Калуга

Великое Саянское кольцо

Дата: 03.09.2002
Автор: ТЮРИНА Ирина
Регион: Красноярский край, Хакасия, Тува

Пикник среди скифских курганов

Этот маршрут три года назад разрабатывался для иностранцев, но оказался востребованным и среди россиян. Он предусматривает посещение Красноярского края, Хакассии и Тувы, его протяженность около 2200 км, а организация настолько уникальна, что заслуживает отдельного рассказа.

Группа отправляется в путь из Красноярска и передвигается по маршруту на комфортабельном автобусе. И первый же «обед-пикник на лоне природы», как значится в программе, в 268 км от Красноярска, вызывает у туристов почти шок. Мало того, что пикник проходит в экзотическом окружении древних памятников скифской культуры VII-VIII веков до н.э. При этом еще – никаких сухих пайков и одноразовой посуды. В назначенный час в изумительном по красоте месте вас ждут расстеленные ковры и раскладные кресла, тарелки и чашки из небьющегося французского фарфора, стеклянные стаканы для соков и пива, нормальные столовые приборы. Кроме того, туристов по всему маршруту обслуживает официант. Овощи, фрукты, напитки – шведский стол. Горячее блюдо уже приготовлено на гриле профессиональным поваром, который сопровождает группу на протяжении всего путешествия. Гриль, посуду, продукты и напитки перевозят в специальной машине, которая следует впереди автобуса. И каждый раз, когда в длительных переездах обед предусмотрен на природе, к назначенному часу и в определенном месте туристов ждет накрытый стол и горячее блюдо.

Вообще организаторы тура, понимая всю степень неразвитости инфраструктуры в Южной Сибири и соответствующий уровень сервиса, проблему организации питания туристов взяли под особый контроль и решили ее весьма оригинально. Приглашенные из Красноярска повар, его помощник и официант, работающие в одном из лучших ресторанов города, готовят еду и обслуживают группу не только в дороге, но и на всех базах размещения, даже на тех, где есть свои повара.

Например, бар гостиницы «Турист» в селе Шушенское в день заезда группы закрылся «на спецобслуживание», и на его кухне воцарилась красноярская бригада. Предусмотренные программой блюда русской кухни были очень вкусными, а обслуживание безукоризненным. Кстати, шушенская гостиница «Турист», вопреки опасениям, оказалась вполне сносной. Она была построена в 1970 году, к 100-летию Ленина, но сейчас отремонтирована, многие номера обновлены.

После ужина группу ждала шоу-экскурсия – иначе не назовешь – по государственному этнографическому музею-заповеднику «Шушенское».

 

 

Шушенское: не экскурсия, а шоу

Посещение государственного этнографического музея-заповедника «Шушенское» иначе как шоу-экскурсией не назовешь. Это удивительное по атмосфере, захватывающее приключение группы в настоящей сибирской деревне рубежа IX-XX веков. Перед обаянием сотрудников музея не могут устоять даже закоренелые скептики. Конечно, здесь уже давно главный акцент делается вовсе не на ленинскую ссылку, хотя, конечно, два дома, где жил Владимир Ильич – сначала один, а потом с Надеждой Константиновной – туристам показывают. И, надо сказать, даже россияне разглядывают их с любопытством, не говоря уж об иностранцах. Но основная тема экскурсии – исконно сибирские традиции и быт, семейный уклад, народные промыслы. А поскольку придумано все не формально, с душой, искренне и весело, гости раскрепощаются и сразу втягиваются в представление.

Туристы толпой идут по деревенской улице, собирая «соседей» на вечерние посиделки – «вечерку». По пути они становятся «невольными» свидетелями семейной сцены – молодая жена хочет идти гулять, а старый муж ее не пускает. В «трактире» гостей угощают медовухой, водкой и солеными огурцами, а потом в одном из дворов начинаются игры, пляски, песни, обряды. На прощание – чаепитие в сибирской избе с испеченным в печи традиционным пирогом из черемухи.

