Тревелпорт

Приключения доктора юридических наук в путешествии по Смоленской и Тверской области

Летом прошлого года меня поставил в тупик один телефонный звонок. Незнакомый человек из Санкт-Петербурга сообщил, что собирается в отпуск и поэтому интересуется: в каком из регионов России «самый любезный и вежливый сервис»? Признаюсь, я затруднилась дать ответ. Мы немного порассуждали о человеческом факторе в сфере обслуживания и распрощались.

И вот, год спустя, вдруг получаю электронное письмо: «… пишет ваш телефонный собеседник из Петербурга, который, если помните, в 2014 году интересовался состоянием дел на внутреннем туристическом рынке… Полагаю, что теперь моя очередь обеспечивать вас информацией, так как по стране езжу уже 20 лет (а туристической тематикой занимаюсь 21 год) и кое-какие наблюдения имею. Посему высылаю свой отчет за этот год. Надеюсь, мои финансово-бытовые наблюдения вам пригодятся».

Открываю с настороженностью. По оформлению и собранной фактуре – реально отчет. Причем скрупулезный, тщательный, явно сделанный человеком внимательным, дотошным. Но что удивительно: несмотря на огромное количество подробностей, сухость изложения и некоторую специфику стиля, я прочитала текст на одном дыхании. Оторваться не могла! Сколько важной информации, ценных наблюдений, неожиданных деталей, метких замечаний! И все, пусть и любительскими фотографиями, но тщательно проиллюстрировано. Просто кладезь сведений для турфирм, которые стремятся работать профессионально. И, конечно, это настоящее руководство к действию для областных и муниципальных администраций – если, конечно, они хотят, чтобы к ним ехали туристы.

Объяснение этой скрупулезности, дотошности и специфики стиля нашлось быстро: Александр Львович Рогачевский оказался юристом. Да не простым, а доктором юридических наук, правоведом, известным специалистом по цивилистике и истории права. Более того, с 1994 года Александр Львович занимается юридическими аспектами туризма, автор многочисленных публикаций, которые выходили не только в России, но и в Германии. Сейчас работает над обширным исследованием, посвященным развитию туристического законодательства в России от истоков до наших дней.

И вот с такими знаниями Александр Львович 20 лет путешествует по России. Представляете?

Итак, сегодня в рамкахпроекта «Просто Россия» мы выступаем в необычном жанре – публикуем не интервью, а действительно практически отчет. Но абсолютно уверены: всё, о чем написал Александр Львович Рогачевский, тоже - «просто Россия».

 

Ирина Тюрина, RATA-news

 

 

А.Л. Рогачевский

Поездка в Смоленскую и Тверскую области

В июле 2015 г. автору этих строк довелось совершить поездку в Смоленскую и Тверскую области, заодно откликнувшись на призывы государства поддержать рублём внутренний туризм. Путешествие продолжалось с 6 по 13 июля. Я посетил Вязьму, Хмелиту, Белый и Ржев. Эти города образуют углы почти равнобедренного треугольника: Ржев и Вязьма расположены на одной и той же железнодорожной линии Петербург – Смоленск, а Белый лежит соответственно к юго-западу и северо-западу от них, являясь центром одного из отдалённых районов Тверской области. Хмелита – это музей-усадьба в окрестностях Вязьмы. Посещённый край расположен лежит на главном европейском водоразделе: Ржев географически относится к Верхневолжью, Белый – к бассейну Западной Двины, Вязьма расположена на одном из притоков Днепра.

Ниже изложены мои впечатления от этого путешествия. Особое внимание я стремился уделить вопросу о том, на что реально может претендовать за свои деньги рядовой турист-одиночка, интересующийся историей и культурой этих мест.

 

 

Организация поездки

К тому времени, как прояснились сроки моего отпуска, оказалось, что в эти края ни одной группы из Петербурга не планируется, а большинство турфирм перегружено в связи с отправкой отдыхающих на курорты. Альтернативные варианты, изредка мелькающие в каталогах отдельных компаний, предлагались исключительно через Москву. Меня это никак не устраивало, поскольку отъезд таких групп из Москвы осуществляется рано утром на автобусах и притом не от Ленинградского вокзала. На практике это значит, что петербургский турист должен будет либо приехать в столицу накануне и ночевать там (что заметно удорожает поездку в целом), либо выбирать поезд, который приедет в Москву в конце ночи, и мчаться на другой вокзал, не выспавшись, толком не позавтракав и не приведя себя в порядок. Поэтому на повестку дня встал вопрос об индивидуальной поездке.

Предварительное наведение справок заняло около полутора недель. Надо было обзвонить музеи (чтобы не приехать к закрытым дверям), затем по второму кругу – гостиницы, чтобы выяснить наличие мест, цены и характер услуг, по третьему кругу – автовокзалы (чтобы, увы, в очередной раз убедиться в сокращении и отмене местных рейсов).

Рациональное планирование поездки осложнялось ещё и тем, что музейная сеть в провинции сильно централизована. Музеи в райцентрах обычно являются филиалами областных краеведческих музеев и работают по единому с ними графику. На практике это значит, что понедельник (а порою и вторник) – обычно выходной день, а альтернативных музеев в провинции очень мало. На это время имеет смысл планировать либо дорогу, либо осмотр города – если повезёт, то с гидом.

Междугородные билеты я приобретал через интернет, номера в гостиницах бронировал по телефону. Экскурсия по Вязьме была заказана посредством электронной почты: в местный музей была выслана подробная заявка с перечнем сведений, которые я хотел бы услышать.

