Travelport с 25 октября

Без создания инфраструктуры ни Долина гейзеров, ни Камчатка в целом рост турпотока не выдержат

По поручению главы правительства вице-премьер Дмитрий Чернышенко, курирующий туризм, летит на Камчатку, чтобы изучить перспективы массового посещения Долины гейзеров. В заповеднике говорят, что парк и так работает на пределе антропогенной нагрузки и расти ему в объемах некуда.

От того, как разрешится эта ситуация, во многом зависит судьба экологического туризма в нашей стране. В России сотни охраняемых национальных парков, и им так или иначе придется отвечать на вызовы растущего туристического спроса.

Менее года назад, в августе 2020-го, Дмитрий Чернышенко уже был на Камчатке и проводил там совещание как раз по развитию экологического туризма. Но сейчас ему придется ехать туда повторно – фактически в экстренном порядке. В чем причина такой срочности?

19 апреля на совещании у президента Дмитрий Чернышенко заметил, что массовый туризм или увеличение потока в 10 раз повредит природе Долины гейзеров на Камчатке, в итоге народ «там вытопчет все». Президента эти слова, по его собственному выражению, «задели». «Как будто это какие-то люди, которых мы не хотим там видеть. Если как следует организовать там работу, в Долине гейзеров ничего не вытопчут», – сказал Владимир Путин.

После чего глава правительства Михаил Мишустин поручил Дмитрию Чернышенко вылететь на Дальний Восток, чтобы «разобраться с вопросом развития туристического потенциала Долины гейзеров и Камчатского края». Вице-премьеру предстоит «продумать и организовать беспрепятственное посещение туристами» Долины гейзеров с учетом ее статуса особо охраняемой природной территории.

«В дальнейшем нужно разработать концепцию развития туризма в Кроноцком государственном биосферном заповеднике в соответствии с экологическим законодательством. И масштабировать этот опыт на другие подобные территории России», – сказано в поручении главы правительства.

На слова президента отреагировал и директор Кроноцкого заповедника, на территории которого находится Долина гейзеров, Петр Шпиленок. По его словам, многократно увеличить турпоток в долину не удастся. Ежегодно ее посещают около 5,5 тыс. туристов со всего мира. Такое количество людей сравнительно небольшая по площади и уязвимая территория может принять за короткий туристический сезон с конца мая по конец сентября с учетом неустойчивой камчатской погоды и вертолетной доставки к месту проведения экскурсий.

Чтобы принимать больше людей, в Долине гейзеров нужно развивать инфраструктуру. Этим сотрудники заповедника активно занимаются последние десять лет – возведены настильные тропы, смотровые площадки, визит-центр, домики для размещения туристов и сотрудников, вертолетные площадки. «Но у этого хрупкого места есть определенная учеными допустимая рекреационная нагрузка. Это тот максимум, который не нарушит ход естественных процессов и не изменит облик долины. Инфраструктуру в маленькой, 4х8 км, Долине гейзеров нельзя развивать просто для того, чтобы удовлетворить спрос на ее посещение», – считает директор парка.

Владимир Путин призвал Дмитрия Чернышенко учесть опыт других стран, имеющих парки, аналогичные Долине гейзеров. Всего в мире пять крупных геотермальных районов с действующими гейзерами – в Исландии, Новой Зеландии, США, на Камчатке и на границе Чили с Боливией. Крупнейший из них – американский Йеллостоун – насчитывает рекордное число гейзеров и располагается на территории почти 9 тыс. кв. км. С 1960-х годов его ежегодно посещают не менее двух миллионов туристов. В парке проложено 1770 км маркированных троп.

«В отличие от Йеллостоуна, Долина гейзеров занимает небольшую территорию, это фактически ущелье шириной 4 км и длиной 8 км. И на такой площади расположено 40 гейзеров, грязевых котлов и термальных источников. То есть плотность реально опасных для жизни объектов здесь очень высокая, – говорит директор компании «Камчатинтур» Ирина Седова. – И не так много места, чтобы проложить новые дорожки и пути. Я согласна с руководителем парка г-ном Шпиленком, что это очень хрупкая система и большей нагрузки она не выдержит».

