Travelport с 25 октября

Дмитрий Колосов: «Консервативная модель управления природными территориями трещит по швам»

Эксперты давно обсуждают, насколько уместен туризм на особо охраняемых природных территориях (ООПТ). В этом году дискуссия вышла на новый виток, поскольку реформа законодательства в сфере управления такими территориями уже на финальной стадии. Один из бенефициаров нового подхода к национальным паркам и заповедникам директор по охране окружающей среды и устойчивому развитию курорта «Роза Хутор» Дмитрий Колосов рассказал RATA-news, зачем менять систему и кому это выгодно.


– Дмитрий, «Роза Хутор» приняла программу устойчивого развития в 2018 году. Давайте вспомним, почему возникла такая необходимость?

– Если компания претендует на лидерство в своем сегменте, она обязана не только заявлять, но и следовать принципам устойчивого развития. При этом бизнес-структура – это не природоохранная организация. Мы туристическая организация, соответственно выстраиваем необходимые стандарты, признанные на мировом уровне. Неплохой багаж нам достался еще с Олимпиады. В ходе подготовке к ней мы получили целый водопад информации о лучших мировых практиках. К 2018 году мы дозрели, чтобы согласовать соответствующий шаг и первыми в туриндустрии России приняли собственную программу устойчивого развития. Изначально она была краткосрочной, с 2018 по 2020 год, но из-за пандемии мы потеряли часть этого периода. Тем не менее, итоги работы отражены во втором издании отчета об устойчивом развитии курорта. Затем мы переиздадим программу исходя из уже полученного опыта.

– В рамках IV международной конференции по природному туризму «Роза Хутор» и компания «Интеррос» подписали меморандум с Сочинским национальным парком и Кавказским заповедником. Это не рядовое для вас событие?

– Наша работа будет ориентирована на мониторинг медведей и повышение культуры добрососедства, безопасности людей и животных на природной рекреационной территории.

Это произошло фактически впервые с 2007 года, когда России было предоставлено право проведения Зимних игр в Сочи. Тогда в программу их подготовки был включен проект восстановления популяции среднеазиатского леопарда на Кавказе. Проект поддержали «Интеррос» и «Роза Хутор», а сегодня развивает дирекция Сочинского национального парка. Подписание меморандума отражает намерение системного, долгосрочного и комплексного сотрудничества, в рамках которого участвующие стороны понимают, кто чем занят, и кто в чем силен. Природоохранные структуры не должны заниматься туризмом, а туристические – охраной природы. Содержательное участие нашего акционера, холдинговой компании «Интеррос» в этом процессе, его поддержка – дорогого стоит. Думаю, все вместе мы создадим хороший кейс для отрасли.

– Получается, ООПТ повезло иметь богатого соседа?

Российская традиция заповедного дела основана на весьма консервативной модели. Идеал – это маленький оазис природы в стремительно меняющемся мире, который становится все меньше, потому что люди занимают планету. В чистом виде эта модель утопична. Идея спрятать кусочек природы под колпаком трещит по швам, так или иначе нужно подпускать людей к природе, давая им возможность учиться ее беречь и любить.

Исходя из консервативной традиции, которая определяет ментальность заповедной системы, на местах скорее будут не рады предпринимательским инициативам, в том числе туристического толка. Но государство все больше подталкивает нацпарки к тому, что они должны развивать туризм и извлекать из него доходы на реализацию природоохранных программ.

На территории Сочинского национального парка есть множество объектов показа, которые существовали еще до того, как в 1983 году образовался сам парк. Присутствие крупного девелопмента в виде всего Краснополянского кластера, проведение Олимпийских игр все изменило. Вместо удаленной горной деревушки на 3 тысячи жителей появилась туристическая дестинация с огромной посещаемостью и дорогой недвижимостью. Поэтому бессмысленно сетовать, что раньше было лучше, нужно прилагать все усилия, чтобы это место оставалось красивым. Таким образом, да, территории повезло, но не с богатым соседом, а с развитым туристическим рынком. Остается просто усиленно работать. И партнерство – это ключ к тому, чтобы работа была успешной.

– Вы презентовали так называемый «зеленый код» как стандарт в строительстве и управлении объектами на природных территориях. Какой статус имеет этот документ?

– Мы приняли «зеленый код» как корпоративный стандарт для себя, но тут же ощутили большой интерес к нему со стороны. Поэтому решили раскрыть его для рынка и начнем это делать через консультации с профессиональным сообществом. На этот путь мы выходим с НИИ устойчивого развития в строительстве, это сильная северо-западная инженерная школа, они активно подхватывают инициативу. Наши коллеги из Европы, федерация особо охраняемых природных территорий – Europark Federation – уже продвигают такой подход, в том числе потому, что высоко ценят партнерство природоохранного и делового сообществ на ООПТ.

