие документы. Совместно с РСТ мы провели инвентаризацию нормативных документов и выбрали те, которым близки цели устойчивого развития. В их числе можно назвать экономический рост, занятость местного населения, инфраструктурные проекты, инновации и целый блок экологических целей», – продолжила завлабораторией кафедры международных комплексных проблем природопользования и экологии МГИМО Наталья Рязанова.

Она уверена, что увязать эти ценности можно. Один из примеров – проект Global Geoparks ЮНЕСКО, в котором участвуют и российские ООПТ. По определенному набору требований территории проводят исследования и в итоге получают представление о том, что нужно делать, чтобы открыться местному сообществу. По таким принципам уже начал работать геопарк «Янган-Тау» в Башкирии.

«При планировании развития туризма приходится решать разные задачи, которые стоят и перед региональными, и перед федеральными властями», – рассуждает директор Фонда Росконгресс Александр Стуглев. Он привел пример Санкт-Петербурга, где знаменитая улица Рубинштейна, с одной стороны, генерирует поток туристов, с другой – недовольство местных жителей. Об этом тоже важно думать.

Об устойчивом туризме давно размышляют и в Москве, и эта задача стоит не только перед чиновниками, но и перед горожанами. «Я согласна с позицией Ростуризма, что должна существовать государственная методология по измерению устойчивого туризма, которая позволит нам войти в международную команду городов, идущих по этому пути. Мы понимаем, что это результат совместной работы власти, социально ответственного бизнеса и, в нашем случае, москвичей, поскольку именно они демонстрируют новую привычку ответственного и устойчивого поведения. Важным является эмоциональный опыт каждого горожанина», – говорит заместитель гендиректора по стратегическим проектам Проектного офиса по развитию туризма и гостеприимства Москвы Дина Ким.

Летом следующего года комитет по туризму Москвы намерен провести фестиваль, где будет продвигать поведение ответственного путешественника. «Мы считаем, что популяризация ответственного образа жизни и потребления – ключевые шаги к реализации устойчивого туризма. Именно поэтому первой нашей инициативой в этом направлении стал просветительско-образовательный проект совместно с ВШЭ – школа амбассадоров Москвы. Мы также сейчас разрабатываем методику измерения устойчивости для города», – добавила г-жа Ким.

О важности работы с местными сообществами говорил и вице-президент Ассоциации малых туристских городов России Игорь Кехтер. «В каждом малом городе есть «великая тишина», есть великая история и великие люди. Важной основой устойчивого развития малых городов являются местные сообщества и люди, которые формируют саму атмосферу гостеприимства. А роль туризма для малых городов сложно переоценить», – считает он.

Своим опытом поделился представитель курорта Красная Поляна. Судя по словам спикера, системный подход к устойчивости мотивирован здесь желанием привлечь иностранный турпоток и государственными грантами. «Весной этого года во время локдауна мы провели экологический аудит, в результате которого была сформирована стратегия устойчивого развития, которая позволила систематизировать все наши разрозненные активности в этом направлении», – сказал директор по охране окружающей среды и устойчивому развитию курорта Лев Шагаров.

По его словам, компания сейчас занимается изменением бизнес-процессов и «озеленением» турпродукта. Это касается системы закупок, обращения с отходами, обустройства экологических троп и т.д.

«Мы намерены разрабатывать новые маршруты, турпродукты, уже готовы предложить организацию мероприятий без ущерба для окружающей среды. Нужно обязательно заниматься экологическим просвещением. Приезжая к нам, гости должны перенимать наши ценности ответственного потребления и поведения. Очень важны сотрудничество и развитие местных сообществ. Практически каждые выходные у нас проходят ярмарки местных производителей. Также мы поддерживаем те сообщества, которые кажутся нам экологичными и совпадают с нашими ценностями», – говорит г-н Шагаров.

