Travelport с 18 января

Александр Чернюк: «Чем круче джип, тем дальше идти за трактором»

С алтайским туроператором «Команда Ex-Pro» корреспондент RATA-news познакомилась во время экспедиции в Тигирекский заповедник. Три автомобиля этой компании провезли журналистов по практически полному бездорожью. Глубокие броды, «грязевые ванны», болота, широкие колеи – для водителей и УАЗов не было никаких преград. В «обычной жизни» компания специализируется на эксклюзивных турах в Монголию, в первую очередь, рыболовных. Директор компании Александр Чернюк (фото) рассказывает, как спортивный джип-клуб по интересам перерос в туристический бизнес.

 

- Александр, расскажите, с чего вы начинали и почему выбрали именно эту нишу?

- Компания появилась в 2012 году, хотя идея поселилась в наших головах гораздо раньше. Все началось с общественной организации – барнаульского клуба джиперов «Алтай off road». Мы ездили, рыбачили, потом стали организовывать соревнования внедорожников и тематические фестивали сибирского, а следом и всероссийского уровня. Многие считают, что общественная организация – работа прибыльная, но как ее руководитель уверяю, это не так. Поэтому мы с коллегой решили организовать турфирму. Чтобы показывать увлеченным туристам самые труднодоступные уголки Алтая, ближнего зарубежья, Монголии, дальше будет видно. В 2012 году мы зарегистрировали турфирму, начали строить автомобили, чтобы к летнему сезону 2013 года быть во всеоружии. Организовали первые поездки в Монголию, в том числе в пустыню Гоби. По Алтаю экспедиции и не прекращались. Мы поняли, что людям интересно, а что – нет, поставили для себя планку и с тех пор каждый год ее поднимаем. Сегодня можем предложить туристам тур в любой уголок Монголии.

 

- «Строить» автомобили – что вы имеете в виду?

- Мы покупаем новые автомобили и серьезно их перестраиваем в своей мастерской. Практически каждый элемент заменяем или дорабатываем. Например, подвеска на наших машинах австралийская, сцепление – немецкое, устанавливаем расширители, бамперы, блокировки для повышенной проходимости, дополнительный свет, лебедки, багажники и т.д. Компьютер перепрошиваем. Колеса тоже меняем на специальные, сделанные с применением кевларового материала, который используют для изготовления бронежилетов. Это нужно, чтобы их не разрезало камнями, в Монголии такое часто случается. К каждому элементу свой подход. Этот опыт мы позаимствовали как раз в своем клубе. Стоимость автомобиля после доработки возрастает с 600 тыс. рублей до 1,1-1,2 млн.

В нашем автопарке нет ни одной машины старше трех лет, и они постоянно обновляются. Это только УАЗы, другие варианты пока даже не рассматриваем. Да, они ломаются чаще, чем, например, Toyota Land Cruiser, но нас больше волнует вопрос ремонтопригодности. Если поломка случится в каком-нибудь отдаленном уголке Монголии, найти запасные части на импортный автомобиль гораздо сложнее, а на УАЗах там ездят все.

 

 

- Для этих машин существуют какие-то препятствия?

- Как и для любой техники. Есть такая поговорка – чем круче джип, тем дальше идти за трактором. Большие колеса – не всегда панацея. В некоторых местах даже трактор не проедет.

Но сейчас мы немного меняем концепцию. Автомобили, которые у нас есть, рассчитаны на очень большую проходимость, а это зачастую мешает комфорту пассажира. В конце сезона мы будем их продавать и строить новые на базе машины «УАЗ Патриот» с увеличением комфорта в ущерб проходимости. От чего-то придется отказываться, но для поездок по Монголии этого будет более чем достаточно – там кондиционер важнее, скажем, передней блокировки. В нашей работе сейчас ярко выражена сезонность, и мы хотим сократить ее до минимума, разрабатываем зимние программы. В этом году будет разведка боем, и именно новая техника поможет нам двигаться при большой отрицательной температуре, решит многие другие проблемы.

 

 

 

 

- Расскажите подробнее о турах, которые вы предлагаете.