Население Шушенского – 19 тыс. человек, и ежегодно сюда приезжают до 200 тыс. туристов. Музей работает круглый год без перерыва и выходных. В штате заповедника 150 человек, причем в представлениях принимают участие не только научные работники, но и кассиры, водители, пожарные и т.д. Они же поют в фольклорном ансамбле – правда, под руководством профессионального музыканта. Народные костюмы шьются здесь же, в швейной мастерской музея. Глиняные кружки, в которых гостям подают чай, изготовлены в «деревенской» гончарной мастерской, в сувенирных лавках продаются резные деревянные изделия местного производства. В музейных мастерских занимаются и шушенские школьники, которым передаются секреты сибирских народных промыслов, и их изделия также продаются в качестве сувениров.

Как потом стало ясно, именно первая экскурсия в Шушенское задала тон нашему путешествию. Мы отключились от проблем, забыли о цивилизации и полностью погрузились в таинство Южной Сибири.

 

 

Цветочные ковры бабы Кати

Следующее испытание сибирским гостеприимством наша группа проходила уже не в музейной, а в настоящей деревне Нижний Суэтук, основанной русскими казаками-поселенцами в 1740 году. Туристов здесь встречали, как родных. Несмотря на ливень, у въезда в деревню гостей с хлебом-солью ждала глава местной администрации Галина Демьяновна, а ее земляки тут же угощали горячими пирожками и, конечно же, подносили рюмочку – мол, с дороги полагается. Потом все набились в телегу, запряженную лошадью, и нас торжественно повезли по деревенским улицам. Не забудьте, что шел дождь, но «Саянское кольцо» каждого туриста обеспечило дождевиком.

Первую остановку группа сделала у дома бабы Кати, которая тут же пригласила всех в горницу. Мы вошли – и обомлели. Полы, стены, диван, кресла – все было в ярких радостных цветах. Оказалось, это ковры, вручную сотканные хозяйкой дома. Бабе Кате 82 года, и практически всю жизнь она создает ковры из шерстяных или хлопчатобумажных ниток. Когда есть возможность, с сырьем помогает сельсовет, а когда возможности нет, она использует «вторсырье»: распускает старые вещи, которые ей отдают односельчане.

В наш приезд случилось знаменательное событие: баба Катя продала туристам два небольших коврика, чего прежде никогда не делала. На продажу она обычно готовила вязаные изделия, а ковры прежде только дарила – родным или землякам. Конечно, в каждой группе, которую привозило в этот дом «Саянское кольцо», непременно находились желающие купить ковры, иностранцы предлагали немалые деньги, но баба Катя никогда не соглашалась. Изменить своим принципам ее, видимо, заставила нужда: скоро зима, а дом требует ремонта, да и уголь надо запасти. Узнав об этом, наши туристы дружно раскупили все ее варежки-носочки, а также тончайшей работы связанную крючком скатерть.

Затем группу повезли в дом, которому более 100 лет. Супруги-хозяева с удовольствием играли для нас на балалайке и баяне, пели частушки и даже показали пару традиционных сибирских танцев – разумеется, втянув в это дело и гостей. Кстати, так поют они вместе уже 50 лет. А потом Галина Демьяновна всех пригласила к себе на прощальное угощение. Называлось оно «чаепитием», но какое же в Сибири чаепитие без самогона! Поэтому помимо травяного чая, домашнего варенья и булочек, мы активно дегустировали крепкие напитки местного производства, закусывая салом и фантастическими солеными огурчиками. Ничего не поделаешь – сибирская традиция.

Прямо скажем, Нижний Суэтук группа покидала с сожалением. Тогда мы еще не знали, сколько интересного ждет нас впереди.

 

 

В юрте кочевника-скотовода

Наш путь лежит через горы Восточного Саяна. Вообще, надо сказать, в путешествие по Саянам можно ехать даже без всякой программы, просто для того, чтобы увидеть эту природу. Пейзажи, от которых невозможно отвести глаз, здесь буквально на каждом шагу, и все время хотелось остановить автобус, чтобы сделать очередной снимок. Судите сами: за неделю – четырнадцать отснятых пленок, для фотографа-любителя это, согласитесь, немало.

На третий день, ближе к вечеру, группа приезжает в Туву. Это удивительно, но как только автобус пересекает границу республики, даже пейзаж резко меняется. Кажется, что попадаешь на другую планету и в другое время. В Туве всего пять городов, на большей части территории почти нет признаков современной цивилизации, на сотни километров тянутся степи, прерываемые развалами гор с острыми гребнями.