Он отметил, что ценности устойчивого туризма привносят на территорию и международные цепочки отелей, которые здесь работают, например, Accor. Но уже и местные гостиницы тяготеют к такому подходу. Спикер привел пример отеля «Панорама», где недавно установили диспенсеры, чтобы отказаться от одноразового пластика, а косметику используют местного производства.

Лев Шагаров также упомянул, что по инициативе администрации Сочи было достигнуто соглашение о сотрудничестве в целях устойчивого развития Краснополянского горно-туристического кластера. Документ подписали все горные курорты, дирекции Кавказского заповедника и Сочинского национального парка. «У нас происходит то же самое, что и в Москве и, думаю, по всей России», – подчеркнул спикер.

Несмотря на то, что развитие устойчивого туризма в России, как следует из выступлений спикеров, приветствуют и власть, и бизнес, существует ряд проблем, от которых зависит возможность реализации такого подхода. Их обозначил почетный президент РСТ Сергей Шпилько. По его словам, большой вред отрасли уже был нанесен практикой отвода лучших рекреационных земель под коттеджное строительство и мелкорозничную торговлю. Эта проблема существует во всех крупных городах, где происходит точечная застройка апартаментами мест, предназначенных для гостиниц.

«Пока государство не провело инвентаризацию и не зарезервировало лучшие рекреационные земли для стратегических инвесторов, перспектив у развития устойчивого туризма нет. Вторая проблема – это регулирование краткосрочной аренды на базе объектов жилого фонда. Кроме того, есть проблема межбюджетных отношений», – перечисляет Шпилько. Существует острый дефицит качественного номерного фонда, не решены транспортно-логистические проблемы, особенно в отдаленных регионах, продолжает спикер, подчеркивая, что такие проблемы характерны для всего мира, но для России в особенности.

Подробнее о выступлении Сергея Шпилько читайте здесь.

Наталья Рудакова, RATA-news

«Критерии устойчивого развития разработаны на Западе 10 лет назад»

Правительства многих стран оказывают давление на бизнес, чтобы развиваться в соответствии с целями устойчивого развития. Эта потребность во многом продиктована запросами потребителей. В ЕС уже введены ограничения на использование одноразового пластика. Туристы знают об этом и ждут, что турбизнес и в других регионах мира будет двигаться в том же направлении. Если на рынке есть два похожих предложения по размещению, то они предпочтут отель, который имеет сертификат экологичности. Об этом опыте много говорили на прошедшем в Москве «УТ-Форуме». RATA-news обобщила примеры работы иностранных государств, которые уже не первый год поддерживают концепцию устойчивого туризма.

Как рассказала в ходе форума основатель курсов по управлению устойчивым туризмом Sustainable Tourism Made Easy Анула Галевска, на Западе механизмы поддержки устойчивого туризма в общем виде уже разработаны Глобальным советом по устойчивому туризму (GSTC). Десять лет назад эта организация при поддержке ООН сформулировала критерии устойчивости и для дестинаций, и для туроператоров и средств размещения. Всего существует около 100 критериев, которые разделены на четыре блока: устойчивое управление, социально-экономическая устойчивость, культурная устойчивость и экологическая устойчивость.

«Очень важно заниматься всеми этими темами одновременно. У GSTC есть четкие показатели работы по каждому из направлений, но детально они раскрываются в различных программах сертификации, которых довольно много. Часть из них аккредитована GSTC. Отдельно существуют программы сертификации для туроператоров, дестинаций и средств размещения. Выбор программы зависит от того, где находится компания, от удобства использования программы, от бюджета», – поясняет г-жа Галевска. Так, программа для туроператоров и средств размещения Earth Check распространена в Австралии и США, схожая программа TravelLife более популярна в Европе и Юго-Восточной Азии, дестинации по всему миру сертифицирует Green Destination, есть государственные программы, такие как GreenSlovenia или EcoTourism Australia.

Управляющий директор института устойчивого развития GoodPlace Яна Апих рассказала, как работает упомянутая выше программа GreenSlovenia, созданная и внедренная на уровне государства в целом. Сейчас Словения позиционирует себя как экологический бутик.

