РАТА-новости
Круизный дом с 13.08
 
Библио глобус 28.04
 
 
Стройотряд РСТ «Солнце в бокале-2»: география участников расширяется! Присоединяйтесь!
 
 

ПУТЕШЕСТВИЯ RATA-news

 
 
 
 
 
 
 
АРХИВ RATA-news
Предыдущий год
Предыдущий месяц
Август
Следующий год
Следующий месяц
пнвтсрчтптсбвс
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112
 
 
 
ГлавнаяПутешествия RATA-newsТаинственная цивилизация, ведьмин рынок, соляная пустыня и каша из киноа. Непостижимая Боливия

Таинственная цивилизация, ведьмин рынок, соляная пустыня и каша из киноа. Непостижимая Боливия

Дата: 21.05.2013
Страна: Боливия

Ла-Пас – фактическая столица Боливии

 

Ла-Пас, крупнейший город Боливии, первым делом напомнил мне старика Хоттабыча и Остапа Бендера. Это из-за его названия. Старик Хоттабыч, как известно, официально звался Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб, а полное имя великого махинатора было Остап Сулейман Берта Мария Бендер-бей. С тем, что полное имя есть у города, я столкнулась впервые. Ла-Пас, как выяснилось, официально называется Нуэстра Сеньора де ла Пас (по-испански Nuestra Senora de La Paz). А при более близком знакомстве с этим городом стало ясно, что своей активностью, авантюрностью и таинственностью он ни в чем не уступает пришедшим мне на ум литературным героям. Чего стоит один только рынок ведьм на улице Линарес в Ла-Пасе – больше нигде в мире вы не найдете ничего подобного.

 

В Боливию меня отправила московская компания Poseidon Expeditions. Эта страна явно недооценена российским туристическим рынком: поездки туда если и предлагают, то в комбинации с соседними Перу, Чили, Аргентиной. Хотя Боливия, несомненно, заслуживает отдельного внимания, и в последнее время туроператоры стали присматриваться к ней повнимательнее. Самый крупный принимающий туроператор в Боливии обслуживает максимум 50 россиян в месяц, и только в лучшие месяцы, сентябрь – начало ноября, когда нет дождей. Больше всего туристов в эту страну приезжает из США, активно едут японцы, из европейцев – немцы и англичане.

 

На мировом уровне Боливия считается страной с низким уровнем развития, хотя в масштабах Южной Америки занимает далеко не последнее место. По данным британского аналитического предприятия The EIU, которое провело исследование совместно с бразильским банками Itau Unibanco и HSBC, Боливия вместе с Колумбией является четвертой наиболее динамичной экономикой Южной Америки в период между 2011 и 2013 годами – после Перу, Эквадора и Чили.

 

Официальная столица Боливии – город Сукре, а фактическая – Ла-Пас. Именно в этом городе находится резиденция президента и большинство государственных учреждений. А еще Ла-Пас – самая высоко расположенная столица государства в мире, он находится на высоте 3600 метров. И это мы почувствовали, как только вышли из здания аэропорта Эль-Альто (El Alto), тоже самого высокого в мире – из числа международных. Тем более что он расположен еще выше, чем Ла-Пас – на высоте около 4060 метров. В разреженном воздухе дышать тяжеловато, все время хочется поглубже вздохнуть. Поэтому за багажом и на паспортный контроль мы не торопились, двигаться старались медленно, не напрягаясь. Но подробнее о горной болезни, с которой нам пришлось познакомиться довольно близко, расскажу позже.

 

В отеле Presidente La Paz 5* мы останавливались дважды: по прилету в Боливию и перед обратным вылетом. Гостиница расположена в историческом центре города, и оба раза окна моего номера выходили на площадь Сан-Франциско, где расположен одноименный собор XVI века. В первый день мне повезло: на площади проходил какой-то музыкально-танцевальный праздник, и с высоты 14-го этажа было отлично видно это красочное действо.

 

 

 

И в последний день перед отъездом из окна было видно какое-то не менее красочное шествие, во главе которого несли национальный флаг. Но к тому моменту я уже знала, что в Ла-Пасе постоянно случаются разнообразные уличные мероприятия – от фестивалей до забастовки шахтеров, из-за которой мы как-то застряли в узких улочках исторического центра. Эти улочки расходятся в разные стороны от площади Сан-Франциско и довольно круто поднимаются вверх. Здесь расположилось великое множество лавочек, магазинчиков или просто уличных торговцев, у которых можно купить все – от сувениров до изделий из шерсти и местных продуктов.

 

 

Разглядывая торговцев, мы обратили внимание, что у них весьма специфическое понятие гигиены. Продавая, например, компот или сок, они наливали напитки не в одноразовые стаканы, а в стеклянные, которые потом просто клали в ведро с водой – вроде как помыли. Для следующего покупателя стакан доставали из этого ведра и наливали напиток. Или другой вариант: стаканы клали в ведро с водой, предварительно протерев тряпкой, которую прополаскивали в том же ведре. И ничего, торговля шла довольно бойко. Но покупали напитки только местные жители.

 

 

 

 

Большой интерес вызывали у нас одеяния боливийских женщин. Разноцветные пышные юбки, яркие агуайо – большой кусок ткани, которую используют в качестве заплечного мешка, в нем носят ребенка и вообще любой груз.

 

 

 

 

Количество надетых юбок, а их может быть до десяти штук, многое говорит о статусе женщины. Чем больше юбок – тем выше статус. Девушки обычно носят по две-три. Если кто-то из дам позволит себе надеть юбок больше, чем положено по статусу, может получить общественное порицание. Причем юбки бывают очень дорогие, стоимость некоторых моделей, с золотой нитью, доходит до 500 долларов.

 

Но с особой дотошностью мы расспрашивали, каким чудом держатся на макушках боливианок шляпы-котелки, которые носят представительницы индейских племен аймара и кечуа. Наш гид, петербурженка Ольга Гомозова, которая уже пять лет живет в Боливии, рассказала, что эти шляпы чаще всего делают на заказ. При изготовлении внутри устанавливают жесткий каркас, так что со временем голова женщины даже приобретает форму, которая позволяет носить головной убор без каких-либо креплений. Вот почему эти шляпки не падают даже при наклоне головы! А молодые девушка нередко «пристегивают» котелок к волосам специальными заколками.

 

Еще одна самобытная примета уличной жизни Ла-Паса – необычные зазывалы. Услышали мы их во время завтрака в отеле и обозвали кричалками: с улицы доносились голоса мужчин и женщин, которые непрерывно выкрикивали какие-то слова, будто что-то продавали. Товар у них был явно нескончаемый, потому что кричали они непрерывно и каждый день. Оказалось, продавали они… маршрутные остановки.

 

В Ла-Пасе основной общественный транспорт – маршрутки. На улицах их великое множество.

 

 

В каждом таком микроавтобусе обязательно сидит человек, который выкрикивает названия остановок по маршруту. Обычно он стоит на порожке машины, посматривая по сторонам – не бежит ли кто-то к микроавтобусу. Нередко за рулем сидит глава семейства, а «кричалкой» работают дети или даже жена, причем, бывает, вместе с ней ездит грудной ребенок. Ничего не поделаешь – семейный бизнес. Традиция эта сохранилась с тех пор, когда большинство жителей страны были неграмотными и не могли прочитать, каким маршрутом едет тот или иной транспорт. Тогда «кричалки» были необходимостью, источником информации, а сейчас это вариант конкуренции, способ привлечения пассажиров. Шум на улицах они создают невообразимый. Минут десять я постояла у входа в отель Presidente, фотографируя проезжающие маршрутки. Из каждой непременно высовывался зазывала.

 

 

 

 

 

Но по центру города лучше все-таки походить пешком, погулять, чтобы увидеть здания необычной архитектуры, сохранившиеся с колониальных времен.