 

 

Транспортные услуги

Пассажирские авиалинии Петербург – Смоленск и Петербург – Тверь не функционируют уже много лет, поэтому пришлось обратить взоры в сторону РЖД. Туда и обратно я добирался поездом Петербург­ – Смоленск, выйдя сперва на более дальней станции Вязьма, а возвращался домой из Ржева. Железнодорожные поездки обошлись без приключений, хотя в купе и туда, и обратно было душно, а спать мешал храп соседей (по дороге в Вязьму) и плач ребёнка (по дороге из Ржева в Петербург). Дорога составляет около 10 часов.

Горячий чай в вагоне имеется постоянно, комплект белья входит в стоимость билета. Однако к индивидуальный пакетик с мылом к комплекту белья почему-то не прилагается. Железнодорожный вокзал в Вязьме за последние годы довольно прилично отремонтирован и несколько обновлён: появились современные яркие светильники, автоматы по продаже кофе и проч., а также интересные объявления, призывающие к бдительности перед террористами.

Обратно в Петербург я ехал, как уже сказано, из Ржева. Отправился сразу на поезд, стоявший у первой же платформы, поэтому впечатлений от вокзала не имею.

Дорога в купейном вагоне туда и обратно обошлась мне в 5363 р. 70 коп.

Что касается поездок между Вязьмой, Белым и Ржевом, то здесь ситуация много хуже. В Белом нет железной дороги, добираться из Петербурга до ближайшей станции Нелидово долго и неудобно. Регулярного автобусного сообщения Белого с Вязьмой не существует, со Ржевом – есть рейсы, но не каждый день и по очень неудобному для туриста графику. Из надёжных средств сообщения остаётся лишь такси.

При этом дорога от Вязьмы до Белого в принципе малопригодна для сообщений. Скверное двухполосное шоссе превращается сперва в грунтовую дорогу, а затем просто в лесную просеку (длиною около 20 км), в которой лесовозами проделаны глубокие колеи. Довольно обычная, увы, история для дорог местного значения на границах соседних областей. Если бы не погожий день, то нет гарантии, что такси не увязло бы в глине, несмотря на то, что на топких и разбитых колёсами местах кое-где сделана подсыпка из древесного мусора. Кстати, на данной трассе какие-либо знаки, указывающие, где заканчивается Смоленская область и начинается Тверская, нам не встретились.

Из-за редкого спроса на поездки по этому маршруту водитель такси сам не был осведомлён о состоянии дороги и некоторое время пребывал в шоке. Тем более что его электронный навигатор из-за плохой и ненадёжной сотовой связи на этом участке пути регулярно глох. Лишь после подключения спутникового навигатора (который тоже сработал не сразу) удалось выяснить, что мы не упрёмся в болото, а дальше всё-таки будет некая дорога, которая в итоге и привела нас к Белому.

Весьма неудобно и сообщение из Вязьмы в Хмелиту и обратно: автобусные рейсы туда организуются не каждый день и по не слишком удобному расписанию. Из-за этого до усадьбы тоже пришлось добираться на такси (обратно – на рейсовом автобусе). Необходимость перемещаться на такси существенно удорожает поездку в целом. В итоге путь из в Вязьмы в Белый (120 км) и из Белого в Ржев (около 137 км) обошлись соответственно в 2200 и 2500 руб., то есть 18 руб. 33 коп. и 18 руб. 25 коп. за километр. При этом следует учесть, что на вторую поездку мне была сделана скидка в 200 руб., поскольку пришлось ждать такси дольше предполагавшегося времени, а сама машина была недостаточно комфортабельна. Обычно же таксопарк (пока единственный в Белом) берёт за рейс до Ржева 2700 руб. (то есть 19 руб. 70 коп. за километр). За рейс из Вязьмы в Хмелиту вяземские таксисты на привокзальной площади просили плату по ставке 20 руб. за километр пути. Меня такие расценки не устроили, и я вызвал такси из другого таксопарка. Дорога длиною в 38 км обошлась в 600 рублей, то есть в 15 руб. 79 коп. за километр. Для сравнения: обратный путь между Хмелитой и Вязьмой рейсовым автобусом стоил 90 р., или всего 2 р. 37 коп. за километр.

Что касается внутригородского сообщения, то Вязьме и Ржеве курсируют автобусы и маршрутные такси. Плата за проезд – от 14 до 16 руб. Кроме того, имеется сообщение на такси внутри города, которое обходится в 70-80 руб. В общей сложности на 5 поездок внутригородским транспортом у меня ушло 166 руб., а на разъезды вне городов – 5390 руб.

 

Итого транспортные расходы за 7 дней составили 10919 руб. 70 коп.

 

 

Проживание

Главным моим пожеланием было наличие гостиницы, в номерах которой есть санузлы, круглосуточное горячее водоснабжение, удобные подушки и тишина. Сегодня удовлетворить эту потребность по-прежнему можно не везде. В Вязьме я жил в гостинице «Золотой улей» – это старый двухэтажный дом дореволюционной постройки с новой мансардой, расположенный во дворе современного квартала.

Одноместных номеров как таковых нет, но меня разместили в двухместном, обещав по джентльменскому соглашению не вселять других постояльцев и взяв почти вдвое меньше. Номер имеет санузел с электроводогреем (мыло и гель для душа входят в стоимость), холодильник и телевизор (с дистанционным управлением), который я не смотрел. К услугам постояльца также электрочайник и беспроводной доступ в сеть «Интернет» (по паролю) с весьма приличной скоростью, позволяющей при желании просматривать видеоматериалы онлайн.

