Travelport с 25 октября

Кайрат Садвакасов: «Можно еще много лет искать определение экотуризма, но к устойчивости надо двигаться прямо сейчас»

Система управления особо охраняемыми природными территориями (ООПТ) в Казахстане очень похожа на российскую, поэтому и проблемы довольно схожи. В ходе IV международной конференции «Природный туризм: глобальные вызовы и перспективы России», прошедшей на курорте «Роза Хутор», заместитель председателя правления национальной компании Kazakh Tourism Кайрат Садвакасов рассказал корреспонденту RATA-news , когда и почему в Казахстане начали интересоваться устойчивым туризмом.


Угнаться за западными наработками в развитии природных территорий сложно как России, так и Казахстану. Тем не менее, в республике пытаются развивать устойчивый туризм с 2012 года. «Экотуризм не наносит вреда, а, наоборот, приносит пользу. Самое главное – соблюдать три важных принципа. Первый – природная устойчивость. Второй – социальная ответственность, когда учитывается мнение населения, хочет оно видеть на своей территории туристов ли нет, будут рабочие места для местных или нет. Третий – экономическая устойчивость», – говорит г-н Садвакасов. Он напоминает, что эти принципы не локальное изобретение, они рекомендованы Глобальным советом по устойчивому туризму ООН (GSTC). Коротко их сводят к трем столпам – people, planete, profit.

«В 2012 году, после окончания Нью-Йоркского университета по специальности «Управление туризмом», я пришел в окологосударственную структуру Kazakh Tourism и начал продвигать концепцию устойчивости. К сожалению, в наших странах эти принципы в большинстве случаев не закреплены на бумаге и не имеют формального статуса. Именно поэтому мы так много спорим, что такое устойчивый туризм, чем он отличается от экологического», – продолжает спикер. Между тем, GSTC еще 10 лет назад собрал 110 критериев развития устойчивого туризма по всему миру, выбрал ключевые и подготовил четкое руководство. Именно этими принципами стараются руководствоваться в Казахстане.

На практике такой подход может выглядеть по-разному. Самый крупный мегаполис страны, город Алматы, находится на территории национального парка. Известный в Казахстане и за его пределами курорт Чимбулак в год посещают порядка 1 млн человек, и он перегружен как зимой, так и летом. Это объяснимо: в 25 минутах езды от центра города можно оказаться на высоте 3200 метров в самом красивом нацпарке страны. Власти пришли к тому, что потоки гостей слишком большие, велика нагрузка на инфраструктуру, даже несмотря на то, что подъем на Чимбулак на транспорте, который использует бензин или дизтопливо, запрещен.

«В 2012 году было решено осваивать соседнее ущелье Кок-Жайляу, основываясь на трех принципах, о которых я говорил выше. С точки зрения социальной ответственности все было хорошо – проект поддержали, поскольку он предполагал много рабочих мест. По экономике тоже все складывалось. А вот по экологии – нет. Борьба экоактивистов длилась семь лет, ровно до тех пор, пока президент не отменил проект. Это очень показательный пример. Иными словами, есть регламенты, но без участия трех сторон устойчивого развития не получится. В противном случае кто-то будет доминировать», – поясняет Кайрат Садвакасов.

В качестве наиболее успешного примера реализации критериев устойчивого туризма на практике г-н Садвакасов приводит национальный парк Медеу, часть которого была отдана под управление частной компании. По его мнению, проекты на ООПТ не должны быть государственными, иначе они получатся сугубо социальными. «Устойчивости в этом нет, поскольку бюджетные деньги отвлекаются от важных сфер медицины и образования», – говорит собеседник.

Инвестор нацпарка Медеу доказал, что он готов вложить 2 млрд рублей в течение 10 лет на развитие участка. Ущелье довольно большое, там нужны тропы, смотровые площадки, визит-центр, остановка для автобусов. Однако, как ожидается, с выходом на полную проектную мощность компания не будет в минусе. По словам Кайрата Садвакасова, первые пять лет инвесторы будут вкладывать деньги под контролем экологов и Kazakh Tourism. «Туристу нужны туалеты, визит-центры, где можно взять в аренду оборудование, перекусить. Без этого обойтись нельзя, но объекты должны размещаться на территории ограниченной хозяйственной деятельности. Здесь мы идем по модели зарубежных парков, австралийских и американских», – говорит спикер.

Он согласен с экспертами, которые уверены, что нельзя принуждать природные территории быть самоокупаемыми. Заработок не должен стоять во главе угла, но при этом отдельные участки можно пробовать развивать. «Нашему проекту только два года, но мы уже масштабируем его: на пяти подобных территориях площадки для развития отданы разным частным инвесторам. Безусловно, бизнес пытается пролоббировать больше мест размещения, больше ресторанов. И здесь очень помогают экоактивисты. Именно они обеспечивают возможность поддержать баланс всех сторон, который является условием устойчивости», – подчеркнул собеседник.

Кайрат Садвакасов уверен, что экоактивисты должны играть одну из первых скрипок в развитии природных территорий. Ясно, что население требует увеличения доходов и рабочие места, власть отвечает на этот запрос. «Каждый тянет в свою сторону, но за природу должны вступаться именно экоактивиты. В Нур-Султане сейчас продолжается борьба вокруг системы озёр Талдыколь, которым около 13 тысяч лет. Власти намерены засыпать часть водоема и построить на его месте жилой комплекс. Экологи и активисты выступают против этого и хотят спасти озеро. Это совершенно нормальный процесс», – приводит еще один пример эксперт.

Он отмечает, что в туризме, в отличие от строительства или энергетики, пока не сложилось четкой модели использования зеленых технологий, но потребность в ней появится под воздействием запроса снизу. Если потребитель будет требовать, чтобы отели, глэмпинги и другие объекты были построены по принципу ESG (Environmental, Social, Governance), бизнес будет это делать. Тренд идет с Запада, и те компании, которые сегодня следуют принципам устойчивости, видят увеличение спроса.

«15-20% посетителей наших нацпарков – это иностранцы. Для них понятие устойчивого туризма очень важно. Вообще любой туризм, городской или культурно-исторический, формирует нагрузку на города, людей и природу, поэтому он должен быть устойчивым. Еще много лет мы можем потерять на поиск определения экотуризма, но уже сейчас пора двигаться в сторону устойчивости, а на ООПТ нужно уделять этим стандартам еще больше внимания», – убежден Кайрат Садвакасов.

Наталья Рудакова, специально для RATA-news