Travelport с 25 октября

Зовёт Великое Саянское кольцо

Дата: 09.07.2008
Автор: БУЛГАКОВА Любовь
Страна: Россия
Регион: Сибирь

Визитной карточкой красноярской компании «Саянское кольцо» давно уже является ставший легендарным 10-дневный тур «Великое Саянское кольцо». По приглашению туроператора в это замечательное путешествие отправился и корреспондент RATA-news. Сегодня мы начинаем серию публикаций о том, что довелось увидеть во время этой поездки.

Программа классического «Великого Саянского кольца» начинается и заканчивается в Красноярске. Но есть и другие варианты: 8-дневный тур под названием просто «Саянское кольцо», который стартует и финиширует в столице Хакасии Абакане, и 13-дневный «Саянские просторы» с посещением озер Дус-Холь и Тере-Холь. Все они позволяют приобщиться к быту, образу жизни и культуре трех непохожих друг на друга народов – русских, тувинцев и хакасов.

Чтобы больше к этому не возвращаться, сразу же расскажу о некоторых организационных моментах. Группы, которые собирает туроператор, как правило, небольшие, а значит контакт между всеми участниками поездки устанавливается довольно быстро. Ограниченное количество людей позволяет гиду-сопровождающему мгновенно реагировать на любые просьбы и быстро решать возникающие проблемы. Автобусы на программу ставятся вполне комфортабельные, производства, конечно же, иностранного. У нас, например, был корейский «рафик»-минибас (фото), в котором все мы с удобством и разместились. За рулем «желтой подводной лодки», как любовно называли мы наш автомобиль, сидел опытный водитель Саша (особо подчеркну, туроператор работает только с такими специалистами). Он был немногословен, как и полагается настоящим сибирякам, и надежен, как скала (на этом фото он на дальнем плане в центре).

В перечень услуг, предоставляемых «Саянским кольцом», входит медицинская страховка. Никому из нас она, к счастью, не понадобилась. Впрочем, один тревожный случай все же был, но в аптечке у гида нашлось все необходимое, чтобы быстро устранить возникшую неприятность. Анна, так звали нашу сопровождающую, обладала вполне достаточными для такого случая медицинскими навыками. Кстати, Анна(фото), не сомневаюсь, что и остальные «полевые» гиды ни в чем ей не уступают, оказалась прекрасной, а главное, знающей рассказчицей, интересной собеседницей, заботливой хозяйкой, неплохим психологом и просто очень хорошим другом.

Теперь, собственно, о клещах, поскольку многих эта тема волнует. Ничего не поделаешь, в Сибири они есть. Поэтому территории юрточных комплексов в Туве и Хакассии, где останавливается группа, специальным образом обрабатываются. На турбазе «Снежный барс» клещей нет из-за высокогорья. Хозяева делают все необходимое для обеспечения безопасности туристов. Самое малое – это запас репеллентов.

Во время всего пути мы были обеспечены горячим трехразовым питанием, нам в неограниченном количестве предоставлялись питьевая вода, чай или кофе (несколько термосов всегда были полны кипяточком), местное пиво (!) и легкий перекус – печенье, сушки, конфеты.

В туре все устроено таким удачным образом, что, с одной стороны, ты путешествуешь вполне по-современному, в безопасности и комфорте, но, с другой стороны, ничто и никто не мешает тебе общаться с девственной природой.

Итак, путешествие по «Великому Саянскому кольцу» началось в Красноярске…

Красный Яр на берегу Енисея

Путешествие по «Великому Саянскому кольцу» начинается в Красноярске.

Расстояние в 4 тыс. км от Москвы до Красноярска самолет преодолевает за 4 с лишним часа. Поскольку разница во времени между городами составляет опять же 4 часа, то в столице Сибири, летя навстречу солнцу, самолет приземляется примерно в то же время, в которое покидает столицу России. Казакам под предводительством Андрея Дубенского понадобилось, конечно же, гораздо больше времени, чтобы добраться до высокого мыса, теперешней Стрелки, у впадения небольшой речки Качи в полноводный Енисей. Воевода, скорее всего, был романтиком. В те времена вновь основанные остроги и крепости называли запросто – по имени реки, на берегах которой они ставились. Так что, если по-правильному, то должно городу быть Енисейском или Качинском. А Андрей Дубенский, добравшись в августе 1628 года до здешних мест, пишет царю Михаилу Федоровичу, что «место угожее: высоко и красно» и называет поселение Красный яр. Благодарные горожане поставили отцу-основателю памятник.

Красноярск город нелогичный. Впервые приехавшему гостю (это я про себя) сложно понять его устройство. Видимо, он и развивался так же, как жили предки – по-сибирски широко и вольно, отвергая всякие планы и ранжиры. Впрочем, одна доминанта все же есть – это грандиозный Енисей. Очевидно, что все – направление улиц, ряды домов, храмовые территории, промышленные районы – подчиняется не замыслу градоустроителей, а ему. А еще горам, Восточному Саяну. Не зря же одна из городских достопримечательностей – природный заповедник Столбы. Чтобы увидеть знаменитые скалы Коммунар, Верхопуз, Дикарек, Цыпа, Могол, Рукавички, далеко ехать не надо. Граница заповедника примыкает непосредственно к городской черте. Практически в городе находится и горнолыжный комплекс «Бобровый лог». Лето, а на его склонах все еще лежит снег.

Совсем недалеко от Красноярска на высоком утесе оборудована смотровая площадка. Вид оттуда открывается невероятно красивый (фото).

 

Деревня, что вдали слева, на самом речном берегу – Овсянка, где жил и умер знаменитый писатель-деревенщик Виктор Астафьев. В его доме оборудован небольшой музей, а здесь, на открытой всем ветрам смотровой площадке – памятник его любимой героине, Царь-рыбе (фото).

 

Знакомство с Красноярском хорошо начинать со Стрелки. До революции здесь стояла Воскресенская церковь, и было кладбище с могилой Николая Резанова, знаменитого путешественника и героя красивой легенды о вечной любви. Помните чудесный дуэт Елены Шаниной и Николая Караченцева из спектакля «Юнона и Авось»: «Я тебя никогда не забуду, провожать неумытая выйду…» Кладбище вместе с собором снесли в 1958 году, а на месте захоронения поставили большой камень. Неподалеку пришвартован на вечные времена старенький пароход «Св. Николай». Был он когда-то самым быстроходным на Енисее. На нем в 1891 году путешествовал будущий царь Николай II, а позже, в 1897 году, плыл в ссылку в село Шушенское Ленин.

Нелогичный город Красноярск...