Несомненными недостатками номера являются отсутствие прикроватных светильников и кондиционера, а также скверная вода, которую можно употреблять, в лучшем случае, в кипячёном виде. Кроме того, по ночам докучают комары.

Персонал гостиницы довольно любезен и предупредителен.

Проживание в номере с завтраком обходится гостю в 1000 руб. в сутки. За время проживания (с учётом брони) у меня ушло на гостиницу 3100 руб.

Гостиница «Обша» в городе Белом находится в страшненьком дореволюционном здании, занимает его второй (и последний) этаж, вход со двора.

Номеров с удобствами нет, одноместных тоже нет, горячей воды нет. Я занял двухместный номер, оплатив оба места, поскольку ожидался наплыв гостей. Это обошлось в 1000 руб. в сутки. В комнате с окном на ул. Ленина – две железные кровати, два разваливающихся стула и видавший виды стол с клеёнкою. На подоконнике имеется также телевизор, который я не смотрел. Электрочайника в номере нет (его можно взять на время с холодильника в вестибюле), доступа в сеть «Интернет» нет. Завтраков постояльцам также не положено.

Несмотря на такие спартанские условия, следует отдать должное нынешним хозяевам: они сделали очень приличный ремонт санузла на том же этаже. Там имеется одна уборная и два умывальника, нигде не течёт и не пахнет, можно в целом гигиенично умыться, пусть и холодной водою. Уборка проводится регулярно. В общем, сутки-двое, если очень нужно, можно потерпеть.

Персонал гостиницы весьма любезен. Предоставляется возможность хранения багажа после освобождения номера без дополнительной платы.

Гостиница «Спорт» в Ржеве – здание позднесоветских лет из силикатного кирпича, подвергшееся некоторой реконструкции. Свободных одноместных номеров, если они и есть, в отеле я не застал. Как и в Вязьме, занял место в двухместном номере, что стоило 1500 руб., а с учётом платы за неполные сутки в день отъезда проживание обошлось в 2250 руб.

Номер имеет санузел (в стоимость входят мыло, гель для душа и шампунь), холодильник и телевизор (с дистанционным управлением), который я не смотрел. Предлагаются также матерчатые тапочки, которые можно забрать с собою. Имеются электрочайник и беспроводной доступ в сеть «Интернет» (по паролю). Окна на лето затянуты сеткой, имеется также электрофумигатор, который избавляет от комаров. От прихожей комната отделена дополнительной дверью, глушащей звуки из коридора, а окно выходило на тихую улицу.

Кондиционера в номере нет. Недостатком санузла является отсутствие полочки над умывальником. Кроме того, приходилось не менее пяти минут сливать воду из крана, пока та станет тёплой, а затем горячей. Воду из-под крана лучше не пить, и даже в кипячёном виде она имеет специфический привкус.

Завтрак в стоимость номера не включён, и вообще гостиница не имеет собственного кафе.

Персонал гостиницы любезен и предупредителен.

Общий существенный недостаток двух из трёх названных отелей (в Вязьме и Ржеве) – отвратительные современные подушки. Ради экономии (и, возможно, отчасти ради гигиены) они набиты вместо перьев и пуха каким-то синтетическим материалом и совсем не эргономичны: либо плоски как блин, либо упрямо пружинят и не дают возможности почувствовать себя комфортно. В любом случае они не выполняют главной функции – не принимают форму шеи и головы, обеспечивая глубокий спокойный сон. Подушку традиционного вида получить невозможно. Та же проблема в купе поезда Петербург – Смоленск: подушки старого образца использовать перестали, а новые имеют такую же гнусную синтетическую набивку. После такой ночи порою чувствуешь себя невыспавшимся и разбитым. Крайне неприятно сознавать, что экономия гостиниц и перевозчиков приводит к дискомфорту постояльца или пассажира.

 

В общей сложности на проживание в трех гостиницах в течение 6,5 дней я потратил 6350 руб.

 

 

Питание

За последние 20 лет положение с общественным питанием в провинции заметно улучшилось. Однако ощутимая нехватка заведений, соответствующих критерию «хорошо и недорого», по-прежнему является одной из серьёзных проблем, сдерживающих развитие въездного туризма в Смоленской и Тверской областях. Несколько особняком среди гастрономических впечатлений стоят завтраки, устраиваемые в кафе вяземской гостиницы «Золотой улей». Это исключительно порционные блюда, причём меню весьма скудное: в лучшем случае – сосиска с макаронами, в худшем – пара оладьев со сметаной; в качестве питья – чай из пакетика. Эту трапезу могут доставить и в номер, взяв за услугу 100 рублей, что не кажется мне удачной идеей.

В Вязьме я столовался, в основном, в кафе «Пицца-Марио», уложиться менее чем за 238 рублей за обед (безо всяких излишеств вроде спиртного и сладкого) мне не удавалось. Трапеза в ржевских кафе обходилась в сумму порядка 200 рублей. В Белом же на весь город – лишь три заведения, одно из них – приличное кафе «Старый город», довольно вкусный обед в котором (с десертом) обошёлся в 249 руб.

В нём и в городской столовой (у моста) обращает на себя внимание восхитительное картофельное пюре: как мне рассказали, это объясняется не только мастерством поваров, но и особенностями какого-то местного сорта картофеля и местной же почвы. Но в Белом приезжего подстерегает неприятный сюрприз: в субботу и воскресенье все три кафе открываются на ранее полудня. В итоге с утра даже выпить чашку чая и съесть бутерброд в этом райцентре – настоящая проблема, что довольно дико.

