Тревелпорт

«Критерии устойчивого развития разработаны на Западе 10 лет назад»

Правительства многих стран оказывают давление на бизнес, чтобы развиваться в соответствии с целями устойчивого развития. Эта потребность во многом продиктована запросами потребителей. В ЕС уже введены ограничения на использование одноразового пластика. Туристы знают об этом и ждут, что турбизнес и в других регионах мира будет двигаться в том же направлении. Если на рынке есть два похожих предложения по размещению, то они предпочтут отель, который имеет сертификат экологичности. Об этом опыте много говорили на прошедшем в Москве «УТ-Форуме». RATA-news обобщила примеры работы иностранных государств, которые уже не первый год поддерживают концепцию устойчивого туризма.

Как рассказала в ходе форума основатель курсов по управлению устойчивым туризмом Sustainable Tourism Made Easy Анула Галевска, на Западе механизмы поддержки устойчивого туризма в общем виде уже разработаны Глобальным советом по устойчивому туризму (GSTC). Десять лет назад эта организация при поддержке ООН сформулировала критерии устойчивости и для дестинаций, и для туроператоров и средств размещения. Всего существует около 100 критериев, которые разделены на четыре блока: устойчивое управление, социально-экономическая устойчивость, культурная устойчивость и экологическая устойчивость.

«Очень важно заниматься всеми этими темами одновременно. У GSTC есть четкие показатели работы по каждому из направлений, но детально они раскрываются в различных программах сертификации, которых довольно много. Часть из них аккредитована GSTC. Отдельно существуют программы сертификации для туроператоров, дестинаций и средств размещения. Выбор программы зависит от того, где находится компания, от удобства использования программы, от бюджета», – поясняет г-жа Галевска. Так, программа для туроператоров и средств размещения Earth Check распространена в Австралии и США, схожая программа TravelLife более популярна в Европе и Юго-Восточной Азии, дестинации по всему миру сертифицирует Green Destination, есть государственные программы, такие как GreenSlovenia или EcoTourism Australia.

Управляющий директор института устойчивого развития GoodPlace Яна Апих рассказала, как работает упомянутая выше программа GreenSlovenia, созданная и внедренная на уровне государства в целом. Сейчас Словения позиционирует себя как экологический бутик.

«С 2015 года мы внедряем схему «зеленого» развития на всех уровнях. Компании, которые присоединяются к программе, должны пройти сертификацию. Как правило, европейские стандарты предполагают «зеленый» аудит, разработку ежегодных планов устойчивого развития, которые впоследствии предоставляются муниципальному совету. Наша организация также получает отчет, после чего реализуются утвержденные шаги. Раз в три года эта работа оценивается по шести критериям. На сегодня сертификацию прошли 54 дестинации, 52 отеля и 4 парка», – говорит г-жа Апих.

78% гостей Словении посещают объекты, сертифицированные по программе SloveniaGreen. В 2020 году страна решила сделать следующий шаг – отказаться от использования пластика, активнее взаимодействовать с местными сообществами, а в период пандемии здесь усилии стандарты безопасности и внедрили новый бренд – Green and Safe.

Бренд-амбассадор Banyan Tree Group на территории РФ и США, ментор стартапов в Alchemist Accelerator (США) Алексей Овсянников подчеркивает, что в России имеют место те же тренды, что и в мире. «Никогда не было так важно, как сейчас, ощущение нашего собственного времени в процессе путешествия – я говорю о том, как именно мы проводим отпуск. Этот тренд очень пересекается с идеями устойчивого туризма», – комментирует спикер. За рубежом уже заметили ценность этого тренда и работают с ним.

Так, Adventure Travel Trade Association (ATTA), которая объединяет около 30 тысяч гидов, туроператоров и других поставщиков услуг, разделяющих цели устойчивости, активно продвигает концепцию приключенческого туризма. «Мы продвигаем путешествия, которые в итоге становятся частью уникального опыта туриста. Поездки могут быть связаны с преодолением себя или каких-то культурных барьеров, что добавляет путешествию дополнительную ценность», – говорит региональный директор по Европе и Центральной Азии ATTA Гергана Николова.