«С 2015 года мы внедряем схему «зеленого» развития на всех уровнях. Компании, которые присоединяются к программе, должны пройти сертификацию. Как правило, европейские стандарты предполагают «зеленый» аудит, разработку ежегодных планов устойчивого развития, которые впоследствии предоставляются муниципальному совету. Наша организация также получает отчет, после чего реализуются утвержденные шаги. Раз в три года эта работа оценивается по шести критериям. На сегодня сертификацию прошли 54 дестинации, 52 отеля и 4 парка», – говорит г-жа Апих.

78% гостей Словении посещают объекты, сертифицированные по программе SloveniaGreen. В 2020 году страна решила сделать следующий шаг – отказаться от использования пластика, активнее взаимодействовать с местными сообществами, а в период пандемии здесь усилии стандарты безопасности и внедрили новый бренд – Green and Safe.

Бренд-амбассадор Banyan Tree Group на территории РФ и США, ментор стартапов в Alchemist Accelerator (США) Алексей Овсянников подчеркивает, что в России имеют место те же тренды, что и в мире. «Никогда не было так важно, как сейчас, ощущение нашего собственного времени в процессе путешествия – я говорю о том, как именно мы проводим отпуск. Этот тренд очень пересекается с идеями устойчивого туризма», – комментирует спикер. За рубежом уже заметили ценность этого тренда и работают с ним.

Так, Adventure Travel Trade Association (ATTA), которая объединяет около 30 тысяч гидов, туроператоров и других поставщиков услуг, разделяющих цели устойчивости, активно продвигает концепцию приключенческого туризма. «Мы продвигаем путешествия, которые в итоге становятся частью уникального опыта туриста. Поездки могут быть связаны с преодолением себя или каких-то культурных барьеров, что добавляет путешествию дополнительную ценность», – говорит региональный директор по Европе и Центральной Азии ATTA Гергана Николова.

Считается, что это небольшой сегмент рынка, но на самом деле его объем составляет $683 млрд в год, и он самый быстрорастущий в туриндустрии. Один такой путешественник может принести локальному рынку доход, сопоставимый с тратами сотен туристов круизного формата. «Это более дорогой вид услуг, и вряд ли кто-то будет спорить, что у России огромный потенциал для развития приключенческого туризма. Экономическое значение такого вида отдыха очень велико», – уверена г-жа Николова.

По ее оценке, после пандемии путешественники будут еще более требовательны. Они захотят больше технологических решений, бесконтактных услуг, внимания к гигиене и физической активности, пожелают проводить больше времени на открытом воздухе. Спикер подчеркивает, что забота и ориентация на благополучие туриста становятся новыми важными сервисами, нормой для бизнеса.

Гендиректор Pacific Area Travel Association (PATA) Марио Харди добавляет, что, говоря об устойчивости, невозможно обойти тему пандемии: мы живем в мире, который нестабилен и очень сложен.

Г-н Харди напомнил, что в туризме работают 142 млн человек по всему миру, потери в результате закрытия границ составляют $1,2 трлн и 1,5-2% мирового ВВП. К примеру, в Таиланде на долю туризма приходилось 27% ВВП, а сейчас он практически на нуле.

«В апреле мы опросили 500 компаний в тихоокеанском регионе, чтобы понять, как они справляются с кризисом. 65% сказали, что не готовы ни к каким кризисам, у 42% финансовые запасы были на два-четыре месяца. Это означает, что такие компании или закрылись, или перешли в другой сектор экономики. 38% компаний были вынуждены уволить своих сотрудников. 15% на тот момент уже закрылись и не собирались продолжать деятельность. Сейчас эти цифры еще больше», – говорит эксперт.

Показатели турпотока в октябре 2020 года по сравнению с тем же месяцем 2019-го в США упали почти на 90%, столько же в Африке и на Ближнем Востоке, в Европа – на 92%, в странах Азиатско-Тихоокеанского бассейна – на 97%. Сложно назвать отрасль, которая пострадала в такой же степени.