Хуже всего с питанием обстояло дело в Хмелите. Казалось бы, в популярном у туристов месте должен существовать хотя бы нехитрый буфет. Но, увы, там нет ни единого заведения, где можно поесть, что весьма неприятно, поскольку в середине дня никаких рейсов нет, а единственный автобус на Вязьму приезжает лишь в 19 часов. К счастью, поблизости от усадьбы имеются два продовольственных магазина. В одном из них продавщица любезно согласилась налить кипятку в приобретённый у них же концентрат блюда быстрого приготовления (картофельное пюре с говядиной) и выдать одноразовую ложку, что вкупе с булочкой и соком позволило немного утолить голод. Кажется странным, что при довольно заметном наплыве публики летом ни один из магазинов не завёл у себя микроволновой печки, чтобы хотя бы разогревать для туристов какие-нибудь запечатанные в пластик блюда быстрого приготовления – на них наверняка был бы спрос.

Безусловными недостатками местных заведений являются низкое качество воды, а также полное отсутствие традиционных блюд местной кухни, которыми некогда славились, к примеру, тамошние трактиры. Что 20 лет назад, что сегодня в общепите невозможно отведать и местной речной рыбы – даже в Ржеве, хотя он стоит на Волге, причём именно на том участке, который остался относительно чистым. На мои вопросы ржевитяне только пожимали плечами и советовали отправиться за рыбкой на базар, что не подходит для туриста, приехавшего на сутки с небольшим. А жевать в общепите в разгар лета привозную тилапию или даже неведомо где выращенную форель – малоприятно для языка и желудка.

За последние годы общедоступный умывальник с мылом (а если повезёт, то и с горячей водою), наконец, перестали быть экзотикой. Мыла на умывальнике не оказалось только в столовой Вяземского машиностроительного завода, но мне по специальной просьбе был предоставлен флакон жидкого мыла для рук.

Что же касается культуры обслуживающего персонала, то наилучшее впечатление произвело бельское кафе «Старый город». В Вязьме не понравилось, что в ряде заведений персонал явно не обучен мыть руки. Наименее любезными и расторопными показались мне сотрудники ржевских заведений.

Из пищевых продуктов местного производства можно рекомендовать минеральную воду (продаётся в бутылках), очень вкусный ржаной хлеб Сафоновского хлебного завода. Неплохи и местные молочные продукты (творог, сметана), которые быстро разбираются покупателями. Довольно вкусны выращиваемые вяземскими жителями ягоды (земляника, клубника и др.), которые можно купить на маленьких уличных базарчиках.

Ужинал я в гостиницах пищей, приобретённой в магазинах. Администрация к этому препятствий не чинит.

 

На питание во время поездки (в том числе на провизию в дорогу и без учёта стоимости завтраков, включённых в цену проживания в вяземской гостинице) у меня ушло 2737 руб. 5 коп.

 

 

Общественные уборные

С общественными уборными в перечисленных местах дело обстоит неважно: они редки, а санитарное состояние их обычно плохое. В кафе и ресторанах уборные не всегда имеют туалетную бумагу и полотенца или действующие электросушители для рук. Впрочем, в Хмелите в этом году отремонтировали одно из крыльев дворца и разместили там вполне приличную уборную, даже с тёплой водою в умывальниках.

 

 

Достопримечательности, экскурсии и развлечения

Земли, где проходил мой маршрут, много раз переходили из рук в руки, поэтому местные города и веси очень страдали от разрушений и пожаров. И всё же, несмотря на бурные исторические события, кое-что уцелело. Однако средств на реставрацию и содержание памятников прошлого выделяется явно недостаточно. То же самое касается городского благоустройства: состояние тротуаров и мостовых, городских скверов и парков, а также уже упомянутое качество питьевой воды и коммунальной гигиены оставляют желать много лучшего. Если порою и удаётся что-то сделать, то это часто зависит от того, сколько средств выпросили из областного или федерального бюджета.

Хуже всего по этой части обстояло дело в Белом: это один из самых маленьких и бедных райцентров Тверской области. Он всегда был её пасынком и из-за позднего присоединения (прежде город относился к Смоленкой области) вообще почти не осознавался как часть Тверской земли (к примеру, на железнодорожном вокзале в Твери его герб не был изображён, в отличие от гербов других райцентров). Но в этом году в Белом к Дню города (см. ниже) провели довольно основательный ремонт главной городской улицы и части тротуаров, привели в порядок фасады некоторых домов в центре. Отчасти это связано с тем, что нынешний тверской губернатор А.В. Шевелёв провёл в этом городе своё детство и решил кое-что сделать для земляков.

Основные достопримечательности сосредоточены в Вязьме: несколько старинных храмов, действующий женский монастырь на окраине, а также единственная уцелевшая башня вяземской крепости. Кое-что сохранилось и от старой гражданской архитектуры. В городских скверах и парках есть несколько памятников героям войн 1812 и 1941–1945 гг. Дореволюционные здания здесь тесно соседствуют с постройками в сталинском стиле и сельской по виду частной жилой застройкой. К сожалению, реставрация старинных зданий ведётся порою без надлежащего надзора: к примеру, дома начала XIX века кроют вместо кровельного железа современной голубой металлочерепицей, что производит довольно дикое впечатление

Вяземский историко-краеведческий музей, уничтоженный в военные годы, после войны создан заново. Он располагается в малоприспособленном здании бывшей Богородицкой церкви, где к тому же порою течёт крыша. Экспозиция представляет историю Вязьмы довольно фрагментарно.

