fox-express.ru

Как я опаздывала в Антарктиду

Дата: 12.01.2012
Автор: ТЮРИНА Ирина
Страна: Антарктида

Как я опаздывала в Антарктиду

Московская компания Poseidon Expeditions начала продажу туров в Антарктиду на сезон 2012/2013 года. Самое время рассказать об удивительной поездке на самый южный континент планеты.

О том, что хорошо было бы уравновесить географию своих путешествий и побывать в Антарктиде, я думала все 10 лет после незабываемого тура в Арктику и на Северный полюс. И вот судьба предоставила мне такую возможность. Мечты сбываются!

Так сложилось, что туристическую группу, куда меня внедрил Poseidon Expeditions, я догоняла. Мы должны были 31 декабря 2011 года соединиться и встретить Новый год в Ушуайе, самом южном городе Земли – вот так романтично. А 1 января мы садились на «Планциус» (Plancius), исследовательское судно ледового класса, которое отправлялось в Антарктику.

Мне предстоял перелет двумя авиакомпаниями по маршруту Москва – Мадрид – Буэнос-Айрес – Ушуайя. Путешествие оказалось не только долгим – на сутки больше, чем было запланировано, но и очень поучительным. Поэтому сначала о том, как я добиралась до Антарктиды, это стоит отдельного рассказа.

30 декабря 2011 года самолет авиакомпании Iberia вылетел из Москвы в Мадрид – слава богу, вовремя. Удалось проскочить забастовку пилотов, которые решили отстаивать свои права именно в пик предновогодних вылетов. В Мадриде я пересаживалась на Aerolineas Argentinas – перелет до Буэнос-Айреса занимал почти 12,5 часов.

Для долгого ночного перелета у меня были практически идеальные условия: бизнес-класс, причем полупустой, на соседнем кресле никого не оказалось, любезный стюард уже предложил напитки – супер! Но вот с вылетом что-то застопорилось. В положенные 22.05 самолет не взлетел. Периодически по громкой связи что-то объявляли на испанском и английском языках, я не особо обращала на это внимания, мало ли что, текущая информация, да и небольшие задержки вылета – дело обычное. Но время шло, самолет все стоял, и я стала прислушиваться.

Надо признаться, что испанского не знаю, английский у меня совсем плохой. Правда, говорю по-французски, но на этом языке ничего не объявляли, не говоря уже о русском. Правда, слова technical problems и further information in fifteen minutes я разбирала, к тому же по салону в направлении кабины пилотов прошли люди в рабочей униформе. Потом стали объявлять, что в течение получаса сообщим – летим или нет, потом новости стали еще более пугающими – что-то про отель и ваучер на ужин, и еще что-то долго объясняли про последующие действия пассажиров, чего я понять не могла. Мне срочно был нужен переводчик. Но кому, хорошо говорящему по-английски, я могла позвонить, если в Москве уже 3 часа ночи? Только своему старшему сыну Николе. Я набрала номер и попросила любезного стюарда пообщаться «с переводчиком».

Любезный стюард объяснил Николе по телефону, а Никола потом мне, что нас отвезут в гостиницу, самолет вылетит только завтра, причем не утром, а днем, задержка составит 14-16 часов. То есть я попаду в Буэнос-Айрес только поздно вечером 31 декабря, хотя в это время должна быть уже в Ушуайе. Плакал мой романтический Новый год в самом южном городе Земли.

Но не это было главной проблемой. Я уже точно не попадала на свой рейс Буэнос-Айрес – Ушуайя. А есть ли другие? И успею ли прилететь в Ушуайю до отхода корабля, который, как меня заранее предупредили, опоздавших не ждет? Иными словами: есть ли вообще смысл лететь дальше, если я могу так и не попасть в Антарктиду?

Никола в Москве погрузился в интернет, чтобы найти ответы на эти вопросы, а мы в Мадриде покинули самолет и вернулись в аэропорт Барахас. Отмечу, что у выхода с телетрапа пассажиров встречал представитель Aerolineas Argentinas и показывал, куда идти. В зале выдачи багажа, который, впрочем, остался на борту, в окружении моих товарищей по несчастью стояло еще несколько представителей авиакомпании. Я подошла к этой группе одной из последних и с удивлением обнаружила, что пассажиры, судя по тону разговора, выражают сотрудникам авиакомпании свое недовольство, а те в ответ не злятся и не раздражаются, что-то объясняют, даже оправдываются и, главное, непрерывно извиняются – perdon, perdon. Интересно, подумала я, что же такое высказывают им пассажиры, если уже и в отель отвезут, и ужином накормят, и даже примерно понятно, когда будет вылет. Эх, не застревали вы, ребята, с российскими авиакомпаниями, когда ни представителя, ни хоть какой-нибудь информации, ни еды, ни гостиницы, и какие уж там извинения…

Позвонил Никола и сообщил, что успеть на корабль я смогу только в том случае, если попаду на рейс из Буэнос-Айреса в Ушуайю, который отправляется 1 января в 6 утра. Теперь надо было донести эту информацию до авиакомпании. Сквозь толпу пассажиров мне удалось пробраться поближе к представителям аргентинского перевозчика, и я попросила того, кто оказался рядом, поговорить по телефону с моим сыном, who speaks good english. Никола объяснил мою проблему, представитель – его звали Эдуардо – покивал мне головой, а сыну в трубку сказал, что, мол, все понял. Тут в зале появился экипаж нашего самолета, в том числе мой любезный стюард, я и ему передала телефон, и он тоже выслушал объяснения Николы про нужный рейс в Ушуайю и что случится, если я на него не попаду. И стюард подвел меня к какому-то начальнику, вроде как руководителю представительства Aerolineas Argentinas в Мадриде, и объяснил ему ситуацию. А чтобы мне было спокойнее, мой стюард – как жаль, что я так и не спросила его имени! – сказал, что среди стюардесс есть Маргарита, которая говорит по-французски, и привел ее ко мне, и я уже сама рассказала ей про свою печаль.

На нашем рейсе было не менее 400 пассажиров. И из-за этой задержки у кого-то наверняка возникли проблемы посерьезнее моей. Но ни один из представителей авиакомпании и членов экипажа от меня не отмахнулся. Никола, которого я около 5 утра по Москве, наконец, «отпустила», сказал мне на прощание: «Мама, не беспокойся, они тебе помогут, они все слушали и вникали в то, что я им говорил». Слушали и вникали! Невиданное дело.

Гостиница оказалась в десяти минутах езды от аэропорта, и очень хорошая, рекомендую: Hotel Auditorium Madrid 4*. Ужин – шведский стол. Когда утром мы вышли на завтрак, на входе в ресторан висело объявление для пассажиров задержанного рейса: трансфер в аэропорт будет в 11.30. А к моменту отъезда на ресепции всем сообщали, через какой гейт будет производиться посадка в самолет. Фантастика.

В аэропорту автобус встречал Эдуардо, и мой вопросительный взгляд его не удивил – он все помнил. Отвел меня в представительство Aerolineas Argentinas. Там был молодой человек, который говорил по-французски! Он меня выслушал и успокоил: в аэропорту Бауэнос-Айреса пассажиров будет встречать представитель авиакомпании с билетами на стыковочные рейсы. И про вашу проблему мы знаем, и постараемся ее решить. Уфф.

