Пегас с 18 октября

№5186

Алексей Ретеюм: «У меня никогда не было кабинета – для хорошего разговора нужны свободные пространства»

«Аптекарский огород», старейший ботанический сад России, которому уже более 314 лет, ежегодно посещают до 500 тысяч человек. Здесь не только выращивают растения, но и проводят концерты, выставки, фестивали. Сад меняется вместе со временем и готов принимать туристов. Бессменный директор с 1993 года, ведущий программы «Органика» на радио «Культура», глава совета Ассоциации парков России Алексей Ретеюм рассказал RATA-news об уникальной среде, созданной в самом центре Москвы.


- Алексей, «Википедия» пишет, что вы возродили сад после полного упадка и превратили его в одно из самых красивых, познавательных и любимых мест Москвы. Расскажите, как выглядел упадок и насколько хорошо вы в 25 лет знали, что с этим делать?

- Когда меня в 25 лет назначили директором почти 300-летнего сада, «Аптекарским огородом» он не назывался – мы вернули этот топоним. В первый день моего директорства была легкая эйфория, но на следующий наступила депрессия – я понял, что совершенно не представляю, что нужно делать.


После основания нового Ботанического сада возле МГУ в 1953 году многие коллекции и сотрудники были переведены туда. С этого момента начался длительный период деградации «Аптекарского огорода»: разрушались оранжереи, стекла падали на растения и людей, немногие оставшиеся сотрудники работали в касках, все зарастало самосевом. Постепенно сад превращался в подобие лесопарка. Он стал проходным двором, где разводили костры.

По специальности я ботаник и географ, не учил ни историю садово-паркового искусства, ни теорию восстановления исторических садовых парков, ни администрирование. Пошел за помощью в Московский архитектурный институт. Академик Дмитрий Швидковский ответил, что ни одного нужного специалиста в России нет. Обратиться можно только в страну, которая славится своими традициями садоводства – Великобританию.


Мы отправились туда вместе с академиком Виктором Садовничим, который на тот момент только стал ректором МГУ. Смотрели реальные проекты восстановления садов, которые несколько веков были в запустении. Было решено пригласить в Россию по контракту на три года знаменитого английского ландшафтного архитектора Кима Уилки. Еще нужен был садовник. На одном из светских раутов председатель общества исторических садов в Великобритании Мэвис Бейти посоветовала поместить объявление в Times. Откликнулся еще один знаменитый специалист – Харви Стивенс, он стал первым английским садовником в России со времен Екатерины II.

- Вам дорого обошлась работа с такими подрядчиками?

- Смертельно дорого, но мы нашли спонсора, английскую компанию. А другая компания – Gardens Corporation BV – стала партнером МГУ по инвестиционному проекту. Рабочим языком у наших садовников был английский, что, думаю, сильно удивляло наших посетителей в середине 1990-х.

Ким Уилки в 1996 году изменил расположение главного входа в «Аптекарский огород» – первоначально он размещался на углу Грохольского переулка и проспекта Мира. Сейчас вход сразу приводит нас к центральной оранжерее, получилось намного лучше, хотя решение было смелым. Мы уничтожили все следы советского времени, даже поменяли трассировки дорожек – прежде весь сад был выложен бетонной плиткой, которая портила среду.


Мы во многом воспользовались опытом англичан, но не могли бесконечно платить за это. Один из сотрудников сада, Артем Паршин, отправился учиться в Великобританию и окончил университет Эдинбурга по специальности «Ландшафтная архитектура». Именно он сейчас создает в саду произведения садово-паркового искусств – Сад лекарственных трав, Вересковая горка, Средняя полоса России, неоконченный грот с Дальневосточным садом, Теневой сад и многое другое. Ни одна экспозиция не похожа на другую, ведь они возникали в разное время в фантазиях талантливых профессионалов. Кроме того, наши экспозиции наполнены научным смыслом. В саду более 6 тысяч растений различных видов, сортов и форм. Сейчас я ими очень горжусь.

- Как много сотрудников обеспечивает жизнедеятельность сада?