Была идея музеефицировать Спасскую башню бывшей крепости XVII в. Она не была реализована по организационным и финансовым причинам. Здание считается федеральной собственностью, министерство культуры освоить его не пожелало. На просьбы муниципального музея отвести ему там место последовало предложение платить за аренду непосильные для заведения деньги. Несколько лет назад была сделана попытка провести в башне некоторые ремонтные работы (обновить электросети и застеклить окна), чтобы стабилизировать её состояние до лучших времён, на что выделили значительную сумму. Проверка проведённых работ вызвала громкий скандал: основная часть средств была расхищена, рамы установленных окон не соответствуют по конфигурации проёмам и к тому же не открываются, отчего стены сыреют. Башня продолжает пустовать, превратившись из памятника русской воинской славы в памятник очередной победе над здравым смыслом.

Одна из сотрудниц музея провела для меня индивидуальную пешеходную экскурсию по городу продолжительностью около 2 часов, что обошлось в 800 рублей.

Ржев сильно уступает Вязьме по числу объектов осмотра. Там сегодня делается упор на военную историю, а вот собственно старины сохранилось немного. Впрочем, и там есть несколько интересных старых храмов на обоих берегах Волги, восстановлено некоторое количество гражданских зданий XVIII–XX вв. Городской музей занимает сегодня 2 площадки: двухэтажный купеческий особняк XVIII века на набережной Волги (там представлена история города до начала XX в.) и этаж в современном доме поблизости, где расположены касса, экспозиция по истории последней войны и зал для временных выставок. Персонала не хватает, оттого первое здание часто бывает заперто и открывается только в случае приходя посетителей. Но по непонятным причинам там нет даже маленькой таблички, которая направляла бы посетителей сперва в новое здание, где касса. Из-за этого турист рискует вообще не попасть в музей.

На фото – ржевский краеведческий музей: красный дом на берегу Волги, позади виднеется новое здание музея.

Экспозиции ржевского музея, увы, не слишком богаты, но всё же создают известное представление о городе.

Попытка заказать индивидуальную экскурсию по Ржеву провалилась. Краеведческий музей иногда оказывает такие услуги, но часть его сотрудников сейчас в отпуске, а оставшиеся заняты работой по музею. Немногочисленные же городские турфирмы не имеют штатных экскурсоводов, приглашают их со стороны от случая к случаю, опытных гидов можно пересчитать по пальцам одной руки. В этот день кто-то из них уехал с группами в Москву, а кто-то оказался в отпуске или занят другими делами.

Белый пострадал от минувшей войны сильнее всего: около двух лет он находился непосредственно на линии фронта, после освобождения там оставалось лишь 6 пригодных к дальнейшей эксплуатации зданий. Очень небольшое число дореволюционных построек кое-как привели в порядок к 1970-м годам, а из культовых сооружений уцелели только руины кладбищенской церкви. Из-за этого город, живописно раскинувшийся по берегам озера, не имеет привлекательных вертикалей. На окраине расположены валы бывшей крепости, превращённые в парк. Городской музей, созданный в 1920-х, также погиб в войну и восстановлен лишь в 1960-е гг. (сперва как народный, а с 1974 г. как государственный). Он занимает маленький домик в центре и состоит из трёх небольших комнат. Экспозиция тоже весьма фрагментарна из-за скудости фонда и нехватки помещений.

Общая проблема всех посещённых мною городов – непродуманное озеленение или просто отсутствие должного внимания к разросшимся деревьям и кустарнику, из-за чего эффектные по-своему панорамы городских центров в значительной мере скрыты от глаза.

На фото: Вязьма, вид части города от Иоанно-Предтеченского монастыря; Ржев, вид на церковь Оковецкой иконы Божией Матери.

Как и 15-20 лет назад, в городских музеях почти нет современных путеводителей, буклетов, схем, открыток, репродукций и т.п., не говоря уже о каких-либо изысках вроде магнитофончиков с наушниками, по которым можно было бы прослушать магнитофонную экскурсию на русском или иностранном языке.

Особняком стоит дворцово-парковый ансамбль в Хмелите. Это один из наиболее успешных опытов реставрации в провинциальной России. Сделано очень многое, сплошные руины превратились в довольно красивый комплекс в стиле барокко.

Почти отстроена усадебная церковь, музеефицированы главный дом (историко-бытовая и биографическая экспозиция семейства Грибоедовых) и одна из хозяйственных построек (музей адмирала Нахимова, чьё имение располагалось ранее в той же губернии).

Много внимания уделяется и парку, хотя заметны нехватка средств и рабочих рук. Но подкупает забота о посетителях: в аллеях установлены вполне приличные на вид и удобные для сидения скамейки со спинками, там и сям размещены таблички с информацией об отдельных объектах. В парке в это время шло массовое цветение деревьев, огромные старые липы снизу доверху покрыты цветами, и кругом летает масса диких пчёл, облюбовавших одну из лип у дворца под своё гнездо. Поэтому рядом на другом дереве висит объявление: «Осторожно, пчёлы!». Словом, видно, что отдельную плату за вход в парк берут не зря.

В кассе музея можно приобрести некоторые материалы о его коллекциях и сувениры.

В общей сложности экскурсионные услуги и посещение музеев обошлись мне в 1100 рублей.

Что касается других сфер досуга, то в посещённых мною местах немного мест для пристойных (не в «кабацком» стиле) культурных развлечений. Народный театр в Вязьме летом закрыт, кинотеатр упразднён.