Группа останавливается в 22 км от столицы Тувы города Кызыла, на берегу реки Бий-Хем (в перевода с тувинского – Большой Енисей), на туристской базе «Ай» (по-тувински – луна). База представляет собой юрточный лагерь, построенный здесь компанией «Саянское кольцо» специально для приема туристов, путешествующих по Великому Саянскому Кольцу.

Юрты самые настоящие, в натуральную величину, войлочные, низкая дверь, как и положено, обращена на восток, пол также застелен войлоком, в центре – очаг, правда, декоративный. В остальном внутреннее убранство несколько отличается от интерьера жилищ тувинцев-кочевников. Обставлены они в расчете не на большую семью, а на одного-двух человек. В юрте просторно и уютно. Из мебели – деревянные кровати, небольшой шкаф, тумбочка, подставка для чемодана. У двери – рукомойник и раковина-тюльпан. Остальные удобства – биотуалеты и душевые кабины с горячей водой – располагаются в отдельной большой юрте. В другой большой юрте – клуб-столовая. Еду уже знакомый нам повар готовит в специальной пристройке-кухне, полностью оборудованной для организации питания большой группы людей.

Видимо, чтобы мы могли сполна оценить весь этот комфорт, нас на следующий день завезли в «действующую» юрту кочевников-скотоводов. Когда мы к ней подъехали и вышли из автобуса, словно специально, начался жуткий ливень с градом. Группа бросилась к юрте, желая укрыться от дождя, но не тут-то было: старая, латаная-перелатаная войлочная крыша безнадежно протекала. Впрочем, гостеприимных хозяев это нисколько не смущало: «Солнышко выйдет – все высохнет», – сказала нам дочь хозяина.

Знакомство с укладом традиционной тувинской семьи производит сильное впечатление. Они держат коров, лошадей и верблюдов, из молока которых готовят вкуснейший сыр и сметану – нас угощали. Кухней служит большой очаг в центре юрты, он же обогревает помещение. Живут кочевники без электричества, но имеют легковой автомобиль, ведут натуральное хозяйство, а когда нужны деньги, например, на дрова, они едут в Кызыл и зарабатывают тем, что катают городских детей на лошади или верблюде. Причем, верблюд идет до города часа три. Зимой кочевники перемещаются из степи поближе к горам, где скот может найти для себя корм. Столкнуться с такой экзотикой в XXI веке, и не по телевизору, не в кино, а наяву – это казалось фантастикой.

 

 

Синдром горлового пения

Горловое пение – «хоомей» – фантастическая способность тувинцев (и некоторых других народностей Сибири) издавать одновременно два-три музыкальных звука разной высоты и при этом тянуть их в течение 25-30 секунд, не переводя дыхание. Если слушать, закрыв глаза, то не верится, что эти звуки издает человек, а не музыкальный инструмент.

Исполнителей горлового пения в Туве немало, но специально для туристов «Саянского кольца» в юрточный лагерь приехал со своим ансамблем «тувинский Шаляпин» – Конгар-оол (имя) Ондар (фамилия). Человек этот настолько раскручен, что за границей бывает чаще, чем дома, и даже записал в США диск совместно с известным джазменом Полом Пена. Конгар-оол преподает горловое пение в кызылском училище искусств, и в ансамбле вместе с ним поют и играют на национальных инструментах его ученики. Один из них, 18-летний молодой человек, творил горлом такое, что мы не выдержали и попросили его произнести что-нибудь «человеческим» голосом. Он произнес – голос оказался нормальным.

Сочетание горлового пения и джаза я смогла оценить только в Москве, когда послушала диск, купленный у Конгар-оола. Тандем очень своеобразный, мне понравилось. Но самое интересное, что спустя недели две после возвращения из путешествия, я обнаружила, что мои продвинутые дети-подростки «экспроприировали» диск и с удовольствием слушают «прикольную» музыку.