 

 

 

 

 

 

Центр города – площадь Мурильо, где расположен президентский дворец и место, обозначающее нулевой километр.

 

 

 

Площадь носит имя Педро Доминго Мурильо, погибшего в 1809 году в борьбе за независимость Боливии против испанских колонизаторов, его казнили именно на этой площади. Недалеко от площади находится дом-музей Мурильо.

 

 

Вокруг площади – созвездие самых красивых зданий Ла-Паса: парламент, кафедральный собор, Музей национального искусства и другие. Мы случайно попали на ежевечернюю церемонию снятия государственного и прочих боливийских флагов. Солдаты в красной форме образца XIX века вышли из президентского дворца и направились к фрагштокам в сквере напротив.

 

 

 

 

Между прочим, в Боливии два национальных флага. На одном порядок цветных полос – красный, желтый, зеленый – соответствует цветку кантута, который считается одним из символов Боливии. Вот он на фотографии и на рисунке.

 

 

 

А второй флаг – индейцев аймара, которые составляют 25% населения страны. Он радужный, его всегда поднимают слева от красно-желто-зеленого.

 

 

Итак, солдаты флаги сняли, аккуратно свернули и понесли обратно во дворец. Обратите внимание на мальчика в синем костюме и шляпе у стены дворца. Всю церемонию он простоял по стойке смирно, ни разу не шелохнувшись.

 

 

Но не только на архитектуру надо смотреть в Ла-Пасе. Город расположился в кратере потухшего вулкана. Это хорошо видно, например, из окна гостиницы Presidente: от площади Сан-Франциско ландшафт поднимается вверх.

 

 

А вот еще более наглядно, и даже кратер определяется – со смотровой площадки Килли-Килли.

 

 

 

Вообще местные виды потрясают своей неординарностью. Посмотрите, это все сфотографировано в черте города.

 

 

 

Чем ниже высота над уровнем моря – тем престижнее район Ла-Паса. Самое дорогое жилье продается на высоте около 2800 м. Здесь мягче климат, больше зелени, роскошнее гостиницы и красивее особняки. Вот такой, например.

 

 

 

А буквально в 10 км от Ла-Паса находится Долина Луны (Valle de la Luna), заповедник сказочных пейзажей – говорят, напоминающих лунную поверхность. В этих природных лабиринтах, между остроконечными скальными образованиями, над ущельями и каньонами проложены тропинки, по которым можно ходить – но осторожно и аккуратно!

 

 

 

 

 

 

 

Некоторые скалы имеют названия – Лягушка, Старик, Лама, Черепаха. Наш гид Ольга Гомозова (на фото слева), все пыталась показать нам эти фигуры в очертаниях рельефа. Кое-что мы действительно разглядели, остальное оставили на совести «авторов».

 

 

А этот смелый индеец, забравшийся на одну из вершин, несколько минут развлекал нас игрой на разных музыкальных инструментах. Но, конечно, не из любви к искусству: когда мы покидали территорию заповедника, он терпеливо стоял у выхода, ожидая вознаграждения.

 

 

 

Ведьмин рынок

 

Боливия – земля мистики и тайн, колдовских ритуалов и жертвенных церемоний. Насчет общения с духами и сверхъестественными силами в стране «все нормально», в этом убеждаешься практически на каждом шагу. Этим боливийским чудесам мы удивлялись во время путешествия, организованного московской компанией Poseidon Expeditions.

 

Сначала было страшновато. Потом любопытно. А закончилось все покупкой амулетов и подробными расспросами, как ими пользоваться.

 

Все на той же площади Сан-Франциско, куда выходили окна моего номера в отеле Presidente в Ла-Пасе, я как-то увидела странную очередь, которая выстроилась к высокому человеку, размахивающему руками над белесым дымом. Пошла посмотреть поближе. Оказалось – шаман ведет прием страждущих. На металлических листах дымили угли, над ними колдун размахивал тонкой веревкой. Каждому подошедшему он завязывал на запястье кусок этой веревки, перекидывался с человеком несколькими словами, коротко отвечал на какие-то вопросы. На боку у шамана висела небольшая сумка, куда люди с благодарностью клали деньги. Каждому посетителю уделялось не более 15-20 секунд, очередь не иссякала несколько часов. Все было серьезно: здесь стояли индейцы в национальных нарядах, статусные дамы в многочисленных юбках, боливианцы в обычной одежде и даже мужчины в деловых костюмах. И все они смотрели на шамана с благоговейным трепетом и нескрываемым любопытством. Я была впечатлена. Но оказалось, это только цветочки.

 

 

Немного позже в городе Эль-Альто мы увидели… повешенных на столбах людей. Эль-Альто – фактически пригород Ла-Паса, хотя с 1950 года это отдельный город. Там находится аэропорт, проходит железная дорога, есть промышленные предприятия, то есть место вполне цивилизованное. Правда, архитектурными изысками город, мягко говоря, не отличается, а его окраины – так просто трущобы. И вот именно там мы увидели этих «висельников». Я глазам своим не поверила. Как потом оказалось, к мистике это отношения не имеет, а вот к боливийским «чудесам» – самое прямое.

 

 

 

Гид Ольга пояснила, что на столбах висят не люди – чучела. Это знак для чужаков: вот что тебя ждет, если сунешься в наш район с недобрыми намерениями. Ничего плохого мы делать местным жителям не собирались – только сфотографировать! – но на нашу просьбу остановиться водитель ответил категорическим отказом. Пришлось фотографировать из машины, получилось не очень, но рассмотреть можно.

 

Следующим потрясением стал отель Inca Utama на озере Титикака.

 

 

 

Точнее, целый музейный комплекс при гостинице, рассказывающий об истории и жизни народа Боливии. Там есть экспозиция, посвященная колдовским и целительским способностям индейцев. С помощью трав, снадобий, используя животных и человеческую плаценту, лечить они умеют абсолютно все, справляются с болезнями внутренних органов и даже с переломами костей.

 

 

Вот, например, морская свинка – «рентген». Чтобы определить, что болит у занемогшего человека, «специальный» шаман-кальяуайя обтирал его живой морской свинкой. Потом бедному зверьку делали вскрытие и искали больной орган. Считалось, что такой же орган у человека стал причиной его болезни.

 

 

При этом кажется, что своих секретов индейцы и не скрывают. Все очень наглядно. Вот трава или корешок, вот его название, вот район Боливии, где это растет, вот что с ним надо делать и вот от каких болезней это помогает. Все написано-нарисовано на табличках, пользуйся на здоровье.

 

 

 

 

 

 

Вопрос только в том, какие заклинания произносят целители, какие ритуалы проводят, о чем думают и к каким силам обращаются в момент общения с больным. На эти вопросы таблички не отвечают.

 

Готов был отвечать на наши вопросы тата (отец) Бенджамин – «дежурный» шаман при музее. Тем более что он умеет предсказывать будущее на листях коки.

 

 

Но мы пообщались с шаманом просто так, за жизнь. Спрашивать о будущем не стали – страшновато.

 

Апофеозом боливийской мистики стал ведьмин рынок в Ла-Пасе, единственный в мире «торговый центр», который специализируется на продаже товаров для ведьм, колдунов, знахарей и шаманов. Мы попали туда вечером, когда стемнело, и это добавляло нашему предприятию остроты ощущений. А когда я собралась свернуть в один из закоулков, где увидела что-то интересное, гид Ольга схватила меня за плечо: «Туда не надо. Там торгуют только для своих и туристов очень не любят». Я вся похолодела и быстро повернула назад.

 

Внешне улочка Линарес ничем не отличается от череды обычных сувенирных лавок, которых полно в Ла-Пасе. Только продают здесь амулеты, магические статуэтки и ритуальные маски, снадобья и привороты, целебные травки, корешки, семена, кусочки деревьев, сушеные когти и клювы, разные масла, жир животных и много чего еще.