В Ржеве – похожая картина. Зато в Белом 11 июля был организован праздник – День города, на который съехались и представители сёл района. Нарядившись в народные костюмы, они выступали с песнями, частушками и танцами под гармонику, предлагали посетителям блюда домашнего приготовления, продавали нехитрые поделки. В целом было немало искренности и желания себя показать, хотя всё это было разбавлено известной долей славословий по адресу районного и областного начальства. Грустно также, что активные участники (а не зрители) мероприятия – в основном люди предпенсионного и пенсионного возраста, нередко весьма преклонных лет.

Возможности для активного отдыха в этих местах тоже довольно ограниченны. Прокат велосипедов в названных городах отсутствует, да и состояние асфальта мало подходит для велосипедного движения; велосипедные дорожки также замечены не были. В жаркую погоду, какая стояла тогда, было бы приятно искупаться. Однако цивилизованных условий для этого нет. Общественные купальни на реках и водоёмах, которые были некогда популярны в русской провинции, уничтожены много десятилетий назад. Оборудованные официальные пляжи в Ржеве (на Волге) и Белом (на озёрах Весёлом и Бездонном) отсутствуют.

На фото: Ржев, вид Волги от собора Вознесения Господня; Белый, вид на озеро Весёлое. Справа – бывший крепостной вал.

В Вязьме речка Вязьма сильно обмелела и представляет собою в это время года нечто вроде ручья, значительная часть её поверхности к тому же подёрнута радужной масляной плёнкою.

В Ржеве и Белом можно посидеть с удочкой у воды, но это скорее занятие для местных жителей, пытающихся разнообразить свой пищевой рацион, а не для заезжих туристов, поскольку оборудованных мест для рыбной ловли (к примеру, за некую разумную плату) здесь также нет.

 

 

Информация

Сведения о Вязьме, Ржеве, Белом и Хмелите в требуемом объёме получить затруднительно. Более или менее серьёзные современные путеводители об этих краях, в которых были бы сбалансированно представлены историческая, искусствоведческая и практическая информация, по-существу отсутствуют. В лучшем случае имеются маленькие разделы в путеводителях по Смоленской и Тверской областям (о Белом в таких книжках прежде вообще не писалось, только новейший путеводитель по Тверской области содержит о нём очень краткие данные). Полноценное освещение всех этих вопросов осложнено ещё и тем, что авторы многих путеводителей обычно следуют административной логике: они пишут свои книги именно по отдельным субъектам федерации, а не по историческим областям. Между тем современные границы между регионами в советские годы нередко проводились произвольно, без должного учёта их прошлого и с игнорированием научных рекомендаций по районированию.

Почти нет и современных туристских планов городов: в путеводителях они отсутствуют, а в виде отдельного издания удалось приобрести только план Ржева (в кассе краеведческого музея). На нём показаны и основные достопримечательности города.

Не имело особого успеха и наведение справок о развлекательных и прочих заведениях у персонала гостиниц, где я жил. Похоже, что «клиентоориентированные» технологии пока ещё не применяются на данном участке работы.

Некоторую информацию об этих местах можно почерпнуть на сайтах городских администраций и музеев в сети «Интернет». Однако на них нет актуального расписания междугородных автобусов и электричек, график работы музеев и номера телефонов в райцентрах также не всегда достоверны. Всё это, как уже сказано, приходится перепроверять по телефону.

В общей сложности на получение информации (план Ржева) у меня ушло 60 рублей.

 

 

Сувенирная продукция

Сувениры в посещённых мною местах не то чтобы совсем отсутствуют, но ассортимент их беден и не продуман. К примеру, в Вязьме и Ржеве открытки с видами города можно купить только целым набором. При этом, к примеру, маркированные почтовые карточки с одним из видов Ржева продаются в Белом, а в самом Ржеве их нет. В продаже имеются также малопритязательные (и довольно безвкусные на вид) магнитики с видами Вязьмы, Ржева и Белого, изредка попадаются шариковые ручки с местной символикой.

Неважно обстоит дело с продукцией местных промыслов. Вяземские пряники двух сортов (с цукатами и с миндалём) можно купить лишь в кассе краеведческого музея или в фирменном магазине хлебозавода, а в городе их нет. В Ржеве (опять же в кассе краеведческого музея) продаются глиняные игрушки местных мастеров. В магазинах бывает большой сувенирный пряник «800 лет Ржеву»; впрочем, к пряникам он имеет лишь косвенное отношение, а на вид и по вкусу скорее напоминает коврижку. Прославленной же некогда на всю Россию ржевской пастилы не сыщешь днём с огнём: промысел, видимо, безвозвратно угас.

На Дне города в Белом тоже можно было приобрести кое-что из местных изделий, но тоже в очень небольшим количестве. Грустно также, что даже на таком мероприятии лучшие места были отведены не этим товарам, а палаткам с китайской дребеденью, торгующей тем же самым ассортиментом и остальные 364 дня в году.

Как и 20 лет назад, на прилавках невозможно встретить и звукозаписи местных народных исполнительских коллективов. Печально, что даже Верхневолжье, самобытный песенный край, ничего не может предложить туристу по этой части.

Из большинства мест, которые я посещаю, обычно отсылаю друзьям и знакомым открытки и письма на память. К сожалению, в России, в отличие от других стран, где мне приходилось бывать, знаки почтовой оплаты в писчебумажных магазинах и сувенирных лавочках не продают. Их реализацию (видимо, опасаясь подделок) монополизировала Почта России. Но её отделения сплошь и рядом работают по неудобному расписанию и нередко рано закрываются, особенно в провинции. Автоматов по продаже почтовых марок (какие я видел в Германии и США) у нас также нет.