- Всего 50 человек – директор, ландшафтный архитектор, кураторы групп растений, они же научные сотрудники. Они думают о развитии коллекций, об источниках их пополнения, о концепции. Порой сами и ухаживают за этими растениями. Под их руководством работают садовники. Есть главный садовник. У нас творческий коллектив, мы часто советуемся друг с другом. Я считаю, что директор должен быть исполнителем, нужно верить профессионалам и стараться найти средства на то, что им требуется.

- Кураторы коллекций как-то соревнуются между собой?

- В их деятельности главное – научный азарт. Им важно сделать коллекцию широкой, полноценной. Они ищут растения, которых нет в других местах, или те, что будут репрезентативными для научных целей. Ведь нам нужно показывать что-то детям и студентам. Мы выращиваем растения, которые никто никогда в истории не культивировал. Это не только наука, это искусство. 3600 кв. метров площадей находится под стеклом – там создан тропический, субтропический, экваториальный климат.

- Много ли в саду исторических растений?

- Да, многим по несколько сот лет. Например, саговник отклоненный был подарен страстным любителем ботаники графом Алексеем Разумовским в момент приобретения «Аптекарского огорода» университетом. Ива белая здесь еще с допетровских времен. Дуб посажен ученым из Геттингенского университета Георгом Францем Гофманом, первым директором сада. Это дерево сейчас красуется на поляне наряду с лиственницей, посаженной Петром I.


- В «Аптекарском огороде» есть магазин растений. Стоит ли покупать редкие растения или они не выживут без профессионалов?

- Да, магазин Plantarum, на мой взгляд, один из самых красивых не только в России, но и в мире. Работает он сезонно с 15 апреля по 15 октября, продает те же растения, что представлены в коллекциях Ботанического сада. Люди хорошо покупают и рододендроны, и верески, и орхидеи, и насекомоядные растения.

Редкие растения покупать не советую, с ними очень сложно обращаться. У нас их много, с какими-то сразу находим контакт, а бывает, что возимся десятилетиями. Растения – это живые существа, о которых наука очень мало знает, в случае ошибки они просто гибнут. Поэтому мы с коллегами в восторге, когда растение хорошо себя чувствует и цветет, вот только путь к этому лежит сквозь годы экспериментов.

- Бывало ли, что люди пытались вынести растении из сада?

- Странные поступки людей неискоренимы. В этом году кто-то утащил наши прекрасные лилии – луковицы унесли, а цветоносы воткнули в землю. Стебли с цветами, естественно, начали вянуть, мы подняли панику. Это ущерб в 20-50 тысяч рублей. Но такие случаи редки. Большинство посетителей деликатно относятся ко всему, что происходит в саду.


- А как «Аптекарский огород» начал наполняться мероприятиями?

- Для меня искусство всегда было органичной частью жизни, и ботанический сад – тоже произведение искусства. Нью-Йоркский ботанический сад, Королевские ботанические сады Кью Gardens, другие ведущие научные центры мира всегда привлекают людей выставками и музыкой. Без этого сад не вписывается в контекст современной среды. Место в центре Москвы, которое занимает 6 гектаров, должно быть и культурным центром. Мы стремительно развивались в этом направлении. У нас проходили выставки «портретов» растений Сергея Андрияки, они были как будто дополнением наших экспозиций. Проходила выставка Российской академии художеств – экспонаты выставлялись прямо под дубом Гофмана. Мы приглашали японского ландшафтного дизайнера Тетцунори Кавана и делали совместную инсталляцию.


У нас постоянно проходят концерты самых выдающихся музыкантов мира.

Думаю, без искусства сад будет мертв, его эстетическая среда критически обеднеет. Не все это понимают, многие чиновники требуют от нас заниматься только наукой и образованием, остальное считают непрофильной деятельностью. У нас даже был суд с Росреестром, который ставил нам это в вину. Мы выиграли во всех инстанциях и защитили тот подход, который избрали.


- Мне кажется, вы сумели создать еще и идеальный офис. У вас есть кабинет в «Аптекарском огороде»?