 

 

 

На этом рынке можно набрать «потребительскую корзину» на все случаи жизни. Хочешь дом или, например, трактор – покупаешь сахарное печенье с нужным изображением.

 

 

 

Хочешь заняться пекарским бизнесом – покупаешь на рынке ведьм маленькую копию хлебной печи.

 

 

Хочешь ребенка, мужа-жену, любви, бессчиленных побед в интимной жизни, богатства – на каждое желание обязательно найдется нужный амулет. В Ла-Пасе 24 января даже проводится отдельная ярмарка «Аласитас». Посвящается она богу аймара Экеко, это бог фортуны, удовольствия и материального благополучия. На этой ярмарке боливийцы активно покупают разные «желания» в миниатюре.

 

Самый ошеломляющий товар на ведьмином рынке – зародыши ламы или альпаки. Настоящие, только высушенные. Без них не обходится ни один ритуал, их жертвуют Пачамаме, богине земли и плодородия. Вот, например, как изображено это божество на въезде в Ла-Пас.

 

 

Альпака считается миниатюрным видом лам, хотя последние исследования ДНК показали, что произошли они от викуньи – животного из семейства верблюдовых. Конечно, никто зародышей ламы или альпаки специально не «добывает». Их просто подбирают. У самок альпаки овуляция происходит непосредственно при контакте с самцом, так что забеременеть она может в любое время. Детеныши рождаются через 11 месяцев, и сразу после родов самки снова могут спариваться. Однако к рождению детенышей это приводит нечасто – раз в два года. Гораздо чаще у самок случаются выкидыши, причем на разных сроках беременности. Поэтому выглядят зародыши по-разному.

 

 

 

 

 

Собирает их и высушивает владелец стада, а потом продает – от 50 до 250 боливиано за штуку, это примерно 250-1100 рублей. Недорого, если учесть уникальность товара. А дальше происходит вот что. Все желания-амулеты собирают в одном месте, сверху непременно кладут зародыша ламы или альпаки, которого даже можно принарядить, чтобы задобрить, а заодно и проявить уважение к Пачамаме. Вообще этот ритуал, который называется Чалья, именно Пачамаме и посвящается. Проводят его либо индейцы сами, либо с помощью шаманов – в определенные дни года, главный из которых 1 августа. Провести ритуал можно где угодно – в домах, в частных магазинах, в офисе фирмы. То есть это что-то вроде православного освящения.

 

 

Считается, что через некоторое время у тебя обязательно появится настоящий трактор или пекарня, муж или жена, ребенок и вообще счастье в личной жизни. Больших зародышей обычно закладывают в фундамент строящегося дома. А богатые боливианцы на зародышей не размениваются, они жертвуют Пачамаме живых лам. Их также закладывают в фундамент будущего дома, но, правда, это уже очень редкое явление, встречается только в отдаленных деревнях страны.

 

Но не всегда эти ритуалы ведут к добру. Вот, например, заговор на смерть.

 

 

Как видите, зародышей здесь нет. Вместо них черепа, засушенные коготь и клюв и – символ той, которая, по чьему-то мнению, заслуживает страшной кары: увела мужа или любимого, погубила ребенка или виновата еще в чьей-то гибели. Но к подобным заговорам боливийские колдуны относятся осторожно, с опаской, соглашаются участовать крайне редко и только в случае очевидных, доказанных обстоятельств. Но купить все необходимое для этого ритуала может любой. И всем, кто живет в Боливии, это приходится учитывать.

 

А мы, ошарашенные увиденным, отправились за новыми чудесами – раскрывать тайну цивилизации Тиуанаку.

 

 

Тайна цивилизации Тиуанаку

 

Большинство из нас хоть раз слышали про империю инков, древнее государство доколумбовой Южной Америки XI-XVI веков. Про их знаменитую цивилизацию рассказывают восторженные легенды, а туристы всего мира стремятся побывать в найденном высоко в Андах городе Мачу Пикчу – его ежедневно посещают до 2 тысяч человек.

 

Причем же здесь Боливия? Инки свято верили, что до них никакой цивилизации не могло быть в принципе. Пока в XV веке на наткнулись на город Тиуанаку. К тому времени он уже был разрушен, но даже развалины инков ошеломили. Они были вынуждены признать, что высокоразвитая культура существовала и до них.

 

Сегодня всего в 72 км от Ла-Паса можно увидеть руины цивилизации тиуанаку, существовавшей на много веков раньше, чем империя инков. Названа она по имени города Тиуанаку с населением около 40 тысяч человек, который находился восточнее священного озера Титикака. Раскопки городища показали, что поселение датируется 1500 годом до нашей эры. И мало кто знает, что именно от нее инки унаследовали большинство своих хваленых достижений. Более того, империя тиуанаку была значительно мощней, чем инки, и более долговечной: государство инков просуществовало около 100 лет, а город Тиуанаку только процветащим считался более 400 – между 500 и 950 годами нашей эры.

 

 

 

Руины не всегда интересная достопримечательность для туриста, тут важно, кто и как о них рассказывает. Нам повезло: гид Ольга Гомозова, которая водила нас по древнему городищу, во-первых, русская, во-вторых – учится на архитектора, то есть способна оценить уникальность объекта, а в-третьих – явно любит Боливию. Нас полностью захватило ее восторженно-почтительное отношение к тиуанаку. И нам, как и Ольге, тоже стало обидно, что слово «тиуанаку» мало кто слышал, тайна цивилизации не поддается разгадке, сведения о ней у ученых самые скудные, а городище практически не восстанавливается, хотя с 2000 года оно включено в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Раскопки проводились, но остановлены: деньги ЮНЕСКО закончились.

 

Сегодня Тиуанаку – это археологический комплекс площадью примерно 450 тыс. кв. м с частично восстановленными сооружениями, изначальное происхождение которых объяснить невозможно.

 

 

То есть понятно, что все это кто-то построил. Но совершенно непостижимо, как в VI-X веке можно было создать такую мощную каменную архитектуру. С помощью каких инструментов обрабатывали такие прочные породы, как базальт и андезит, вырубая блоки прямоугольной или квадратной формы с абсолютно ровной поверхностью? Качество обработки отдельных блоков просто немыслимо: никакими примитивными орудиями сделать это невозможно.

 

 

Каким образом передвигали и точно устанавливали друг на друга монолиты весом от 40 до 120 тонн?

 

 

 

 

Чем выбивали на них рисунки и даже делали сквозные отверстия?

 

 

Откуда у индейцев такая развитая технология производства керамики и обработки металлов? Есть исследователи, которые утверждают, что безупречно проложенные борозды на блоках – это следы от дисковой фрезы. В пятом веке! А некоторые особо впечатлительные историки высказывают предположения, что здесь не обошлось без колдовства и что все это строительство – дело рук демонов, а не людей. Известный исследователь Тиауанаку Артур Познанский утверждал, что город возник 17 тысяч лет назад и стал «колыбелью американского человека». Происхождение Тиуанаку связывают и с Атлантидой, и с загадочной расой титанов – полубогов, некогда живших на земле. Некоторые исследователи полагали, что к строительству города причастны североевропейские викинги. Кто-то считает, что комплекс был построен с помощью космических пришельцев, инопланетян. Ну и есть «земная» версия: загадочную культуру создали индейцы племени аймара. Как ни крути, а вот эти камни – подлинные архитектурные детали того времени, то есть им несколько тысяч лет.

 

 

 

 

Так вот насчет титанов. Посмотрите, какие высоченные ступеньки построили для себя люди времен тиуанаку. Елене Титовой, менеджеру Poseidon Expeditions с ростом 167 см, лестница явно высока. Какого же роста были создатели таинственной цивилизации?

 

 

Самое впечатляющее сооружение в городище Тиуанаку – почти квадратный (28,5х26 м) полуподземный храм, его еще называют Храмом каменных голов. Он находится почти на 1,7 м ниже уровня почвы, по периметру обнесен каменными стенами и вертикально стоящими монолитными блоками-столбами.