В итоге, если приобретаются немаркированная открытка или конверт, отослать отправление из намеченной точки порою затруднительно. Я уж не говорю о том, что и почтовый ящик зачастую найти сложно: ни в одном известном мне городе России (включая столицы) не существует общедоступной схемы их развески. В лучшем случае почтовые служащие адресуют к начальству соответствующего почтамта, а то и вовсе заявляют, что эти сведения якобы для служебного пользования. Разумеется, это абсурдно – всё равно что засекретить места остановок общественного транспорта. Остаётся единственный выход: брать с собою в дорогу почтовые марки или маркированные конверты с литерой «А», которые остаются действительными в случае очередного повышения почтовых тарифов. Разумеется, всё это неудобно – особенно если есть намерение отослать письмо с маркой, посвящённой соответствующему городу. Кстати, такие тематические марки мне встретились только в Вязьме («Вязьма – город воинской славы» номиналом в 15 руб., выпущенная в 2012 г.).

К сожалению, в провинции крайне редко устраиваются и спецгашения почтовых марок, что могло бы стать дополнительной приманкою для туристов, посещающих старинные города. Так, судя по плану спецгашений на 2015 г. на сайте Почты России, они намечены в основном в Москве и Петербурге.

Всего сувенирная продукция мне обошлась в 1171 рубль 50 коп. (без учёта покупки почтовых марок для отправки открыток).

 

 

Страхование

При продаже железнодорожных билетов через сеть «Интернет» электронная касса предлагает «в нагрузку» страховые полисы. Приобретать я их не стал, но застраховался на весь срок поездки в компании «Росно». Указанная компания имеет договоры с больницами в ряде регионов страны, в том числе и в Смоленской и Тверской областях. Я был неприятно удивлён, узнав, что страхового продукта, рассчитанного только на страхование внутри страны, у компании нет, страховая сумма исчисляется в евро или долларах, то есть полисы рассчитаны скорее на заезжих иностранцев, путешествующих по России. К сожалению, агент не смог дать мне каких-либо вразумительных пояснений на этот счёт, да и вообще ряд моих вопросов по условиям страхования вызвал замешательство и необходимость консультации по телефону у вышестоящего начальства.

 

Полис на 8 дней на 30 тыс. евро обошёлся мне в 511 рублей 39 коп., но обращаться к услугам смоленских или тверских медиков мне, к счастью, не пришлось. Теоретически можно было и не страховаться – как гражданин России я располагаю полисом обязательного медицинского страхования. Однако я рассматривал его как некую дополнительную гарантию медпомощи; кроме того, в число покрываемых рисков входит и отправка домой тела в случае гибели туриста на маршруте, что избавляет близких от ряда неприятных хлопот.

В то же время не могу сказать, что меня полностью устроили условия договора: полис не действует на территории ближе 300 км от Петербурга.

 

 

Хранение денег в пути

Как ни прискорбно, но удобные для туристов формы хранения денежных средств (аккредитивы и расчётные чеки для физических лиц) Сберегательный банк отменил; прочие банки также не горят желанием обеспечить клиента подобными инструментами. Туристу, не желающему везти с собою крупную сумму наличных денег, приходится зависеть от наличия и капризов банкомата. Впрочем, в тех местах, где я был, сеть банкоматов за последние годы несколько расширилась. Банкомат имеется даже в Хмелите, в здании дворца. Кроме того, во многих торговых точках, даже в небольших магазинах, уже принимаются банковские карточки

 

 

Безопасность в пути

Немаловажным вопросом при поездках куда бы то ни было является состояние преступности и нравов в местах, где проходит путешествие. За время поездки я, к счастью, не сталкивался с выходками криминальных элементов или с неспровоцированным хамством со стороны обслуживающего персонала или третьих лиц. Местные жители показались мне довольно отзывчивыми: они, как правило, охотно показывали дорогу, объясняли, какие маршруты городского транспорта куда ведут и т.п. Однако всё это вопрос личного везения, строить на этих наблюдениях какие-то серьёзные выводы, не зная общей картины, рискованно.

Между тем эта самая общая картина пока что остаётся для рядового туриста тайной за семью печатями. Что в путеводителях, что на сайтах турфирм, что на сетевых страницах городских администраций, что в публичных отчётах правоохранительных органов бесполезно искать информацию о состоянии преступности (хотя бы общеуголовной) по отдельным районам, муниципалитетам и населённым пунктам Смоленской и Тверской областей. Никто не спешит предупредить туриста: сюда не ходите, тут вечером шалят, в этом магазине сувениров вам предложат опасный для здоровья товар с подпольных производств, на этой бензоколонке вашу машину заправят разведённым бензином, вот в этом пансионате лучше не останавливаться, поскольку туда на дискотеки заявляется подвыпившая молодёжь из ближайшего посёлка, а вот к этому живописному лесному озеру лучше не приближаться, поскольку его облюбовали браконьеры. Не сомневаюсь, что такая информация существует, но лишь для служебного пользования. О том, чтобы где-то найти, скажем, общедоступный атлас преступности, наподобие тех, что выпускает немецкая полиция, пока не приходится и мечтать.