От Стрелки берут начало три центральные городские улицы – Ленина (бывшая Благовещенская), Карла Маркса (Гостинская по стоявшему на ней Гостиному двору) и Мира (последовательно Воскресенская, Советская, проспект Сталина). Пройтись вдоль них приятно и интересно – встречаются чудом сохранившиеся деревянные, украшенные затейливой резьбой, особняки позапрошлого века, много уютных сквериков с фонтанами. В городе, кстати, фонтанов больше 130. На площади 350-летия Красноярска находится, возможно, один из самых феерических – цветомузыкальный. На этой же площади расположено здание мэрии, которое украшает башенка с часами – она очень напоминает лондонский Биг-Бен. А ближе к набережной – памятник Чехову. Писатель останавливался в городе по дороге на Сахалин. В городе немало и монументальных, и забавных скульптур. Самая, на мой взгляд, умилительная – фигура красноярского художника Андрея Поздеева, любившего рисовать лирические пейзажи. По улице Мира шагает куда-то бронзовый симпатяга-мужичок под стареньким зонтиком. На окраине Красноярска удалось обнаружить вот таких «Рабочего и колхозницу» (фото). На самом деле это памятник альпинистам, вернее, столбистам. Но почему его поставили на обочине дороги, да еще в кусты запрятали? Нелогичный город Красноярск…

Десять рублей есть в кошельке? Достаньте – и увидите часовню Параскевы Пятницы. Она стоит высоко над городом, на Караульной горе. Отсюда весь Красноярск как на ладони. На купюре еще мост изображен, но почему-то не самый знаменитый из четырех – Железнодорожный. Мост этот – легкое ажурное кружево металлических конструкций – на Парижской выставке в 1900 году получил золотую медаль. Одновременно с ним такой же награды на той же выставке была удостоена Эйфелева башня.

Еще одна яркая достопримечательность Красноярска – краеведческий музей: богатейшие фонды, ценнейшие этнографические коллекции, великолепные интерактивные экспозиции. Здание музея тоже вызывает неподдельный интерес. Его спроектировал и построил в 1912 году архитектор Чернышев. Почему он выбрал столь оригинальный стиль? Дом напоминает египетский культовый храм, а росписи внешних стен стилизованы под египетские фрески. Прямо Древний Египет времен Тутанхамона, а внутри – чумы, юрты и шаманские бубны. Я же говорю – нелогичный какой-то город.

Несколько слов о местах проживания туристов. Гостиница «Восток», в которой разместили журналистов - обычного, туристического класса (фото). В ней больше сотни аккуратно прибранных номеров – стандартных, улучшенных, полулюксов, конференц-зал на 25 мест и столовая с вполне удобоваримой пищей.

«Саянское кольцо» предоставляет своим клиентам право выбора. Размещение возможно и в более комфортабельных, а, следовательно, и в более дорогих, гостиницах. Отель «Красноярск» 10 лет назад реконструирован и теперь располагает конференц-залами, бизнес-центром, несколькими кафе и барами, салоном красоты, сауной и 240 номерами, среди которых есть и стандартные одно- и двухместные, и многокомнатные апартаменты, и широкоформатные студии.

Гостиницу «Октябрьская» нередко выбирают постояльцы из-за рубежа. В ней есть все, что нужно для отдыха и работы, в номерах продуманный интерьер, прекрасный вид из окон. К услугам клиентов оздоровительный центр с несколькими видами бань и собственная трансферная служба.

Бизнес-отель «Сибирь» является частью международного выставочно-делового центра с тем же названием. Комплекс включает конференц-залы, вмещающие от 30 до 230 человек, бизнес-центр, выставочные павильоны, ресторан, несколько кафе, салон красоты, подземную автостоянку. Гостиница официально не сертифицирована, но уровень услуг и техническое оснащение номеров – интернет, кондиционер, фен, электронный замок, телевизор, телефон – соответствуют уровню 4*. Двери номеров, к которым можно подняться в кабине панорамного лифта, выходят на галерею, обрамляющую атриум.

А мы уже покидаем Красноярск и отправляемся в село Шушенское.

Из истории Шушенского: казаки, Ленин, этноджаз

Отправиться в Сибирь с компанией «Саянское кольцо» – это значит не упустить шанс познакомиться с бытом русской деревни в тысячах километрах от Москвы. Первое село на нашем пути – Шушенское. Свое название оно получило в 1744 году, когда на берег реки Шуши пришли и остались жить русские казаки. Сегодня уже не в Богом и людьми забытой деревеньке, а пусть в небольшом, но чистом и зеленом городке (фото) живут больше 20 тыс. человек. А вот туристов – и соотечественников, и иностранцев – он принимает до 240 тыс. в год. Главная приманка – историко-этнографический музей-заповедник «Шушенское».

Так уж получилось, что в XIX веке чуть ли не главными здешними обитателями стали политические ссыльные. Кого только сюда не отправляли – декабристов, народников, социал-демократов. Расчет был очень верным – в сибирской глуши, при полном отсутствии цивилизации, тех же книг, например, этим поборникам справедливости становилось вовсе не до политики и борьбы. От тоски и безделья многие спивались или сходили с ума. Многие, но только не вождь мирового пролетариата – Владимир Ульянов. Именно благодаря его вынужденному проживанию в Шушенском с мая 1897 года по январь 1900-го село в советские годы тщательно благоустроили, а в 1970 году торжественно открыли мемориальный музей-заповедник «Сибирская ссылка В. И. Ленина». В наши дни бытие этого человека уже не является главной темой экскурсий по музею. Хотя оба дома, в которых Владимир Ильич жил сначала один (фото), а потом с женой Надеждой Константиновной, поддерживаются в прекрасном состоянии. Как снаружи, так и внутри.

Ленин, чей памятник (как и полагается, с протянутой в светлое будущее рукой) продолжает стоять на территории музея, ныне лишь небольшая часть длинной истории села.

Сегодня музей приглашает туристов вернуться в прошлое и окунуться в атмосферу XIX века. И это совсем несложно сделать. Дело в том, что устроен он не совсем обычно для подобного рода музейных экспозиций. Ничего, ни небогатые крестьянские дворы со всем их содержимым, ни добротные купеческие дома, ни торговая лавка, ни здание волостного правления никогда не свозились из соседних деревень. Обустраивая заповедную территорию, сельчан просто переселили в новые дома, а в их нетронутых преобразованиями жилищах организовали экспозиции, рассказывающие о быте, обычаях, обрядах и ремеслах, существовавших в Сибири в те далекие времена. Восстановили лишь тюрьму, разобранную по бревнышку еще задолго до появления замысла об увековечивании памяти Ленина. Поэтому, прохаживаясь по деревенским улицам, не ощущаешь никакой «музейщины» в худшем смысле этого слова (фото).

Еще большей правдивости окружающей обстановке придают копающиеся в огородах люди. Сотрудники музея – жители села, а значит потомственные крестьяне. Не могли же они допустить, чтобы земля пропадала без дела, и поделили ее между собой. Не все, что выращено, оставляют себе, многое в виде угощения достается туристам.

Мы попали в Шушенское уже к вечеру, перед самым закрытием музея. Его улицы уже были пусты, но нас встретили радушно – чаркой традиционного сбитня и песнями в исполнении казацкого хора. Как же мужчина резко меняется в лучшую сторону, надевая военную форму (фото).

 

Однако тишина на улицах заповедника явление очень редкое, только по ночам. Жизнь кипит здесь постоянно. Поток экскурсантов, организованные группы и индивидуалы, нескончаем. Тематические экскурсии, такие, как, например, «Сибирские посиделки» или «У самовара», рассказывают о занятиях сибирских крестьян, гости могут наблюдать процесс рождения изделий из глины, работу лошкаря и бондаря, мастерство ткачихи. Ради туристов освоили старинные ремесла и научились петь все сотрудники музея – от уборщицы до директора. А их дети занимаются в Детском музейном центре и с удовольствием учат гостей плести, к примеру, ремешки-опояски.