- У меня вообще никогда не было кабинета, несмотря на то, что я и депутат, и председатель Ассоциации парков, и директор. Мне нравится находиться в свободных пространствах – кафе или оранжереи. Сейчас мы с вами сидим в исторической лаборатории. Для хорошего разговора гораздо больше подходят свободные пространства. Недавно я давал интервью в формате прогулки по саду. Офис вызывает у меня уныние.

- В «Аптекарском огороде» бывает до 500 тысяч посетителей в год. Есть ли среди них туристы?

- Нам самим было бы интересно определить, много ли туристов среди гостей, но это очень сложно, у нас простая система входа Покупаете билет онлайн или в кассе, и всё.


- Тем не менее, насколько я знаю, вам бы хотелось работать с турбизнесом.

- Да, идея наладить поток организованных туристов у нас существует уже не первый год. Сейчас помешала пандемия. Думаю, мы легко можем единовременно обслуживать шесть групп по 15 человек. Со временем этот объем можно наращивать. У нас существует целая подборка разнообразных экскурсий на русском и английском языках. Турпродукт, который мы создали, может включать экскурсии, выставки, концерты обед и ужин в разных комбинациях. Очень легко договариваться с ресторанами. У нас их 14, и они готовы делать скидки для групп. Круглый год можем проводить яркие экскурсии с фотозонами, даже зимой у нас традиционно проходит фестиваль «Тропическая зима».

Мы проводили экскурсию для туроператоров, но за этим ничего не последовало. Возможно, есть смысл повторить.

- Вы очень необычно ведете экскурсии.

- Живо и нестандартно? Просто не фокусируюсь на морфологии и физиологии растений (смеется). Стараюсь включить элементы поэзии, музыку, заставлять каждого пофантазировать на каком-то этапе прогулки. Заходишь в субтропическую оранжерею – и начинаешь рассказывать, что Михаил Александрович Максимович, директор сада с 1826 года, дружил с Пушкиным и поэт приезжал сюда. Пушкин оставил воспоминания о Максимовиче.


Тропическая оранжерея была построена в середине XVIII века, одна из двух самых старых в Москве. Она горела в пожаре 1812 года. Ее восстанавливал Доменико Жилярди, великий итальянский зодчий, тогда он был главным архитектором Императорского московского университета.


- В перечне спонсоров сада много известных людей. А они приходят сюда как посетители?

- По-разному. Несмотря на статус и известность топовые лица страны приезжают погулять и поужинать или на концерт. Есть те, кто регулярно приходит просто так. С Никасом Сафроновым, например, мы здесь познакомились во время прогулки, потом он расписал стену внутри «Аптекарского огорода», там изображен портрет Бродского. В итоге мы вместе записали эфир передачи «Органика» на радио «Культура».


- На ваш взгляд, много ли зелени в Москве? И сложилась ли здесь атмосфера и среда, за которой сейчас охотятся туристы?

- В Москве много парков, и развиваются они довольно хорошо. Я изучаю все их достаточно подробно, это часть моей работы в Ассоциации парков России. С этой точки зрения Москва – одна из продвинутых столиц. Но среда, о которой вы упомянули, в городе крайне нарушена. Это вина истории, советского периода. Она ведь должна создаваться крайне деликатно, складываться из деталей ландшафтной архитектуры, магазинчиков и ресторанчиков, людей. Очень здорово, что московские власти понимают, как это важно в том числе для туристов. Политика Москвы, я считаю, движется в нужном направлении. Это, например, улочки, которые реконструируют в пределах Садового кольца. Там стало очень приятно находиться.


Вокруг «Аптекарского огорода» мы построили здания, которые проектировали самые разные невероятно талантливые архитекторы, например, Олег Попов и Олег Явейн. Одно из них – тетрапилон. Подобные здания римляне строили на пересечении дорог, чтобы показать величие империи. Здесь есть классическая ограда, колонны, капители, но уже за рамками проекта мы добавили элементы, которые оживили это место. Уменьшили масштаб, добавили историю. Это попытка наших дизайнеров создать более человеческую среду вокруг Ботанического сада.

