Пегас с 18 октября

Константин Горяинов: «Московские гостиницы преуспевают не благодаря, а вопреки»

Трудные времена требуют неожиданных решений. О стратегическом смысле «кризисной» реновации одного из самых красивых московских отелей и о состоянии гостиничного рынка в сегменте класса люкс рассуждает генеральный менеджер Marriott Royal Aurora Константин Горяинов.

 

- Константин, ваши коллеги-конкуренты активно обсуждают отказ «Авроры» от президентских апартаментов в пользу «именных» люксов. Почему было принято такое решение?

- Да, к концу декабря завершилась реновация трех наших люксов, которые названы в честь известных русских композиторов – «Глинка», «Чайковский», «Бородин». Идея именных номеров в России пока не распространена, точнее, прецедентов практически нет. На мой взгляд, это странно, поскольку во всем мире такая практика популярна, а соответствующие номера пользуются гораздо большим спросом. Еще 20 лет назад, работая в Лондоне, я наблюдал, как в отелях InterContinental нарасхват идут апартаменты «с именем» уровня президентских номеров.

Вторым аргументом в пользу проекта стало то, что люксы в Marriott Aurora не большие по площади – около 115 кв. метров. И мы решили «компенсировать» это качеством, сделать абсолютно новый продукт на рынке номеров такого уровня. Имена, разумеется, должны были быть узнаваемыми и для россиян, и для иностранцев, поэтому выбрали тему композиторов.

 

- Каков объем инвестиций?

- Точная сумма не оглашается, но речь идет о сотнях тысяч долларов. Это инвестиция владельцев гостиницы, которые давно хотели переделать элитные номера. Обновление номерного фонда шло поэтажно. Для гостиницы было принципиально важно вести работы так, чтобы практически не беспокоить постояльцев, ведь отель не останавливал свою деятельность.

 

- Уже есть желающие забронировать?

- Конечно, и, в основном, россияне. Из иностранцев – жители стран Ближнего Востока, состоятельные китайские бизнесмены. Такие люксы в основном предлагаются на продажу через агентства, которые работают с клиентами высокого ранга.

 

- К слову о системах бронирования. По каким каналам большинство клиентов приходят в «Аврору»? Какова здесь роль онлайн-тревел агентств?

- История с онлайном вообще очень непростая. Эффект от таких агентств ощутим, но все же это посредники, «сидящие» на довольно большой комиссии. Поэтому у многих сетей, Marriott в том числе, в приоритете собственные каналы бронирования – свой сайт, программы лояльности и т.д. Во-первых, эти каналы не менее, а то и более продвинуты с технической точки зрения. А во-вторых, не уводят значительные суммы в виде комиссии из кармана компании. Рекомендация любого крупного бренда – продавать через онлайн-агентства примерно 10% номеров, иначе это западня, вероятность монополизации продаж.

Если же говорить о сегментации клиентуры, то в «Авроре», как и в других отелях аналогичного класса в Москве, около 40% бронирований – это корпоранты. Под онлайн-агентства мы отводим 8-15% номерного фонда.

 

- Изменился ли корпоративный сегмент в связи с экономической ситуацией в стране?

- Здесь довольно странная ситуация. С одной стороны, все гостиницы в центре Москвы, особенно дорогие, в этом году показывают результаты лучше докризисных. Но с громкими заявлениями, что рынок поменялся в пользу въездного туризма, я не согласен. То, что мы сейчас наблюдаем, это эффект смещения валютного акцента: если раньше за 150 долларов можно было остановиться разве что в гостинице 3*, то теперь за те же деньги доступен и любой отель 5*. И если гостиница сегодня работает успешно, то, скорее, не благодаря, а вопреки. И в 2016 году тенденция сохранится.

Рынок сужается. Туристов прибывает меньше, количество гостей, располагающих щедрыми командировочными, сильно сократилось. Однако Москва как бизнес-направление – все-таки уникальный город. В 2006-2008 годах, когда еще не было такого количества люксовых отелей, в «Авроре» средняя цена за номер была 500-550 евро в сутки. Мировые гостиничные бренды строили грандиозные планы по расширению своего портфолио в российской столице. Но тогда и цена на нефть была соответствующей.

Стоимость гостиничного номера на территории России полностью зависит от цены на нефть и коммерческого успеха компаний, работающих на рынке.

 

- А что с иностранными туристами?

- Да, казалось бы, иностранцам сейчас приезжать в Москву куда как выгодно, но их количество не растет. Приезжают, как и прежде, те, кому очень надо, в основном, по бизнесу. Опять же, компании стали жестче подходить к вопросу обсуждения корпоративных тарифов.

«Аврора» в 2015 году показала весьма положительные результаты, несмотря на то, что у нас около 15% фонда было выведено из продаж в связи с ремонтом.

 

- А за счет какого сегмента помимо корпорантов?

- Стало больше гостей, бронирующих проживание по опубликованной цене. Все по той же причине – прежние 500 долларов сейчас в России превратились в 150-200. И теперь за эти деньги туристы могут выбрать центральную гостиницу и более высокий бренд, хотя раньше более чем на 3-4 звезды не претендовали.

Любопытно, что в Москву стало приезжать больше россиян, особенно на праздники. Прежде в новогодние и майские каникулы гостиницы стояли практически пустыми, а в минувшие зимние каникулы отели были загружены практически на 100%.

В «Авроре» частично сменилась география иностранных гостей. Приезжает больше туристов из Ирана, из Китая, Латинской Америки. Граждан, например, США, стало меньше: китайцев прибавилось на 3%, а американцев убавилось на 20%. Если бы туристы из США сегодня ехали, как раньше, то в целом рынок показал бы тот же самый процент въездного туризма. Поэтому нужно быть осторожнее с публичными заявлениями по поводу того, какой именно рынок в Москве вдруг стал превалировать: какой-либо сегмент растет исключительно за счет того, что жители других стран отказались от поездок в Россию по политическим, экономическим и другим причинам.

Ну и по поводу того, что россияне вдруг стремительно переориентировались на внутренний туризм. Если и так, то Москву это кардинально не затронуло. Чуда не произошло. Все-таки российская столица – прежде всего бизнес-направление.

 

- Как повлияло на общий баланс люксового сегмента открытие в Москве «Marriott Новый Арбат» и Four Seasons на Охотном ряду?

- В таком мегаполисе, как Москва, появление дополнительных трехсот-пятисот номеров в течение года, рынок, как правило, не замечает. В столице ни один отель не пострадал от якобы переизбытка предложения в сегменте класса люкс.

Вспомните, как в 2010 году практически одновременно открылись Lotte, «Radisson Украина» и Renaissance Monarch. Это более тысячи номеров – но рынок практически не отреагировал на такой рост предложения.

Потенциал столицы колоссален. Ежегодно 2,5-3 млн. человек останавливаются в отелях, а потенциал въездного турпотока – до 30 млн. Так что гостиницы любой категории здесь еще строить и строить.

Другой вопрос, что многое зависит от политической и экономической ситуации, от того, как Россия урегулирует вопросы с визовым режимом. Но в целом рынок будет развиваться, отели будут открываться, и бояться здесь нечего. Каждая новая гостиница двигает отрасль вперед. Особенно это касается прихода в Москву международных марок. Иностранцы понимают – если появился новый бренд, значит, город комфортен для пребывания, безопасен. А перипетии экономики – они были, есть и будут. «Аврору» мы открывали в 1998 году, как раз когда доллар скакнул с 6 до 30 рублей. Так что мы переживали и более сложные времена.

 

Кристина Голубева, специально для RATA-news