Фантазия музейщиков Шушенского неисчерпаема. Сценарии веселых праздничных гуляний никогда не бывают скучными. Потому и пользуются огромной популярностью. Во время широкой Масленицы в музее в этом году побывало больше 20 тыс. человек. Не менее многолюдным было Троицкое гулянье с играми, конкурсами, мастер-классами, богатой товарами сельской ярмаркой, традиционными троичными обрядами. Сегодня собственными усилиями музей зарабатывает около 3 млн. рублей в год.

Еще один грандиозный и всеми любимый ежегодный праздник завершился в музее в прошедшие выходные – V Международный фестиваль этнической музыки «Саянское кольцо», собравший в этот раз около 100 творческих коллективов, в том числе и из зарубежья, и рекордное число зрителей, 25 тыс. К его организации компания «Саянское кольцо» имеет непосредственное отношение. Да собственно и придумал в 2003 году оригинальный музыкальный праздник основатель этой турфирмы Андрей Катаев.

Переночевать в Шушенском можно в единственной гостинице «Турист». Это довольно скромное заведение, но номера отремонтированные и чистые. Стоят от 180 до 710 рублей в сутки. Есть кафе (еда неплохая), бар на 20 мест, конференц-зал на 150 мест и оздоровительный центр – массаж, инфракрасная кабина.

На окраине села полным ходом идет строительство туристической деревни. В избах из цельных круглых бревен все будет устроено согласно требованиям современного гостиничного сервиса, но с сибирским колоритом, например, с вполне комфортным спальным местом на настоящей теплой русской печке.

Село Танзыбей встречает гостей

От Шушенского направляемся в сторону еще одного русского села с совсем нерусским названием – Танзыбей. Наша «желтая подводная лодка» легко мчит по трассе М-54, в стародавние времена носившей более звучное имя – Усинский тракт. Кстати, в следующем году этой 436-километровой дороге между столицей Хакассии Абаканом и столицей Тувы Кызылом исполняется 100 лет. Строительство Усинского тракта за государственный счет Госдума России утвердила 19 июня 1909 года. Уникальное для той поры строительство «гужевого тракта через Западный Саян» завершилось в 1917 году. Для Тувы она и по сей день настоящая дорога жизни, связывающая республику со всей Россией. Впрочем, про Туву позже, а сейчас вернемся в село Танзыбей.

 

История поселка началась не так давно – в 1947 году, когда в эти места привезли, как говорили в те иносказательные времена, спецпереселенцев – почти полторы сотни литовских семей. Они должны были валить лес. Потом там же оказались еще и эстонцы, немцы, украинцы, белорусы. Долгие годы в Танзыбее жил брат поэта Александра Твардовского – Иван.

 

Зачем «Саянское кольцо» везет туристов в поселок? Если Шушенское – это по большей части прикосновение к веку девятнадцатому, то Танзыбей – это уже наши дни. Увидеть, как живется в сибирской глубинке твоим современникам, тоже интересно.

 

Гостей в доме почти на краю села принимает хозяин, которого зовут Слава.

 

Он неторопливо, с чувством собственного достоинства показывает свое хозяйство – просторный дом, хозяйственные постройки, конечно, баня, огород. Между прочим, знаете, что выращивают чуть ли не все танзыбейцы, снимая ежегодно полновесные урожаи? Клубнику сорта «Виктория» – крупную, пахучую, сладкую невероятно. Показывая в глубину двора, Слава рассказывает, что вон там, в обводненной канавке, живет ондатра. Просто пришла из леса и осталась с ними жить. По весне на опушке, что недалеко от усадебного забора, частенько бродит медведь, а зайцев уже давно никто не считает.

 

Слава из тех людей, про которых говорят – и швец, и жнец, и на дуде игрец. Во-первых, классный фотограф. Его снимки с изображением сибирской природы теперь украшают мою квартиру. Во-вторых, мастер-краснодеревщик. Если нужна красивая мебель из натурального дерева, то вам к Славе. И, наконец, в-третьих, инструктор-проводник, с которым и в тайге не страшно.

 

Обедают туристы в другой семье, в гостеприимном доме Гали и Володи. Стол накрывают на улице под навесом. Сибирский вариант «шведского стола» – пироги с черемшой, салат из папоротника, грибы соленые и жареные, сбрызнутая домашним маслом картошечка, помидорчики-огурчики, свежеиспеченные блины, чай из самовара с травками и вареньем из клубники, парное только что надоенное молоко. Все продукты не из магазина, а с огорода, свежие, экологически безупречно чистые.

 

Хозяева готовы принимать на отдых группы до 14 человек. Специально для этой цели выстроена пристройка к дому из двух комнат. Условия, конечно, спартанские, но когда есть страстное желание сбежать от назойливой цивилизации, чтобы летом рыбу половить или ягоды-грибы пособирать, а зимой – из жаркой бани нырнуть с головой в двухметровый сугроб, то все кажется вполне приемлемым.

 

 

Дорожные впечатления на трассе М-54

Покинув Танзыбей, отправляемся по Усинскому тракту в сторону Тувы, на край света. В древности коренные обитатели здешних мест полагали, что за горами Западный Саян заканчивается все. Дорога проходит на фоне невероятных по красоте ландшафтов (фото).

Эти торчащие в разные стороны зубцы – скальный массив Ергаки, являющийся частью одноименного природного парка и культовым местом для скалолазов, художников и фотографов. Согласно распространенному поверью, здесь любили отдыхать боги. Такой божественный VIP-курорт, выражаясь современным языком. Нам повезло, погода на перевале случилась чудесная, что бывает не часто, и потому удалось рассмотреть, правда, издалека, и сфотографировать неповторимые природные феномены.

В переводе с тюркского языка слово «ергаки» означает «пальцы». Несомненное украшение парка – многочисленные реки и озера. Их оригинальность и красота отражены в названиях – Радужное, Светлое, Тушканчик, Горных духов, Черное… Гранитные останцы всевозможных форм и размеров (или, если верить легендам, каменные игрушки, скрашивающие отдых все тех же богов) тоже носят звучные имена – Зуб дракона, Гора-птица, Висячий камень. Множество мифов связано со Спящим Саяном (фото). Посмотрите на снимок слева направо: голова лежащего на спине человека, сложенные на груди руки, ноги и ступни… Считается, что пока этот каменный гигант спит, людям ничего не грозит.

 

Еще одно чудо природы в парке «Ергаки» – скопление скал под названием Каменный город. Рассказывают, в этих местах давным-давно спасалось от татарского хана племя саян. Они построили город и жили в нем дружно и счастливо, пока их не выдал злой человек Змеинго. Накануне свадьбы сына вождя Кулумыса и прекрасной Ои в город ворвались враги. «Лучше я стану рекой, чем расстанусь с Кулумысом», – решила красавица и обратилась в реку. Прекрасный город постепенно окаменел, разрушился и покрылся лишайником. А речка Оя продолжает свой бег к озеру, которое зовется Ойским. Когда мы проезжали вдоль его берегов был самый конец мая, а оно еще не освободилось ото льда (фото).