Вообще, надо признать, эти одновременно глубокие, как ущелья, высокие, как горы, и долгие, как степи, звуки, видимо, оказывают на слушателей какое-то гипнотическое действие, буквально завораживают. Иначе как объяснить, что весь следующий день мы дружно пищали, скрипели и кряхтели, пытаясь воспроизвести то, что делал голосом Конгар-оол и его ученики. А поскольку это не удавалось, мы купили в сувенирном магазине в Кызыле маленькие хомызы, тувинские музыкальные инструменты, и стали их осваивать. Надо сказать, самые упорные делали заметные успехи. Во всяком случае, генеральный директор «Красного телефона» Виктор Нечипоренко даже аккомпанировал на хомызе песням нашей тувинской гидессы Алдынай.

А еще туристы с удовольствием покупают в Кызыле тувинские шапки и халаты, украшения и статуэтки из агальматолита – красивого поделочного камня, который за его мягкость называют «мыльным».

В Кызыле есть памятник географическому центру Азии, который символично расположен недалеко от места слияния двух рек – Бий-Хем (Большой Енисей) и Ка-Хем (Малый Енисей). Дальше начинается знаменитый, пересекающий Сибирь с юга на север Великий Енисей. Мы побывали в буддийском монастыре и даже услышали проповедь настоящего ламы. Но главная часть тувинской программы – это, конечно, шаманы.

 

 

Тайны шаманских обрядов

Впервые мы встретились с шаманами в Кызыле, в так называемой клинике. Конечно, это совсем не больница, а просто комнаты, в которых шаманы принимают посетителей. Но сначала мы беседовали в большой гостевой юрте, которая летом ставится перед «клиникой». Выглядели наши собеседники, и мужчины, и женщины, весьма живописно: головные уборы с перьями, халаты, расшитые звериными хвостами, веревочками, узелками, матерчатыми мешочками, наполненными чем-то таинственным, черные кожаные сапоги с загнутыми носами. Они рассказали нам, что шаманство – свойство врожденное и наследственное, что научить можно только ритуалам, а способности общаться с духами – никогда. При этом среди шаманов-тувинцев в таком же облачении сидели две светлоглазые и светловолосые девушки. Одну из них звали Бенедикта, она оказалась датчанкой, а вторую – Наташей, причем чувствовалось, что местные шаманы воспринимают обеих девушек как себе равных. Конечно, мы не могли не задать Наташе вопрос, как она попала в Туву и стала шаманкой. Особо распространяться девушка не стала, сказала лишь, что приехала из Москвы больше двух лет назад, что происходит из семьи колдунов, что дед до сих пор исцеляет людей. В общем, мы решили, что обе «белые» шаманки либо приехали «по обмену опытом», либо просто решили поменять колдовскую «специализацию».

После вступительной беседы с шаманами нам предложили пойти на прием к любому из них, чтобы узнать свое будущее, пройти ритуал очищения или справиться о своем здоровье. И мы пошли. Самой дешевой услугой в «клинике» оказалось гадание – 150 рублей. Его и выбрали большинство из нас, поскольку двигало нами, прежде всего, любопытство. «Мой» шаман обкурил меня актышом – горящими сухими веточками можжевельника, потом зажег на столе свечку, расстелил белую тряпочку и, что-то шепча, стал раскладывать на ней маленькие камешки. Подробности предсказаний раскрывать не буду, но ничего страшного шаман в моей дальнейшей жизни не увидел, а кое в чем даже обнадежил. Хотя и предположил в процессе гадания, что занимаюсь я наукой и работаю в НИИ.

Но некоторым из нас колдуны давали рекомендации вполне конкретные. Касались они и здоровья, и личной жизни, и семьи, и работы. Например, одному из туристов шаманка сообщила, что если он выгонит с работы человека, который тайно подписывает за него бумаги и ворует деньги, все проблемы фирмы сразу разрешатся.

Вечером шаманы приехали в наш лагерь на камлание – ритуал общения с духами. Каким-то особым способом разожгли костер, мы расселись вокруг. Каждому из нас в руки дали зажженные ароматические палочки и тонкую полоску ткани, которую после окончания ритуала надо было повязать на «ова» – священное шаманское дерево, находящееся недалеко от кострища. Возле него шаманы долго стояли, подняв руки к небу, прежде чем начать действо. Кстати, камлают шаманы обычно по одному, максимум вдвоем, а к нам приехали сразу шесть человек – редчайший случай. Предполагалось, что для кого-то из нас это будет обряд очищения, кто-то погрузится в медитацию, а кто-то просто загадает желание – и оно сбудется.