Никакой повторной регистрации на наш рейс не было. Небольшая заминка случилась на паспортном контроле – пограничники поначалу удивились, когда вместо посадочных талонов мы показали им только отрывные талончики с наклеенной багажной биркой. Но быстро разобрались и всех пропустили.

Мы вылетели в Буэнос-Айрес 31 декабря примерно в 14 часов по европейскому времени. И вскоре из кабины экипажа мимо меня прошел один из пилотов, в руках у него была короткая узкая бумажка. Он показал мне большой палец, помахал этой бумажкой, а потом привел Маргариту, ту самую стюардессу из эконом-класса, которая говорила по-французски. Бумажкой оказался телекс, пришедший на борт с сообщением, что проблема русской дамы, которая боялась опоздать на корабль в Антарктиду, о чем нам говорил ее сын из Москвы, решена. Билет забронирован на тот самый рейс, который ей нужен. Только, пожалуйста, просила с земли авиакомпания, сообщите нам имя и фамилию русской пассажирки, а то мы в этой суете не уточнили.

Я всплеснула руками и выдохнула. Вы бы видели, как они за меня радовались! Подходили стюардессы и из моего салона, и из других, целовали меня в обе щеки, но я, конечно, тут же воспользовалась случаем и научила всех целоваться по-русски – троекратно. И с благодарностью вручила им сувениры – маленькие симпатичные мышки из города Мышкина, которые, если их положить в кошелек, приносят деньги. Они их долго рассматривали, расспрашивали, как пользоваться и правда ли, что будут деньги. Конечно, говорила я, а откуда же, вы думаете, русские олигархи берут свои богатства?

Пусть Новый год в Ушуайе не состоялся, зато я встречала его трижды. Около 21.00 по европейскому времени нажала на кнопку вызова стюардессы и попросила бокал шампанского, объяснив: через пять минут в Москве – Новый год! «Вау!», – сказала стюардесса. И через минуту у меня было шампанское, кусок рождественского пирога и – сюрприз: «Командир экипажа приглашает вас встретить Новый год в кабине пилотов», – сказала тут же возникшая Маргарита.

Ровно в 21.00 капитан пожал мне руку и поздравил, все аплодировали и меня целовали– уже троекратно, по-русски. Они не спрашивали, кто я по профессии, чем занимаюсь и где работаю. Просто у русской пассажирки возникла проблема, она волновалась, и все за нее переживали, а теперь у нее все хорошо и можно порадоваться вместе с ней.

Европейский Новый год я проспала в самолете. А аргентинский встретила в автобусе, который вез меня в гостиницу в Буэнос-Айресе. Но сначала – о том, как я в этот автобус попала.

Когда самолет приземлился, любезный стюард сказал мне: не уходите, не поговорив с Маргаритой, она вам поможет. Маргарита действительно ждала меня у выхода на телетрап, а в конце телетрапа стояла девушка – представитель Aerolineas Argentinas. В руках у нее была целая пачка посадочных талонов на стыковочные рейсы. Оказалось, у нас полсамолета транзитников! Девушка выкрикивала фамилии и раздавала талоны. Маргарита подошла к ней и что-то сказала, указав на меня. А потом я тепло распрощалась со стюардессой, которая стала моей доброй феей в этой необычной поездке.

Девушка из Aerolineas Argentinas, раздав все талоны, подошла ко мне с одной из пассажирок. Как потом выяснилось, это была француженка, которая говорила по-испански, и представитель авиакомпании специально попросила ее задержаться, чтобы объясниться с дамой из России. Потому что Маргарита ее предупредила и попросила помочь. Просто какая-то новогодняя сказка.

К моему посадочному талону был прикреплен билет на автобус до отеля и ваучер на ночевку. Работа с транзитными или опоздавшими пассажирами в аэропорту Хорхе Ньюбери в Буэнос-Айресе – тоже хороший урок. Сразу у выхода из зала выдачи багажа находилась стойка, где пассажиров распределяли по автобусам. Я отдала свой билет, показала ваучер на гостиницу, мне сказали, где подождать, минут через 15 пригласили на посадку. Даже спрашивать ничего не пришлось.

Вот в пути из аэропорта в отель мы и встретили аргентинский Новый год. Автобус в какой-то момент остановился возле офиса транспортной компании, где некоторым пассажирам надо было что-то оформить, мы вышли из салона прогуляться – и вдруг загудели машины, загремели петарды, засверкал фейерверк, и все опять же бросились друг к другу целоваться. Оказалось – наступил Новый год, а в Аргентине в этот момент целуются и поздравляют друг друга даже незнакомые люди.

Рано утром следующего дня я уже была в другом аэропорту Буэнос-Айреса – Пистарини. В Ушуайю лететь 3,5 часа. Объявили посадку, к проходу уже выстроилась очередь и вдруг… Объявление по громкой связи, народ заволновался – как будто рейс задерживается. Я глубоко вздохнула и… не стала звонить в Москву. Как-то вдруг показалось, что после всего пережитого уже свободно говорю по-английски. Подошла к стойке и, наверное, не вполне правильно, но бодро спросила: простите, рейс что, задерживается? Ненадолго, мадам, – поняла я вежливый ответ, – минут на 20.

20 минут? С объявлением по аэропорту? Что-то здесь не так.

Оказалось - все так, просто там уважают пассажиров. Представьте себе, через 20 минут всех пригласили на посадку. В первый день 2012 года, примерно в 10 часов утра по местному времени, я вышла из аэропорта Ислас Малвинас в Ушуайе. И у меня еще оставалось несколько часов, чтобы познакомиться с самым южным городом Земли.

Пути Господни неисповедимы. Может быть кто-нибудь, прочитав эту историю, сможет передать мою благодарность авиакомпании Aerolineas Argentinas и экипажу самолета, который должен был 30 декабря 2011 года вылететь из Мадрида в Буэнос-Айрес рейсом AR 1133. За очень хороший урок человеческих отношений, включая экспресс-курс английского языка.

Ушуайя – самый южный город Земли

Ушуайя просто обречен быть туристическим центром. А как иначе, если это самый южный город планеты Земля, что уже само по себе достопримечательность. И именно отсюда отправляются суда в направлении Антарктиды. Разумеется, этот ресурс используется на все 100 процентов. Тут тебе и указатели соответствующие (фото).

И главные герои всех витрин – пингвины.

И «офис Антарктиды» – здесь же.

И практически на каждом доме – реклама и объявления, запросто предлагающие экскурсию в Антарктиду.

Но давайте сначала. Ушуайя – город на острове Огненная Земля, а Огненная Земля, если кто не знает, – это тот самый «хвостик» Южной Америки, который по-научному называется «южная оконечность». Говорят, в Ушуайе живет порядка 50 тысяч человек, но я, честно говоря, не поняла, где они там размещаются. Город недлинно вытянулся вдоль пролива Бигля, между горной грядой и Атлантическим океаном, и, во всяком случае, его основную часть можно не торопясь пройти минут за 30.

Совсем недалеко от этого самого южного города расположен самый южный в мире национальный парк Огненная Земля с самым южным на планете лесным массивом. Собственно парк и был основан в 1960 году, чтобы защитить от вырубки местные леса. Есть и железная дорога – тоже, конечно, самая южная в мире. Благодаря этой железной дороге туристов возят по национальному парку на вот таком маленьком поезде, и можете не сомневаться, что в нем есть вагон первого класса.