 

Озеро может служить ориентиром тем, кто едет на горнолыжную базу «Ергаки». Она расположена как раз над Ойским. Инфраструктура курорта – это подготовленные склоны до полутора километров длиной, бугельный подъемник и несколько различных по размерам и планировке домиков. Но, если верить рассказам побывавших на базе лыжников, там самое место для тех, кто предпочитает катание не по вылизанным трассам, а свободный полет по целинному снегу между елей и сосен. Им «Ергаки» подарят ни с чем несравнимое удовольствие.

Как раз в Ергаки на открытие новой трассы и летел 28 апреля 2002 года губернатор Красноярского края Александр Лебедь. Вертолет МИ-8 в густом тумане зацепил хвостом линию электропередачи и рухнул вот здесь, буквально в 50 м от дороги. Вместе с Лебедем погибли еще 7 человек. Все, кто едут по этой дороге, непременно останавливаются у памятника и маленькой часовни (фото).

 

Вышли из машины и мы, постояли, помолчали… И поехали дальше. Нас ждала Тува.

 

 

Загадки Тувы и некоторые разгадки

 

На невидимой черте, отделяющей Красноярский край от , вместо полосатого пограничного столба стоит вот такой монумент (фото).

 

И это первая загадка. Почему здесь написано Тыва? Дело в том, что населяющий республику коренной народ именно так себя и называет – тыва. В республиканской конституции 1993 года поэтому и записали – Республика Тыва. Но русскоязычное население никак не могло привыкнуть говорить, например, «тыва язык» вместо более удобного с точки зрения собственных лингвистических законов «тувинский язык». Не поверите, но, оказывается, даже небольшие волнения были на этой почве. Поэтому в следующей конституции 2001 года тувинский и русский языки определены как государственные, а республику одинаково верно можно называть и Тувой, и Тывой.

Компания «Саянское кольцо» составила маршрут по Туве таким образом, чтобы туристы, посещая главные достопримечательности, не торопясь знакомились с ее историей и традициями. Уже на границе, у памятного знака, встречается нам первая «интересность». Это потом, увидев очередное оваа и рядом обязательно дерево, перевязанное десятками чалама, мы перестанем выражать бурный восторг и удивление. А сейчас, встретившись впервые с местом, где покланяются духам – оваа, а именно его обозначают сложенные остроконечной грудой камни, спешим привязать цветную ленточку-чалама на ветку (фото).

 

В России такой обычай тоже встречается, но в его основе лежит просьба об исполнении желания, здесь же это своеобразное жертвоприношение местным духам. Кстати, наша жертва была принята благосклонно: практически все дни путешествия нас сопровождала замечательная погода, чистое небо и яркое солнце.

Примерно в VIII-III веках до нашей эры на территории Тувы жили скифы. Умерших родовых и племенных вождей хоронили в Турано-Уюкской котловине (фото).

 

Из-за огромного количества могильных курганов эту заключенную в кольцо гор степь называют сегодня Долиной царей. Она до сих пор полна тайн и неразрешённых загадок. В 70-х годах прошлого века советские археологи раскопали один из курганов, обнаружив в нем, помимо погребения «царя» и «царицы», могилы еще 16 человек и 160 коней. Захоронение назвали Аржаан, так как в центре сложенного из чистого камня кургана бил родник, если по тувински – «аржаан». После вмешательства людей вода исчезла. Здесь даже в глубоких артезианских колодцах везде вода соленая, а эта была чистая и пресная. Почему, никто не знает. Среди многочисленных ценнейших находок – знаменитая ныне на весь мир бронзовая бляха, изображающая свернувшуюся в кольцо пантеру. Компания «Саянское кольцо» выбрала ее в качестве своего логотипа.

У жителей котловины никогда не считалось зазорным брать камни с курганов на собственные нужды. Например, в поселке Аржаан из него построены школа, дом культуры, магазин. Когда понадобился камень для дороги, соединяющей Усинский тракт с поселком, его начали таскать с большого – 80 м в диаметре – кургана, который находился в прямом смысле в двух шагах от обочины. Ради его спасения ученые решили начать раскопки. И произошло чудо мирового значения. Летом 2001 года археологи раскопали нетронутое (а большинство могил здесь, как и в египетской Долине царей, разграблено еще до нас) захоронение правителя древнего племени и его жены. Они умерли или погибли почти 3 тыс. лет назад. Воры, к счастью, не нашли, хотя и пытались, главноепогребение, потому что оно находилось не в центре, как было бы привычно, а смещено к краю. 

 

Взятую сверху землю аккуратно перенесли в сторону, и рядом появилась как бы имитация исчезнувшего кургана. Если забраться на него, то становятся отчетливо видны каменные кольцевые ограды. Их здесь, наверное, больше сотни. Предполагается (опять же – загадка!), что они связаны с какими-то поминальными ритуалами.

 

Найденные в Аржаане-2 сокровища бесценны. Вес только золотых изделий превышает 20 кг. Куртка владыки, истлевшая, конечно, тысячелетия назад была обшита золотыми фигурками пантеры, которых насчитали больше 2,5 тысяч. На его шее сверкал массивный золотой обруч-гривна (вес – более 1,5 кг), символ верховной власти. Не меньшим великолепием отличался и женский костюм. Высокий головной убор, например, украшали две длинные золотые шпильки, стержни которых покрыты гравированными изображениями в так называемом скифском зверином стиле.

 

Все находки из уникального «царского» захоронения после окончания раскопок передали на реставрацию и временное хранение в петербургский Эрмитаж. В прошлом году они отправились в Европу на передвижную выставку «Под знаком золотого грифа. Царские могилы скифов», которая в конце мая нынешнего года завершилась в Гамбурге. Коллекция вернулась на родину в Кызыл, но пока, как пишет тувинское агентство «Тува-Онлайн», хранится в банковском сейфе. Видимо, даже новое современное здание национального музея в Кызыле, открывшееся в 2004 году, не в состоянии обеспечить надлежащую охрану этих фантастических ценностей. Председатель правительства республики Шолбан Кара-оол заявил, что намерен снять полагающуюся ему по рангу охрану и перевести ее в национальный музей. Свое решение он мотивирует тем, что коллекция из Аржаана-2 является «памятью предков, которая должна возродить дух народа».

 

Очень хочется верить, что золото древних скифов можно будет увидеть не только на фотографиях.

 

 

От Хем-Белдира до Кызыла

 

Хем-Белдир, Белоцарск, Урянхайск, Красный, Кызыл – столько названий сменила за свою, в общем-то, недолгую историю столица Тувы. Когда в 1914 году царское правительство России объявило о протекторате над Тувой, кстати, по её собственной просьбе, выяснилось, что ни одно поселение кочевого по своей сути народа не в состоянии соответствовать статусу административного центра. В результате переговоров с местными вождями было выбрано местечко Хем-Белдир. Люди постоянно здесь не жили. У слияния двух рек (так собственно и переводится с тувинского Хем-Белдир) – Бий-Хема и Ка-Хема издавна собирались обсудить нечто важное (пользуясь молодежным сленгом, перетереть) феодалы, устраивались ламаистские моления, торговали русские купцы. Новый город (кстати, сегодня на всю Туву их всего лишь четыре) назвали Белоцарском. Под таким красивым на мой вкус именем он просуществовал всего лишь 4 года. В 1918 году большевики переименовывают его сначала в Урянхайск, а затем в Красный. Революционное имя в декабре 1925 года было окончательно (будем надеяться) изменено на Кызыл.