Общение шаманов с духами – зрелище завораживающее. Начал один, к нему постепенно подключались остальные, они били в бубны, каждый в своем ритме, издавали протяжные звуки, двигались, вставали, ходили, менялись местами, уходили от огня, возвращались, снова садились... Неровный свет пламени добавлял ритуалу таинства. Продолжался он минут сорок. Зрители вели себя по-разному. Кто-то сидел, закрыв глаза, кто-то завороженно смотрел в огонь, а кто-то с интересом наблюдал за происходящим.

Что касается внутреннего состояния, то многие потом утверждали, что на них шаманы подействовали. Мой журналистский скепсис, признаюсь, это действо не пробило. Впрочем, возможно, причина не в скепсисе: меня больше волновала фотосъемка, поэтому на самом ритуале я не сосредоточилась. Но веревочку на «ова» повязала, если желание сбудется – сообщу.

 

 

Месть Чингиз-хана

На пятый день путешествия группа пересекает Туву с востока на запад. По пути автобус останавливается возле горы Хайракан, расположенной недалеко от дороги. Гора с виду обычная, однако после нескольких минут, проведенных у ее подножия, по рукам и ногам разлилось приятное тепло, а в голове появилось ощущение необыкновенной легкости и ясности. Как оказалось, Хайракан – одно из самых святых и почитаемых мест в Туве. В 1992 году гора была выбрана и освящена Далай Ламой XIV как место, невероятно сильное энергетически. Хотя бы раз в год местные шаманы непременно приезжают сюда, чтобы зарядиться энергией, укрепить и очистить дух. И мы, конечно, не преминули воспользоваться этой возможностью.

Обед в этот день проходил в компании «Семи сестер» – вековых лиственниц, растущих из одного корня. Пейзаж описывать не буду, но место просто изумительное. Я бы назвала его Швейцарией, но тоже не хочу – почему Швейцария, если мы путешествуем по России и это наша природа? «Семь сестер» считаются священным шаманским деревом, и все их ветки увязаны традиционными тряпичными полосками. Мы тоже завязали тряпочки и немного посидели под лиственницами. Хотите верьте – хотите нет, но воздух под ними то ли кажется, то ли на самом деле какой-то особенный: легкий, освежающий, расслабляющий.

В этот же день наша группа навестила Чингиз-хана. Так народ прозвал древний памятник великому воину – каменное изваяние в форме человеческой фигуры, которая стоит совершенно одна в бескрайней степи, недалеко от тувинского селения Бижиктик-хая. С этим памятником связана одна зловещая история. Много лет Чингиз-хана никто не трогал, но в 1982 году один местный тракторист решил украсить древним изваянием собственный двор. Выкопал фигуру, привез к дому – и через два дня вдруг умер. После этого односельчане вернули камень на место, и с тех пор на его свободу никто не покушается.

Другая история про Чингиз-хана – трогательная. Когда фирма «Саянское кольцо» впервые привезла сюда группу, к невиданному белоснежному автобусу прибежали детишки из Бижиктик-хая – чумазые, худые, бедно одетые. Туристы отдали им все конфеты и печенье, которые у них были, и в следующий приезд группу встречали мальчишки и девчонки уже со всего села. И тогда «Саянское кольцо» завело традицию: по дороге к изваянию автобус останавливался возле магазина, туристы покупали пряники, конфеты, шоколад, сок, сладкую воду, и все это везли в Бижиктик-хая. Некоторые вместо сладостей покупали для маленьких тувинцев футболки или носочки, а водители автобуса привозили детские вещи из дома. Об этом «туристическом» шефстве написала в одной из красноярских газет журналистка, которая путешествовала по Саянскому кольцу. И вдруг разразился скандал. Администрация района, где расположено село Бижиктик-хая, почему-то возмутилась, провела работу с местной школой, и учителя категорически запретили детям «побираться».

Запрет не подействовал. Просто дети теперь бежали к автобусу не по дороге, а стали пробираться осторожно – обходными путями, мелкими перебежками, и не кучей, а по одному-два. В наш приезд мы ждали их довольно долго, появились они, когда «шефы» уже собрались уезжать. Пятерых мальчишек по уши загрузили гостинцами, и они, то и дело роняя подарки, побежали в село, где их с нетерпением поджидала группа «соратников».