«ООН сформулировала 17 целей устойчивого развития. Каждая из них так или иначе касается туризма. Наши коллеги в Малайзии считают, что наиболее важна инфраструктура. Министр туризма Соломоновых островов, к примеру, полагает, что его региону важнее рабочие места. Но в итоге мы договорились, что все важно в равных долях. Однако также пришли к общему мнению, что в этом году самое важное – партнерство для достижения целей. Мы должны помогать друг другу», – резюмировал г-н Харди.

Его поддержал руководитель отдела устойчивого развития Amadeus IT Group SA Лукас Бобес.

По его оценке, в большинстве случаев эффективность компаний в смысле устойчивого развития оценивается с точки зрения того, насколько удалось снизить воздействие на окружающую среду. Но при этом очень редко обращают внимание на то, какой вклад компании вносят в устойчивое развитие бизнеса своих клиентов или отрасли в целом. «Надо работать в сотрудничестве, и это будет рассматриваться как часть решения общей проблемы. Мы, к примеру, за год сократили выбросы CO2 на 28 тысяч тонн. Но учитывая, что мы являемся поставщиком IT, а большая часть наших клиентов – авиакомпании, которые выбрасывают до 900 млн тонн CO2, я считаю, что мы должны сосредоточиться на предоставлении им решений, которые помогут снизить вредное воздействие. Это кажется очевидным, но, как ни удивительно, нас обычно об этом не спрашивают. Мы должны делать и то, и другое – ограничивать наши собственные выбросы и помогать нашим клиентам снижать свои», – уверен г-н Бобес.

Наталья Рудакова, RATA-news

«Крупный бизнес занялся устойчивым развитием, чтобы получить финансирование и выйти на новые рынки»

Устойчивое развитие дает возможность смотреть на бизнес шире и учитывать не только свои интересы, но и окружения. О том, чем конкретно турбизнесу может быть полезна и выгодна концепция устойчивости, эксперты «УТ-Форума» говорили довольно много и увлеченно. Вынужденное затишье на рынке стало удобным моментом, чтобы подготовиться к спросу на путешествия нового уровня. Компания Sustainable Tourism Made Easy вместе с РСТ решили даже создать образовательную программу управления устойчивым туризмом, она начнет работать с января.

По оценке руководителя группы операционных рисков и устойчивого развития KPMG в России и СНГ Игоря Коротецкого, разрыв в развитии устойчивого туризма в Европе и России составляет 5-10 лет. Крупный бизнес, который чаще всего ориентирован на экспорт услуг, уже занялся устойчивым развитием, чтобы получить финансирование или выйти на новые рынки. «Если мы хотим привлечь туристов из-за рубежа, то должны отвечать их представлениям о том, что такое устойчивое развитие. У нас есть пять лет, чтобы стандарты, принятые на Западе, были реализованы в наших гостиницах и не только. Мне кажется, не стоит изобретать российский велосипед, надо брать и применять уже действующие зарубежные разработки», – говорит г-н Коротецкий.

Исследования его компании демонстрируют три тренда, которые в целом будут влиять на любой бизнес после пандемии: развитие бесконтактных технологий, глокализация (глобализация + локализация) и экологичность. «Многие путешествия будут бронироваться онлайн. Туристы готовы ориентироваться на какие-то местные направления, но будут ожидать стандартов сервиса, существующих на глобальном уровне. Уже стоит говорить и о сертификации зданий и сооружений по зеленым стандартам», – поясняет спикер.

С этим согласна и глава комитета по устойчивому туризму РСТ Вита Саар: «С начала 2021 года в России вводится электронная виза. К нам из-за границы по упрощенному визовому режиму поедут люди, у которых десятки лет формировался спрос на устойчивый туризм. Безусловно, стоит уже сейчас готовиться к этому».