А в 26 км от Ушуайи находится самый южный в мире горнолыжный курорт Серро Кастор. Он небольшой, но зато там самый протяженный сезон катания в Южной Америке – четыре полных месяца, начиная с июня и захватывая октябрь.

Сильно холодно в Ушуайе не бывает, но и особо тепло – тоже. Зимой (когда у нас, в северном полушарии, лето) температура редко опускается ниже 0°, а летом (когда у нас зима) хорошо, если поднимается до +15°. Я прилетела в Ушуайю в разгар лета – 1 января – и застала московскую предновогоднюю погоду «ни туда, ни сюда», только совсем без снега.

Остров Огненная Земля в XVI веке открыл Магеллан, а город Ушуайя начинался с тюрьмы. Правительство Аргентины последовало примеру Австралии, и на остров, откуда некуда бежать, стали отправлять преступников. Именно каторжники облагородили этот «конец Земли», построили поселок и железную дорогу. В тюрьме сейчас музей, он называется El museo del Fin del mundo – музей Конца света. На фотографии это длинное светлое здание недалеко от берега.

Тема «родоночальной» тюрьмы непременно присутствует в туристическом интерьере города, включая автобус, предлагающий сити-тур.

Музеев в Ушуайе несколько, я все обошла и сфотографировала – снаружи: 1 января все было закрыто. Поэтому просто показываю, что музеи есть.

Закрыто было все – музеи, практически все магазины и даже кафе и рестораны, кроме гостиничных. Гида у меня тоже не было. В такой ситуации ничего не оставалось, кроме как гулять по городу. Что ж, несмотря на пасмурную погоду, прогулка оказалась очень любопытной.

Вот это – порт, где стоит вожделенный «Планциус».

Вдоль набережной выстроились покорители Антарктики.

Вообще с памятниками и монументами в городе все в порядке.

Конечно, есть храмы.

Гостиницы – само собой, но есть и хостел.

Есть казино – в разных архитектурных вариантах.

Говорят, в Ушуайе можно беспошлинно купить электронику, которую производят на заводах тут же, за пределами города. Не знаю, приходит ли в голову туристам тащить с конца света какую-нибудь аппаратуру, но с шопингом в городе, видимо, тоже все хорошо. Главное место покупок – центральная улица Сан Мартен, сплошные магазины, в том числе аутлеты.

Довольно часто встречаются магазины, предлагающие изделия из полудрагоценных и поделочных камней. Самый популярный здесь камень – родохрозит, очень красивый розовый минерал, основное месторождение которого находится в Аргентине. Что из него только не делают – и ювелирку, и посуду, и интерьерные украшения, и статуэтки. Даже розовых пингвинов.

Живущие здесь когда-то инки верили, что родохрозит – кровь древних правителей, превратившихся в камень. Считается, что по воздействию на человека родохрозит относится к очень мощным камням, может вызывать сильные эмоции и даже провоцирует глубокие духовные изменения, ведущие к совершенствованию. Я купила небольшой кусочек – камень недешевый. Жду воздействия.

Все на той же улице Сан Мартен обнаружила открытый сувенирный магазин. Правильно поступили его владельцы – естественно, 1 января все туристы были у них. И для меня счастье – иначе не удалось бы пополнить коллекцию «географических кружек» (фото), что невозможно было бы пережить, побывав в таком месте.

Большинство сувениров – с неизменным «концом света» – Fin del mundo. Также популярна тема Огненной Земли – Tierra de fuego и, конечно, Антарктика с противоположной темой The coldest place on Earth – самое холодное место на Земле. Ну это, конечно, если не считать нашу Якутию с ее Верхоянском.

Зелени в Ушуайе мало, хотя встречаются отдельные всплески. Например, в одном месте обнаружились наши ромашки, правда, хилые. На набережной – клумбы понаряднее, будто доказывающие, что в городе лето. Одна из туристических достопримечательностей в таком климате – исторический сад – как фейерверк в ночи. Любопытный призыв на вывеске у входа: «Пожалуйста, уважайте тропинки!». Тут же можно посетить старый Дом правительства провинции Огненная Земля.

В Ушуайе очень сильные ветры, которые даже в относительно теплое время года создают дискомфорт не только растениям и людям. Быстро приходят в непрезентабельное состояние и флаги. Вот посмотрите, как выглядит развевающийся в городе флаг Аргентины – наверное, скоро поменяют.

А вот идея флага аргентинской провинции Огненная Земля явно почерпнута на сайте Ростуризма – наоборот же никак не может быть. Почувствуйте разницу.

Ну вот и все, прогулка по Ушуайе закончена. Пора на «Планциус», пришло время посадки. Меня ждет Антарктика!

Как все устроено на экспедиционном судне, идущем в Антарктику

«Планциус» – корабль небольшой: длина около 90 м, ширина – порядка 15 м. На борт берет 114 пассажиров плюс команда 30 человек. Это исследовательское судно ледового класса – то есть не ледокол, но с особо прочным корпусом для навигации в полярных регионах. Оно было построено в 1976 году для океанографических исследований Военно-морского флота Дании, а в 2006-м его полностью модернизировали и переоборудовали. Сейчас на корабле 53 каюты разной категории площадью от 12 до 21 кв. м.

Экспедиционный круиз отличается от традиционного тем, что он познавательный. Никаких шоу, никаких театральных и кинозалов, никакого разнообразия ресторанов и никаких развлечений в увеселительном понятии этого слова. Один ресторан, один бар (фото), они же – лекционные залы.

В баре – кстати, панорамном – один угол выделен для своего рода all inclusive, это место называется coffee station. Здесь можно круглосуточно пить кофе, чай, какао, горячее молоко, растворимые бульоны, всегда лежит печенье, вафли. Понятно, что это было местом тусовки, посиделок, международного общения. Рядом – библиотека (фото), где обнаружилась пара «бестселлеров» на русском языке из категории «дорожной литературы». Там же – два компьютера с возможностью выхода в интернет, но поскольку через спутник, то очень дорого.

Мобильная связь не работала, но при необходимости или по большому желанию можно было сделать звонок по спутниковому телефону из капитанской рубки. Да и у некоторых особо предусмотрительных русских туристов тоже оказался с собой спутниковый телефон.

Повторю, что никаких развлечений на экспедиционном судне не предусмотрено. Пока «Планциус» шел от Ушуайи до Антарктики, туристам читают лекции, точнее, просто рассказывают о самом южном континенте Земли, о пингвинах, о китах, о морских птицах, об айсбергах и об антарктических льдах вообще, об изменении климата, о покорении Южного полюса и т.д.

Кстати, чтобы не было путаницы, поясню, где Антарктида и где Антарктика. Антарктида – это собственно материк, самый южный на планете, площадью около 14 млн. кв. км, включая более 1 млн. кв. км постоянных шельфовых ледников. А Антарктика – это тот же материк плюс окружающие острова и прилегающие участки Атлантического, Индийского и Тихого океанов, которые здесь условно объединяются под названием Южный океан. Площадь Антарктики – около 52,5 млн. кв. км. Само слово «Антарктика» означает «противоположная Арктике».

Посещаемость «образовательных собраний» на «Планциусе» – стопроцентная. Более того, уже в пути российские туристы, изучив план лекций на английском языке, подсчитали, что «у них больше, чем у нас», и попросили увеличить количество лекций на русском. Специально для группы Poseidon Expeditions (24 человека) на «Планциус» пригласили биолога Дмитрия Банина, который уже 20 лет живет в США.