После длинной дороги по степи, когда в течение долгого времени пейзаж вокруг практически не меняется, увидеть живописный оазис – счастье! Городские здания, особенно в центральной части Кызыла, где этажность небольшая, буквально укутаны зеленым лиственным одеялом. Поэтому ходить по улицам от одной достопримечательности к другой очень приятно.

Начинаются все турмаршруты Кызыла у обелиска «Центр Азии» (фото). Правда, это скорее символ географического центра нежели геодезическая точка на карте мира. Но поскольку вся Тува, соседствующая с Монголией, располагается ровно в середине самой крупной на Земле части света, а столица практически равноудалена от всех своих границ, то не стоит быть уж слишком дотошными занудами: сказали центр, значит – центр.

Сразу за обелиском смотровая площадка, набережная – местный общегородской променад и Улуг-Хем – Верхний Енисей (Бий-Хем и Ка-Хем, соответственно Большой Енисей и Малый Енисей). А за всем этим – истинная Тува, где главенствуют безлюдная степь и мягкие увалы невысоких гор (фото).

В городе есть большой парк культуры и отдыха, несколько музеев – краеведческий, национальный, истории политических репрессий, рано умершей талантливой художницы Нади Рушевой (ее мама была одной из первых тувинских балерин), два театра, филармония, несколько научных центров. Среди гостиниц лучшей (и мы в этом убедились, посетив ее) считается «Одуген». Находится она в центре, располагает номерами от 1-местного стандарта до de luxe стоимостью от 600 (без душа и туалета) до 3500 рублей. Есть доступ в интернет и бизнес-центр.

В республике абсолютно мирно уживаются буддизм, шаманизм и православие. Столица – наглядный тому пример. Возрождение уничтоженных за годы советской власти культовых сооружений началось в 90-е годы. Остаться нетронутым воинствующими атеистами «повезло» лишь Троицкому храму, построенному в 1929 году. В 1946 году его даже реконструировали. В 2004 году он был практически заново отстроен и сегодня является центром православной жизни всей Тувы. Буддийский храм – хурээ (так называют в Туве церкви, хотя, строго говоря, хурээ – это монастырь с целым комплексом построек) Цэчэнлинг был освящен в октябре 1999 года (фото).Сам молельный зал находится на втором этаже, куда ведет мраморная лестница. Заходить туда можно беспрепятственно, соблюдая внутри несложные правила – двигаться по ходу солнца и никогда не поворачиваться спиной к алтарю.

Буддизм проник в Туву в XVIII веке, когда она находилась под властью Монголии. Родным же для тувинцев был и по сей день остается шаманизм. Они не просто верят, а абсолютно точно знают, что все зависит от злых и добрых духов, общаться с которыми помогает посредник – шаман. Яростная революционная эпоха, конечно, не пощадила представителей этого сословия, но и не смогла извести совсем.

Общение с шаманами – обязательная и весьма любопытная часть знакомства с Кызылом, в частности. Поверьте, это очень интересно и как-то ни на что ранее виденное и опробованное не похоже. Шелуху скептицизма лучше сбросить еще на пороге неказистого деревянного домика, в котором располагается клиника шаманов «Тос Дээр», что в переводе означает «девять небес» (фото).

Нам, людям испорченным далеко зашедшим техническим прогрессом непросто, конечно, относится серьезно к тому что делает закутанная в диковинный, украшенный какими-то веревочками, узелочками, звериными когтями и хвостами, плащ женщина с дивной шляпой на голове из крыльев ворона(фото).

Однако для тех, кто живет в Туве, кстати, независимо от национальности, общение с шаманами такая же неотъемлемая часть жизни, как испепеляющая летняя жара и зимние морозы по 50° да еще и с ветром. Сегодня, напомню, в XXI веке, в шаманские центры, а в Кызыле их три, приходят и отчаявшиеся образумить свое дитя родители, и ищущие любви и вечного счастья юноши и девушки, и потерявшие всякую надежду больные, и даже бизнесмены в поисках вариантов выгодной сделки. И если до сих пор этот поток не иссяк, значит что-то в этом все-таки есть.

В «Тос Дээр» на все обряды имеется строгий прейскурант. Самый дорогой – камлание, очищение огнем – от 5 тыс. рублей. Общение с усопшим (да, есть и такая услуга!) – 300 рублей. Гадание на камнях стоит 500 рублей. Хуваанок – так называется набор из 41 камня, с помощью которого все и происходит. У каждой уважающей себя шаманки он собран собственноручно. Что-то попробовать надо, иначе ничего про тувинцев так и не поймешь.

Белая юрта на берегу Бий Хема

В течение трех дней, которые туристы проводят в Туве, домом им служит юрточный комплекс «Бий Хем» (фото). Находится он в 17 км от Кызыла и является собственностью компании «Саянское кольцо».

На берегу Бий Хема (напомню, это означает Большой Енисей) стоит больше десятка жилых юрт, в отдельной юрте - биотуалет и душевые кабины с горячей водой, еще одна служит для кухни и столовой – таков лагерь. Жилые юрты полностью аутентичны по своему устройству тем, в которых живут сами тувинцы – стены, потолок и настил поверх деревянного пола из белого толстого войлока, кровати с теплым одеялом, комоды, шкаф и очаг, правда, здесь ненастоящий. А еще – рукомойник, раковина-тюльпан и настенный обогреватель, его можно включать и выключать по своему усмотрению (фото). Кстати, то, что войлок именно белого цвета – далеко не случайность. Согласно народной примете, он символизирует достаток и счастье людей, живущих в таком доме.

В один из вечеров в наш лагерь приехала группа хоомейжи – мастеров горлового пения «хоомей». Только коренные жители Центральной Азии обладают уникальной способностью одновременно воспроизводить мелодию сразу в двух регистрах – высоком и низком. При этом в одно и то же время они умудряются тянуть, например, низко одну ноту, а высоко выпевать целый певческий мотив. Повторить даже не пытайтесь…

Основу национальной тувинской кухни составляют продукты животноводства. Кое-что из традиционных блюд мы попробовали. Согажа – поджаренная на углях свежая печенка, обмотанная тоненьким кусочком сала. Тувинцы ее очень любят, но это и правда вкусно. Ели мы и хан. Весьма необычная пища. Это – овечья кровь, смешанная с солью и луком и слитая в промытые кишки, а затем сваренная в большом котле.

Но главное впечатление - камлание шамана. Скажу сразу, ожидания поначалу не совпали с тем, что довелось увидеть. Шаманка неторопливо разожгла костер из привезенных с собой обструганных палочек, сложив их колодцем. Негромко стучала в бубен замысловатой колотушкой, издавала низкие протяжные звуки, а когда костерок прогорел, обошла нас, сидящих кругом у костровища, тихонько провела каждому своей колотушкой по спине и произнесла вердикт – нет среди нас людей с серьезными проблемами. Спасибо ей, кстати, за столь оптимистичный вывод. Шаманка уехала, а чувство неудовлетворенности осталось. Компенсировать его, хотя бы частично, удалось только после того как на экране компьютера я увидела фотографии, снятые членом нашей группы, руководителем отдела продаж компании RussiaDiscovery Инной Куделькиной. Посмотрите, как ведет себя пламя. Такие метаморфозы увидишь не часто. Только при просмотре не забудьте включить фантазию и воображение (фото).