- Туры у нас разные – экспедиционные, этнографические. Но локомотив – это рыбалка в Монголии. Самый дорогой и сложный маршрут – поездка через Алтай в пустыню Гоби с заездом на Байкал. Такой тур требует серьезной подготовки и от команды организаторов, и от туристов. Это 17-20 дней пути, и по три-четыре дня может не быть возможности помыться.

Есть и более короткие, семи-восьмидневные программы, например, обзорная экспедиция «По тропам монгольских кочевников». Маршрут совпадает с рыболовным туром, но в этом случае акцент делается на природные памятники и культуру. Есть несколько стандартных туров по Алтаю, а есть эксклюзивные, которые мы делаем под заказ.

 

- На какой уровень туристических притязаний ориентируетесь?

- Выше среднего. Это не массовый и не эконом-туризм. Все программы мы рассматриваем как вип-туры с высоким уровнем комфорта, никогда не экономим на обслуживании и питании. Если по плану во вторник в меню на ужин указана паста карбонара, то именно она будет у туристов на столе. Мы принципиально исключили тушенку и подобные полуфабрикаты и никогда их не вернем, потому что в свое время наелись. В путешествии нас всегда сопровождает шеф-повар, который готовит ресторанные блюда. Это здорово, когда человек в 30-градусную жару выходит из палатки и ему подают свежевыжатый охлажденный апельсиновый сок. Все автомобили оборудованы морозилками. Если путешествуем по Монголии, обязательно включаем в меню блюда национальной кухни – для колорита. Стараемся, чтобы гости увидели, как живут местные жители, узнали Монголию изнутри.

 

- Бытовой комфорт в такой поездке обеспечить, наверное, сложнее?

- Если честно, турист может приехать к нам в шортах и с загранпаспортом, все остальное – от комбинезонов до рыболовных снастей – обеспечим мы. Если человек хочет только рыбачить, он может не думать о том, где поставить палатку, что и во сколько есть. После рыбалки он придет в лагерь, где все готово, постелено и сварено. Хотя, как правило, люди, которые путешествуют по таким маршрутам, очень активные, и поставить палатку для них удовольствие.

 Мы можем даже приобрести автомобиль под конкретного клиента или группу, если это необходимо. Однажды туристам, например, принципиально было нужно, чтобы на уазах стояли подушки безопасности, и мы это сделали. Если необходимо, докупаем снаряжение и технику. За рулем может быть только представители нашей команды, потому что машины специфические, чтобы ими управлять, нужен опыт и знания. Но если для кого-то принципиально двигаться именно за рулем, мы можем рассмотреть такую возможность. Правда, это отразится на стоимости тура и страховки. Мы должны быть уверены, что следующая группа туристов не окажется без транспорта.

В одном автомобиле мы размещаем не более трех человек, не считая водителя. Больше двух пассажиров на заднем сиденье – это некомфортно, потому что переезды бывают очень длинными. Меньше двух машин в поездку не отправляем, это может быть опасно, если что-то сломается. В одной группе, как правило, бывает от 5 до 10 человек.

 

 

 

- Сколько туристов принимаете за сезон и какие это группы по составу?

- В минувшем летнем сезоне первая группа у нас выехала 31 мая на 35 дней. Это было большое автономное путешествие по Туве, Хакассии, Кемеровской области, Республике Алтай. Были и другие группы, которые отправлялись по разным маршрутам на 7-10 дней. Последних туристов приняли в конце сентября, а сейчас набираем зимний тур.

 В основном это, конечно, мужские компании. Но мы очень приветствуем, когда люди отправляются в такие путешествия с семьями и детьми. Это здорово! С какого возраста можно брать детей? Зависит от ребенка, его подготовки. Есть дети, которые уже в семь лет знают, что такое пеший поход с рюкзаком и как ставить палатку.

 

- Откуда приезжают ваши туристы?

- В основном из европейской части страны, бывают из Екатеринбурга, ближнего и дальнего зарубежья. На будущий год у нас уже есть заявки от итальянцев, немцев, в прошлом году приняли группу англичан. Сначала мы не рассматривали в качестве целевой аудитории жителей своего региона, потому что туры у нас недешевые. Но оказалось, что ошибались – у нас появились клиенты из Алтайского края.

