Travelport с 25 октября

Один Эквадор – два экватора

Дата: 26.11.2012
Автор: ТЮРИНА Ирина
Страна: Эквадор

Город Кито глазами крылатой Девы Марии

Неплохое начало экзотического путешествия – посмотреть на эквадорскую столицу Кито глазами Девы Марии, да еще с крыльями. Уникальная статуя Богородицы возвышается над городом на холме Эль-Панесильо. Все время хочется вздохнуть поглубже – то ли от потрясения, то ли от нехватки кислорода. Кито – одна из самых высокогорных столиц в Южной Америке, высота над уровнем моря – 2800 м. А мы сейчас еще выше – 3016 м.

Вообще весь этот тур в Эквадор, составленный московским туроператором Poseidon Expeditions, обещает много удивительного. Во всяком случае, за неделю нам предстоит посетить три из четырех мест в Эквадоре, упомянутых в знаменитой книге Патрисии Шультц «1000 мест, которые стоит увидеть, прежде чем умрешь»: город Отавало с огромным индейским рынком шерсти; высокогорный поезд «Экспрессо Метрополитано», который через потрясающие пейзажи везет пассажиров к горе Нос Дьвола; фантастические Галапагосские острова – мир непуганных животных. А еще – вулкан Котопакси, один из самых высоких в мире; водопад «Сковорда дьявола», фабрику по изготовлению знаменитых эквадорских сомбреро – попросту говоря, шляп и шляпок; плантацию, где выращивают розы для России и многое другое.

Но это все впереди. А пока мы стоим, задрав головы, у подножия монумента единственной в мире крылатой Девы Марии. Высота скульптуры 41 метр, в том числе 30 метров – собственно фигура Богородицы.

Автор памятника – испанец Агустин де ла Эрран Маторрас. Сделана статуя из семи тысяч листов алюминия, детали привезли из Испании, собирали монумент целый год и закончили в 1970-м. Так у города Кито появился символ. Дева стоит на земном шаре, на цепи держит укрощенного дракона, воплощение зла. И принято считать, что те, кто живет на глазах у Девы Марии, то есть в городских районах, которые расположены перед ней, всегда будут богаты и счастливы. А те, кому судьбой предписано родиться за спиной у Богородицы, так всю жизнь «за спиной» и останутся – в бедности и сплошном невезении.

Но на самом деле в 1970 году, когда Святая Дева воспарила на холме Эль-Панесильо, весь город располагался перед ней, за ее спиной тогда еще никакого жилья не было. Это сегодня Кито, раскинувшись на южном склоне дремлющего вулкана Пичинча в межгорной котловине Анд, змеей протянулся с севера на юг на 30 км. Ширина же города с запада на восток – всего 3-4 км.

Монумент Девы Марии полый. Внутри – скромная часовня и небольшой музей, посвященный истории создания памятника.

Из часовни можно по лестнице подняться к ступням Богородицы – на смотровую площадку. Отличная панорама города. В центре – привлекающий туристов старый Кито со многими сохранившимися домами в колониальном стиле, старинными церквами, музеями и памятниками. На юге – промышленные и рабочие районы. На севере – элитные районы, центры торговли и бизнеса.

Ну что, спускаемся с холма Эль-Панесильо – гуляем по Кито.

Дева Мария видна практически с любой точки в старом городе.

Вот церковь Святого Доминго XVI-XVII веков.

Базилика (Basilica of the National Vow) – наша первая встреча с Галапагосами: на фасаде изображены животные, в том числе те, которые встречаются на архипелаге – черепахи, игуаны. А также обезьяны, пумы и даже муравьеды.

А вообще эта базилика – долгострой, в этом смысле напоминающий барселонскую Саграда Фамилия. Строительство собора в Кито по проекту архитектора Эмилио Тарльера было начато в июле 1892 г. – и не закончено до сих пор. Впрочем, заканчивать, судя по всему, никто не собирается: существует поверье, что как только строительство будет завершено, наступит конец света.

На Центральной площади Кито – памятник в честь начала борьбы за независимость Эквадора в начале XIX века. Его верхняя часть:

Внизу – грозный лев. Обратите внимание на дырку в боку. Там было копье – его украли. Не мы, конечно.

По Кито мы гуляли в день большого праздника и неожиданно оказались в центре демонстрации.

Эквадорский «автозак» произвел на нас особое впечатление.

А увидеть вот это мы совсем не ожидали. Но было приятно.

Наши, конечно, тут же поддержали знакомый призыв.

Полицейские, завидев русских туристов, улыбаются, а собаки встают на задние лапы:

И вообще полиция старается получше выглядеть перед гостями:

Вот так и гуляем. Высота ощущается, хотя в целом проблем не создает. У некоторых чуть кружится и побаливает голова, и местные торговцы спешат сделать на этом бизнес, предлагая в качестве лекарства листья коки. Хотите – просто пожуйте сушеные листья этого тонизирующего растения. Или возьмите чай из коки. Можно пососать зеленый леденец с кокой. Кстати, одной из наших соотечественниц именно леденцы помогли избавиться, наконец, от «высотной» головной боли.

Еще всюду продают всевозможные шарфы и шарфики любых цветов и размеров. Одна штука – 2 доллара, три штуки легко можно взять за 5 долларов, а если поторговаться, то еще дешевле.

Раз уж мы гуляем по Кито, давайте заглянем заодно на местные продуктовые рынка и посмотрим на экзотические продукты, которые нам попадались в путешествии.