Совет тем, кто поедет по маршруту «Великое Саянское кольцо». Обязательно поднимитесь на гору, которая соседствует с юртами «Бий Хема». Гора не слишком высокая, путь не утомителен, а вид с вершины неповторим (фото).

 

Лично я сделала наверху два открытия. Во-первых, берег напротив лагеря – на самом деле остров. Своими очертаниями он напоминает сердце. Не анатомический срез, конечно, а «валентинку». Так что обязательно нужно взять с собой широкоугольный объектив, иначе «сердечное» изображение с собой не увезти. И второе – прямоугольный скальный выступ, пожалуй, лучшее место для медитаций или просто для раздумий о чем-нибудь приятном или о ком-нибудь (фото).

 

 

Дорожные впечатления на трассе М-54. Часть вторая

Все когда-нибудь заканчивается. Пришло время и нам покинуть гостеприимную Туву. Впереди ждала Хакасия. Но чтобы достичь ее, нужно пересечь почти половину тувинской территории с востока на запад, двигаясь все по той же трассе М-54 или Усинскому тракту.

Сразу же за Кызылом делаем остановку у аржаана (напомню, в переводе с тувинского - источник). Только теперь это не царский курган, а именно водный ключ. В Туве известно более 50 родников с целебной водой – углекислой и сероводородной, соленой и кислой, радоновой и йодо-бромной. Все они почитаются как священное место, но лишь единицы могут претендовать на статус более или менее обустроенного курорта. Поскольку тувинцы издревле обожествляют такие места, то рядом обязательно имеется оваа, где можно поклониться духу источника, а шаманы несколько раз в год проводят обряд очищения.

Тос Булак – один из таких родников (фото). Вода в нем удивительная. Уж не знаю какая она по составу, но пить ее – одно здоровье.

Чуть ниже по ручью, вытекающему из чаши, к той же воде припали коровы и лошади. Тувинцы никогда не прогоняют живность от источника, из которого пьют сами. Они справедливо полагают, что утолять жажду имеет право любое живое существо.

Священную для буддистов и приверженцев шаманизма гору Хайыракан видно издалека (фото). Название произошло от заимствованного у монголов слова и означает «небесный медведь».

Легенд и мифов с ней связано очень много. Испокон веков эта местность считается наделенной особой мистической силой и способностью врачевать недуги. Энергетика тут действительно весьма сильная. Причем, ощущают ее не только люди, но даже птицы. Когда мы подъехали в небе над буддийской часовней, шаманским оваа и веревками с чалама кружил десяток канюков (фото Гизелы Хоффманн).

Приближаясь к 150-му км от Кызыла нужно чаще поглядывать влево, иначе можно пропустить выпирающую из ровной степной равнины одинокую гору Сыын-Чурек, что в переводе с тувинского означает «маралье сердце». Она знаменита не менее Хайыракана. Только слава ее иного рода. Склоны горы испещрены древними выбитыми на камне рисунками: тигры, лошади, антилопы, люди, солярные знаки. Вокруг множество курганов с захоронениями мужчин-воинов и поминальных сооружений.

Прощаемся с Тувой у кижи-кожээ. Так здесь называют каменные изваяния, которых насчитывалось когда-то около 200. Сегодня в безлюдной степи в нескольких километрах от поселка Кызыл-Мажалык стоит один из самых интересных из сохранившихся экземпляров, в народе его зовут Чингизханом, хотя к великому завоевателю он, правда, не имеет никакого отношения. Во второй половине I века до нашей эры такие памятники устанавливали над могилами особо отличившихся воинов (фото).

Для тувинцев эти изваяния являются предметом поклонения, они твердо верят в то, что «чингизханы» способны приносить пользу или причинять вред. Поэтому стараются задобрить их чем могут. Мы тоже оставили у каменных ног свою небольшую жертву – мелкие монетки, сигареты, печенье – и отправились дальше, в Хакасию.

Тайны степных богов

Дорога из Тувы в Хакасию лежит через перевал. Наш маленький автобус, пыхтя и отфыркиваясь, поднимается на высоту 2206 м. И мы неожиданно из сухой жары тувинских степей попадаем в снежную метель. Вдоль дороги метровые сугробы, ветер швыряет колкие снежинки прямо в лицо. Желание сфотографироваться у пограничного знака исчезает в тот миг, когда в теплое автобусное нутро через щель приоткрывшейся двери влетает целая пригоршня снега. А сразу за перевалом открываются вот такие, как из фантастических романов о чужих мирах, пейзажи (фото).

Территория Хакасии не только невероятно красива, она еще и буквально напичкана археологическими памятниками. На сегодняшний день их известно более 30 тыс. – наскальные рисунки, руины древних городов, оборонительные укрепления, стоянки и городища первобытных жителей, ритуальные центры, многие из которых по убеждению народа сохраняют свою сакральную силу до сих пор. Один из таких центров – Улуг Хуртуях Тас. Каменная стела стоит в какой-то сотне метров от дороги. Асфальт положили несколько десятков лет назад, а «большая каменная старуха» (так переводится на русский язык ее название) находится здесь уже 4,5 тысячи лет. Правда, в 1954 году ее вырвали из земли и перевезли в Абакан, в Республиканский краеведческий музей, но потом по настоянию и ученых, и простых людей вернули на место. Дабы уберечь от дождей и ветра над ней возвели стеклянный купол в виде юрты (фото).

Степная богиня символизирует в хакасской мифологии женское начало. К ней приходят отчаявшиеся бездетные женщины, приносят нехитрые дары и просят только об одном – подарить им ребенка. Самое удивительное, что старуха помогает. Не верите? Спросите у директора компании «Саянское кольцо» Юлии Капустинской.

Каменная бабушка находится в центре огромного Аскизского могильника. Это – так называемая Могильная степь. Стоящие вертикально громоздкие каменные плиты, словно безмолвные часовые, охраняют покой неведомых нам товарищей, живших и умерших бог знает когда. Их так много, что через какое-то время глаз просто устает фиксировать все новые и новые курганы, обступающие дорогу со всех сторон (фото).

 

Есть в Хакасии своя Долина царей – Салбыкское курганное поле. По соседству с поселком Биджи, в 20 километрах от столичного Абакана, все на той же трассе М-54, на площади в несколько десятков квадратных километров расположено более 50 курганов. Самый крупный оплывший земляной холм высотой 11 метров и диаметром 120 метров по заслугам назвали Большой Салбыкский курган. Это один из самых величественных и загадочных памятников древности в Южной Сибири, датируемый концом IV века до н.э. Археологи раскопали его почти 60 лет назад. По их предположениям высота его была когда-то под 30 метров. Как в эту степь из каменоломни в 15 км отсюда доставляли и затем устанавливали каменные блоки весом от 20 до 60 тонн при видимой сегодня высоте в 4-5 метров, никто не знает (фото).