Каждый день он нам рассказывал, показывал (оба «зала» оборудованы самой современной аппаратурой), отвечал на многочисленные вопросы. Интересно, что за 20 лет работы в Америке Дмитрий подзабыл, как перевести на русский некоторые понятия и названия. Но в нашей группе у него неожиданно образовался помощник, который хорошо знал английский и исправно подсказывал нужное слово. Волею судьбы им оказался человек из турбизнеса – президент компании «Таларии» Роман Кузюбердин. Вот так вдвоем они и готовили нас к Антарктиде.

А мне еще очень хотелось узнать, где успели побывать мои коллеги по столь необычной поездке, прежде чем купили тур в Антарктику. Провела небольшое анкетирование и выяснила, что большинство российских пассажиров «Планциуса» были «везде» – включая практически всю Латинскую Америку, Африку, Австралию, Новую Зеландию, весь Китай, Папуа Новую Гвинею, Иран, не говоря уже о Европе и массовых пляжных направлениях. Неплохо поездили и по России, побывали на Байкале, Кольском полуострове, Камчатке, Чукотке, на Соловецких островах, на реке Лене и т.д. Как сказала мне одна туристка, «я уже просто не знаю, куда бы еще поехать». Но что приятно: в рейтинге самых впечатляющих поездок, который мы составили по результатам анкетирования, на первом месте по количеству упоминаний оказалась все-таки Россия!

Но вернемся на «Планциус». Раз уж образ жизни экспедиционный, то и дресс-код соответствующий: спортивная одежда. На судне никому и в голову не приходило как-то нарядиться. Даже на традиционный капитанский коктейль в первый день круиза все пришли в джинсах и футболках. Очень удобно – в такие поездки можно брать минимум одежды.

А капитан судна оказался русским. Евгений Леваков – очень большой человек (фото). Обратите внимание, рядом стоит Дмитрий Банин, вполне нормального роста.

Экипаж – самый интернациональный. Команду гидов возглавляет француженка по имени Дельфин (на фото слева от капитана), в ее подчинении – исландец, американец, австралиец, немка, англичанка и т.д. Все они – настоящие профессионалы, фанаты Антарктики и Арктики, многие из них – активисты Всемирного фонда дикой природы.

И это не случайно. Главный предмет, который нам «преподавали» на «Планциусе» – правила поведения в Антарктике.

Пусть после вас все останется так же, как было до вас

Главный предмет, который нам «преподавали» на «Планциусе» – правила поведения в Антарктике. Самый большой на планете дикий район остается сравнительно нетронутым, он не подвергался масштабному вмешательству человека. Континент не принадлежит ни одному из государств, а деятельность на нем с 1959 года регулируется международным договором об Антарктике и последующими соглашениями. В 1991 году участники договора приняли протокол о защите окружающей среды, который определил континент как природную охраняемую территорию.

В том же 1991 году была создана Международная ассоциация туроператоров по Антарктиде (International Association of Antarctica Tour Operators, IAATO), главный принцип которой – продвижение и организация безопасных туристических поездок на самый южный континент. Члены IAATO сотрудничают с участниками договора об Антарктике, разрабатывая и устанавливая правила поведения и ведения дел в сфере антарктического туризма. В России только одна компания входит в IAATO – Poseidon Expeditions.

В сезоне (ноябрь-март) 2010/2011 г., по данным IAATO, на континенте побывало 37 тысяч туристов. В том числе 7 тысяч американцев, 6 тысяч британцев, по 2-3 тысячи туристов из Франции и Германии. Россиян – 200. Общая цифра посещений сезона 2011/2012 – 26505 человек, количество россиян пока не посчитано. Из всех туристов высадились на острова и материк – 20 772. Спад 28% по сравнению с предыдущим сезоном, как поясняют в IAATO, вызван вводом запрета на тяжелое топливо и коснулся, в основном, трех рынокв – Германии, Великобритании и США. На тяжелом топливе в Антарктиду ходили большие суда, пассажиры которых не высаживались ни на острова, ни на материк. Любители таких путешествий без высадок – как раз немцы, британцы и американцы. В сезоне 2012/2013, по прогнозам IAATO, в Антарктике побывает около 33 тысяч человек.

И всех туристов, пока они двигаются к Антарктиде, заставляют назубок выучить, чего там нельзя.

На островах и материке нельзя оставлять никакой мусор. А чтобы это правило соблюдалось беспрекословно, члены IAATO договорились о запрете выносить на берег любую еду, если в этом нет острой необходимости. Нельзя завозить «чужих» животных и семена любых растений. Человек не может на берегу сходить в туалет. А если вдруг срочно – садитесь на дежурную лодку и возвращайтесь на корабль, благо он стоит недалеко.

По мнению биологов из Стелленбошского университета в городе Матилэнд (ЮАР), каждый посещающий Антарктиду турист может невольно привезти с собой примерно по десять семян чужеродных видов растений, споры грибов и бактерий из других регионов. Это представляет собой большую угрозу для хрупкой экосистемы континента, который остается самым нетронутым уголком планеты благодаря своему уникальному статусу и чрезвычайно суровому климату.

За последние годы ботаники и другие специалисты обнаружили на территории северной части Антарктического полуострова несколько видов растений, завезенных с других частей света. Эти исследования проводились в рамках эксперимента, за время которого биологи успели собрать около 2,6 тысяч семян с вещей туристов и ученых. Около 88% из них удалось опознать с точностью до семейства и примерно у половины была определена видовая принадлежность. Некоторые из них принадлежали хорошо известным видам из субарктических или арктических зон, где климат очень близок к антарктическому. По данным опросов, примерно половина из числа туристов, участвовавших в эксперименте, побывали и в Арктике или в прочих холодных климатических зонах или в других горах.

По расчетам биологов, 50-60% от общего числа «семян-захватчиков» могут приспособиться к условиям Антарктики и способны нарушить ее уникальную экосистему. Наиболее подверженными атакам «чужаков» должны быть самые теплые, открытые участки суши на севере континента – западная половина Антарктического полуострова, а также побережье моря Росса.

Средство борьбы с этой опасностью – элементарное, но действенное. Перед высадкой и при возвращении на корабль каждый турист должен пройти через дезинфицирующий раствор – в сапогах, которые всем выдают бесплатно, выясняя размер ноги при оформлении тура. А одежду, в которой пассажир собирается выходить на берег, обязательно почистят пылесосом, особенно карманы.

Еще экологию сохраняют запретом брать на берегу камни, перья, кости, яйца птиц, окаменелости и любые другие предметы. «Пусть после вас все останется так же, как было до вас. Забирайте с собой только фотографии и воспоминания», – гласит правило IAATO.

Нельзя беспокоить животных и птиц. Притом что они практически не боятся человека, приближаться, трогать и кормить их нельзя. Необходимо держаться в 5 метрах от пингвинов – если они сами не приблизятся к вам; в 15 метрах от спокойных тюленей и – внимание! – не ближе, чем в 25 метрах от дерущихся.

Лодка должна держаться не ближе, чем в 30 метрах от китов, тюленей и больших групп птиц на воде. И – внимание! – не ближе, чем в 100 метрах от кормящих китов.