 

 

Испытание «Снежным барсом»

Преодолев Саянский перевал высотой 2206 м, наш автобус въехал в Хакасию. Турбаза «Снежный барс», где мы провели следующие два дня, расположена в экологически чистой кедровой тайге, на высоте 1250 м. Все строения буквально «вписаны» в ландшафт, ни одно дерево при строительстве не было спилено. Туристы живут в милых деревянных домиках с настоящими печками. При входе – запас дров. Из удобств – рукомойник и биотуалет.

После ужина нас собрали в гостиной турбазы три удивительных человека – Светлана Куземская, Эдуард Погодин и Александр Серегин. Это туринструктора из города Абазы, которых «Саянское кольцо» специально привлекает для работы со своими группами. Все трое влюблены в природу, тайгу, знают все окрестные тропинки, разбираются в целебных свойствах трав, поют, играют на гитаре, в общем – коллективная душа «Снежного барса». С ними же группа проведет остаток дня: песни под гитару, задушевные разговоры до поздней ночи.

Следующим утром Светлана, Эдуард (между прочим, по кличке Леший) и Александр повели нас на прогулку в тайгу. Очень обидно было шагать по черничным и брусничным кустикам, усыпанным ягодой, но другого пути не было. То и дело на глаза попадались грибы, их даже не надо было искать, только бери. Но останавливаться было некогда, целью путешествия было красивейшего горное озеро, расположенного на высоте 1520 м. Надо сказать, что подъем всего на 300 м не всем дался легко, наша группа делала два привала. Зато финал этого пути был фантастическим. Разгоряченные подъемом, под влиянием рассказов инструкторов об экологической чистоте и энергетической силе здешних мест, некоторые из нас неожиданно для самих себя полезли в воду. О других говорить не буду, но мне показалось, что я вхожу в кипяток – настолько холодным было озеро. Несколько метров в кристально прозрачной воде все же проплыла. Правда, на берегу выяснилось, что вода вовсе не ледяная, градусов 12-14, но и в этом случае, согласитесь, теплой ее не назовешь. На берегу уже ждал приготовленный на костре травяной чай с брусничным вареньем. И мы действительно почувствовали необыкновенный прилив бодрости.

После обеда на базе мы пошли знакомиться с новой для нас процедурой под названием «фитобочка». Это что-то вроде травяной парилки: сидишь в настоящей кедровой бочке, в которую подается пар от кипящего настоя сразу 40 трав. Процедура приятная, хотя со стороны выглядит очень смешно: из бочки наружу торчит только голова. Ну а вечером нас ждало испытание настоящей сибирской баней. После первого посещения парилки Светлана положила нас отдохнуть на мягкий лесной мох – прямо «в чем мать родила». Ощущения невероятные: голова кружится, вместе с ней в небе крутятся высоченные кедры, а мох кажется уютной теплой постелью. После второго пара пришлось трижды с головой окунуться в холодный горный ручей – так положено.

Признаюсь, на пути в «Снежный барс» мы с сомнением в собственных возможностях слушали рассказы о том, что нам предстоит испытать на таежной турбазе. И все же мы сделали это. И потом, гордые собой, расслабленно сидели у ночного костра. Тайга, небо, усыпанное звездами, и та самая тишина, о которой мы забыли в городе, – лишь потрескивают дрова, растворяясь в ярко-рыжем пламени...

После «Снежного барса» маршрут начинает «закольцовываться», то есть фактически группа отправляется в обратный путь. Но это еще не возвращение: путешествие продолжается, и, как знать, может быть, самое интересное – впереди.

 

 

В центре положительных эмоций

После двух дней, проведенных на таежной базе «Снежный барс», мы вновь оказались в юрточном лагере, также построенном фирмой «Саянское кольцо» специально для тура «Великое Саянское Кольцо». Расположился он в урочище Кюг (в переводе с хакасского – наслаждение), в 137 км от Абакана. Это полный аналог лагеря в Туве, только юрты не войлочные, а хакасские – деревянные.

В программе тура весь восьмой день путешествия посвящен экскурсии по археологическому заповеднику, и многим это заранее кажется скучным. Но наш гид – основатель Хакасского республиканского музея-заповедника «Казановка» Леонид Еремин – сумел заинтересовать нас настолько, что все слушали его буквально с открытыми ртами.