 

 

Подведём некоторые итоги

Отмеченные выше особенности (плачевное состояние дорожной сети, недостаточная развитость гостиниц, предприятий общественного питания и сервиса, информационной инфраструктуры и т.п.) приводят к тому, что организованные туристы редко заглядывают в эти края, что, в свою очередь, сковывает развитие здешней туриндустрии. Разорвать замкнутый круг могли бы областные и местные администрации, но продуманной политики в этом направлении с их стороны пока что не наблюдается.

Край, лежащий на Главном европейском водоразделе, практически не рекламируется как привлекательный для туризма, и это очень жаль. К примеру, туристов возят лишь к истоку Волги, а истоки двух других крупных рек – Днепра и Западной Двины, находящиеся там же, практически не освоены как объекты туристского интереса. А ведь именно там было некогда важнейшее место коммуникаций, поскольку благодаря системе волоков между верховьями рек древний Двинско-Волжский торговый путь пересекался с более поздним путём «из варяг в греки». И город Белый играл на этом перекрёстке весьма видную роль.

До сих пор не осознано толком и значение устроенного в этих же краях (севернее Нелидова) Центрально-Лесного заповедника, хотя он включает в себя часть древнего Оковского леса, упоминаемого в «Повести временных лет» как географический центр Руси. Потенциально это первоклассный объект для регулируемого туризма и, к примеру, для патриотического воспитания школьников. Чтобы не вредить особо охраняемым территориям, можно было бы тем небольшим участкам этого леса, которые формально не вошли в заповедник и ещё не сведены под корень местными лесорубами, придать статус природного парка и возить туда группы. Да и вообще многое можно было бы сделать для популяризации этого района. Между тем несчастная Тверская область, как и 20 лет назад, представляет собою весьма депрессивный регион, туристическое дело здесь развивается в основном «точечно», преимущественно на Селигере и вблизи некоторых крупных трасс. В Смоленской области дело обстоит сходным образом.

Местные предприниматели, с которыми мне довелось пообщаться в поездке, жалуются на непомерные налоги и обязательные платежи (до 75% выручки), равнодушие властей к их потребностям, а также давление местных деловых кланов, которые искусственно ограничивают конкуренцию на рынке. Встретить в посещённых мною местах маленькие семейные заведения, где о постояльце или едоке заботились бы так же, как о себе, пока не представляется возможным.

Что касается автора этих строк, то в целом я остался доволен поездкой, хотя и сознаю, что мог бы получить больше впечатлений, если бы было больше информации о крае, больше сувениров и тем для экскурсий, имелись в наличии традиционные блюда местной кухни и какие-то приличные развлекательные заведения для вечернего времяпрепровождения.

 

Общая стоимость путешествия (с учетом почтовых расходов, но без учёта эпизодически покупаемых на месте журналов и газет) составила 23499 рублей 14 копеек, или 3357 рублей 2 копейки в день. Чтобы сопоставить стоимость такой познавательной поездки с аналогичными турами за рубеж, укажем, что по тогдашнему валютному курсу (56 рублей 90 копеек за 1 доллар США) эта сумма соответствовала 412 долларам 99 центам США, или 58 долларам 99 центам в сутки.

Для сравнения: в 1999 г. аналогичная 8-дневная поездка в Смоленск и область (с посещением Талашкина, Рославля, Рудни и Любавичей) обошлась мне в 3680 рублей 25 копеек (или 460 рублей 3 копейки в день). По тогдашнему валютному курсу (около 25 рублей за доллар) это составляло 147 долларов, или 18 долларов 37 центов в сутки.

Таким образом, за 16 лет стоимость 1 туродня выросла в 7,29 раза. В долларовом выражении разрыв не столь велик (рост в 3,21 раза), но тоже весьма ощутим.

Как уже сказано, поездки на такси заметно утяжелили бюджет путешествия: транспортные расходы составили в его структуре целых 46,5%, тогда как обычно при странствиях по европейской части страны они составляют у меня около четверти расходов. Можно сделать гипотетическую поправку на эту величину, приняв стоимость километра пути автобусом за 2 руб. 37 коп. В этом случае рейс от из Вязьмы до Хмелиты обошёлся бы мне в те же самые 90 руб. (вместо 600), от Вязьмы до Белого – в 284 руб. 40 коп. (вместо 2200), а от Белого до Ржева – в 324 руб. 69 коп. (вместо 2500). В итоге междугородные рейсы на такси обошлись в 5300 руб., а при поездках на автобусе разъезды стоили бы 699 руб. 9 коп., то есть в 7,58 раза дешевле. В этом случае поездка в целом стоила бы 18898 рубля 23 копейки (а не 23499 руб. 14 коп.), или 2699 руб. 75 коп. в день (против 3357 руб. 2 коп. в день), то есть на 19,58% дешевле. Этот расчёт наглядно иллюстрирует, во что обходятся туристу и отрасли в целом неразвитость дорожной сети и отмены междугородных автобусных рейсов.

Надеюсь, что изложенные впечатления и замечания будут небесполезны для тех, кто отправится в эти края за новыми впечатлениями. Однако, отправляясь в дорогу, турист должен по-возможности чётко знать, какие именно достопримечательности он желает увидеть и какие организации его будут обслуживать на маршруте. Не имея подобных сведений (например, о состоянии дорог и расписании работы музеев), путешественник не может оптимально планировать поездку и рискует понести дополнительные расходы. Отсюда ясно, что главным в подобных путешествиях является именно наличие полной информации.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Сводные данные о расходах на путешествие по маршруту

Петербург – Вязьма – Белый – Ржев – Петербург

за 6-13 июля 2015 г.

(дни отъезда и возвращения считаются за 1 день)