Нельзя пересекать границу птичьего базара, чтобы случайно не наступить на яйцо.

Кое-где на островах есть зеленые участки. Ходить по ним нельзя: эти растения хрупкие и очень медленно растут. Есть места, которые из-за своей исторической, экологической или научной ценности находятся под защитой. Туристам запрещено посещать их.

В общем, нельзя практически ничего. Что же мы увидим при таких запретах? К тому же, как рассказал нам Дмитрий Банин, в Антарктике можно высадиться лишь в 14-16 местах – там, где берег не представляет собой ледяной обрыв. Все эти места известны наперечет, и все компании возят туда туристов по очень жесткому графику, чтобы не устраивать столпотворение и не нервировать животных. А по правилам IAATO, одновременно на берег могут высадиться не более 100 человек. На «Планциусе» же нас было 114. Как решали эту задачку гиды – расскажу позже.

До Антарктиды еще надо было добраться. Впереди нас ждал пролив Дрейка, одна мысль о котором вызывала у меня дрожь.

Как я преодолевала бушующий пролив Дрейка

До Антарктиды еще надо было добраться. Впереди нас ждал пролив Дрейка, одна мысль о котором вызывала у меня дрожь: 400 миль, больше двух суток пути – и постоянный шторм, ревущий ветер и бурлящее море. Считается даже, что муки морской болезни – это плата за возможность побывать в уникальном районе планеты. Лично для меня это было самым главным сомнением, когда решала – еду или нет. Но основатель компании Poseidon Expeditions Николай Савельев был настолько последователен в своем желании заслать в Антарктику журналиста, что даже привез из США какой-то пластырь, который якобы помогает при качке, и специальные таблетки Dramamine. Меня это не особо убедило, и я подстраховалась: купила в аптеке аккупунктурные браслеты TravelDream. Это такая резинка шириной 2,5 см с пластмассовым пупырышком. Резинка надевается на запястье и, как обещает инструкция, подавляет синдром укачивания путем воздействия пупырышка на особую точку, отвечающую за вестибулярный аппарат. Стоит такой браслет рублей 300, и в аптеке сказали, что одного вполне достаточно, но я купила четыре: два себе – на каждую руку, еще два – на всякий случай, например, своей соседке по каюте, чтобы избежать неприятных провокаций. В общем, подготовилась.

Но сначала из порта Ушуайя мы вышли в спокойный и живописный пролив Бигль. Назван он в честь корабля, на котором Чарльз Дарвин во время своего знаменитого путешествия обогнул Южную Америку. Пролив узкий, местами всего 5-6 км, с погодой повезло, так что пейзажи нас сопровождали замечательные (фото). По Биглю мы шли часов 10.

   

Границей Антарктики считается линия конвергенции, где сходятся идущие с севера относительно теплые воды и холодные южные. В процессе смешения на поверхность моря поднимаются тонны криля – мелких планктонных рачков. И вот на этой «поляне» собираются тысячи морских птиц, киты и прочие животные, для которых криль – любимое лакомство. Зрелище, говорят, потрясающее. Но мы ничего этого не увидели, потому что антарктическую границу прошли ночью. И «Планциус» вошел в пролив Дрейка.

Заранее, с вечера, повсюду на корабле появились гигиенические пакеты (фото). Не считая, конечно, того, что они были в каждой каюте. То есть, где бы ни застала пассажира неприятность, связанная с морской болезнью, он в течение доли секунды мог допрыгнуть до ближайшего пакета.

Меня эти приготовления, признаюсь, сильно напрягли. Перед сном, следуя инструкции по применению пластыря, который мне вручил Николай Савельев, я приклеила за ухом небольшой кружочек телесного цвета примерно 1 см диаметром. В коробочке оказалось всего четыре кружочка, каждый действует сутки. Получалось как раз – два на пересечение пролива на пути туда, два – на дорогу обратно. Таблетки пока пить не стала, но надела на оба запястья резиновые браслеты. А два запасных вручила Лене, соседке по каюте, которая оказалась совсем не подготовлена к испытаниям, даром что врач.

Ночью я проснулась от качки. Как нам уже успел рассказать Дмитрий Банин, качка бывает бортовая (с боку на бок) и килевая (нос-корма). Меня разбудила явно бортовая: кровать располагалась поперек корпуса судна, и я то сползала куда-то в ноги, то билась головой о спинку в изголовье. Браслеты сняла – очень уж давили на запястья. Посмотрим, что будет утром.

И утром, и днем «Планциус» качало так, что иногда казалось, будто он сейчас ляжет на бок. Качка диктовала свои правила: надо было постоянно держаться за поручни, не рекомендовалось задерживаться в дверных проемах. Обязательно запирать дверцы шкафов с помощью специальных утапливаемых ручек, которые одновременно выполняют функцию фиксаторов. Решаются сразу две задачи: человек не заденет ручку при возможном падении, а дверца не откроется при резком наклоне судна. Тумбочки и стол в каюте, все столы в ресторане и вообще все рабочие поверхности на «Планциусе» оборудованы небольшими бортиками, удерживающими предметы (фото).

Весь день приходилось демонстрировать чудеса эквилибристики. Пройти больше двух шагов, не врубившись в стену или с кем-то не столкнувшись, не удавалось. Но от этого становилось только весело. Никаких неприятных ощущений не было! Американский пластырь оказался волшебным! Записывайте название: Transderm Scop. Благодаря этому чуду фармацевтики пролив Дрейка я преодолела без всяких проблем и избавилась от «качкофобии». Кстати, пластырь можно было купить и непосредственно на «Планциусе», у судового врача, хотя, конечно, дороже, чем в аптеке. И практически у всех пассажиров за ухом был приклеен маленький кружочек.

Правда, мое установившееся спокойствие несколько поколебала беседа с капитаном судна после того, как мы пересекли пролив Дрейка. Евгений Леваков, который ходит в водах Антарктики и Арктики уже 18 лет, сказал что никакого шторма и не было. Это было так, волнение не больше 4 баллов, высота волны всего-то 3-4 метра. Нам казалось, что судно ложится на бок, а на самом деле наклон составлял максимум 15 градусов, а бывает и 40 градусов, а выдержать «Планциус» может до 60 градусов. И на памяти нашего капитана еще не было такого, чтобы в проливе Дрейка обошлось без шторма – либо на пути к Антарктиде, либо на обратном. А при волнении, например, 8 баллов высота волны может достигать 7-9 метров. Я запаниковала.

Но, забегая вперед, скажу, что на обратном пути в проливе Дрейка был… штиль! Пластырь я, конечно, приклеила, но необходимости в этом не было: поверхность океана едва колебалась, ходить по кораблю можно было, даже не держась за поручни. Капитан был потрясен и приписал такое везение тому, что на его судне впервые оказалась целая группа российских туристов.

Как выяснится позже, нам вообще сильно везло в этом круизе. Например, по словам Евгения Левакова, китов-горбачей на нашем пути встречалось необычно много для начала января. Обычно их приходится искать, чтобы показать туристам, а нам они устроили настоящее шоу!

В целом повезло и с погодой. Как правило, из всего большого тура именно на Антарктику стараются выделять не менее шести дней, чтобы «поймать» хоть один солнечный. В нашей программе антарктических дней было всего четыре и два из них – солнечные. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы сделать потрясающие фотографии.