Наши туристы, как правило, неординарные, увлеченные путешественники. Многие из них бывали в таких уголках планеты, про которые мы даже не слышали. В последнем в этом сезоне туре в Монголию собрались, без преувеличения, одни из лучших нахлыстовиков России, ребята из разных городов, у которых все остальные учатся. Все они видели друг друга в первый раз, до этого общались только в сети. Грамотные люди, спортсмены с очень гуманным отношением к рыбалке, которые не допускают никакого варварства и неразумного промысла. Это тот подход, к которому мы сами стремимся.

 

- Джип-тур – это экстрим, адреналин, а порой реальная опасность заночевать в чистом поле или на болоте. Туристы морально готовы к такому?

- Все туры делятся на спортивные и коммерческие. В первые мы ходим крайне редко, это дорогое, сложное и опасное приключение. В этом году у нас был один такой маршрут – делали первое прохождение перевала в Прителецкой тайге между реками Уймень и Пыжа. К таким турам люди заранее готовятся, отлично понимая, куда едут и зачем. Сложные дорожные ситуации, поломки в таких путешествиях – не самое страшное. Главное – выдержать эмоциональную нагрузку, усталость. Плохо, когда кто-то начинает нервничать и срывается. Слава богу, у нас не было особенно сложных ситуаций, а вот одним нашим знакомых приходилось идти пешком несколько километров за запчастями и возвращаться на конях.

Коммерческие туры предполагают минимум требований от клиентов и максимум удовольствия. В прошлом году во время рыболовного тура по центральной Монголии мы решили вместе с туристами совершить первое прохождение одного перевала. На спуске угол наклона достиг критического, по бокам – мокрая трава, а это значит, что двигаться можно было только вперед и вниз практически перпендикулярно склону. За двадцать минут, пока мы спускались, никто в машине не проронил ни слова.

 

- Как часто случаются поломки в пути и сколько времени уходит на их устранение?

- Мы стараемся заранее «подстелить соломки», предугадать возможные поломки и взять с собой все необходимые запчасти. Но главное – мы держим технику в идеальном состоянии. У нас на сайте после путешествий туристы пишут отзывы, мне понравился один из последних: «Все поломки устранялись онлайн». Так и есть – когда что-то выходит из строя, мы ремонтируем быстро, прямо на месте. Если не считать соревнований, то максимум, который нам приходилось тратить на ремонт в дороге, – часа три, не больше.

Все самое экстремальное происходит на соревнованиях. В 2013 году, например, мы ездили на фестиваль «Большой Алтай» в Монголию. Как раз тогда мы обкатывали наши машины и решили поучаствовать в гонках, выставили команду из четырех автомобилей. Среди участников было много именитых спортсменов, но мы оказалось единственным, кто был на отечественных внедорожниках. В первый день при прохождении спецучастка у одной из наших машин сорвало двигатель с подушек, мы едва доехали до финиша – пришлось буксировать вышедший из строя автомобиль. Финишировали первыми, но было понятно, что на следующий день команда выступать не сможет, придется дисквалифицироваться. Соперники уже потирали руки. Тогда один из нас – многократный чемпион Сибири по трофи-рейдам Денис Бабич – сказал, что может разобрать двигатель. Позже он признался, что прежде никогда этого не делал, просто решил таким образом придать всем уверенности. Мы разобрали двигатель, нашли причину поломки, всю ночь искали подходящую прокладку, которую необходимо было заменить. В конечном счете, нашли у одного из судей. Утром все четыре машины стояли на старте, а соперники были деморализованы – никто нас увидеть уже не ожидал.

 

- Какие впечатления ждут участников ваших коммерческих туров?

- Туристов, как из России, так и из-за рубежа, восхищает Монголия. Это ландшафты, которые меняются каждый час, это верблюды, яки, крупная рыба, национальный колорит, очень доброжелательные местные жители. Поражает резко-континентальный климат – с утра может быть +47 градусов, а к вечеру выпасть снег.