 

 

В середине установлены три изваяния – человеческие фигуры, самая большая называется Бородатый, вокруг его рта изображено нечто вроде бороды и усов. Этот монолит (Monolito Barbado) считается самым древним изваянием Тиуанаку.

 

 

А внутреннюю часть храма украшают выступающие из стен объемные каменные головы, всего их 175. Лица все разные, в том числе и с точки зрения расовой принадлежности. Откуда строители Тиуанаку могли знать о разнообразии существующих национальностей? Где они увидели все эти лица, которые воспринимаются не иначе, как портреты? Может быть, это представители различных этносов, входивших в империю Тиуанаку? Загадка.

 

 

 

На территории Тиуанаку было найдено несколько монолитных человеческих фигур высотой от 1,5 до 7,3 м. Из полуподземного храма сквозь главный вход в находящийся рядом храмовый комплекс Каласасайя виден еще один человек-монолит – Понсе. Так его назвали в честь нашедшего эту реликвию боливийского археолога Карлоса Понсе Санхинеса. Высота фигуры 2,4 м.

 

 

 

В Тиуанаку, в Национальном музее археологии, хранится крупнейшее найденное здесь изображение человека – монолит Беннета. Он тоже получил свое имя в честь археолога – американца Уэнделла С. Беннетта, который в 1932 году нашел эту фигуру, встроенную в пол полуподземного храма. Это изваяние из красного песчаника высотой 7,3 м, шириной 1,3 м и весом около 20 т.

 

Возможность подробно изучить уникальную находку в 1933 году получил Артур Познански. Стремясь сохранить памятник, он решил за свой счет перевезти его в Ла-Пас. Для этого ученый оплатил строительство специальной железнодорожной ветки! Ее проложили от линии Гуаки – Ла-Пас до места расположения монолита в руинах Тиуанаку. Получив от властей Боливии все необходимые разрешения, археолог собрал команду рабочих и доставил монолит в город. Спустя много лет, в 2002 году изваяние вернули «на родину» в Тиуанаку и поместили в музей.

 

 

Но самый известный и самый загадочный памятник Тиуанаку – Ворота Солнца (Puerta del Sol). Они были высечены из цельного блока андезита, одной из самых твердых пород, которая с трудом поддается обработке. Позже, по одной из версий, молния расколола камень на две части. Высота ворот около 3 м, ширина 4 м, толщина 0,5 м. Вес оценивается по-разному – от 10 до 44 тонн. Стоят они в одном из углов храма Каласасайя.

 

 

С тыльной стороны ворот с удивительной точностью высечены – как? чем? – глубокие ниши, которые, по предположению ученых, использовались для жертвоприношений.

 

 

Еще более удивительна искусная резьба на верхней части Ворот Солнца. Там изображено некое божество, а с двух сторон от него 48 крылатых существ, часть с головой человека, часть с головой кондора. После долгого изучения этих рисунков ученые пришли к выводу, что это каменный календарь, возможно, солнечный. Год по календарю состоит из 12 месяцев и начинается в день весеннего равноденствия, в южном полушарии это сентябрь. И более того, не исключено, что Ворота Солнца были частью большого комплекса в Тиуанаку, который выполнял функцию обсерватории.

 

Гибель таинственной цивилизации Тиуанаку – тоже загадка. Произошло это приблизительно в 1180 году. Более-менее определенно предполагается только то, что катастрофа произошла стремительно. Хотя версий по поводу причины – множество. Судя по расположению обломков строений, все разрушила и сваливала в кучу какая-то сила, это мог быть взрыв или землетрясение. Артур Познански считал, что причиной гибели стали «сейсмографические сдвиги, которые привели к переполнению озера и вулканическим извержениям». Есть мнение, что жители Тиуанаку покинули эти места из-за неожиданной засухи. Разумеется, существует легенда, что боги разгневались на древних строителей и наслали страшное бедствие, которое погубило жителей, а их город исчез в водах озера Титикака. И, как ни странно, именно эта гипотеза получила свое подтверждение – спустя восемь веков.

 

Легенды о том, что на дне озера Титикака есть каменные сооружения, не давали покоя ученым-историкам. Подводные исследования начались в 1955 году, а в 60-х аквалангисты Аргентинской федерации плавания обнаружили на дне озера целый архитектурный ансамбль, протянувшийся более чем на километр. Стены выстой в человеческий рост располагались на общем фундаменте из каменных блоков примерно в пяти метрах одна от другой в 30 рядов.

 

В ноябре 1980 г. известный боливийский исследователь Уго Боэро Рохо нашел развалины на глубине 15-20 м у берегов Пуэрто-Акоста, недалеко от перуанской границы на северо-востоке озера. Все было очень похоже на наземные строения Тиуанаку: храмы из огромных каменных блоков, каменные дороги и лестницы.

 

Сравнительно недавно, в 2000 году, международная археологическая экспедиция нашла на дне Титикака древний храм длиной 200 м и шириной 50 м, окружающую его стену длиной 800 м и мощеную дорогу. Специалисты считают, что этим руинам от 1000 до 1500 лет, то есть они относятся к доинкскому периоду.

 

Кто знает, будет ли раскрыта когда-нибудь тайна рождения и гибели цивилизации Тиуанаку. После появления находок 2000 года боливийское правительство заявляло, что будет спонсировать дальнейшие исследования, а также разработку специального плана, чтобы перенести подводный храм на поверхность. Но пока, во всяком случае за прошедшие 13 лет, никаких конкретных действий предпринято не было.

 

 

Титикака: почтительное отношение к озеру со смешным названием

 

Про озеро со смешным для русского уха названием Титикака мы, конечно, в детстве читали в захватывающих книгах про индейцев. И, конечно, даже не предполагали, что когда-нибудь увидим его своими глазами. Отсюда, наверное, тот трепет, который мы испытывали, приближаясь к озеру. Хотя оно в любом случае заслуживает почтительного отношения.

 

Титикака – самое большое по запасам пресной воды горное озеро в мире, его площадь 8300 кв. км. Еще многие считают его высочайшим в мире судоходным озером, оно расположено на высоте около 4 тыс. метров. Но некоторые источники это оспаривают, утверждая, что на территории Перу и Чили есть судоходные озера, расположенные еще выше.

 

В названии озера на самом деле нет ничего смешного: на языке индейцев кечуа «тити» – это пума, «кака» – скала. Существует версия, что своими очертаниями озеро напоминает – или когда-то напоминало – пуму. Лично я ничего подобного в контурах водоема не увидела (фото). А почему именно пуму, а не тигра, например, или какого-нибудь ягуара, понятно: пума для индейев кечуа – священное животное.

 

 

Вода в Титикака всегда холодная, температура в середине озера почти круглый год 10-12 градусов. У берега теплее ненамного, но для местных жителей это совсем не препятствие: в озере они и стирают, и моются (фото).

 

 

 

Вода очень чистая – посмотрите, какая прозрачная.

 

 

Озеро расположено на границе Перу и Боливии, и страны, конечно, соперничают в смысле привлечения туристов. На российском рынке в этом смысле более раскручена Перу, но только благодаря своей активности: турпродукт, в общем-то, аналогичный.

 

В прибрежный городок Уатахата мы приехали поздно вечером, в темноте. Разместились в гостинице Inca Utama Hotel&Spa. Сразу рекомендация: в ресторане отеля очень-очень вкусно готовят озерную форель – разумеется, из Титикака.

 

А утром, выглянув в окно, мы обнаружили прямо на территории гостиницы… индейскую деревню. Глиняные жилища, ремесленники, погребальные башни и даже маленький зоопарк, где живут ламы, альпаки и викуньи.

 

 

 

 

Именно здесь находится тот самый музей колдовства и целительства, о котором мы уже рассказывали.