А в качестве еще одного успокаивающего средства скажу, что вообще-то в ассортименте Poseidon Expeditions есть туры в Антарктику, где предусмотрен не морской переход через пролив Дрейка, а перелет – из Пунта-Аренас (Чили) на Кинг Джордж, самый большой остров Южного Шетландского архипелага. Всего два часа – и вы уже совсем близко к Антарктиде. Хотя я совсем не жалею о таком близком знакомстве с легендарным проливом Дрейка.

Еще не Антарктида, но уже Антарктика

Посещение Антарктиды – это своего рода сафари, задача которого показать туристам как можно больше животных, птиц, ландшафтов, ледников и прочей природы. Команда нашего «Планциуса» старалась использовать для этого любую возможность. Пока мы шли в сторону Антарктики, по громкой связи из капитанской рубки периодически раздавалось что-то вроде: «По левому борту, позиция 11 часов, навстречу движется айсберг, на нем колония пингвинов!». И мы все хватали фотоаппараты и бросались на палубу. Именно так мы увидели первых пингвинов (фото).

И с удивлением обнаружили, что в воде они передвигаются, как дельфины – стайками, то ныряя, то выскакивая на поверхность (фото).

Увидели тех самых горбатых китов, которых даже не приходилось искать – сами приплывали (фото). И это тем более удивительно, что в результате многолетнего промысла люди уничтожили до 80% популяции всех китов вокруг Антарктиды.

Первые же айсберги казались нам необыкновенно красивыми (фото). Знали бы мы, какие потрясающие встречи с ними ждут впереди!

Так мы шли и шли больше двух суток – и вот куда пришли (фото).

   

Вот он перед нами, конец Земли, таинственный, непостижимый, странный, мерцающий мир. Самое холодное, самое ветреное, самое засушливое, самое высокое, самое обледенелое и одно из последних диких мест на планете. Все вокруг выглядит, как в фантастическом сне – синее, голубое, белое, бирюзовое. Зеркальная поверхность океана. Воздух – хрустальный, звонкий, чистый, хочется не дышать, а глотать его. Как же далеко я забралась!

Теперь самое главное – взять себя в руки, чтобы не вывалить на читателей все фотографии. А так хочется!

Мы готовимся к первой высадке – на Кувервилль, один из Южных Шетландских островов. Подойти близко к берегу «Планциус» не может, туристов высаживают на остров с помощью «зодиаков» – больших надувных моторных лодок, куда помещается 10-12 человек. Наш гид Дмитрий Банин назвал их «американскими лодками быстрого реагирования». Напомню, по правилам IAATO, одновременно на берег могут высадиться не более 100 человек. А пассажиров на судне – 114. Поэтому высадки чередуют, разделив всех туристов на группы. Одну группу везут на берег, а другую – в так называемый круиз среди айсбергов. Через час-два группы меняются местами.

В январе в Антарктике лето. Температура воздуха в центре Антарктиды даже в это время года не поднимается выше 20 градусов мороза. А зимой в 1983 году там был зафиксирован рекорд – минус 89,6 градусов. Средняя температура зимних месяцев 60-70 градусов мороза, летних от минус 30 до минус 50. Но на окружающих материк островах и в районе Антарктического полуострова воздух летом прогревается до 10-12 градусов, а в январе, это самый теплый месяц, температура бывает в среднем плюс 1-2 градуса. Во время моего путешествия было в среднем градусов 5 тепла. Но во время первой же высадки солнце так жарило, что мы даже поснимали куртки. Лицо у меня так обгорело, что я стала похожа на очковую змею: вокруг глаз из-за темных очков остался яркий белый след. Смешно было потом, в Москве, отвечать на вопрос «где это ты так загорела?».

В любом случае, одеваемся тепло. Наша одежда предварительно прошла «специальную обработку» – ее тщательно пропылесосили, особенно карманы. Чтобы мы никакой дряни не занесли на дикие антарктические берега.

Собираемся перед выходом на трап. На стене висит специальная доска с карманчиками, в каждом – зеленая пластиковая карточка с номером каюты. Зеленый цвет означает, что пассажир этой каюты находится на судне. Каждый, кто проходит на посадку в «зодиак», должен перевернуть карточку другой стороной – и она становится красной. Значит, пассажира на «Планциусе» нет. Возвращаясь, снова переворачиваем карточку на зеленую сторону. Случаев, когда кого-то забывали на берегу, не было. Но некоторые, возвращаясь, забывали перевернуть карточку, и тогда по громкой связи выкликивали номера кают, призывая пассажиров объявиться – вы здесь или вас нет? Судно не тронется с места, пока все карточки не станут зелеными (фото).

Теперь дезинфекция обуви. Перед выходом на трап встаем сапогами в специальный раствор (фото). И при возвращении еще и чистим обувь большими щетками, поскольку на берегу невозможно не наступить на «отходы птичьего производства».

Ну все, можно садиться в лодку. По трапу спускаемся на небольшую площадку, с которой можно шагнуть прямо на резиновый борт «зодиака» (фото).

Наш дом «Планциус» остается ждать своих жильцов (фото).

Я в той группе, которая сначала едет на берег. Все в предвкушении. Буквально пара минут пути – и мы на Куверкилле, укрытом между скалистым берегом Антарктического полуострова и островом Данко. Это еще не Антарктида  – но уже Антарктика.

Купание в Антарктиде

Антарктика – это огромная пустыня, самая большая на планете. Ни на островах, ни на материке нет никакой растительности, не даже грунта. Мы побывали на нескольких островах и на Антарктическом полуострове (карта), и везде – только скалы, камни, лед.

Интересно, что красок антарктическому берегу добавляют прибрежные камни всевозможных расцветок (фото). Не удивлюсь, если окажется, что среди них есть полудрагоценные.

Только надо понимать, что это не обычная галька, а самые настоящие булыжники. Вот посмотрите, мы специально подставляли под объективы наши «прокатные» сапоги, чтобы показать размер этих камней (фото).

Вот этот снимок тоже довольно наглядно демонстрирует масштаб «объектов» (фото).

Очень редко встречались места, где растет мох. И, если не учитывать айсберги, это были самые яркие пейзажи (фото).

Ходить по этим участкам нельзя: мох – растение хрупкое и очень медленно растет. Ну понятно, что к пингвинам этот запрет не относится.

Все острова и материк необитаемые – люди здесь не живут. Смысл высадки в разных местах один – увидеть разных животных и птиц, которые живут колониями или приплывают к разной части побережья. Людей мы встретили – точнее, они нас встречали – только на острове Порт Локрой. Когда-то там располагалась британская полярная станция, а сейчас – небольшой музей, наглядно демонстрирующий, как жили полярники (фото).

Но гораздо больше меня удивил сувенирный магазин – такой конкретный, с абсолютно «цивилизованным» ассортиментом (фото).

Несмотря на впечатляющие цены – никакой конкуренции! – народ покупал активно. Ну и я, конечно, пополнила коллекцию кружек. Ну где еще достанешь столь редкий экземпляр (фото).

Магазин, конечно, сезонный, продавцы работают вахтовым методом. Каждый день с ноября по март к острову приходит минимум два судна.

Есть в Порт Локрой и почтовое отделение. Купил в магазине открытку, тут же надписал (фото) – и отправил родным и близким антарктический привет. Можно и памятный штамп поставить. Все для удобства туристов.