Считается, что это небольшой сегмент рынка, но на самом деле его объем составляет $683 млрд в год, и он самый быстрорастущий в туриндустрии. Один такой путешественник может принести локальному рынку доход, сопоставимый с тратами сотен туристов круизного формата. «Это более дорогой вид услуг, и вряд ли кто-то будет спорить, что у России огромный потенциал для развития приключенческого туризма. Экономическое значение такого вида отдыха очень велико», – уверена г-жа Николова.

По ее оценке, после пандемии путешественники будут еще более требовательны. Они захотят больше технологических решений, бесконтактных услуг, внимания к гигиене и физической активности, пожелают проводить больше времени на открытом воздухе. Спикер подчеркивает, что забота и ориентация на благополучие туриста становятся новыми важными сервисами, нормой для бизнеса.

Гендиректор Pacific Area Travel Association (PATA) Марио Харди добавляет, что, говоря об устойчивости, невозможно обойти тему пандемии: мы живем в мире, который нестабилен и очень сложен.

Г-н Харди напомнил, что в туризме работают 142 млн человек по всему миру, потери в результате закрытия границ составляют $1,2 трлн и 1,5-2% мирового ВВП. К примеру, в Таиланде на долю туризма приходилось 27% ВВП, а сейчас он практически на нуле.

«В апреле мы опросили 500 компаний в тихоокеанском регионе, чтобы понять, как они справляются с кризисом. 65% сказали, что не готовы ни к каким кризисам, у 42% финансовые запасы были на два-четыре месяца. Это означает, что такие компании или закрылись, или перешли в другой сектор экономики. 38% компаний были вынуждены уволить своих сотрудников. 15% на тот момент уже закрылись и не собирались продолжать деятельность. Сейчас эти цифры еще больше», – говорит эксперт.

Показатели турпотока в октябре 2020 года по сравнению с тем же месяцем 2019-го в США упали почти на 90%, столько же в Африке и на Ближнем Востоке, в Европа – на 92%, в странах Азиатско-Тихоокеанского бассейна – на 97%. Сложно назвать отрасль, которая пострадала в такой же степени.

«ООН сформулировала 17 целей устойчивого развития. Каждая из них так или иначе касается туризма. Наши коллеги в Малайзии считают, что наиболее важна инфраструктура. Министр туризма Соломоновых островов, к примеру, полагает, что его региону важнее рабочие места. Но в итоге мы договорились, что все важно в равных долях. Однако также пришли к общему мнению, что в этом году самое важное – партнерство для достижения целей. Мы должны помогать друг другу», – резюмировал г-н Харди.

Его поддержал руководитель отдела устойчивого развития Amadeus IT Group SA Лукас Бобес.

По его оценке, в большинстве случаев эффективность компаний в смысле устойчивого развития оценивается с точки зрения того, насколько удалось снизить воздействие на окружающую среду. Но при этом очень редко обращают внимание на то, какой вклад компании вносят в устойчивое развитие бизнеса своих клиентов или отрасли в целом. «Надо работать в сотрудничестве, и это будет рассматриваться как часть решения общей проблемы. Мы, к примеру, за год сократили выбросы CO2 на 28 тысяч тонн. Но учитывая, что мы являемся поставщиком IT, а большая часть наших клиентов – авиакомпании, которые выбрасывают до 900 млн тонн CO2, я считаю, что мы должны сосредоточиться на предоставлении им решений, которые помогут снизить вредное воздействие. Это кажется очевидным, но, как ни удивительно, нас обычно об этом не спрашивают. Мы должны делать и то, и другое – ограничивать наши собственные выбросы и помогать нашим клиентам снижать свои», – уверен г-н Бобес.

Наталья Рудакова, RATA-news