Калуга

«Пся крев!», или почему собака – друг человека. Часть 2

В некоторых городах появились памятники собакам, в советские времена абсолютно немыслимые. Например, бездомным собакам. Наиболее известен памятник дворняге Мальчику, находящийся прямо в вестибюле станции московского метро «Менделеевская». Мы уже писали о нём как о памятнике человеческому милосердию. Его установке немало помогла знаменитая актриса Любовь Полищук. Но Мальчик, искромсанный ножом психопатки, был и вполне конкретной бездомной дворнягой из подземного перехода, которую подкармливали многочисленные прохожие.

 

Дружок из Костромы и лавочка из Сочи. Очень трогательный памятник бездомной собаке открыли в Кемерово (фото).

Не просто так открыли, а – со стихами: «Если тепла не хватает От человеческих рук, Вряд ли его заменит Подъезд или теплый люк. Не проходите мимо Собачьих печальных глаз! Это – недопустимо: Бросать тех, кто любит нас».

В Тюмени подошли к делу гораздо практичнее. Там памятник бездомной собаке (фото) совмещён с копилкой, куда собирают деньги на приюты для четвероногих, не имеющим укрытия от студёного сибирского ветра. Судя по всему, акция имела успех – меньше, чем за три года собрали больше миллиона рублей. Нынешней зимой в Тюмени открылась вторая такая же копилка.

В некоторых городах памятники бездомным собакам уже обросли собственными именами и легендами, как например, в Костроме. По-разному можно судить о том, кого же всё-таки изображает памятник, у основания которого тоже установлен шар-копилка – крупную таксу или бассета (фото).

Но костромичи обязательно расскажут туристу, что пса зовут Дружок, и что шар вскоре после открытия памятника украли, но местная полиция сочла делом чести найти его едва ли не в тот же день. В других городах к делу подходят куда прагматичнее. В Сочи и в Териоках (Зеленогорск), например, симпатичные таксы с длинной спиной служат людям для отдыха – скамейкой (фото).

Впрочем, памятники таксам (и откуда такая привязанность?) существуют ещё в Иванове (фото), Раменском и Петербурге (фото).

Однако самый знаменитый из питерских «собачьих» памятников, без сомнения, памятник доброй дворняге Гаврюше (фото).

Сначала он был поставлен в центре города, на Малой Садовой (эту улицу мы ещё вспомним). Местное предание гласит, что на открытии кто-то что-то не очень удачно сказал про исполнение желаний, к тому же к фигуре пса прилагался ящик для записочек с их изложением. И вскоре его оказалось явно мало – и пьедестал, и все окрестные стены через короткий промежуток времени покрылись письменами с самыми разнообразными пожеланиями: от «Помоги сдать сопромат» до «Только бы не забеременеть!». Понятно, что жителям окрестных домов это не понравилось, и Гаврюшу перенесли на улицу Правды, где сосредоточено немало других необычных памятников. Там он сегодня и находится.

 

А где Герасим утопил Муму? Есть памятники собакам и, что называется, просто так. Без подтекста и комментариев. От чистого человечьего сердца. Как в Ораниенбауме (Ломоносове), Саратове (фото),

Сумах, Киеве (фото).

Однако ж есть тут и очень деликатный момент. Однажды, кажется, ещё в конце прошлого века, в старинном городе Вологде, у популярного среди туристов Красного моста, решили почтить памятником в виде фонаря столетие местного электрического освещения. А у фонаря (Бог весть, кто уж это придумал!) застыла задравшая ногу, то есть метившая себе территорию, дворняга. И надо же было так случиться, что именно в её-то честь и окрестили памятник. Ну, как тут не вспомнить сказанные когда-то известным острословом Станиславом Ежи Лецом слова: «Я бы ставил собачкам памятники. Чтобы им было на что задрать ножку».

У вологжан нашлись подражатели. Сначала в Москве (фото).

Потом в Одессе (фото).

И уже без всяких фонарей. Похоже, эти памятники не последние.

Кстати, о столице. Образованный читатель непременно спросит: а где в первопрестольной памятник самой знаменитой её собаке – Муму? А его попросту нет, отвечу я. Стыдись, Москва! Даже, несмотря на то, что в деревянном особняке, в котором, по преданию, жили Муму, её хозяин и его хозяйка, давно музей Тургенева. А чтобы увидеть памятник Муму надо отправиться в столицу северную (фото).

Или в парк крохотного нормандского городка Онфлёр (фото), в котором не раз бывали дружившие с Тургеневым Флобер и Мопассан.

Автор идеи памятника, режиссёр фильма «Муму», продюсер и актёр Юрий Грымов говорит: «Не скрою, вначале я все-таки пытался поставить этот памятник в Москве, но общественные организации, в которые я тогда обращался, ответили категорическим отказом. Но я не отчаиваюсь, я оптимист... Обязательно поставлю когда-нибудь этот памятник и в Москве тоже». Как говорится, ждём-с. Уже пятнадцать лет. Кстати, памятник под названием «Собака – друг человека» (привет из «Бриллиантовой руки») в Москве есть (фото). Но почему-то смотреть на него не очень хочется...

Хотя примеров удачных «спаренных» памятников – человек и собака – предостаточно. Образы некоторых выдающихся представителей рода людского (чаще все же на других континентах, чем в России) от собак и после их смерти неотделимы. Скульпторы давно приметили, что присутствие «меньшого брата» на пьедестале очень их произведения «очеловечивает».

В России, например, просто немыслимо представить себе великого клоуна Карандаша без его собаки Кляксы. Так они и запечатлены – на московском памятнике (фото) и на практически повторяющем его гомельском.

Вряд ли случайно, что на могиле его ученика, Юрия Никулина, тоже прилёг любимый пёс – ризеншнауцер Фёдор (фото).

В самом центре Киева присел на лавочку замечательный актёр театра имени Франко Николай Яковченко с любимой таксой. Мы уже воспроизводили его изображение.

Из зарубежных особенно колоритны памятник Бисмарку в его имении Бад Кёзен и мемориал Франклина Делано Рузвельта. Бисмарк был «собачий однолюб» – всю жизнь держал только догов (фото).

На памятнике Рузвельту (фото) изображён важный скотч-терьер Фала, вошедший в историю. Одна из речей Рузвельта, в которой говорится о том, что политические противники не оставляют в покое даже его собаку, с тех пор называется «Фала-спич».

И всё же... С одной стороны, есть ли пример большей преданности человеку, нежели собака. «Купи щенка – это единственная возможность купить любовь за деньги», – сказал один острослов. С другой... До конца ХХ века Canis familiaris, она же «собака обыкновенная», представляла собой отдельный биологический вид. Но в конце века какие-то явно лишённые чувства юмора, а также прочих чувств, люди «опустили» её, объединив триста пятьдесят с лишком существующих пород собак... с волками. Появился Canis lupus familiaris. И не люди ли говорят: «Собаке – собачья смерть», «Устал (замёрз) как собака», «Злой, как собака», «Всех собак вешать» (не кошек!). Может, это и есть настоящая любовь?

 

Юрий Тимофеев, специально для RATA-news

  • Еще материалы этой рубрики
Версия для печати