Интурмаркет 2020 02.10

Письма с «Президента». Сусанинской неведомой тропою

Дата: 03.08.2012
Автор: ТИМОФЕЕВ Юрий
Регион: Костромская область

Письмо третье, к которому, думаю, стоит предпослать эпиграф из современного туристического фольклора: «Куда ты завел нас, Сусанин-герой? Спокойно, ребята, я сам тут впервой!».

Ранним, туманным и совсем не летним утром по левому борту показалась Кострома. Затаившийся в низинке Ипатьевский монастырь, целый город торговых рядов с почти игрушечной колоколенкой Спасской церкви. И странно-пустое пространство правее рядов, чуть «разбавленное» неестественно скрючившейся на пьедестале фигуркой с характерно выброшенной вперед рукой. Кострома (кстати, ни она, ни Ярославль непонятно почему не входят до сих пор в «Великую Волгу») впервые упомянута в летописи всего-то на пять лет позже Москвы. Как у всякого древнего города, у нее тоже есть своя легенда. Но, как говорил Пушкин, «печален будет мой рассказ».

...Отечественные кремли – от восстанавливаемого в целостном виде огромного Нижегородского до совсем крохотного Зарайского, нынче весьма популярны. Угличский, Астраханский и Псковский вот-вот будут включены в списки Всемирного наследия человечества ЮНЕСКО. Вполне мог бы в них попасть и Кремль Костромы (фото), доживи он до наших дней. Но уже почти и не найти в родовом городе Романовых стариков, которые помнили бы его, так сказать, «живьем».

Если кратко, то состоял он из трех главных сооружений: пятиглавого Успенского собора XVI века, одноглавого Богоявленского и красавицы-колокольни, сработанной по проекту талантливого костромского зодчего Степана Воротилова. По счастью, несколько его звонниц с характерными завершениями-«шапочками» сохранились в Нерехте и ее окрестностях. В большом куполе Богоявленского храма располагалась библиотека, и пройти в нее можно было только через первый ярус колокольни и специальному проходу по крыше – ничего подобного в России больше не было. В 1934 году грандиозный ансамбль практически полностью стерли с лица земли, уцелел лишь крохотный дом причта.

Между прочим, все подробности того варварства засекречены до сих пор. Старые краеведы утверждают, что кремль был уничтожен по инициативе «великого сына болгарского народа» Георгия Димитрова, незадолго до того в одночасье ставшего депутатом Верховного совета СССР от Костромы. И это похоже на правду. Не тот же ли «борец за народное счастье» предлагал (сохранились стенограммы) убрать с лица Москвы Китай-город, дабы «миллионы и миллионы рабочего люда» со всего мира могли свободно преклонять колена перед ленинской мумией? Есть проект постепенного воссоздания чудо-ансамбля, но Кострома, увы, не принадлежит к самым богатым регионам России. На место, где когда-то стоял Кремль показывает и «Ильич», взгромоздившийся на пьедестал незаконченного из-за мировой войны памятника 300-летия Романовых.

Совсем неподалеку, рядом с торговыми рядами находился и возрождаемый ныне (есть надежда, что успеют к 400-летию династии) памятник Ивану Сусанину – коленопреклоненный крестьянин у основания колонны с бюстом молодого Михаила Романова (фото).

Чудом сохранившуюся колонну нашли на одной из свалок совсем недавно. В советское же время на той же площади был воздвигнут совсем другой памятник спасителю династии – суровый бородатый мужик в тулупе и с палкой (фото).

Живой, как жизнь туристический фольклор повествует о том, как в социалистические времена то ли по недомыслию, то ли по чьему-то коварному умыслу у сего монумента высадили из автобуса польскую (!) экскурсионную группу. И на вполне естественные вопросы гостей нерастерявшийся гид ответил, что перед ними памятник первому русскому экскурсоводу. Сей сюжет в сегодняшней Костроме мастерски используют – в сувенирных лавках запросто можно купить кружку со стихами: «Вот из этой кружечки Сам Сусанин пил, А, выпивши, экскурсии По лесу водил».

Но за шутками-прибаутками таится проблема очень серьезная – проблема путевой информации в круизах (да и не только в них). Где вспомнить о ней, как не на родине «первого русского экскурсовода»?

Сам жанр пресс-круиза подразумевает присутствие на борту теплохода не только представителей пишущей и снимающей прессы, не только руководителей туризма различного уровня, не только слаженной профессиональной команды, но и подобающего уровня сопровождающего гида, способного исчерпывающе и по делу ответить на непростые порою вопросы «акул пера».

Увы. С первого дня все участники пресс-круиза слышали в репродукторах ляпы типа «бaрочная церковь», «Ввeденский собор», «третий советский космонавт Николай Андриянов» (очевидно, подразумевался Андриян Николаев?) и прочее в том же духе.