На мой взгляд, самое притягательное в Монголии – ее первобытность. Сотни лет там ничего не меняется, люди так же живут, кочуют и, если в мире случится кризис, рухнет вся экономика, в Монголии это вряд ли почувствуют. Я шучу, что это самая независимая страна в мире – от нее ничего не зависит, а ей ничего не надо от других. Но тот, кто видит в этой стране только степь, – человек без фантазии. Монголия – как болезнь. Она либо сразу нападает на тебя и не отпускает, либо срабатывает «иммунитет» – не трогает. Но второе встречается редко. Обычно люди заболевают, и мы называем это состояние «монголеей».

Страна очень разная – от высокогорных районов с озерами и вечными снегами, до тайги, равнин и пустыни. Я не могу сказать, что меня восхищает больше всего, «монголея» поразила меня полностью, в том числе возможностью двигаться вне дорог.

Рыбалка в Монголии – отдельный разговор. Рыбы очень много, она крупная, без улова точно не останешься. Вы только представьте себе реки и озера в своем первобытном состоянии, где никогда не было промысла! В Монголии с этим строго, в период нереста со спиннингом туда даже не пустят. Туристов в этих местах, слава богу, пока немного. Наша философия рыбалки такая, что мы берем ровно столько рыбы, сколько нужно на уху, закоптить на ужин, не больше. Остальную – отпускаем. В Монголии можно поймать очень крупного хариуса, тайменя, ленка и некоторые виды рыбы, которые больше нигде не водятся.

 

 

 

- Год назад Монголия отменила визы для россиян, пограничники фиксируют увеличение потока в эту страну. По вашим наблюдениям, стало ли там больше туристов?

- Виза никогда не была препятствием для посещения Монголии. Это стоило около 3 тыс. рублей плюс немного бумажной волокиты для операторов, клиенты приезжали уже на все готовое. Но со слов пограничников, а общаемся мы с ними часто, туристов в этом году стало однозначно больше. По нашим ощущениям, поток поднялся в три-четыре раза. Работа пограничного перехода Ташанта этим летом не выдерживала никакой критики. Судя по всему, рядом планируют строить круглосуточный ежедневный переход, и очень хорошо. Ведь то, что происходит сейчас – издевательство над людьми. Погранзастава работает с понедельника по субботу с 8.00 до 17.00 с перерывом на обед, а в выходные закрыта. Приходилось нанимать людей, которые для нас занимали очередь на переход границы, чтобы группа не теряла много времени.

 

 

- Много ли компаний работают в этой нише на Алтае?

- Знаю о четырех в Алтайском крае, одна из них существует очень давно. Но заходить на рынок было несложно, мы не пытались отобрать у кого-то клиентов. Есть много сообществ рыболовов, любителей и спортсменов, которым интересны такие путешествия. Это наша целевая аудитория, и чаще они узнают о нас по «сарафанному радио», прочитав в интернете наши отчеты о поездках или рассказы других туристов. С коллегами из других компаний хотелось бы дружить, а не конкурировать. Качество услуг пусть оценивают туристы.

 

- Алтайские операторы, которые занимаются активным туризмом, часто сетуют на серьезные проблемы с кадрами. Вы успели с этим столкнуться?

- Это действительно так. Тяжело найти хорошего проводника на радиальный выход на Алтае, повара и т.д. В названии нашей компании главное слово – «команда», оно связано с нашей спортивной жизнью. Один из наших водителей – Дмитрий Романов – двукратный чемпион Сибири по трофи-рейдам, а я призер Кубка Российской автомобильной ассоциации по Сибирскому федеральному округу. Мы оба – кандидаты в мастера спорта. У машин есть имена-позывные, как у героев диснеевского мультфильма «Чип и Дейл спешат на помощь» – Чип, Дейл, Гайка и т.д.

В свою команду мы с трудом принимаем новых людей, не потому что вредные, а потому что хотим полного взаимопонимания, когда не нужно никому ничего дополнительно объяснять, где каждый четко понимает свою задачу. Мы не готовы рисковать туристами и репутацией. Ее можно зарабатывать годами, а распрощаться – за пять минут.

 

Анна Вальцева, RATA-news