 

На территории экодеревни можно пообщаться с Деметрио Лимачи, мастером изготовления лодок из тростника. В свое время в Египте он принимал участие в строительстве знаменитой лодки Ра II для экспедиции Тура Хейердала. Вместе с Деметрио в музее работает его племянник Фермин Лимачи. Гостям он с гордостью показывает книгу, где, в числе прочих, есть фотография русского участника хейердаловских экспедиций – Юрия Сенкевича.

 

 

Одна из обязанностей племянника – создавать правильную атмосферу для туристов. Когда мы садились на катер перед экскурсией по озеру, племянник безмятежно помахивал веслом неподалеку, управляя маленькой тростниковой лодкой. Конечно, мы с удовольствием его фотографировали.

 

 

А вот – для контраста – катер, на котором мы ездили по Титикаке.

 

 

Рядом стоял катер поменьше с потрясающе русским названием Glasnost. У него забавная история. Когда-то Михаил Горбачев подарил это судно президенту США Ричарду Никсону. Хозяин боливийской принимающей компании, который живет в США, обнаружил катер на какой-то распродаже, купил и привез в Боливию.

 

 

Позже мы убедились, что тростниковый транспорт на озере весьма популярен.

 

 

 

Названия островов, которые нам предстояло посетить на Титикаке, весьма интригующие – Солнца, Луны и… плавающие. С плавающих и начнем.

 

Плавающие острова. Вот таким мы увидели один из таких островов на фотографии в музее.

 

 

И почти таким же – в реальности.

 

 

Почему индейцы урос селились на плавучих островах? Вроде места хватало и на естественных, их на озере, по разным данным, от 32 до 36. Историки связывают это явление с приходом к власти в середине XV века инка по имени Пачакутек. Он начал завоевательные походы, захватил весь берег озера, а индейцев племени аймара стал обращать в рабство. А индейцы урос бежали – на тростниковых плотах. Поскольку причаливать им было некуда, на этих плотах они и жили, постоянно укрепляя их новыми слоями тростника. Толщина этих участков «суши» достигала двух метров.

 

К моменту нашего прибытия на плавающий остров его «жители» выставили тростниковые табуреточки для гостей и столы с сувенирами – плетеными фигурками животных, корзинками, лодочками, яркими ковриками с индейским орнаментом.

 

 

 

Нас угостили местным «подножным кормом» – корнем тростника тотора. Вот староста острова очищает его для гостей. Трава и трава, но вполне съедобно. И ничего не стоит – сам растет.

 

 

Все на этом острове было настоящее, полное хозяйство, детишки бегают.

 

 

 

 

 

Но ощущение туристического аттракциона не покидало. Хотя рассказывают, что на перуанской части озера урос действительно живут на плавучих островах, на некоторых даже есть школа, почта и т.д.

 

Поехали дальше.

 

Остров Солнца. Мифы рассказывают, что когда-то бог Солнца – Виракоча – отправил на землю своих детей Манко Капак и Мама Окльо, чтобы они основали империю Инкаико. Что они и сделали – на острове Солнца. И люди за это поставили брату и сестре памятники.

 

 

 

 

 

Лестница, которая начинается возле этих ярких фигур, ведет к святому источнику. Выпьешь глоток – и будешь молод и счастлив. И мы пошли вверх по «лестнице инков», чтобы попить волшебной воды.

 

 

Потом двинули выше. Встретили девочку с альпакой. Девочке четыре года, а уже работает: туристы фотографируют и дают малышке денежку. Обратите внимание: на заднем плане стоит ее папа, девчушка уточняет у него ответы, если туристы задают трудные вопросы. Например, сколько лет альпаке. Оказалось – полтора года.

 

 

Потом был маленький рыночек и веселая торговка: купите, а то не пропущу!

 

 

И вот такие пейзажи.

 

 

 

 

Цель нашего подъема – Posada dei Inca Eco-Lodge, «жилище инков», очень колоритная гостиница, расположенная на высоте 3860 м над уровнем моря. Подъехать к ней невозможно, туристы идут пешком – багаж тащат индейцы. Правда, и без багажа подъем нелегкий. Но того стоит.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ну и вид на озеро оттуда, опять же – умопомрачительный.

 

 

 

 

Здесь мы услышали еще одну версия названия озера. «Титикака» в переводе с языка аймара означает «священный камень». Он находился в храме Солнца на острове Солнца. Правда, самого храма уже нет, одни руины (фото).

 

 

А камень есть, вот он.

 

 

Между прочим, вот еще интересный факт. 21 декабря 2012 года, когда весь мир замер в ожидании конца света, президент Боливии Эво Моралес выступил перед народом, собравшимся на острове Солнца. Он сказал: «Народы мира!.. Конца света никогда не будет! Мы собрались здесь, чтобы дать всем народам мира надежду нового рассвета… Здесь, на острове Солнца тысячу лет назад началась эра Солнца и история детей Солнца. Но потом, с нашествием чужеземцев, наступила темнота… Сегодня мы закрываем эпоху тьмы и безвременья. Мы открываем новую эру света – Пачакути. В этот день, 21 декабря, начинается эра Пачакути, что означает пробуждение мира к новой культуре жизни. Это переход к эпохе, в которой человек живёт в единстве с природой, и все мы живём в гармонии и равновесии с космосом. Эта новая эпоха станет концом всяких монархий, иерархий, олигархий, анархии рынка и капитала...»

 

Остров Луны. Остров Луны. Иньяк Уйу, был местом поклонения жене Солнца. Здесь находятся наиболее сохранившиеся древние постройки в высокогорных Андах – остатки священной обители, именуемой Храмом Жрицы. Интересно, что часть стены храма построена без использования какого-либо соединительного раствора – камни держатся сами по себе. Храм частично восстановили, и сегодня можно сравнивать, как было и как стало.

 

 

 

В этот «женский дом» привозили избранных дев, которых здесь воспитывали под руководством старухи по имени Мамакона. Остров считается одним из самых мощных центров женской энергии на Земле, и здесь до сих пор проводят различные ритуальные церемонии.

 

Настоящая Копакабана. Знакомое название, правда? Все знают знаменитый четырехкилометровый пляж в Рио-де-Жанейро. Но, представьте себе, это имя курортный берег получил в честь маленького боливийского городка Копакабана – от благодарных бразильских моряков, чудом спасшихся во время шторма. Они считали, что спасла их Богородица, Вирхен-де-ла-Канделария, чудодейственная статуя которой хранится в соборе «настоящей» Копакабаны.

 

Как гласит легенда, в конце XVI века Пречистая Дева из Копакабаны явилась во сне принявшему христианство одному из последних правителей инков по имени Франсиско Тито Юпанки. Он был настолько потрясен этим образом, что решил вырезать Мадонну из дерева, для чего пошел специально учиться на скульптора. Фигуру Франсиско создал из древесного ствола кактуса агава. На своих руках принес творение в Копакабану, пройдя пешком более 600 км. И, руководствуясь только внутренним ощущением, поместил в одну из часовен городка. После чего и начались чудеса. Вирхен-де-ла-Канделария исцеляет, выполняет любые желания, помогает получать хороший урожай, останавливает эпидемии и т.д. Паломники пошли в Копакабану нескончаемым потоком. А Пречистую деву называют в народе Смуглой Мадонной, потому что она считается покравительницей местных индейцев с соответствующим цветом кожи.

 

В 1617 году для статуи построили церковь. А Франсиско – тоже в виде статуи – стоит у входа со своей Мадонной на руках.

 

 

 

 

 

Чтобы попасть в Копакабану, мы проехали по боливийскому берегу Титикака до узкого пролива Тикуина. Потом пересели на катер, а наш микроавтобус погрузился на маленький паром. Можно было проехать и по берегу, но, во-первых, это дольше, а во-вторых, пришлось бы пересекать границу Перу со всеми вытекающими формальностями.