Я живу неподалеку от сада «Эрмитаж», где вечером приятно пройтись, местами появляется среда с атмосферой. А напротив – Петровка, 38. Это красивый объект с балкончиками, на которых, по понятным причинам, никогда никого нет. Мне кажется, было бы куда логичнее видеть МВД в современном здании, а в этом неизмеримо лучше смотрелся бы шикарный пятизвездочный отель. Как бы ожило это место! Среда возникает, когда сочетается деликатность подхода, помноженная на профессионализм, на знание истории.

Наталья Рудакова, RATA-news

«За последние десять лет не припомню такого низкого спроса на Новый год»

Нестабильность ситуации в свете коронавирусных опасений и ограничений уже после первой волны сильно сократила глубину продаж. Сейчас эта тенденция укрепилась, и даже традиционно высокие новогодние и рождественские даты мало кто бронирует впрок. Хотя прежде именно к началу ноября основные новогодние продажи начинали сходить на нет – заканчивались места.

Региональные туроператоры в связи с закрытыми границами рассчитывали на большую активность россиян. «Продаж практически нет. Партнеры потихоньку, с большим опозданием начинают запрашивать праздничные программы. Бронируют крайне редко. За последние десять лет не припомню такого низкого спроса на Новый год, даже акция с кэшбэком не помогает», – рассказала RATA-news директор нижегородской компании «Роза ветров НН» Мария Свиридова. Направление, конечно, не такое раскрученное, продолжила она, как, к примеру, Великий Устюг и Казань, «но раньше-то турпоток был, а сейчас его нет».

Период новогодних праздников у оператора был обычно не хуже летних месяцев и по объемам, и по заработкам. Эксперт надеется, что люди просто опасаются брать заранее и начнут бронировать за две-три недели до заезда. «Мы и цены не увеличили, несмотря на катавасию с музеями. Приходится использовать аудиогиды, разбивать людей на малые группы в сборнике. Все это повышает себестоимость тура, а продаем мы по прежней цене. Но даже это продажи не стимулирует», – заключила г-жа Свиридова.

Генеральный директор самарской компании «Сказка странствий» Мария Бондарева сообщила, что на Новый год сборных групп не будет, но на каникулы с 4 по 8 января поставили железнодорожный тур «Яркие выходные в Самаре. Поезд в Рождество». «В прошлом году собрали группу 120 человек, в этом планируем такое же количество. Бронируют, но стопроцентных оплат пока нет, лишь небольшие предоплаты, – пояснила она. – Пока загрузили только 15% от всего объема. Но активно продвигать тур начнем с середины ноября. Мы надеялись и на кэшбэк, но пока повышенного спроса по акции не почувствовали».

В кабардино-балкарской компании «Сан Трэк» последние несколько дней наблюдают некоторое затишье спроса на новогодние туры, а на прошедшей неделе спрашивали заметно активнее. По словам куратора экскурсионных направлений Юлии Наумовой, с размещением начинаются проблемы, часть отелей на высокий сезон забронированы. «Мы больше предлагаем туров на рождественские даты, но на Новый год есть две программы – в Нальчике и в Приэльбурсье. Оба сборника наполовину заполнены. Обычно туры набираются в начале декабря, но в этом году все может сдвинуться по срокам», – уточнила она. Также компания ведет переговоры с одним из санаториев Кисловодска о запуске на его базе новогодних программ.

Г-жа Наумова также отметила, что туристы задают десятки вопросов, связанных с возможными ограничениями. Например, гарантирует ли компания проведение тура, брать ли билеты, будут ли банкеты в отелях и т.д. «А как можно в этой ситуации что-то гарантировать? Все это, конечно, усложняет продажи, приходится решать множество дополнительных вопросов», – подчеркнула она. Многие рестораны, действительно, отказываются от банкетного обслуживания, тем более что сейчас им разрешено работать только до 23 часов.