Кстати, путешествовать по антарктическим водам туристы могли не только на «зодиаках». Пассажирам предлагали еще и каяки – одно– или двухместные байдарки. И желающих было много. Плыли они живописно (фото): стайкой, как пингвины, и с вожаком-гидом во главе группы.

И ночевать можно было не только в каютах. Нашлись любители экстрима, которые отликнулись на предложение почувствовать себя настоящими полярниками и провести ночь на леднике в палатках, это называется кемпинг. Вообще организуется это для того, чтобы в условиях, максимально приближенных к природным, проводить солнце на ночной отдых и встретить антарктический рассвет – зрелище, говорят, неповторимое. Нашим туристам не повезло: было пасмурно, и рассвет не удался. А счастливчики, попавшие на хорошую погоду, рассказывают, что это одно из самых сильных впечатлений поездки.

Но самым большим сюрпризом было то, что в Южном океане можно… купаться! Остров Десепшн – это самый большой вулкан в северной оконечности Антарктического полуострова. Высадка у нас была внутри кальдеры – циркообразной впадины с крутыми стенками. Вообще температура в океане чуть выше точки замерзания 0 градусов, примерно через четыре минуты пребывания в такой воде человек погибает. Но вулкан Десепшн еще «полуживой», последний раз он просыпался в середине 60-х годов прошлого века. И вдоль побережья острова, как объяснял нам Дмитрий Банин, располагаются фумаролы – трещины и отверстия в кратерах, на склонах и у подножия вулканов. Это источники горячих газов. Благодаря им вода вдоль береговой линии чуточку теплее, чем в открытом океане, но все равно ледянющая. Поэтому для купания туристов на берегу предварительно роют углубления, которые заполняются океанской водой, а горячий газ нагревает ее примерно до 10 градусов (фото).

   

Тут и представилась нам уникальная возможность окунуться в Южный океан. Сначала никто не решался. Посматривая друг на друга, все ждали, кто же будет первым. Самый смелый нашелся, конечно же, в русской группе, причем это оказалась женщина (фото).

И пошла наша Татьяна не в какое-то глупое углубление, а прямо в океан.

Глядя на нее, все остальные посбрасывали одежду и тоже пошли в воду. Вот было криков – и от ужаса, и от веселья!

Но вообще-то пора сказать, что все это антарктическое умиротворение – кажущееся. На самом деле Антарктида – место негостеприимное, недружественное и непредсказуемое. Программой были запланированы по две высадки в день, но в ежедневных «сводках», которые раздавали по каютам, нас непременно предупреждали: «Возможность проведение высадок и круизов на «зодиаках» зависит от метеорологических условий и ледовой обстановки». Или: «Мы надеемся пройти в залив Шарлотты, если позволит ледовая обстановка и направление ветра. Будем на это надеяться!».

А когда мы, наконец, высадились непосредственно на континент, то есть на побережье Антарктического полуострова в бухте Неко, нас строго-настрого предупредили – не ходить близко к воде, по так называемому пляжу. В этом месте часто бывают обрушения ледника, огромные глыбы падают в воду, вызывая настоящие цунами. И мы действительно время от времени слышали, как в горах раздавались будто бы пушечные выстрелы. Это трескался ледник. Однажды на наших глазах перевернулся в воде огромный айсберг – подтаял, центр тяжести изменился. При этом от него с жутким грохотом отвалился кусок, к берегу пошла волна, но, к счастью, не дошла, путь ей преградила стена других льдин.

А ветра в Антарктиде бывают такие, что за одно мгновение, как рассказывают очевидцы, из большой чашки выдувают весь чай. Обнаружилось это случайно: человек налил себе чаю на coffee station, вышел на палубу – и чашка буквально в секунду оказалась пустой. Причем, ни одна капля никуда не упала, все мгновенно растворилось в воздухе. Эксперимент повторили – тот же эффект.

Мы с чаем не экспериментировали, но силу антарктического ветра ощутили сполна. Снежная буря налетела мгновенно, накрыв все вокруг сплошной мглой. На палубе вдруг намело снегу (фото).

«Зодиаки» в это момент как раз возвращались с высадки и очень торопились добраться до судна, пока есть хоть какая-то видимость (фото). Матросам, которые управляли лодками, даже пришлось по рации связываться с рубкой, чтобы сориентироваться. Но все обошлось – вернулись целыми и невредимыми.

«Ледовая обстановка» тоже, наконец, проявила характер. В самой южной точке нашего путешествия мы должны были посетить украинскую антарктическую станцию «Академик Вернадский» на острове Галиндез. Вообще для полярников антарктическое лето, то есть январь-март, «курортный» сезон, станции многих стран принимают экскурсантов. Обычно во время таких визитов туристам рассказывают о работе полярников, играют с ними в футбол, угощают, да и гости не с пустыми руками приходят. После долгой зимовки исследователи с удовольствием общаются с новыми людьми.

Но мы до «Вернадского» не добрались. Войдя в залив Лимер, «Планциус» уткнулся в сплошное поле льдин. Вообще-то в этом крошеве еще какое-то время можно было двигаться дальше, но, как объяснил нам капитан судна Евгений Леваков, в конце концов, мы бы дошли до ледяного припая. Это такая форма неподвижного льда, который образуется из-за примерзания к берегу дрейфующих льдов. Припай может простираться на расстояние от нескольких метров до сотен километров от берега. Но даже если бы речь шла о нескольких сотнях метров – никто бы не рискнул высаживать туристов на льды, чтобы они пешком шли на полярную станцию.

Конечно, это было бы очень интересно – побывать у настоящих полярников, о которых мы знаем только по книгам, кинофильмам или телепередачам. Но, признаюсь, я не ничуть пожалела о встрече с «ледяным окружением», потому что это потрясающее зрелище (фото).

Так залив Лимер стал самой южной точкой нашего путешествия. «Планциус» повернул обратно – в Ушуайю.

В Антарктиде выживают самые сильные и самые прикольные

Мы уже говорили, что посещение Антарктиды – это поездка на своего рода сафари, чтобы увидеть как можно больше животных, птиц, ландшафтов, ледников и прочей природы. Животный мир самого южного материка планеты богатым назвать нельзя. Поскольку основной источник пищи – океан, полностью сухопутных видов животных в Антарктиде нет. Мы увидели сильнейших – тех, кто выживает и даже размножается в суровом антарктическом климате. А сам факт хождения по одним тропам с пинвинами и возможность присесть на камень в непосредственной близости от развалившегося на берегу тюленя в полной мере компенсирует некоторое однообразие демонстрируемых особей.

Больше всего мы насмотрелись на пингвинов. Которые при этом не обращали на нас никакого внимания. Вообще – никакого. Ни причаливание лодок, ни суета с высадкой туристов, ни навязчивое фотографирование не вызывали у этих забавных птиц в элегантных «смокингах» никакой реакции. Мы старались соблюдать выученные назубок правила поведения с животными и не приближались к пингвинам. Зато они проходили в 20 см от нас – спокойно, с достоинством и даже не поворачивая головы в сторону непрошенных гостей. Они здесь хозяева, они живут своей жизнью, а мы – не более чем интерьер, тем более временный.

В Антарктиде пингвинов – как голубей в Москве. Вообще их 17 видов, но мы встретили только три. И даже научились их различать. Больше всего нам попадались пингвины генту (фото). У них по голове от глаза к глазу проходит белая полоса.