 

 

Городок совсем небольшой, на несколько тысяч жителей, но вполне живописный.

 

 

Особенно в дни фестивалей, когда сюда съездаются десятки тысяч паломников и гостей. Главный праздник посвящен, конечно, Вирхен-де-ла-Канделарии, весь город наряжается и танцует, цветами украшают дома, окна, машины. К Мадонне стоит многочасовая очередь, люди молятся, а свои пожелания изображают воском на стенах часовни.

 

 

 

Колчани – ворота в соляную пустыню

 

Мы направляемся на юг Боливии, в удивительное место, о существовании которого, признаюсь, я узнала, только когда получила приглашение в Боливию – полезла в интернет, посмотреть, что это за страна такая. И обнаружила чудо невиданное. Именно оно стало толчком для принятия решения: еду!

 

От Ла Паса до Уюни – 815 км на юго-запад. Это расстояние мы преодолели на самолете. Точнее, на самолетике. Мест в нем примерно 20, два ряда по одному креслу в каждом.

 

 

Прямые рейсы ежедневно выполняет авиакомпания Amaszonas Airline, причем надо обязательно уточнять время вылета, потому что оно меняется в зависимости от непонятно чего. Нам, например, с нормальных 9 утра почему-то перенесли вылет на мучительные 5 утра. А могут и вовсе отменить – если, например, плохая загрузка. В общем, морока.

 

 

Но мы все заранее выяснили и полетели. Приземлились в Уюни, и наш самолет был единственным на всем летном поле.

 

 

 

Аэропорт совсем новый, открылся летом 2011 года. И, видимо, еще не до конца обустроен. А, может, вот такая разметка для парковки – вполне нормально для этих мест. Заодно мы оценили окружающий ландшафт – согласитесь, впечатляющий.

 

 

 

Не менее «красочным» оказался и сам город.

 

 

 

На крышах домов – бетонные балки. Их там укладывают, чтобы «не сносило крышу» – в буквальном смысле, поскольку здесь практически всегда дуют очень сильные ветра.

 

 

Более-менее «причесан» лишь центр города, есть даже пешеходная улица и башня с часами – копия лондонского биг-бена.

 

 

 

Но и здесь не без контрастов. Вот новый отель на одном углу площади.

 

 

А вот противоположный угол той же площади.

 

 

На этом фоне гостиничка Jardines de Uyuni, где мы остановились, действительно выглядела почти райским садом. Особенно внутри.

 

 

 

 

 

 

 

Уюни – городок на юго-западе Боливии, в департаменте Потоси, население немногим более 20 тыс. человек. В 1890 году он был основан как торговый пост. А сегодня его главная функция – обслуживание туристов, которые едут смотреть солончак, Салар-де-Уюни.

 

На солончак мы и направлялись. Но по пути, как и большинство туристов, заглянули на «кладбище паровозов», еще одну местную достопримечательность в 3 км от Уюни.

 

 

В этом городке пересекаются железные дороги до Каламы (Чили), Вильясона (граница с Аргентиной), Ла-Паса, Потоси. Когда-то движение здесь было очень интенсивным, но в 1950-х годах резко упала добыча минералов на местных рудниках, грузоперевозки снизились, и ненужные паровозы стали сваливать недалеко от железнодорожных путей.

 

 

 

 

 

Здесь нет экскурсий, нет поясняющих надписей, за исключением вездесущих «Emelia y Juan» и тому подобных. Но назвать все это банальной свалкой металлолома рука не поднимается, поскольку явно ощущается присутствие «человека организующего». Даже из этих железок пытаются извлечь пользу.

 

 

 

 

И народ охотно покоряет железяки, чтобы сфотографироваться «на вершине».

 

 

Специалисты говорят, в музее есть любопытные и даже редкие экземпляры локомотивов, да и вообще у каждого «железа» наверняка своя история. Еще в 2006 году местное самоуправление приняло 15-летнюю программу развития региона, где один из пунктов – превращение «кладбища» в музей под открытым небом. Семь лет уже прошло…

 

А мы отправляемся дальше, в Колчани, это поселок в 22 км от Уюни, на самой границе с соляной пустыней. Здесь живут добытчики соли. Как живут – смотрите сами. Серый, безрадостный пейзаж. Серые невзрачные дома. Вокруг – только соль да ветер.

 

 

 

 

 

 

Вот за этими воротами – и жилье, и производство.

 

 

Вот куски соли, привезенные с солончака. Как их добывают, мы увидим позже.

 

 

А вот куски уже обработанные – соляные блоки.

 

 

Именно в Колчани мы впервые увидели дома из соли, то есть из этих самых соляных блоков. Местный доступный материал. Потом мы увидим другие «соленые» строения, несопоставимые с этим лачугами, и вообще другую соль, но тем сильнее будут впечатления.

 

На местном рыночке – сувениры из соли.

 

 

 

 

Вообще этот рынок – своего рода туристический центр Колчани. Рядом находится Музей соли, но он оказался закрыт. Здесь туристы делают последнюю остановку перед отправлением на солончак. Там магазинов уже не будет. Ездят здесь, в основном, на арендованных Toyota Land Cruiser.

 

 

 

В Колчани работают две добывающие компании – синдикат и государственная. Члены синдиката – частники, добывают соль вручную и продают на перерабатывающий завод. Тем и живут.

 

Добывают соль, в основном, недалеко от «берега», чтобы далеко не возить. Ее сгребают в кучи, оставляют подсушиться, а потом отвозят на завод или самостоятельно перерабатывают в деревнях – на сувениры, пищевую соль и т.д. Следы этой деятельности мы увидели, когда подъехали к солончаку. Самих добытчиков – только издалека. Они не любят, когда их фотографируют, поэтому пришлось делать это незаметно.

 

 

 

Когда-то, примерно 30 тысяч лет назад, здесь было огромное соленое озеро. Потом оно высохло, и на поверхности осталась корка соли. Толщина ее везде разная, от 40 см у «берега» до 10 м в центре. Надолго ли хватит этого солончака? Лет на 400. Каждый год здесь добывают примерно по 25 тысяч тонн. А запасы – 10 млрд. тонн. Богатства несметные. Но под солью их не меньше: на глубину до 120 метров уходят слои ила, которые чередуются с пластами рапы – водного раствора, насыщенного хлоридом натрия, хлоридом лития и хлоридом магния, весьма ценными минералами. Их здесь пока вообще не добывают: иностранцев Боливия не допускает, а собственного завода нет, только планируют построить.

 

Уюни – самый большой солончак в мире, его площадь более 10,5 тысяч кв. км. В цифрах это, конечно, потрясает: тысячи километров белоснежной соли! Но гораздо более ошарашивающее впечатление производит Уюни, когда его увидишь.

 

Наш внедорожник двигался все дальше от «берега», все реже встречались машины, все белее становилась соль.

 

 

Потом, когда краев этой пустыни уже почти не было видно, мы остановились, вышли – и ослепли от хрустального блеска.

 

 

Уюни – бескрайнее царство соли

 

Все померкло – таинственные цивилизации, ведьмы и амулеты, священная Титикака и целительница Мадонна. Все чудеса Боливии, которые мы уже увидели, сделали шаг назад – в моем восприятии – и почтительно склонились перед чудом, сотворенным природой.

 

Если вы думаете, что я лежу на снежном поле где-нибудь в Подмосковье, то ошибаетесь. Это – соль.

 

 

Огромная соляная пустыня, более 10,5 тысяч кв. км, самый большой солончак в мире – Уюни. Кое-где вдали видно обрамление гор, изредка встречаются островки, поросшие кактусами, все остальное – белоснежное царство, невозможное и реальное, нетающее и вечное.

 

Жаль, мы не увидели его в сезон дождей, с конца ноября по март, когда солончак покрывается тонким слоем воды и превращается в огромное зеркало. Вот таким бывает Уюни (фотографии из интернета).