Генеральный директор бюро путешествий «Казань» Елена Илькун также упомянула проблему с банкетами: «В Казани только один отель объявил, что устроит новогодний банкет, остальные отмалчиваются. С другой стороны, если ресторанное обслуживание запрещено с 23 часов вечера до 6 утра, какие уж тут банкеты. Судя по всему, из-за пандемии люди будут встречать Новый год дома, а куда-то поедут уже на каникулы».

Это предположение подтверждается тем, что новогодние туры, по оценке г-жи Илькун, продаются очень слабо, больше востребованы январские праздники. Глубина продаж незначительная, в октябре 40% туров продавалось за неделю до даты выезда. Всплеска продаж на Новый год по акции с кэшбэком эксперт пока не видит, возможно, ближе к делу клиенты станут активнее. «Правда, к тому времени мест в отелях уже не будет, напрямую запросов очень много. «Марриотт», например, уже не принимает брони, другие отели – под запрос», – говорит Елена Илькун.

Нынешнюю тенденцию подтвердила и директор барнаульской компании «Арго» Ирина Слесарева – мало запросов и еще меньше броней. К тому же Новый год на Алтае бронируют, прежде всего, местные жители, туристы из соседних регионов, сибирских городов-миллионников, и большинство – самостоятельно. «В этом году история повторяется. Уже и места заканчиваются, – говорит собеседница. – Наши туристы, если приезжают издалека, останавливаются, как правило, не менее чем на пять дней, выбирают гостиницы 4-5*. Отдыхают и встречают Новый год в горах, иногда совмещают с горными лыжами. Мы предложили еще групповой рождественский тур с этникой и экскурсиями, но пока продается плохо».

Г-жа Слесарева добавила, что компания к акции с кэшбэком подключилась только с ноября из-за проблем, возникших на сайте мирпутешествий.рф еще на первом этапе. Клиенты, купившие туры еще по первой акции, денег до сих пор не получили. «И сейчас работа на портале – сплошные танцы с бубнами, сайт никуда не годится. Хотя задумка стимулировать зимние продажи была неплохая», – полагает эксперт.

Наталья Панферова, RATA-news

«Мировой гид» занялся приемом в Воронеже и расширил ассортимент России

Воронежская компания «Мировой гид» развивала отечественные направления и в прошлые годы, однако в текущем сделала на них упор и открыла для своих клиентов новые города России. Также туроператор в пандемию впервые начала принимать туристов в родном городе и предлагать сборные туры по другим регионам. Компания вступила в РСТ, чтобы найти больше возможностей для сотрудничества с коллегами. Об этом RATA-news рассказала генеральный директор «Мирового гида» Елена Свистова.


«Компания была основана в 2012 году, – говорит г-жа Свистова. – Изначально была многопрофильным турагентством, но с упором на зарубежные туры. Сегодня «Мировой гид» – туроператор по России, а также единственная в городе компания, сертифицированная в сфере детского туризма».

Весной компании повезло в том плане, что она не успела продать большого количества туров «на глубину», поэтому вернуть туристам деньги за несостоявшиеся поездки было не очень трудно. При этом половина клиентов попросила перенести даты тура.

«Так или иначе, тот сложный для рынка период у нас прошел более-менее ровно и гладко, без судов и скандалов, – говорит Елена Свистова. – Потом мы, конечно, ушли на удаленку. Однако в отличие от тех компаний, которые были ориентированы только на другие страны, нам серьезно перестраиваться не пришлось, ведь мы уже работали с российским рынком».

Внутренние направления стали преобладать у «Мирового гида» с 2019 года. Компания занимались традиционными Крымом, Сочи, Петербургом, Москвой, а также предлагали Елец, Тамбов, Рязань, Кострома и т.д. «В этом году мы ничего не убирали из этого перечня, а, напротив, добавили, – говорит г-жа Свистова. – Например, впервые ввели в ассортимент Ярославль, Нерехту, Казань, Плес. При этом спрос на все направления, конечно, снизился».

Также в этом году «Мировой гид» впервые занялся приемом в Воронеже, предложив несколько авторских маршрутов. Например, «Воронеж мистический» ведет туристов по загадочным местам, о которых рассказывают легенды. Другая программа из этой серии – «Воронеж творческий» с посещением художественных галерей и мастерских художников. Также планировался «Воронеж театральный», но в связи с пандемией эта программа переносится на следующий год.