«Не всегда всё должно определяться текущей прибылью. Нам важно как стране сформировать предложение. С точки зрения туризма мы сегодня делаем преступно недостаточно, – добавляет бренд-амбассадор Banyan Tree Group на территории РФ и США, ментор стартапов в Alchemist Accelerator (США) Алексей Овсянников. – Пока мы только извиняемся за потерянные десятилетия и во внутреннем туризме, поэтому турбизнесу, повторюсь, стоит формировать предложение. Конечно, турист выбирает продукт, который позволяет оставить чистую планету будущим поколениям». По мнению г-на Овсянникова, сейчас недостаточно просто продавать туры, ведь Ярославская область, к примеру, конкурирует за туриста не только с Костромской или Владимирской областями, а также и с Крымом, и Сочи, и с Анталией. «У нас есть возможность сделать рывок вперед, потому что никто в мире пока не знает, как отрасль будет развиваться дальше», – уверен эксперт.

С этим мнение согласен ректор Российского государственного университета туризма и сервиса (РГУТИС) Александр Федулин. Он говорит, что уже вышло большое количество исследований, которые определяют развитие туризма в будущем. «Например, в исследовании Агентства инноваций Москвы где прямо говорится о тренде развития устойчивого туризма. Это понятие подразумевает развитие так называемого медленного туризма, когда путешествие становится значимой частью опыта, это знакомство с местной природой и культурой без вреда для окружающей среды», – приводит пример г-н Федулин.

Он отметил и еще один важный тренд – безопасность. Она на 60% определяет выбор турпродукта, а уже далее следуют качество и комфорт. «Для индивидуальных туристов протокол повышенной безопасности играет еще большую роль. Многие гостиничные цепочки уже активно используют и умные ключи, и бесконтактную регистрацию», – отметили спикер. Он подчеркнул, что именно сейчас важно воспитывать путешественника, чтобы предупредить грубое вторжение в природную среду. Также стоит сказать о цифровизации туризма. Согласно этим трендам туризм будет развиваться и во время пандемии и после нее.

Директор по консалтингу RussiaDiscovery Анна Ашмарова говорит, что многие из этих трендов начали проявлять себя в минувшем летнем сезоне. «В среднем ценовом сегменте мы заметили рост интереса к классическим брендовым территориям: Карелия, Камчатка, Байкал, Урал, Алтай. При этом туристы, которые привыкли отдыхать, скажем, в Турции, захотели того же самого качества за те же деньги. Те компании, которые хотели работать, очень быстро подстроились с точки зрения уровня продукта, его разнообразия», – говорит г-жа Ашмарова.

Она отметила еще одну важную особенность сезона. Начали продаваться туры в ценовом сегменте 300-400+ тысяч рублей, к примеру, на Камчатку. «Это туристы, которые пришли на наш рынок с зарубежного и захотели эксклюзива за любые деньги. Регионы уже начали ориентироваться на эту тенденцию. Уверена, в следующем году мы увидим рост строительства объектов размещения, которых в этом году катастрофически не хватало. Наши клиенты с высоким достатком начали также интересоваться регионами, которых раньше не было на туристическом рынке, например, Ямало-Ненецкий автономный округ. Покупают всё, лишь бы было предложение», – считает эксперт.

Продолжение перечисленных тенденций отмечается и в зимнем сезоне. В компании говорят, что продавать уже практически нечего. «Мы довольно системно подходим к развитию туризма, когда выходим в регион, так или иначе приходится вовлекать в процесс создания продукта местные сообщества. В этом году после объявления конкурса Агентства стратегических инициатив на создание туристско-рекреационных кластеров и развитие экотуризма пошел процесс туристического проектирования, когда власть, бизнес, местные сообщества, ООПТ, вовлекаются в формирование будущего», – комментирует Анна Ашмарова. По ее мнению, даже глэмпинги, которые наделали много шума в этом году, это не просто точка, а построение сервиса, работа с местным населением на предмет гастрономических предложений, активностей и т.д.

«Запрос на устойчивость и экологичность у российских туристов только начинает формироваться. Но для тех, кто имеет большой опыт путешествий за границей, безусловно, важно отсутствие пластика и забота о природе. Туроператоры, которые готовы работать на такой уровень сервиса, уже есть, и это компании, которые будут тянуть за собой весь рынок», – отмечает представитель RussiaDiscovery.