 

 

 

 

В этот период сюда особенно любят приезжать японцы – погонять на автомобилях и сделать редкие кадры. У солончака почти идельно ровная поверхность – перепад высот не более одного метра. Препятствий на пути – никаких, сцепление колес с «грунтом» – отличное, скорость – выбирай любую. В качестве примера: на аналогичном озере Бонневилль в США, которое, правда, в 25 раз меньше, чем Уюни, проложены две трассы, позволяющие развивать скорость более 1000 км в час.

 

Но не всегда все так уж безмятежно. На самом краю боливийского солончака со стороны Колчани стоит памятник погибшим туристам: пятеро японцев, пятеро израильтян и трое боливийцев. Две машины, лобовое столкновение. Почему они не разъехались в бескрайней пустыне? Не у кого спросить, что же произошло здесь в мае 2008 года: погибли все. Их нашли уже мертвыми.

 

 

Поверхность солончака ровная, но не одинаковая. В зависимости от испарения воды, температуры воздуха, силы ветра и еще бог знает чего, солевая корка застывает разными рисунками – пяти– и прочими многоугольниками, разнокалиберной «апельсиновой коркой», «вязаным ковром» и т.д.

 

 

 

 

 

 

Идеально ровная поверхность позволяет создавать фотографии с оптическим обманом – любимое развлечение туристов. В интернете полно таких приколов.

 

 

 

Мы тоже попробовали.

 

 

И вообще здесь все время хочется изобразить что-нибудь сюрреалистическое.

 

 

Едем-едем, и вдруг прямо посреди белого безмолвия – как мираж: какой-то дом, флаги. Подъезжаем. Оказалось – бывшая гостиница.

 

 

 

Соленый отель. Это был один из первых соляных отелей в Уюни, его построили в 1995 году, и он очень быстро стал популярным. Еще бы, такая экзотика. Однако расположение гостиницы в центре солончака, отсутствие водоснабжения вызвало серьезные санитарные проблемы, включая загрязнение окружающей среды. В 2002 году отель закрыли, и он фактически превратился в памятник первой соляной гостинице.

 

 

По-прежнему, рядом на специальном подиуме развеваются флаги, можно определить, туристы из каких стран здесь останавливались. Российского мы не обнаружили.

 

 

Ухоженная «территория» и даже есть что-то вроде естественного бассейна.

 

 

Сначала мы заглядывали через окна. Все из соли – стены, столы, стулья! И все сохранилось, будто отель работает, и занавески есть, и скатерти.

 

 

А потом мы обошли здание и увидели открытую дверь.

 

 

Зашли. Место явно обжитое: подушки на соляных стульях, скатерть на столе и вроде сувенирный магазинчик, но без продавца.

 

 

О, да здесь люди! Обедают, все чин чином – кастрюльки, тарелки, приборы. Оказалось – туристы из Франции. И даже разрешили их сфотографировать.

 

 

В общем, отель используется как место отдыха и питания. В крайнем случае, здесь можно даже переночевать. Воду и еду, конечно, надо привозить с собой. Вообще практически во всех внедорожниках, которые возят туристов по солончаку, есть оборудование для приготовления или хотя бы разогрева пищи, а водитель часто выполняет еще и функции повара.

 

Отели из соляных блоков строят и сегодня, но только на окраинах солончака и в соответствии со всеми требованиями экологии. Но об этом позже.

 

Следующим «миражом» на нашем пути стал «колючий» остров. Так он выглядел издалека, и еще более колючим оказался вблизи.

 

 

В центре Уюни находятся несколько островков суши, это вершины древних вулканов, которые ушли на дно еще в те времена, когда здесь было соленое озеро. Их «грунт» – это окаменевшие кораллы, ракушки, водоросли. И растут здесь, в основном, только кактусы. Но какие!

 

 

Кактусовый лес. Остров Инкауаси находится практически в центре солончака Уюни, в 45 км к западу от Колчани.

 

 

Небольшой, его площаль 246 кв. м. Вполне цивилизованно оборудован: информационный центр, музей, магазин, туалет, кафе. Да и вход платный – 15 боливиано (75 рублей) с человека. Но при этом – нереальная экзотика, просто какая-то невероятная планета из фантастического фильма. Тысячелетный лес гигантских кактусов, некоторые высотой до 12 метров!

 

 

 

 

 

 

 

 

Подниматься нелегко. Сам остров высотой всего метров 50, зато расположен на высоте около 4000 метров. Высотомер на часах нашего гида Ибана Бланко показывают 3790 метров.

 

 

Дышать тяжело, да еще и от окружающего вида захватывает дух. Но мы идем выше.

 

 

Высота – 3810 м. «Выше?», – спрашивает Ибан. Конечно!

 

 

 

И не пожалели. Во-первых, увидели ствол кактуса, которому 1203 года!

 

 

 

Посчитать несложно: гигантские кактусы trichocereus pasacana, так они называются, растут на 1 см в год. На острове их, конечно, никто не срубает, это заповедник. Растения умирают естественной смертью. На табличке написан год, когда дерево упало – 2007, его длина 12 м 3 см. Следовательно, этому кактусу 1203 года, что и зафиксировано на табличке. Растения-динозавры!

 

Интересно, что именно после смерти эти удивительные создания начинают служить людям. Древесная часть кактусов достаточно прочная и весьма эффектная на вид.

 

 

И вот что из нее делают.

 

 

 

 

 

 

А еще с вершины Инкауаси мы увидели бескрайнее море соли. Говорят, это лучшая точка для фотографирования солончака. Солнце светило в объектив, поэтому снимки получились не очень. Но глаз оторвать от этой невероятной картины мы не могли.

 

 

Солнце жарит нещадно. Отправляясь в Боливию, мы посмотрели прогноз погоды, который обещал в среднем плюс 18 градусов. Конечно, нам и в голову не пришло взять защитный крем. Не подумали о высоте, о близости к солнцу – и обгорели сразу же. А на солончаке воздействие солнца многократно усиливается из-за эффекта отражения. Пришлось покупать уже не крем, а мазь от ожогов. Только этим и спасались.

 

А теперь – вниз.

 

 

Возле острова специально оборудованы места для ланча.

 

 

 

 

В пик туристического сезона здесь останавливается до 50 машин.

 

Но мы прощаемся с этим невероятным островом и, долго оглядываясь, едем дальше. «Нас ждет обед совсем в другом месте», – хитро улыбаясь, сказал Ибан Бланко.

 

 

Если блюдо подадут недосоленное, просто лизните стол

 

Мы ехали по этому белому безмолвию еще примерно час. Переполненные впечатлениями, молчали. Смотрели по сторонам. Поэтому сверкающую точку вдали увидели все одновременно, и только поэтому не подумали, что это очередной мираж. Боюсь повториться, но, честное слово, мы онемели, когда подъехали ближе и смогли рассмотреть эту «точку». А вы бы не онемели?

 

 

Уюни предлагает немного вариантов размещения. На «берегу» можно остановиться в лачугах с частичным электричеством и без отопления, в гостиницах или в соляных отелях. На самом солончаке ночуют в машинах, палатках или просто в спальниках. Ничего не поделаешь, ради того, чтобы увидеть эту красоту, приходиться терпеть лишения.

 

Но с недавних пор появилась и другая возможность. Боливийский партнер компании Poseidon Expeditions купил в США два автодома Airstream Safari и предлагает путешествовать по солончаку с полным комфортом. Этот автодом и ждал нас на краю солончака, недалеко от поселка Хирира.

 

 

Airstream Safari – это пять звезд на колесах. Двуспальная кровать, диван, стол с диванчиками, горячая вода, душ, туалет, обогреватель и подогреваемые одеяла, куча висячих шкафчиков для вещей, док-станция для iPod, холодильник и даже мини-бар.

 

 

 

 

Автодом присоединяется к полноприводному автомобилю. В принципе, можно сделать целый автопоезд, сцепив несколько таких домов на колесах – например, для компании из 4-6 человек.