«Кроме того, в текущем году мы разрабатывали новые программы по Воронежу, участвуя в совместных проектах с другими организациями, – добавляет Елена Свистова. – Например, местная кондитерская фабрика и дворец Ольденбургских – музей и памятник архитектуры XIX века – разработали экскурсию на тему истории кондитерского дела в городе, в которой мы тоже хотим поучаствовать».

«Мы сотрудничаем с коллегами из других городов, разрабатываем маршруты, привлекаем компетентных экскурсоводов – ведь у Воронежа богатая история, есть о чем рассказать. Мы вступили в РСТ, чтобы получить взаимодействие в комьюнити: оказаться в сообществе единомышленников, а также быть в курсе всех новостей нашей отрасли», – отмечает Елена Свистова.

В текущем году «Мировой гид» первым на местном рынке начал собирать автобусные сборные туры из Воронежа. За лето их участники проехали по Золотому кольцу России, на экскурсию выходного дня Тамбов – Тарханы и по другим маршрутам компании.

«Туры выходного дня в целом стали пользоваться спросом. Собственно, только такие поездки на выходные сегодня и спасают, – резюмирует г-жа Свистова. – Со школьниками работать пока нельзя. Возобновлять продажи даже в открытые страны мы тоже еще не планируем, слишком высоки риски. Остается непонятной ситуация с карантинными ограничениями внутри страны. Некоторые воронежские музеи сегодня закрыты, а остальные принимают гостей небольшими группами. В общем, обстановка тревожная. Справиться мы сможем только совместными усилиями».

Татьяна Крикун, специально для RATA-news

На машине времени перенестись в настоящий социализм

Сегодня рассказываем о шестой из десяти причин, на которые вы можете сослаться, предлагая туристам поездку в Волгоградскую область. Напомним, что первой причиной стал легендарный Мамаев курган, второй – знакомство с Сарептой, где культивируют горчицу, третьей – таинственные места силы, четвертой – Урюпинск, город, о котором многие думают, что его не существует. Пятой причиной была – уникальная экспозиции «Золото сарматов» в Волгоградском областном краеведческом музее.

Шестая причина – почти фантастическая возможность перенестись, словно на машине времени, в настоящий социализм. Для этого надо побывать в городе-спутнике Волгограда – Волжском.


Образцово-показательный город, построенный в 50-е годы ХХ века по единому плану над одним из основных рукавов реки Волги – Ахтубой, стал «витриной социализма». Часть старого города сохранила архитектурный дух того времени.


В числе самых первых зданий города, заложенных генпланом, его ровесники – дворец культуры «Волгоградгидрострой» (на верхнем фото), входящий в архитектурный ансамбль Дворцовой площади и парка культуры и отдыха «Гидростроитель» (на втором фото); водонапорная башня; театр кукол «Арлекин», Набережная улица и ее «точка притяжения» – стадион им. Логинова. Постройки 70-80-х годов – площадь Ленина со зданием гостиницы «Ахтуба», прогулочной зоной и памятником вождю.

Интересный факт: с самого основания Волжского в городе существует двойная нумерация домов, их нумеруют по улицам и по микрорайонам.

Рекомендуем посетить плотину Волжской ГЭС.


Интересны также старая мельница; арт-объект «Кот учёный»; памятники – первому трамваю Волжского, собаке-поводырю – первый в России, Владимиру Высоцкому, милицейской машине.

Еще один любопытный объект – Мортуарий, напоминающий античный храм. Это церемониальное сооружение было предназначено для проведения траурных похоронных обрядов.


Новогодняя ночь в отеле «Холидей Инн Москва Сущевский»

Отель «Холидей Инн Москва Сущевский» 4*, расположенный рядом с проспектом Мира, приглашает на встречу нового 2021 года.