 

К сожалению, как и большинство могильников Тувы и Хакасии, равно как и захоронения в египетской Долине царей, он был неоднократно разграблен. Поэтому от традиционного погребального инвентаря не осталось ничего и точно ответить на вопрос – кого же здесь похоронили, невозможно. Известно лишь, что это был довольно пожилой человек. Видимо, он пользовался в свое время невероятным авторитетом, хотя, возможно, ничьим царем и не был.

Поразительное открытие было сделано при раскопках – в каждом из четырех углов кургана были убиты, скорее всего, принесены в жертву четыре человека, один из них ребенок примерно 3 лет. Внутренняя каменная ограда имеет несколько ворот. Главные украшают великолепные камни-менгири, символизирующие мужское и женское начало (фото). Объяснять какой из камней какое начало обозначает, думаю, не надо, и так все видно.

Мистически настроенные современники склонны считать это место магическим. Впрочем, загадок и без всякого волшебства хватает. Вот только одна, математическая, обнаруженная мной в интернете. Расстояние от Большого Салбыкского кургана до Северного Полюса равно 3999 км, а до священной у индуистов горы Кайлас в Тибете (по их поверью, на ней живет бог Шива) – 3333 км. От Кайласа до Северного полюса 6666 км. Получается примерно равнобедренный треугольник. И таких геометрических фигур на Земле не одна. От Стоунхеджа, который находится от Кайласа на расстоянии все тех же 6666 км, до Египетских пирамид 3999 км. От Египетских пирамид до Северного полюса 6666 км. От Северного полюса до Стоунхенджа 3999 км. И так далее.

Если же вернуться на почву строгих научных фактов, то геологи доказали, что долина расположена над огромной каменной платформой, защищающей от любых, будь то положительных или отрицательных, потоков энергии. То есть в Долине царей царит (извините за невольную тавтологию) абсолютный психологический комфорт. Наверное, именно поэтому для путешествующих по Великому Саянскому кольцу снаружи у главных ворот кургана обязательно устраивается краткий отдых – пикник с видом на вечность.

В долину Кюг, тропою горных духов

Программа путешествия по хакасской части Великого Саянского кольца отводит целый день на знакомство с национальным музеем-заповедником «Казановка». Хотя и недели мало, чтобы увидеть все великолепие этого чудесного места. Тем более если экскурсию ведет сам Леонид Еремин, основатель заповедника и великий знаток археологического наследия Хакасии (фото).

Музей создан в 1996 году. На его территории, кстати, очень красивой с точки зрения природных достоинств, находятся 2163 памятника археологии – курганы, могильные поля, фортификационные сооружения, например, горная крепость II века до н.э., писаницы, петроглифы, стелы, каменные изваяния. Ежегодно в результате научных изысканий к ним прибавляются 20-40 новых памятников. И чуть ли не с каждым связаны легенды, обряды, традиции. Поистине уникальный заповедник! Его основная задача состоит в том, чтобы постараться сохранить в целости и сохранности максимальное количество культурных ландшафтов. Раскопки проводятся только в исключительных случаях. Таких, например, как ситуация с могильником Анчил чон.

Поскольку Хакасия – это одна большая археологическая зона, то осуществлять какую-либо хозяйственную деятельность здесь весьма затруднительно. Могильник Анчил чон просуществовал нетронутым больше трех тысяч лет пока не оказался на пути оросительного канала. Больше 20 погребений не выдержали столкновения с реальностью 60-х годов прошлого века и погибли. Серьезная работа началась только в 1996 году. На сегодняшний день раскопали 18 могил, нашли более 200 предметов археологии. В той, что на снимке, была похоронена женщина лет 25, предположительно жрица. Конструкция последнего места ее упокоения – солнечный круг с расходящимися лучами – не похожа ни на что прежде найденное на всей территории Сибири (фото).

 

По заповеднику проложено несколько экскурсионных маршрутов. Нас познакомили лишь с двумя из них. Рассказывать об увиденном – дело неблагодарное и сложное. Хотя бы потому, что за чертой повествования, как ни старайся, все равно останутся запах сухой травы под ногами, шорох крыльев неожиданно низко пролетевшего над головой степного луня, отскакивающее от изрисованных скал (фото) и дробящееся в воздухе гулкое эхо. А еще – легкая тревога, которая невольно западает в изнеженную городскую душу после рассказов об истинных хозяевах этих мест - горных духах. Свидетели их давнего присутствия – выбитые на камнях изображения «пляшущих человечков». Место их зимовки – гора Тура хая. В интереснейшей книге Леонида Еремина «Казановка. Тропою горных духов» черным по белому написано: «Окрестности Тура хая – место, где наиболее часто происходят встречи людей и горных духов». И ни слова о том, что это – всего лишь миф.

На наивный вопрос, верит ли он сам во все это, Леонид Еремин ответил: «Есть что-то, иначе люди давно перестали бы, к примеру, приходить к Ах тасу».

В центре долины Кюг, название которой в переводе означает «наслаждение», уже 4 тысячи лет стоит одинокий камень из серого гранита – Ах тас («белый камень») (фото).

 

Согласно археологическим данным, последние полторы тысячи лет (только вдумайтесь в эту цифру!) его используют для лечения различных заболеваний. Обряд прост. Нужно прийти к камню, обязательно пешком, обойти вокруг него по часовой стрелке три раза, положить к подножию дары и на короткое время прижаться к граниту всем телом. Женщины – справа, мужчины – слева. Особенно эффективна «камнетерапия» при отеках, нарушениях сердечной деятельности и болезнях крови. Как пишет в своей книге Леонид Еремин, исследования показали, что вокруг камня в радиусе 52 м наличествует геопатогенная зона. Таких участков с отклонениями магнитного и электрического фонов в музее-заповеднике выявлено еще восемь.

Путь к исцелению можно начать из юрточного лагеря «Кюг», находящегося минутах в 15 неспешной ходьбы.

От заповедника комплекс отделяет лишь грунтовая дорога. Больше десятка деревянных (в отличие от тувинцев хакасы живут именно в деревянных домах) восьмиугольных юрт стоит на берегу речки Аскиз. Их внутреннее убранство практически такое же, как и в тувинском комплексе. На территории также есть столовая, баня, отдельная юрта с душевыми кабинами и биотуалетами, работает сувенирная лавка. Для туристов, помимо экскурсий по «Казановке», организуются конные прогулки, устраиваются фольклорные вечера (фото).

Прямо за невысокой оградой комплекса стоят менгири очередного кургана, а возле юрты-столовой – безмолвное каменное изваяние.

Во владениях снежного барса

Дороги Хакасии – это одна сплошная упоительно-живописная картина. Сидишь себе в комфортабельном автобусе, а перед глазами то встают горы нежного сиреневого цвета из-за обилия цветущего на их склонах багульника, то появляются лохматые яки мирно, по-коровьи, жующие сочную зеленую травку, то выплывает мелкая бурливая речка, в которой под каждым камушком поджидает рыбака жирная форель (фото).

 

То вдруг выскочит из кустарника парочка горных козлов и начинает, абсолютно не боясь и даже с любопытством, рассматривать странных пришельцев, то есть нас. А из-за поворота уже начинает медленно раскрываться иллюстрация к тому, что можно назвать душой Хакасии (фото).