Руководитель Social and Community в компании Ecologi Криста Бузня добавляет, что устойчивое развитие очень хорошо работает в маркетинге. «Важно только уметь рассказывать истории, которые люди хотят слушать. Их не нужно заваливать данными. С людьми нужно общаться. Людей нужно подвести к тому, чтобы купить что-то», – говорит г-жа Бузня. Она приводит пример компании TUI, где был создан TUI Care Foundation, который подробно рассказывал о работе по защите природы в разных странах.

«Тема устойчивости пронизывала все эти публикации. Аэропорт Heathrow, к примеру, рассказывал об инициативах по устойчивости, которые исходили от сотрудников компании. Авторы лучших идей получали награды. В прошлом году было важно начать диалог с пассажирами об изменениях климата, рассказать, как аэропорт работает над снижением углеродных выбросов. Но все это в конечном итоге было нацелено на увеличение продаж», – объясняет эксперт. Сейчас компания Ecologi целиком использует концепции устойчивости в своей работе, визуализируя вклад каждого своего подписчика в экологию. «Мы делаем наглядным, как растет каждое дерево, которое вы финансируете», – поясняет спикер.

Наталья Рудакова, RATA-news

Алексей Ретеюм: «Пока не подключатся садовники, стандарты озеленения городов будут задавать коммунальные службы»

Глава совета Ассоциации парков России и директор «Аптекарского огорода» Алексей Ретеюм рассказал RATA-news о своем понимании устойчивого развития и оценил его состояние в России.

- Понятие устойчивого развития появилось еще в 1980-е годы прошлого века, по крайней мере в отношении природных территорий. Но сегодня оно актуально в том числе для исторических территорий и объектов. Термин подразумевает не только их сохранение в чистом виде, но и создание таких условий, при которых они могут функционировать без потери как экономической состоятельности, так и идентичности. В рамках Ассоциации парков России, к примеру, мы регулярно обмениваемся принципами экологической и ландшафтной политики, выстраивания отношений с госслужбами, жителями и посетителями парков и т.д.

Я считаю, что в этом смысле будущее за экспертами. Без них мы продолжим видеть города, где стандарты благоустройства задают коммунальные службы. Недавно ко мне обратились активисты из Алтайского края, которые безуспешно пытаются доказать местным властям, что так называемая санитарная обрезка деревьев до состояния пеньков критически неправильный подход. Кронирование изначально – это целая наука, которая требует работы профессионалов, а не тех, кто просто выиграл тендер на обрезку деревьев. Технологии бывают разными для сквера, сада или парка, они индивидуальны для разных видов деревьев. У нас чаще всего поголовно применяется топпинг, когда обрезают все крупные ветки, оставляя уродливый ствол. С моей точки зрения, это недопустимо практически никогда. Другое дело, что тополя, которые чаще всего подвергаются тотальной обрезке, сажали в городах 50-60 лет назад. Долгое время в нашей стране внимание к деревьям было не в приоритете. Если бы они получали регулярный, системный уход, то и не возникло бы необходимости обрезать деревья так радикально. У нас есть эксперты в этом вопросе, которых выпускает, к примеру, Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет им. С.М. Кирова. Такие специалисты должны руководить процессом обрезки деревьев. В «Аптекарском огороде» мы прибегаем к различным видам обрезки, но она является частью задумки ландшафтного дизайнера. Так должно быть и в городах.

Есть и еще одна проблема. Большинство коммерческих питомников растений в России возникли совсем недавно. Они не могут пока обеспечить необходимый объем и разнообразие растений. Поэтому властям Москвы приходилось, например, липы для озеленения города заказывать в Германии. Тем не менее, российские питомники стремительно развиваются и многие из них очень эффективны.