Специальное предложение для двоих включает в себя праздничный ужин «шведский стол» в ресторане Fleur Cafe (он начнется в 21.00 и продлится до 1.00), проживание в комфортабельном и просторном номере, завтрак «шведский стол», 10% скидку на все заказы в ресторане, баре и в службе доставки в номера, а также поздний отъезд в 15.00.

Бронировать проживание по спецпакету рекомендуется заранее, так как количество предложений ограничено числом мест в ресторане.


Стоимость пакета «Новогодняя ночь» – 10 500 рублей за ночь за номер.

Есть у отеля предложение и для тех, кто хочет провести ночь с 31 декабря 2020 года на 1 января 2021 года согласно прекрасной русской традиции – за щедро накрытым столом под приятные звуки фоновой музыки. Чай, кофе и минеральная вода включены в стоимость ужина. В начале вечера можно выбрать один приветственный напиток (шампанское, вино, водка «Царская» или пиво) и один бокал сока.


Цена новогоднего ужина – 3 450 рублей за человека.

При бронировании на 10 персон и более – 3 300 рублей за человека.

Детям от 6 до 12 лет предоставляется скидка 50%, малыши до 6 лет могут посетить ужин бесплатно.

Сады художника Сэссю Тоё

Храмовый сад Ико-дзи в городе Масуда префектуры Симанэ – работа Сэссю Тоё, одного из величайших художников Страны восходящего солнца. Считается, что сад разбили около 1478 года, когда он был настоятелем одноимённого храма.

Традиционно сады Японии делятся на две категории. Одни для любования – на них принято смотреть с веранды храма или дома, и другие для прогулок – они больше похожие на парки. Ико-дзи можно назвать прогулочным, с разным обличием каждый сезон. Весной расцветает плакучая сакура, в мае – азалии. Летом пышно зеленеет листва, а осенью – наливаются алым клёны. Зимой же, после снегопадов, сад более всего становится похож на картины самого Сэссю. Кстати, это псевдоним, который художник взял себе уже в зрелые годы. Переводится он как «Снежная лодка».


В залах самого храма можно увидеть множество удивительных произведений искусства, в том числе несколько складных ширм и восхитительную картину XVIII века, на которой Будда входит в нирвану.

Храм Мампуку-дзи – один из старейших в регионе, Находится он всего в паре минут пути. Там можно увидеть ещё один сад Сэссю. Отличается он от Ико-дзи большей строгостью и меньшей роскошью. Это «сад с видом», который лучше всего созерцать с веранды за чашкой зелёного чая маття с пирожками.

Подробности на Visitjapan.ru.

Национальная гостиничная премия 2020 вручена в Москве

В Москве выбрали победителей Национальной гостиничной премии 2020. Участники боролись за звание лучших в 30 номинациях.

Национальная гостиничная премия – ежегодный конкурс российских средств размещения. Организатором выступает Российская гостиничная ассоциация (РГА). Поддержку мероприятию оказывают Ростуризм, Российский союз туриндустрии, Торгово-промышленная палата РФ, правительство Москвы, правительство Санкт-Петербурга.

Сопредседатели жюри – начальник управления государственных туристских проектов Ростуризма Елена Лысенкова и президент РГА Геннадий Ламшин. В состав жюри вошли 22 авторитетных представителя туристического и гостиничного бизнеса, в том числе президент РСТ Андрей Игнатьев.


Г-н Игнатьев отметил, что в непростой для гостиничной отрасли год отели смогли сохранить высокий уровень сервиса и достойно представить себя на конкурсе. «Во многом именно от уровня гостиничной инфраструктуры зависит перспективность того или иного туристического направления, его привлекательность для гостей. Мы увидели множество успешных практик ведения гостиничного бизнеса, которые станут примером для других игроков рынка», – считает спикер.

Всего на соискание премии было подано более 160 заявок из 56 городов России. До финала дошли 97 участников, среди которых были отели, поставщики товаров и услуг для гостиничной сферы. Кроме того, восемь городов представили материалы для номинации «Лучший город для ведения гостиничного бизнеса».

Лучшими городами для ведения гостиничного бизнеса в своих категориях по численности населения стали Суздаль, Тверь, Иркутск и Санкт-Петербург.