Между инвестором и ООПТ тоже должен лежать стандарт, понятный обеим сторонам. Документ будет полезен и природоохранным структурам, которые захотят покритиковать инициативы в туристической отрасли. На месте всегда есть активисты, которые отстаивают «заповедный лес». Стандарт может позволить инициаторам соответствующих проектов и природоохранному сообществу искать путь сотрудничества, а не конфликта.

Давайте обсудим еще один стандарт, который уже не первый раз становится предметом дискуссии на конференции. Это методика оценки рекреационной нагрузки на ООПТ, которую разрабатывает Минприроды России. Какую роль этот документ играет для бизнеса?

– Понятие о количественном ограничении так называемой рекреационной нагрузки, то есть посещаемости территории, это один из ментальных блоков, препятствующих осмыслению развития туризма на ООПТ в здравом ключе. Метод такой оценки основан на представлении о том, что появление человека на природной территории неизбежно влечет негативное воздействие. Если так понимать ситуацию, то действительно следует не допускать неконтролируемого потока людей. Но мы ведь говорим об устойчивом развитии туриндустрии, а не о том, чтобы нагонять стихийный поток двуногих персонажей, которые все ломают, вытаптывают и загаживают.

Воздействие на природную территорию может рассматриваться не с точки зрения неизбежного зла, которое несут туристы, а в плане анализа риска, который сопровождает появление людей, и управления этим риском. Количественный подход в какой-то мере может иметь значение, но не первоочередное. Нужно оценивать перспективы роста и развития турпотока и приспосабливать под него инфраструктуру. Если есть дорожка, люди не будут ломиться сквозь чащу. Если есть обустроенное место для пикника – ты не станешь жечь костер, где попало. Исключения встречаются, но это уже вопрос правил и наказаний за их нарушение. Если инфраструктуры нет, то все туристы становятся нарушителями. Полагаю, перспектива устойчивого развития туризма на ООПТ в России видится все-таки не в такой парадигме.

– «Роза Хутор» не стал последним крупным турпроектом в портфеле «Интерроса». Совместно с компанией «Васта Дискавери» холдинг будет развивать парк «Три вулкана» на Камчатке, курорт «Долина Васта» в Сочи и другие проекты. Будет ли на них распространяться ваша «зеленая» концепция?

Мы сейчас как раз дискутируем с директором петербургского НИИ устойчивого развития в строительстве Верой Бурцевой о том, как перенести наши наработки с локального уровня на отраслевой. Ей как инженеру масштабная и сложная туристическая инфраструктура гораздо интереснее, чем одноэтажные домики и настилы для палаток. Архитектурные и инженерные команды каждого из проектов будут лидировать в поиске наиболее применимых решений в местных условиях. Если рынок сможет предложить им прозрачную методологию, экспертизу, решения и готовность помочь, то путь к успеху будет проще.

– ЮНЕСКО уже критиковал проекта «Три вулкана», а GreenPeace в негативном ключе комментировал планы строительства курорта «Долина Васта». Как такие оценки могут повлиять на проекты, ведете ли вы диалог с этими организациями?

Могу высказаться как представитель курорта «Роза Хутор». Мы не драматизируем ситуацию, стараемся подходить к ней рационально. Разумеется, обеспокоенность по поводу сохранения природной среды мы разделяем. Конечный турпродукт на территории в значительной степени зависит от качества окружающей среды. На курорте «Роза Хутор» мы давно изучаем потребительские ожидания, и для наших гостей впечатления от встречи с природой гор – один из ключевых мотиваторов для поездки. На жителя большого города даже сочинские относительно невысокие горы производят сильное впечатление. Горная природа – ключевой актив, природный рекреационный ресурс, на котором работает наш бизнес. Мы будем плохими бизнесменами, если позволим себе этим ресурсом распоряжаться расточительно и небережливо.

– В прошлом году «Роза Хутор» стала членом РСТ. Есть ли какие-то совместные идеи или проекты, связанные с устойчивым развитием?

– Риторика в пользу продвижения принципов устойчивого развития в туризме сейчас приблизительно такая же, как была в строительном комплексе чуть более 10 лет назад. Это значит, что отрасль созрела, пришло время, чтобы эти зерна ложились на благодатную почву. Нам предстоит должным образом проявить себя на этом фоне вместе с РСТ, это интересная и амбициозная задача. Инициатива курорта по обсуждению «зеленого кода» в профессиональном сообществе и его последующем размещении в открытом доступе уже в некотором роде выходит за границы наших частных задач. С начала следующего года мы выйдем на уровень консультаций с широким кругом заинтересованных сторон, в том числе и с представителями РСТ, чтобы получить их оценки и довести результаты до отрасли. Надеемся, что эти усилия будут замечены, а РСТ их поддержит, инициировав в профессиональном сообществе дискуссию о преимуществах и перспективах внедрения «зеленых» стандартов.

Наталья Рудакова, специально для RATA-news