Встречали пингвинов адели, у них черная голова и белый ободок вокруг каждого глаза (фото).

И еще мы видели более редкий вид – пингвинов чинстрап, у них нижняя часть головы белая, а через нее проходит узкая черная полоска (фото). Русские туристы прозвали этих пингвинов ментами: черная полоска напомнила им ремешок от милицейской фуражки. Собственно, с английского chinstrap так и переводится – подбородочный ремень. Кстати, самая большая колония этих пингвинов – на острове Десепшн, том самом, где туристы купались в ледяной воде Южного океана.

Ростом эти пингвины 50-70 см. До знаменитых императорских – ростом до 1,3 метра и с ярко-рыжей шеей, клювом и «щеками» – мы не добрались: остров Южная Джорджия, где они в основном обитают, оказался не по пути. Поэтому просто напоминаю, как они выглядят (снимок из фотобанка). Кстати, в отличие от всех остальных видов пингвинов, императорские рамножаются зимой, чтобы к приближению антарктического тепла птенцы уже подросли. А чтобы в холод высидеть яйца, эти птицы сбиваются вместе и согреваются друг о друга.

Но в принципе, наблюдать за пингвинами можно часами, независимо от вида. Очень прикольные ребята: смешно передвигаются на перепончатых лапах-ножках, оттопырив крылья-ручки. Звуки издают, похожие на карканье, но, например, наш гид Дмитрий Банин считает, что у ворон голос намного приятнее, чем у пингвинов. Интересно они тусуются: разговаривают, кричат, спорят, дерутся – толпа людей, да и только. А в воду прыгают, как настоящие прыгуны с вышки (фото).

Пингвины – отличные пловцы, могут развивать скорость до 20 км в час. Большую часть свое жизни они проводят в океане, а на берег выходят только в период гнездовья. Как ни странно, с пропитанием у пингвинов проблем нет, они кормятся, в основном, морским крилем, креветками и прочим планктоном, на берегу едят мхи, лишайники, водоросли. Проблемы у них с «жильем». Гнездиться на льду пингвины не могут, айсберги для них – всего лишь зона отдыха. Поэтому они вынуждены кучно селиться на любой свободной ото льда поверхности (фото).

Гнезда устраивают из камней (фото).

Яйца высиживают самцы. Самки на это время уходят в море, чтобы откормиться.

 

Но возвращается блудная мамаша точно к моменту появления птенцов.

Из животных мы видели разных видов тюленей. Чаще – крабоедов. Изредка – морского леопарда, местного хищника. Почти все тюлени питаются рачками, моллюсками и рыбой, а морской леопард в большом количестве уничтожает пингвинов.

Морские слоны – самые крупные из ластоногих млекопитающих – почти истреблены, увидеть их можно, только если повезет. Нам не повезло.

Между прочим, тюлени, в отличие от пингвинов, нас замечали. Вот животное вылезает из воды. Пингвины, кстати, относятся к его появлению с не меньшим любопытством, чем мы (фото).

Мы, конечно, обступаем тюленя со всех сторон и устраиваем настоящую фотосессию (фото).

И вот попробуйте скажите, что сама топ-модель нам при этом не позирует! (фото)

На одном из островов нам показали скелет кита (фото) – особенно видно, что он огромный, если рядом стоит человек.

В живом виде китов с борта «Планциуса» мы наблюдали неоднократно, и здесь нам повезло: люди уничтожили до 80% популяций всех китов вокруг Антарктиды.

И несколько слов скажу об антарктических рыбах, которые умудряются жить в воде температурой почти 0 градусов. Как рассказал нам биолог Дмитрий Банин, этих рыб называют белокровными, поскольку в их крови почти нет гемоглобина. Зато есть особые ферменты препятствующие «антарктическому шоку». Благодаря им рыбы не замерзают при температуре, когда все ткани их тела должны были бы превратиться в лед.

Цветомузыка айсбергов

Если вы спросите, что больше всего потрясло меня в Антарктиде, отвечу не задумываясь – айсберги. Именно ради них, в первую очередь, надо так далеко лететь. Как о них рассказывать – не знаю. Хочется просто выложить фотографии, потому что на это надо смотреть – и молчать. Непостижимое творение природы. Ледяные горы в сочетании с водой, ветром и солнечным светом создают такую невероятную красоту, что невозможно поверить – я на самом деле это вижу? И так близко?

Айсберг, iceberg – ледяная гора, иными словами – всевозможных форм осколки ледников. Лед легче воды, поэтому эти горы плавают. Говорят, среднестатистический айсберг имеет высоту пятнадцатиэтажного дома и весит около 2000 тонн. Считается, что Антарктида хранит около 30 млн. кубических километров льда. Если его весь растопить, то уровень Мирового океана поднимется, по разным оценкам, на 60-100 м – и произойдет катастрофа, новый Великий потоп.

На поверхности океана видна лишь восьмая часть ледяной горы, основная масса скрыта под водой. И гонит айсберги по океану вовсе не воздушный поток, а морские течения, поэтому они часто плывут против ветра, даже очень сильного. И поэтому айсберг может, как ледокол, пройти сквозь ледяные поля толщиной до двух метров.

Слава у айсбергов мрачная – вспомним, например, столетней давности трагедию «Титаника». Меньше известна аналогичная история с датским судном «Ханс Хедхоф», которое в 1959 году тоже врезалось в айсберг и затонуло со всеми пассажирами и экипажем – 95 человек. Вообще подобных примеров разного масштаба можно приводить сотнями.

И вот они рядом с нами. Совсем рядом – мы лавируем между айсбергами на «зодиаке», и наша резиновая лодка кажется совсем крошечной по сравнению с ледяными громадинами. Но страшно не было. Их красота манила, завораживала, гипнотизировала – глаз не отвести. Ну сами посмотрите.

Вот что означает «только поверхность айсберга».

Чудеса живой природы – то ли конь плывет, то ли еще какое животное.

Айсберги тоже плачут.

Снимаю пусть на недешевую, но – мыльницу. Никаких объективов, только на кнопку нажимаю.

 

Конечно, синее небо и яркое солнце помогают. Но – посмотрите, айсберги светятся изнутри голубыи и бирюзовым даже в пасмурный день.

Мы тоже подплывали поближе и дотрагивались – не сон ли?

Слышите органную музыку? Подумать только – просто лед…

А это – разве не храм? Обратите внимание, в середине – круглое сквозное окошко.

Застывшая на взлете волна? Вскипевшая морская пена? Цветопредставление!

И вот рядом лодка – кажется крошечной, хотя в ней 12 человек.

Чудеса ледовой архитектуры – арка наоборот.

Ледяной трамплин с иллюминацией

И – апофеоз! Будто кто-то приподнял ледяную скалу и плеснул под нее пронзительно синей краской. Так преломляется свет в этих непостижимых льдах.

Никогда не хвасталась своими поездками, но, вернувшись из Антарктиды, вдруг села и разослала фотографии айсбергов многим знакомым. Хотелось всем показать эту красоту. Или самой еще раз убедиться в невероятном – что я там была и видела все это своими глазами?

www.p-expeditions.com

 

Ирина Тюрина, RATA-news

Фото автора, Елены Аверкиевой, Алексея Голубева, Ярослава Никитина

Ещё о Антарктида