В это трудно поверить, но он действительно привел нас к наскальным рисункам, которым 2-3 тысячи лет, и обнаружены они не в каких-нибудь труднодоступных пещерах, а на камнях почти у дороги. Более того, Леонид тут же продемонстрировал, как археологи копируют эти изображения на бумагу для дальнейшего изучения, а получившиеся рисунки раздал нам в качестве редчайших сувениров. Кроме того, мы узнали назначение таинственных вертикальных камней, торчащих из земли по всей территории Хакасии, увидели настоящие археологические раскопки, священные знаки древних шаманов и культовую стелу Ахтас, которая обладает сильным исцеляющим энергетическим полем.

Заповедник «Казановка» расположился на отрогах Абаканского хребта, это уже не Саяны, а часть Кузнецкого Алатау – Алтайских гор. Он занимает площадь почти 18,5 тыс. га, на которой обнаружено более 2 тыс. археологических памятников.

И вообще выяснилось, что древняя земля Хакасии по степени концентрации памятников археологии опережает всю Сибирь, если не всю Россию. Например, в Туве обнаружено 5 фундаментов храмов, датированных серединой III тысячелетия до н.э., на Алтае – 7, а в Хакассии – 152! И если здесь у дороги можно увидеть древнейшие наскальные рисунки, изображающие священные ритуалы, через каждые 20 метров – могильный курган или каменное изваяние, которому когда-то поклонялись местные жители, то можно только представить себе, какой силы должна быть энергетика хакасской земли. Впрочем, не только представить, но и почувствовать. Такого спокойствия и внутренней чистоты, такой легкости и ясности мысли вы не ощутите больше нигде. Хакассия – это центр положительных эмоций, разбавленных изумлением и фантастической близостью вечности.

 

 

Хакасский Стоунхендж

На девятый день путешествия группа приезжает в Абакан, столицу Хакасии, где, согласно программе, посещает республиканский краеведческого музея. Казалось бы – чего особенного, сколько мы таких музеев повидали. Однако, войдя в здание, все обомлели. В круглом зале прямо напротив входа расположились больше двух десятков огромных камней разной формы, напоминающих человеческие фигуры, которые буквально притягивали к себе. Как оказалось, в абаканском музее собрана уникальная коллекция каменных изваяний – отголосков древнейших культов и верований. Их собирали со всей республики, чтобы спасти от варварского отношения, использования в строительных целях или просто уничтожения. Считается, что многие из этих изваяний до сих пор не утратили свою силу, поэтому энергетика в зале удивительная. Например, в коллекции есть камень под названием Улуг Хуртуях тас, которому и сегодня поклоняются и приносят дары хакасские женщины, желающие родить ребенка. И самое удивительное, что сотрудники музея не препятствуют ритуалу, а совсем наоборот: стараются сделать так, чтобы в зале в это время не было других посетителей.

Из Абакана группа отправляется в Долину Царей, где нас ждет еще более удивительное зрелище. В этой местности находятся около 30 могильных курганов III-IV века до н.э. Самый потрясающий из них – Большой Салбыкский курган, настоящий хакасский Стоунхендж. Когда-то он был сооружен над могилой знатной семьи тагарского племени и раскопан археологами в 1954-56 г.г. Он имел окружность 0,5 км и высоту 11,5 м, а вес вертикально стоящих камней достигает 60 тонн. Описать это зрелище трудно, кажется, что ты попал на другую планету. Говорят, именно здесь современные шаманы черпают энергетическую силу. На кургане обязательно надо загадать желание, а чтобы оно сбылось, придется обойти раскопки по внутреннему кругу, держась максимально близко к громадным камням, а потом подержать сложенные ладони в расщелине самой крайней глыбы.

Возле Большого Салбыкского кургана нас ждал прощальный обед. Еще несколько часов пути – и мы в Красноярске. И лучше не пытаться сразу осмыслить все, что произошло за время удивительного путешествия, это придет позже. Для начала самое главное – сильнейший эмоциональный заряд. И пусть его хватит до следующей поездки в Сибирь.

Ещё о Красноярский край, Хакасия, Тува