Travelport с 25 октября

Федор Елфимов: «Драть с санаториев три шкуры – это неправильно»

Директора санаториев Белокурихи за август-сентябрь дважды писали письма вице-губернаторам: сначала Михаилу Щетинину, затем Сергею Локтеву. Они указывают на то, что в разы повысившийся земельный налог и неподъемные тарифы на тепло могут сделать их продукт неконкурентоспособным. Одним из тех, кто подписался под письмами, стал Федор Елфимов (фото), директор санатория «Россия» и, по признанию многих участников рынка, один из лучших менеджеров в курортном деле. Он рассказал корреспонденту Алтапресс.ру о том, как формируется цена путевки и почему не существует «санаторного бизнеса».

- В 2008-2009 годах в Белокурихе серьезно сократилась загрузка санаториев и их доходы. Однако в этом году число гостей выросло. Как для вас прошел летний сезон?

- Кривая у нас всегда примерно одинаковая. Провал бывает ежегодно с 10 января и по май включительно. В июне мы начинаем набирать обороты. И в июле-августе нам уже приходится отказывать клиентам. Этим летом без конца раздавались звонки с просьбами принять, разместить. А у нас возможности нет. В «России» 750 мест. В этом году у нас размещалось до 830 человек: в семейных номерах ставили дополнительные места для детей. Был небольшой спад по числу гостей в конце августа, перед школой. Но сегодня санаторий опять заполнен.

- В этом году вы повышали цены по сравнению с летом прошлого года?

- Мы всегда закладываем рост, но обычно эту разницу приходится или турагентствам отдавать, или за счет нее предприятиям-клиентам скидки делать. В итоге сегодня цена койкодня у нас ниже, чем летом прошлого года. При этом нужно иметь в виду, что у нас налог на землю возрос с 2,4 млн. до 8 млн. рублей. Тарифы на тепло тоже повысились. И поэтому, когда сегодня нам предлагают, скажем, включить в курсы новые ванны или препараты, мы говорим, что тогда путевки станут неподъемными, потому что любые дополнения и нововведения ложатся на их себестоимость.

- Вы с коллегами много говорили о высокой стоимости тепла. А сколько у вас сегодня уходит на оплату других коммунальных услуг?

- В среднем примерно так: 1 млн. рублей – тепло, 600 тыс. – электроэнергия, 370–400 тыс. – вода, канализация и другая коммуналка. В других городах тарифы кратно ниже.

- Повысившийся налог на землю из-за переоценки кадастровой стоимости земли стал проблемой для многих предприятий края. На местах бизнес обращается к депутатам с просьбой установить минимальный коэффициент. Какую позицию заняли депутаты в Белокурихе?

- Применили максимальный коэффициент. Я сам депутат и пытался достучаться до коллег, но среди них практически нет руководителей предприятий, поэтому уговорить не удалось. Есть люди, которые считают, что с санаториев надо три шкуры драть, чтобы наполнить городской бюджет. Санаторий «Россия» заплатил в прошлом году 63 млн. рублей налогов в бюджеты всех уровней. Было время, когда санатории освобождались от налога на имущество и развитие шло совершенно иными темпами. Сегодня любое увеличение бремени на нас сказывается на стоимости путевки. В том числе поэтому нас нельзя сравнивать с Турцией, как это многие делают. Туда как минимум лететь в 2,5 раза дешевле, чем, скажем, из Москвы в Барнаул.

- Но и жители Барнаула говорят, что в Турцию съездить дешевле, чем отдохнуть в Белокурихе, добравшись до нее даже на собственном авто, то есть без перелета.

- Это дикое заблуждение. Эти два продукта вообще нельзя сравнивать. Если только по проживанию и питанию. Но комплекс лечения, который предлагает сегодня Белокуриха, не только санаторий «Россия», уникален. Можно все то же самое сделать в другом месте, но это будет не Белокуриха.

- Несмотря на рост налогов и тарифов, вы продолжаете развиваться. Корпус, например, новый достраиваете. Сколько вы закладываете на развитие?

- Мне сложно сказать в цифрах. Но от нашего оборота это совсем немного. Мы постоянно ведем текущий ремонт. Уже три года строим новый корпус. Все – на кредитные средства. Но проценты надо платить, а значит - зарабатывать. Мы построили новый корпус из-за кризиса (хоть и не люблю это слово) фактически в два раза дешевле. Договорились с подрядчиками: «Мы вам больше дать не можем, но вот столько дадим точно. И вы сохраните свое производство». Строительство перехода из старого корпуса в новый стоило бы 15 млн. рублей. Мы его построили за 9 млн. рублей.

- Санаторный бизнес рентабелен?