Тема устойчивого развития исторических и природных территорий в целом становится все более актуальной, и для этого есть много причин – и политических, и экологических, и психологических, и социальных, и экономических. Власти понимают, что поддержка этой тенденции позитивно влияет на престиж государства. Например, уже наступило то время, когда количество профессионально озелененных территорий стало одним из важнейших критериев работы органов власти.

Экологический туризм прежде всего предполагает посещение объектов, ценность которых – естественные природные экосистемы. Вместе с тем становится мировым трендом создание интересных с экологической точки зрения объектов внутри мегаполисов. Они есть в Лондоне, Нью-Йорке, Тулузе и других городах. На мой взгляд, будущее во многом как раз не за садами и парками, требующими невероятного труда, а за воспроизведением в городах таких экосистем как луг, лес и т.д. Их можно назвать квазиприродными. В Москве попытки их создания предприняты в парке «Зарядье» и у нас в «Аптекарском огороде». На мой взгляд, прекрасный луг вместо газона можно было разместить в Москве на Боровицкой площади у памятника Князю Владимиру. Тем более это ближе к исторической правде, периоду принятия христианства на Руси, которое произошло при князе Владимире в 988 – тогда газонов не было.

Хочется заменить ставшие слишком распространенными и банальными породы древесных растений более разнообразными, редкими. Возьмем, к примеру, дальневосточный зеленокорый клен – красивое дерево, кора которого похожа на старинную дорогую ткань. По нашему опыту, растение хорошо переносит условия средней полосы России и очень эстетично. Но думать о расширении ассортимента и применимости тех или иных пород в условиях города должны команды ученых, агрономов и ландшафтных дизайнеров.

Конечно, нужна и воля чиновников. По моим ощущениям, их интерес к созданию условий для устойчивого развития природных и исторических территорий неуклонно возрастает, все чаще они поддерживают такие инициативы. Когда летом прошлого года Ассоциация по развитию городских парков и общественных пространств России проводила международный форум в Волгограде, я подметил, что мэр города Виталий Лихачев за все три дня форума не пропустил ни одного доклада. Вот это современный подход!

Бизнес тоже проявляет интерес к партнерским программам с садами, парками и другими культурными институциями. В подавляющем большинстве наших проектов участвуют французские, английские, японские спонсоры. Понимание ценности устойчивого развития стало одним из важнейших трендов в мире. В России пока идет процесс осмысления, до системного подхода мы, похоже, пока не доросли. Компании не осознают экономической выгоды от участия в таких проектах, в значительной степени в силу налогового законодательства.

И все же я уверен, что у России здесь большие перспективы. Ведь этому способствуют и общие законы развития природы и общества, и сознание людей.

Наталья Рудакова, RATA-news

Резолюция

«Выстоять и стать сильнее. Лучшие мировые практики
устойчивого туризма»

30 ноября 2020

Мы, участники УТ-Форума 2020 «Выстоять и стать сильнее. Лучшие мировые практики устойчивого туризма», поддерживаем инициативы, выдвинутые экспертами в ходе этого мероприятия. Принимая во внимание, что принципы и критерии устойчивого туризма напрямую пересекаются с целями развития Российской Федерации до 2030 г., которые 13 июля 2020 г. озвучил Владимир Владимирович Путин на заседании Совета по стратегическому развитию и национальным проектам, вносим следующие предложения.

1. Инициировать объявление 2021 года Годом устойчивого туризма.

2. С целью достижения цели устойчивого развития №17 «Партнерство в интересах устойчивого развития», наладить эффективное взаимодействие между государственными органами, общественными объединениями, предпринимателями, иными участниками туриндустрии, работающих в области устойчивого развития туризма, для выработки общей дорожной карты внедрения принципов и критериев устойчивого туризма в туристический сектор экономики России.

3. Разработать комплекс мер поддержки турбизнеса и индустрии гостеприимства, функционирующий по принципам и критериям устойчивого туризма.