 

И вот перед этим чудом техники нас ждал сервированный стол: алый тент, белоснежная скатерть, такие же чехлы на стульях, серебряные приборы.

 

 

За автодомом стоял вспомогательный прицеп с кухней. Там хозяйничал повар – самый настоящий, в белом кителе и с колпаком на голове.

 

 

Предполагается, что после ужина внедорожник уезжает в ближайшую деревню, увозя с собой повара, водителя и гида. Гости остаются одни, на случай непредвиденной ситуации у них есть радиосвязь и спутниковый телефон. А утром они могут увидеть, как солнце заливает светом самый фантастический ландшафт на земле. Потом завтрак, который привезет повар, и – снова в путь.

 

Недалеко от деревни Хирира, в местечке Кокес, туристов ждет еще одно потрясение: чулпы – гробницы доинкского периода, где удивительным образом сохранились мумии. Хотите увидеть – смотрите.

 

 

 

 

Мы в Кокес не поехали, поскольку не любители острых ощущений, а изображения «живущих» там мумий нам показали на фотографиях. Нас больше прельщал Дворец соли – Palacio de Sal Hotel & Spa, гостиница недалеко от Колчани, где нам предстояла ночевка. Вот он вдали – чем не мираж?

 

 

Стены и потолки из соли. Рецепция из соли. Лобби из соли.

 

 

 

Столы и стулья в ресторане – из соли. Мы смеялись: если блюдо подадут недосоленное, можно просто лизнуть стол.

 

 

Бар, лестницы, часы и даже скульптуры – из соли.

 

 

 

 

 

 

Камин – из соли!

 

 

В качестве штукатурки – тоже соль.

 

 

Кровать в номере – из соли.

 

 

Вот такой куполообразный потолок.

 

 

Интересно, а унитаз тоже из соли? Заглянула в санузел – нет, нормальный.

 

 

Гостиница площадью 4500 кв. м, 24 номера на 48 человек. Есть сауна, паровая баня, джакузи. Бар на втором этаже – из дефицитного здесь дерева.

 

 

Вот так все необычно. В каждом номере даже есть инструкция «по пользованию отелем»: «Мы находимся в пустыне, и вода – наша главная ценность. Подогревается вода от солнечных батарей. Пожалуйста, расходуйте её экономно. У нас случаются отключения электричества. В этом случае мы используем генератор. Когда он работает, запрещено пользоваться фенами и другим энергоёмким оборудованием…»

 

 

Горная болезнь как туристическая пикантность

 

Путешествие в Боливию – экзотика во всех смыслах слова. Даже с точки зрения самочувствия. Страна высокогорная, и это надо учитывать, как бы ни велико было стремление увидеть все боливийские чудеса.

 

Ла-Пас – самая высоко расположенная столица государства в мире, она находится на высоте 3600 м над уровнем моря. Аэропорт Эль-Альто – еще выше, около 4060 м. И, отправляясь в Боливию, мы как-то не задумались, что на такой высоте кислорода значительно меньше, чем на привычном нам «уровне жизни». И напрасно.

 

Нет, ничего особо страшного с нами не произошло, но все же горная, или высотная болезнь проявила себя во всей красе. Правда, сначала мы и не поняли, что это именно «горняшка», как называют ее альпинисты. Ну, заболела голова – бывает. Ну, сердце как-то сильно заколотилось – так ведь поднимались по лестнице. И периодически хотелось поглубже вдохнуть, будто не хватало воздуха. А его, оказывается, и не хватало.

 

Потом было сонливое состояние и одновременно бессонница, периодически возникала вялость и слабость, ломило затылок, кружилась голова, учащалось дыхание, слегка тошнило. Нас, правда, уже просветили, что это и есть симптомы горной болезни, через несколько дней организм адаптируется и все будет в порядке. Проблема была в том, что через несколько дней мы улетали на родину, так что бедный организм так и не успел сообразить, что же с ним происходит.

 

В качестве лекарства мы пили чай из листьев коки и даже жевали сами листья. В боливийских кафе можно попросить блюдечко с листьями при заказе блюд, никого это не удивит, народ в Боливии жует коку, как жвачку, постоянно держа за щекой шарик из листьев.

 

 

В Боливии даже пиво делают с кокой

 

 

Листья мешками продают на рынках, это часть национальной культуры. Говорят, при жевании лист коки действует как стимулятор. Но, например, мой организм, изумленный резкой переменой обстоятельств, этого тонизирующего эффекта не почувствовал. Я даже пыталась «чифирить», заваривала в чашке не один, а два-три пакетика с чаем из коки – безрезультатно. К аналогичному эффекту приводили старания и моей коллеги по поездке, менеджера компании Poseidon Expeditions Елены Титовой.

 

Еще для борьбы с «горняшкой» нам рекомендовали избегать алкоголя и кофе, пить побольше воды, не переохлаждаться и не переутомляться. При плохом самочувствии во всех боливийских отелях можно попросить кислород – принесут баллон, маску, дадут подышать, и эта услуга бесплатная.

 

Мы, конечно, не унывали. Неожиданные ощущения добавляли нашему путешествию туристической пикантности. Однако Елена усвоила, что, предлагая туры в Боливию, надо обязательно предупреждать клиентов о возможных осложнениях в самочувствии.

 

Возможных – потому что горной болезни подвержены не все. Считается, например, что женщины переносят гипоксию – кислородную недостаточность, легче, чем мужчины. Как ни странно, хуже себя чувствуют молодые люди, особенно нетренированные. Плохо чувствуют себя те, у кого проблемы с сосудами, сердцем и легкими, повышенное давление.

 

Есть еще один способ избежать высотной болезни – подниматься постепенно. Например, прилетать в Боливию не через аэропорт Эль-Альто, а через Санта-Крус-де-ла-Сьерра, он расположен на высоте всего 418 м над уровнем моря. Также распространены комбинированные туры Перу – Боливия, именно в такой последовательности, и не случайно. Аэропорт в столице Перу Лиме расположен на высоте 3300 м, а в Куско – 3200 м, тоже довольно высоко, но все же ниже, чем Эль-Альто.

 

Ну а напоследок – еще одна боливийская пикантность: киноа, самый питательный злак в мире. Его еще называют квиноа, кинва – кто как прочитает слово quinoa. Растет в Андах, в Боливии эта крупа популярна так же, как у нас гречка. Боливийцы едят ее каждый день, наравне с картошкой и кукурузой. Так что мы познакомились с этой невиданной крупой сразу после приезда.

 

 

Мы ели суп из киноа, который мне так понравился, что я решила непременно купить пачку крупы домой.

 

 

Тем более что из нее чего только не готовят боливийские домохозяйки – кашу, салаты, гарниры, начинку для пирогов, плов, соусы, котлеты, а из муки – всякую выпечку. Более того, крупу можно вообще не варить, с вечера залить кипятком, оставить на ночь в тепле – к утру каша готова.

 

Но купить не удалось – все откладывали, программа была плотная, в результате просто не успели заехать в магазин. Но оказалось, что киноа можно купить и в России, а в интернете полно рецептов. Крупа недешевая, за последние два десятилетия каша из киноа стала очень популярной среди тех, кто старается вести здоровый образ жизни. Оно понятно: в этих маленьких зернышках есть весь набор необходимых человеку аминокислот. Цена выросла, что сделало выращивание киноа рентабельным, и теперь боливийские фермеры все свободные земли засеивают именно этим злаком. А культивировать киноа начали инки около 6 тысяч лет назад.

 

Но самое удивительное, что 2013 год, оказывается, объявлен годом киноа! Это сделала Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (Food and Agriculture Organization, ФАО) по предложению Боливии, крупнейшей страны-производителя злака.

Ещё о Боливия
 
 
 
 
 

 
 
 
Rambler's Top100

Rambler's Top100