Генеральный директор компании «Дельфин» Сергей Ромашкин полагает, что ресурс для увеличения потока в Долину гейзеров все-таки есть. «Долина гейзеров – редко посещаемый объект, антропогенное разрушение ей не грозит. Например, в 2017 году ее посетили 5200 туристов, в том числе 1500 иностранцев. Делим на 90 дней условного сезона, получается 60 человек в день. Думаю, без ущерба для природы можно увеличить число туристов в разы. Ведь массовый туризм – это необязательно миллионы. Для таких мест речь может идти, например, о 50 тыс. человек».

Но пока туда можно добраться только на вертолете, о какой-либо массовости можно забыть. Нужны дороги. «Основное препятствие для развития – высокая стоимость вертолетного перелета в Долину гейзеров, – пояснил Сергей Ромашкин. – Это около часа в одну сторону, цена всей экскурсии на лето-2021 – 45 тыс. рублей на взрослого туриста. Стоимость, конечно, надо снижать».

Но проблема гораздо шире. В нашей стране, говорит эксперт, насчитывается несколько сотен охраняемых природных территорий, и их руководители ведут себя так, будто это дано им в частную собственность. «В большинстве случаев это бюджетные организации, и жизнь, зарплата сотрудников никак не изменятся, если туристов станет больше. Эти территории существуют не для туризма, а сами по себе. У меня, например, большой опыт общения с Кавказским биосферным заповедником. Каждый раз для посещения надо получать пропуск, при этом вытаскиваются какие-то столетние амбарные книги, списки. Настоящее средневековье, когда уже кругом все делается онлайн. И норма посещения парка – всего 50 человек в день!», – говорит г-н Ромашкин.

Руководитель туристической компании «Одиссей», организатор туров на Камчатке Николай Краев также полагает, что увеличить пропускную способность долины можно. «Даже учитывая все природоохранные ограничения, пропускная способность может быть выше, если туда вложить деньги и все благоустроить, оборудовать, Для Камчатки никогда денег не хватало, поэтому Долину гейзеров просто изъяли из туристического оборота», – сказал он в эфире «Бизнес-ФМ».

Ирина Седова полагает, что нельзя просто так взять и нарастить поток на Камчатку, не построив нормальной инфраструктуры и не выработав жесткие правила посещения, которые позволят сохранить природу заповедных мест. По ее словам, нужна полноценная инфраструктура, но у региона недостаточно денег для таких проектов. Для бизнеса это тоже очень затратно, а порой просто неподъемно, и это в любом случае отразится на стоимости отдыха. Поэтому нужно решение на федеральном уровне.

«Меня больше волнует даже не Долина гейзеров, потому что здесь порядок, – говорит Ирина Седова. – Как заповедник федерального подчинения она хорошо охраняется и контролируется. Но Камчатка – это не только Долина гейзеров, но и Голубые озера, горный природный парк Вачкажец, вулканы Авачинский, Мутновский, Толбачик, к которым люди могут добраться не на вертолете, а на своих машинах. Но так как дорог нормальных нет, то вся территория вокруг них изъезжена, перепахана, снимается ценнейший слой тундры. Оставляется мусор, и это очень грустно».

«Необходима доступность в сочетании с контролем, – полагает Сергей Ромашкин. – В Америке с ее мощной системой национальных парков, которые ежегодно посещают миллионы туристов, установлены очень жесткие правила. Чтобы посетители не оставляли в парках, а уносили с собой мусор, они оставляют залог в 1 тысячу долларов. Выходишь без пакета с отходами – твоя тысяча пропала. Оставить машину можно только в специально отведенных местах».

Эксперт уверен, что охраняемым территориям придется ответить на вызов времени. «Туризм, в том числе, экологический, в нашей стране будет развиваться. Руководители заповедников и турбизнес должны в итоге найти возможности увеличения турпотока в щадящем режиме, без ущерба природной уникальности таких мест», – считает Сергей Ромашкин.

Светлана Ставцева, RATA-news