Утром второго дня почтенная гидесса (интересно, по какому праву?) сочла, что своевременный прием пищи для прессы важнее, чем одна из главных достопримечательностей Верхней Волги – знаменитая Калязинская колокольня. Претензии и возмущение тележурналистов, увидевших знаменитую звонницу далеко позади, вполне понятны.

Дальше – больше. Что мешало вечером сделать, например, такое объявление по внутренней трансляции: «Уважаемые господа, сегодня вечером, приблизительно во столько-то часов, мы будем проходить Рыбинский шлюз, доныне остающийся одним из крупнейших речных шлюзов в мире. Через 40-50 минут после выхода из шлюза мы пройдем через исторический центр Рыбинска. Советую не пропустить зрелище подсвечиваемого городского собора – одного из лучших памятников русского классицизма». Зрелище и циклопического двойного шлюза, и особенно собора и впрямь фантастическое. Но – опять молчок: то ли элементарная лень, то ли воспоминание о недоброй памяти временах абсолютной засекреченности бурлацкой столицы, когда гиды круизных теплоходов, проходивших Рыбинск глубокой ночью, о ней даже не упоминали.

Еще один, чисто конкретный пример – из того же дня. Приблизительно через полтора часа после Калязина на левом берегу Волги показывается живописный храм (фото). Сооружение явно незаурядное (а сколько таких встретилось нам по дороге?).

Гида на большом теплоходе найти непросто. Пока мечешься по палубам в его поисках, здание скрывается из виду. Но даже если и повезет вовремя встретить своего «Сусанина», то в ответ на вопрос «Что за храм?» можно вполне услышать в ответ: «А я почем знаю?». В приватной беседе со мной почтенная леди, к слову, откровенно призналась, что о маршруте Москва – Самара имеет весьма смутное представление, и хорошо знает только окрестности Казани. Что ж, спасибо за честность. А храм так и остался неопознанным.

Далеко не лучшим образом, в смысле исключительно информационного обеспечения, проявила себя и команда «Президента». Каждый участник круиза знал, что между официальными стоянками по берегам встретится немало живописных мест и сооружений, но четких, конкретных ответов на вопросы типа «Какие города встретятся нам на том или ином перегоне?» или «Сколько километров (или часов) плыть до них?» у администрации круиза удавалось получить редко. А уж о распечатанном кратком описании всего маршрута не приходилось даже и мечтать.

Но нужно все же признать, что подобная ситуация во многом скорее не вина, а беда и гидов, и организаторов круизов. Дело в том, что в любезном Отечестве до недавнего времени полностью и абсолютно отсутствовали путеводители, привязанные к визуальному ряду той или иной магистрали. Речь идет и о речных, и о железных, и об автомобильных дорогах.

Путеводители советских времен тут абсолютно бесполезны – весьма объемные книжки, посвященные Оке, Волге, Волго-Балту больше напоминают недоброй памяти блокноты пропагандиста-агитатора с россказнями о светлом советском настоящем и еще более светлом коммунистическом будущем. Разумеется, ни о каких памятниках старины в таких «путеводителях» и речи быть не могло. Например, в путеводителе по Волге образца 1954 года о древностях Дмитрова открытым текстом написано: «Но не эта ветхая рухлядь определяет лицо Дмитрова – настоящего социалистического города». Как говорится, без комментариев!

В последние 2-3 года дело начало сдвигаться к лучшему, но только лишь на автодорогах. Книги с покилометровой «росписью»: такой-то километр – заправка, такой-то – кафе, такой-то – интереснейший памятник старины, а на таком-то стоит немного съехать с трассы, чтобы посмотреть на стоящий чуть на отшибе храм или усадьбу – вышли, и, что очень важно, регулярно переиздаются. И посвящены они популярнейшим туристическим маршрутам Москва – Сергиев Посад, Москва – Углич, Москва – Торжок.

Ничего подобного на железных дорогах ожидать, увы, в обозримом будущем не приходится, учитывая устойчивую и давнюю привычку железнодорожного ведомства засекречивать все подряд, даже названия рек, которые пересекают стальные магистрали. Но живописные берега Волги, кажется, еще никто не объявлял режимным объектом, да и разделительные буи на фарватерах, помогающие ориентироваться, никто не отменял.

Никто не спорит, составление, а в особенности регулярное обновление таких путеводителей – дело исключительно трудо– и затратоемкое. Тем более что и весьма сложные отношения некоторых регионов между собой тоже ни для кого не секрет. Но может быть, такой «визуальный» путеводитель со временем появится хотя бы в рамках «Великой Волги?».

Ещё о Костромская область

Версия для печати