- Мы закладываем рентабельность 20%. Но 10-15% уходит контрагентам. Если мы получаем от 8 до 12%, то считаем, что великолепно поработали. Когда говорят «санаторно-курортный бизнес», я улыбаюсь. Можно говорить о деятельности, о работе, о чем угодно, но о бизнесе — вряд ли.

- В некоторых турагентствах говорят, что с санаториями Белокурихи сложно работать, поскольку непросто договориться об агентской комиссии. Можете ли вы обойтись без агентств?

- Агентская комиссия иногда действительно обременительна. Я помню, была комиссия 5%. Сегодня она достигает 15%. Наши отделы продаж мы учим, развиваем, усиливаем. Но без помощи агентств нам сложно, прежде всего — в решении вопроса сезонности. Но в турфирмах арендованы офисы, работает по нескольку человек и стоит несколько компьютеров. И они получают до 15% комиссии. А у нас? Только штатных сотрудников — 800 человек, фонд заработной платы от 13 до 15 млн. рублей. И наша рентабельность — 12%. Эти моменты не совсем справедливы.

- На круглом столе, который проходил в Барнауле в ходе выставки «Человек. Экология. Здоровье», ваши коллеги говорили, что после того, как государство отказалось от финансирования программ по реабилитации граждан, санатории рискуют превратиться в отели с элементами оздоровления. Вы согласны?

- В уставе любого предприятия первой задачей значится извлечение прибыли. Но я убежден, что Белокуриха — это здравница. Сегодня мы пытаемся предоставить услуги на любой уровень притязаний. Экстрим-парк для лыжников и велосипедистов, горнолыжные спуски, каток для хоккеистов, лыжня для спринтеров, трасса для биатлона, экскурсионные программы на Синюху и т. д. — все это делается для гостей. Но это дополнительные услуги! Мы не жертвуем медициной. Основное наше преимущество – вода. Ее состав уникален.

- Какую долю в стоимости путевки составляет оказание именно медицинских, оздоровительных услуг?

- Примерно третью часть. Арифметика простая. 2,1 тыс. рублей — один койкодень. Делим на три: 700 рублей – проживание, 700 – трехразовое питание по типу шведского стола (это не просто яичко и кашка на завтрак), 700 – лечение. Вспомните, сколько стоит сейчас один только прием у доктора? 350 рублей. Тот комплекс, который предоставляем мы, не сравним с этим.

- Какую часть в общем объеме гостей занимают корпоративные клиенты – гости, приезжающие по путевкам, оплаченным предприятием?

- Порядка 30%. С корпоративными покупателями мы работаем годами, прислушиваемся к их пожеланиям. Но 40% составляет доля людей, которые покупают путевки самостоятельно.

- Распространено мнение о санаториях Белокурихи как о предприятиях, которые несут издержки по содержанию, особенно зимой, однако с лихвой отыгрывают их стоимостью путевок, и им грех жаловаться. Вы можете поспорить с такой точкой зрения?

- Это заблуждение. Цена нашей путевки по сравнению с затратами — три копейки. Убежден, что этот продукт стоит гораздо больше. Мы иной раз работаем «в ноль», иногда даже в минус (по зиме, как правило), только чтобы сохранить коллектив, чтобы дождаться лета, когда путевки на 15% дороже, и перекрыть потери. Мы без кредита не платим зарплату, без кредита не строим. А не развиваться, не совершенствоваться нельзя, люди не приедут.

- Вы участвуете в федеральной программе развития туризма?

- Кластер «Белокуриха» вошел в число пилотных проектов, которые будут участвовать в федеральной программе по въездному и внутреннему туризму. Наш санаторий постарается в нем поучаствовать. Мы развиваем направление в сторону горы Синюхи. Сам Бог велел идти туда. Гора высотой 1,3 тыс. метров, снег лежит с октября по май. Дорогу до заимки мы практически сделали. В 25 км от санатория «Россия» начинаются удивительные маршруты. И это все — в зоне доступа наших гостей.

- Влияет ли на загрузку тяжелая дорога?

- Конечно, к нам очень непросто добраться. Логистика не выстроена. Я сам не так давно летал в Ханты-Мансийск: сначала до Новосибирска ехал шесть часов, потом на самолете летел до Нижневартовска, переночевал там и уже потом полетел в Ханты-Мансийск. И поэтому сегодня говорят, что Бийский аэропорт необходим. Это действительно так. И когда спрашивают: «А зачем два аэропорта на расстоянии 200 км», - я отвечаю, что это совершенно разные вещи. 70–90 км от аэропорта до мест отдыха – идеальное расстояние по всем мировым меркам.

- Существует ли конкуренция внутри Белокурихи?

- Да и довольно высокая. Поверьте, в Белокурихе нет плохих санаториев. Но приоритеты у всех разные. Кто-то больше на отдых ориентирован, кто-то – на медицину, кто-то – на сервис.