4. Обратиться к Министерству РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики, Министерству экономического развития РФ, Федеральному агентству по делам национальностей, Федеральному агентству по туризму с таким предложением:

в рамках реализации Стратегии развития Арктической зоны РФ и обеспечения национальной безопасности до 2035 г., Национальной программы социально-экономического развития Дальнего Востока на период до 2024 г. и на перспективу до 2035 г., Стратегии государственной национальной политики на период до 2025 г., Национального проекта «Туризм и индустрия гостеприимства» с учетом ускорения хозяйственного освоения территорий проживания малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока предусмотреть разработку и реализацию комплекса мер, направленных на комплексное туристическое освоение этих территорий на основе принципов устойчивого развития, профессиональную подготовку и расширение участия представителей малочисленных народов в деятельности по оказанию туруслуг и производство товаров туристического спроса.

5. Считать повышение эффективности туристического природопользования и совершенствования в этой части земельных отношений важнейшим условием устойчивого развития туризма в России. Обратиться в профильные министерства и ведомства с предложениями по инвентаризации, обеспечению целевого использования курортных и рекреационных земель и их резервированию для реализации стратегически значимых инвестиционных проектов, в том числе в рамках реализации Национального проекта «Туризм и индустрия гостеприимства».

6. Признать, что введение курортного, гостиничного или туристического сбора не компенсируют дефицит финансовых ресурсов, необходимых для комплексного туристического освоения территорий на основе принципов устойчивого развития. Для этого необходимо, прежде всего, перераспределение федеральных налоговых поступлений от предприятий, учреждений и организаций городов, являющихся федерально значимыми туристическими и курортными центрами, в пользу бюджетов соответствующих муниципальных образований. А введение упомянутых выше сборов возможно лишь при условии снижения и без того избыточной финансовой нагрузки на предприятия туриндустрии, в частности, уменьшения НДС для гостиниц с 20% до 10% по аналогии со средним уровнем VAT в странах ЕС.

7. С учетом положительного мирового опыта (Критерии глобального совета по устойчивому туризму 2019) инициировать теоретическую разработку и внедрение на практике системы критериев управления устойчивостью туризма, упорядочив соответствующую нормативную базу и понятийный аппарат.  Предложить Правительству Российской Федерации учесть в национальном проекте «Туризм и индустрия гостеприимства» концептуальные положения развития устойчивого туризма.

8. Предложить Федеральному агентству по туризму и всероссийскому конкурсу «Мастера гостеприимства» президентской платформы «Россия – страна возможностей» учитывать при выборе туристических проектов для целей грантовой поддержки их соответствие критериям устойчивого туризма.

9. Инициировать создание консалтинговых агентств по устойчивому туризму.

10. Рекомендовать включение в нацпроект «Образование» направление «Ответственное потребление» для учащихся 5-11 классов.

11. Рекомендовать учреждениям системы высшего и дополнительного образования включить в образовательную программу модули управления устойчивостью в туризме для подготовки кадров в сфере гостеприимства и туризма.

12. Проводить УТ-Форум регулярно два раза в год, с целью консолидации планов и подведения итогов деятельности комитета по развитию устойчивого туризма РСТ и его партнеров.

Мы, эксперты и участники УТ-Форума 2020, считаем, что принятие этих мер позволит туристическому рынку и индустрии гостеприимства России выстоять в период пандемии, адаптировать турпродукты и услуги под международные стандарты устойчивости и безопасности, что, безусловно, поднимет рейтинг России как туристического направления для иностранных туристов.

Также внедрение принципов устойчивого туризма, позволит увеличить долю ответственного потребления среди бизнеса, занятого в индустрии гостеприимства, что, в свою очередь, будет вести к повышению ответственного потребления среди населения страны. Повышение социальной ответственности турбизнеса и вовлечение НКО в сферу оказания туруслуг, позволит туристическим компания участвовать в федеральных грантовых проектах, что даст возможность дополнительного финансирования и диверсификации бизнеса в сложный период пандемии, а также обеспечит поддержку слабозащищенных слоев населения.

Таким образом развитие института устойчивости туризма в России, может стать базовым инструментом для развития регионов в целом.