Путешествуя по Великому Саянскому кольцу, всегда нужно быть готовым к неожиданным сменам климатических зон. Кажется, только что – багульники и зеленая трава, и тут же – настоящие зимние сугробы и ледовое кружево. Мы въезжаем во владения снежного барса. Эта диковинная дикая кошка живет (следы ее, во всяком случае, встречаются часто) на одной из горных вершин, окружающих кольцом турбазу «Снежный барс». У нее и название поэтому такое. Турбаза – любимое детище хакасской туристической компании «Родник», штаб-квартира которой находится в городе Абаза, расположенного (и это ближайший населенный пункт) в 120 км.

На широкой поляне посреди абсолютно девственной кедровой тайги (при строительстве ни одного дерева срублено не было) стоят несколько домиков, в том числе двухэтажные, оборудованные камином. В каждом – деревянные кровати, шкаф и стол, отличная печь, в отдельном помещении – рукомойник и биотуалет. При входе, в сенях, запас дров (фото).

 

На турбазе позволяется жить даже в палатках, если есть желание. Электричество вырабатывает собственная маленькая гидроэлектростанция. Питание совершенно домашнее из экологически чистых продуктов.

А вот телевизоров нет совсем, как нет ни комаров, ни гнуса, ни зловредного энцефалитного клеща. Воздух… Его пить можно, он вкусный и очень чистый. Умываться лучше утренней росой, вот так, например (фото). Для нежной женской кожи очень полезно.

На турбазе есть душевые кабины с горячей водой, но есть и баня, о которой ходят настоящие легенды (фото).

 

Стоит она в сторонке, на берегу холоднющей речки Стоктыш (фото).

И это – не какая-то там сауна, а истинно русская баня с сенями, мыльной и чудесной жаркой парилкой, где аж две каменки. В штате базы имеется банщик, который попарит туриста по всем канонам банного искусства пихтовым веником. От этого веника дух в бане стоит невероятно хвойный, а в тазу, где его замачивали, плавают жирные смоляные пятна. Для здоровья, как говорится, то, что доктор прописал! Из парилки сразу в речку, а потом «в чем мама родила» – на мох. И в небо смотреть – там все слегка кружится, а душа покидает тело и вальсирует вместе с макушками кедров…

«Снежный барс» знаменит еще и своей фитопаросауной, но, к сожалению, нам не удалось испытать ее действие на себе. Поэтому привожу впечатление коллеги-журналистки, побывавшей здесь до меня: «Это что-то вроде травяной парилки: сидишь в настоящей кедровой бочке, в которую подается пар от кипящего настоя сразу 40 трав. Процедура приятная, хотя со стороны выглядит очень смешно: из бочки наружу торчит только голова».

На турбазе можно вкусно кушать, сладко спать, хоть каждый день ходить в баню, а вечерами, сидя на лавочке, общаться с собакой Внучкой (фото) или петь песни под гитару у камина в кают-компании.

Но это для самых ленивых или самых усталых. Всем остальным – охота (153 тыс. га охотничьих угодий) и рыбалка, сплавные туры по рекам Он и Она (ее пороги носят очень говорящие названия – «Косые ворота», «Трехступенчатый»), спелеологические маршруты, горные велосипеды, пешие походы к горе Фудзияма (она, действительно, так называется) и многочисленным горным озерам (у озера Анзеркуль, говорят, некий охотник повстречал как-то снежного человека). Помимо этого праздничные и новогодние программы, возможность проведения конференций и семинаров. А еще – сбор кедровых орехов, грибов и ягод. Как без этого, когда кругом такие брусничные поляны (фото). Каждый выход с территории турбазы проходит в сопровождении опытных инструкторов, так как тайга шутить не любит.

Нашей группе тоже предложили небольшое путешествие в тайгу. Ходили мы часа четыре, а увидели столько, что рассказов хватит лет на сорок. На тропе попадались свежие следы медведя (как объяснил нам проводник, это был медвежонок), кабарги – маленький изящный уголок, кабаньи лежки. То и дело встречались бурундуки, зайчата, кедровки (фото).

 

 

 

 

Как же мучительно не хотелось уезжать…

До свидания, Сибирь!

Завершается наш путь в Абакане. После него группа отправляется обратно в Красноярск, где Великое Саянское кольцо замыкается.

В 1675 году близ слияния рек Абакан и Енисей был построен Абаканский острог, через 100 лет превратившийся в большое село Усть-Абаканское, а к 1931 году ставший городом Абаканом. В XIX веке он пережил настоящую золотую лихорадку, так как в Минусинской котловине обнаружили месторождение золота. Но сегодня на гербе города изображен отнюдь не драгметалл, а три каменные стелы, на каждой – рисунки антропоморфных личин. А внизу – жарки, знаменитые сибирские цветы (фото).

 

 

А вот так эти цветы выглядят в природе (фото).

В программу знакомства с Абаканом входит посещение Республиканского краеведческого музея, где собрана уникальная коллекция каменных изваяний, стел и копий наскальных рисунков. Собрание столь велико, что музейные залы не вмещают ее целиком. Около 80 изваяний и плит с рисунками выстроились прямо в палисаднике вдоль улицы. Создавались «идолы» около 5 тысяч лет назад племенами, населявшими в то время Хакасию. Между прочим, они несоизмеримо старше тех истуканов, что стоят на острове Пасхи, хотя последние приобрели бoльшую известность в мире. Видимо, просто из-за своих размеров.

Древнеенисейские изваяния интересны еще и своими загадочными рисунками – это, так называемые, антропоморфные (человекоподобные), иногда трехглазые, таинственные личины, солнцеликие божества, фантастические звери и фигуры с головами животных. Что они означают, для чего с таким трудом их выбивали на граните примитивными орудиями древние люди ученым до сих пор неясно (фото).

Очень интересно историко-археологическое собрание музея, включающее предметы каменного, бронзового и железного веков. Они свидетельствуют о том, что Южная Сибирь была древним центром металлургии. Замечательными памятниками искусства являются таштыкские погребальные маски, изображавшие умерших. Они были созданы в I-V вв. до н.э. из глины и гипса. Древние умельцы раскрашивали их краской в виде узоров и спиралей. Богата и этнографическая коллекция музея, отражающая все многообразие хакасской культуры: интерьер жилища, утварь, национальную одежду, украшения и музыкальные инструменты. Всего в фондах абаканского музея хранится свыше 110 тыс. экспонатов.

Гости и жители города свое свободное время могут проводить в филармонии, замечательном парке культуры и отдыха, зоопарке, театрах. В один из них – единственный в республике театр кукол «Сказка», просто так попасть невозможно, билеты нужно бронировать заранее.

Ждут постояльцев несколько гостиниц. Например, отель «Анзас», расположенный в 5 минутах ходьбы от железнодорожного вокзала, считается одним из лучших в Абакане. Комфортабельные номера, всего их 34, делятся на несколько категорий – студия, люкс, стандарт. Есть кафе-бар, сауны с бассейнами, банкетный и конференц-залы.

Абакан может стать отправной точкой для путешествия не по Великому, а просто по Саянскому кольцу. Для нас же кратковременное погружение в таинственный и прекрасный мир Сибири закончилось. Через несколько часов пути наш маленький желтый автобус вернулся в Красноярск. Но мы не говорим Сибири «прощай», мы говорим ей – «до свидания!».

www.gotosiberia.ru

Ещё о Россия