 Лучшим загородным отелем жюри признало парк-отель «Орловский» в Московской области.

Лучшим турцентром стал «Этномир» в Калужской области.

Бутик-отель «Грандъ Сова» в городе Плес Ивановской области победил в номинации «Лучший мини-отель».

Открытие года – Albora Boutique Hotel в Санкт-Петербурге.

Персоной года названа Кира Захарова, генеральный директор московского «Президент-отеля».

Аэропорты Евросоюза под угрозой банкротства

Аэропорты ЕС просят увеличить господдержку отрасли на фоне возобновления пандемических ограничений в Германии, Франции, Италии и Великобритании. Новый локдаун, хотя и не предполагает запрета на выполнение полетов, скажется на внутренних перевозках, которые до последнего времени оставались стабильными. Как полагают в Европейском совете аэропортов, под угрозой банкротства 193 из них. Аэропорты, не имеющие существенных финансовых потоков от грузоперевозок, просят о дополнительных программах поддержки.

Европейский совет аэропортов (ACI Europe) объединяет крупнейшие аэропорты Европы, обеспечивающие 90% коммерческих перевозок. Он предлагает Еврокомиссии срочно увеличить поддержку авиации ЕС. Ассоциация просит ЕС не только продлить до конца 2021 года временную схему, позволяющую поддерживать пострадавшие от пандемии компании, в том числе авиацию, но и принять к ней в дополнение отдельный план поддержки авиации. План, по мнению ACI Europe, должен включать в себя компенсацию потерь аэропортов на протяжении всего срока действия ограничений в ЕС, препятствующих возобновлению авиасообщения.

В ACI указывают, что финансовая устойчивость авиакомпаний отчасти поддерживается за счет грузовых авиаперевозок, в то время как большая часть доходов воздушных гаваней связана с пассажирскими перевозками. Кроме того, в отличие от авиакомпаний, аэропорты не получают авансовых доходов, поскольку средства им выплачиваются только после предоставления услуги. При этом перевозчики получили финансовую помощь от европейских правительств на сумму более €31,8 млрд, а аэропорты – €840 млн.

В ACI говорят примерно о 200 аэропортах, находящихся на грани банкротства. В конце октября там сообщали, что примерно 193 аэропорта окажутся неплатежеспособными в ближайшие месяцы. Это в основном региональные аэропорты, но, по данным ассоциации, не защищены от риска и крупные европейские гавани и хабы.

Финансовое положение европейских аэропортов в ближайшие недели еще ухудшится в связи с введением новых ограничений на фоне коронавируса в ЕС, полагают в ACI, они повлияют не только на международные, но и на внутренние перевозки. В сентябре пассажиропоток аэропортов Европы упал на 73%. На середину октября пассажиропоток европейских аэропортов снизился на 75%, а аэропортов ЕС, Швейцарии и Великобритании – на 80%.

Новые ограничения в Европе начали вводиться с конца октября во Франции, Германии, Италии и Великобритании. Они не предполагают полного запрета на выполнение полетов, но в ряде стран затрагивают перемещение граждан.

Гендиректор Friendly Avia Support Александр Ланецкий отмечает, что авиакомпании ЕС действительно в глубоком кризисе: пассажиропоток в среднем на уровне 25% от прошлого года. Большинство авиакомпаний так или иначе получили помощь от правительств, и это спасло их от прямого банкротства, хотя около 20 игроков просто остановили полеты.

Как сказал г-н Ланецкий «Коммерсанту», среди аэропортов наибольшие опасения вызывают средние и малые воздушные гавани, обслуживающие до 2 млн пассажиров, – они, как правило, принадлежат властям и работают как дискаунтеры, получая выручку только от монополии на торговые точки и транспорт в город. Но теперь этих средств они не получают. Новые ограничения и их непредсказуемость, например, внезапный отказ Греции в августе принять борт Wizz Air из Норвегии, не позволяют восстановиться пассажиропотоку, хотя, как можно видеть на примере России, граждане готовы начинать летать уже в течение пары месяцев после их снятия.