Жареный куй с гарниром из древесных помидоров

Давайте заглянем на местные продуктовые рынки и вообще посмотрим на экзотические продукты, которые нам попадались в путешествии по Эквадору, организованном туроператором Poseidon Expeditions.

Первым делом нас удивили… эквадорские бананы. Вот посмотрите: в правой руке – плоды привычного нам размера, а в левой – невиданные, просто гигантские.

Для наглядности я сфотографировала здоровенный банан рядом с поллитровой бутылкой воды. Впечатляюще?

Но на вкус эти гиганты оказались так себе, трава.

Еще одно местное чудо – древесные помидоры, тамарилло.

Нам рассказывали, что эти тамарилло, помимо потрясающего вкуса, содержат огромное количество витамина С и антиоксиданты, препятствующие старению клеток организма, да еще это ценный афродизиак. Употреблять его можно не только в сыром виде, но и готовить различными способами. Например, его обжаривают с острыми перцами и зеленью и подают как гарнир к мясу, добавляют в овощные салаты и даже готовят из него прохладительные напитки. Ну мы купили попробовать. Кожура горькая и жесткая, её, как выяснилось, и не едят. Но и мякость впечатления не произвела, кисловата, помидоры вообще не напоминает, одно название. Может, попались незрелые, не знаю. Но мы все съели – полезно же.

Несколько «рыночных» кадров:

Вот здесь на переднем плане маниока – практически местный картофель:

Едем дальше. Где-то в пути гиды специально остановили автобус, чтобы угостить нас экзотическим фруктом черимойя.

Вот это – вкусно! Плод из семейства ананасовых, да и внешне напоминает. Длиной может быть 10-20 см, шириной – до 10 см. Внутри – ароматная белая или кремовая волокнистая мякоть с чёрными семянами. По вкусу напоминает одновременно ананас, банан, папайю, манго и мороженное. Его еще называют «фрукт-мороженое». В общем, мы попробовали – и дружно побежали покупать. Торговке повезло, «сделали план».

Также повезло дяде, который продавал гренадиллы.

Я встречалась с этими фруктами в Москве, в «Азбуке вкуса» они есть – по 900 рублей за килограмм. Возле водопада Manto de la Novia («Фата невесты») вот такую сетку продают за 1 доллар! Ну мы и дорвались.

Фрукт мягкий и вкусный, внутри семена, которые можно грызть или просто глотать – полезно для желудка. По вкусу похож на дыню, но очень-очень нежную.

Еще на всем пути нам рассказывали про бискоччо, традиционную местную выпечку. Да и вывески с названием этого «бисквита» мелькали на каждом шагу.

Увидели мы его и попробовали в местечке Каямбе – говорят, там готовят лучше всего. Оказалось – никакой не бисквит, а слоеное печенье, чуть солоноватое. Вкусное, особенно если есть с сыром, который продается тут же и напоминает наш сулугуни. Судя по количеству точек продаж, это для эквадорцев повседневная еда, хоть и преподносится как местная кулинарная достопримечательность.

В том же кафе – небольшой магазинчик, в котором продают ликеры в оригинальных бутылках, дорожные бутылки для воды, сделанные из копыт животных и еще много чего занимательного.

А вот что предлагают в качестве перекуса уличные точки эквадорского общепита.

И буквально в шок нас повергли жареные на вертеле… морские свинки. Представьте себе, в Эквадоре их специально выращивают на мясо и вот так запросто предлагают прямо у дороги.

Вот уже действительно кулинарная достопримечательность. Блюдо называется куй. Попробовать никто из нас не решился, а одна владелица домашней морской свинки даже расплакалась. «Представляешь, – говорила она мужу, – зажарить и съесть нашу любимую Терезу!».

«А теперь пойдемте в северное полушарие…»

Конечно, самое главное место, которое мы должны были посетить в Эквадоре – это экватор, который, собственно, и дал название стране. Мест, где реально обозначена воображаемая «середина мира» – линия, перерезающая земной шар на две равные половины, в Эквадоре с десяток. Самое популярное и «оформленное» находится в четверти часа езды от Кито, в «Итиньяне», музее под открытым небом.

Вот она, эта таинственная линия.

Мы в середине мира! Широта – 00°00`00``. Лично для меня впечатления усиливаются еще и тем, что посещение экватора абсолютно уравновесило географию моих путешествий. Итак, мне довелось побывать и в самой северной точке Земли – в Арктике, и на самом южном материке – Антарктиде, и вот теперь – в самом центре. И здесь будет кстати заметить, что все эти направления предлагает Poseidon Expeditions.

По линии экватора можно походить. Можно постоять сразу в обоих полушариях, что все, конечно, и делают.

А гиды тут же демонстрируют, что между северным и южным есть явные различия, которые мы можем увидеть своими глазами. На линию экватора ставят обычную раковину, слив затыкают пробкой и наливают воды. Потом пробку вытаскивают, и мы наблюдаем, как вода уходит через отверстие параллельно земле, не образуя никакой воронки. Для наглядности в воду бросают маленькие листочки, чтобы было видно, что они не крутятся.

«Теперь пойдемте в северное полушарие», – говорит гид, и раковину переносят на пару шагов вправо (или влево). Процедура с наполнением раковины повторяется – и мы видим, что вода над сливным отверстием закручивается против часовой стрелки! «А давайте посмотрим, что будет в южном полушарии», – и мы переходим на другую сторону линии. Раковину снова наполняют, вытаскивают пробку – вода закручивается по часовой стрелке!

Попытки тут же разобраться в законах физики путем задавания вопросов через переводчика, конечно, ни к чему не привели. Нам толковали про какие-то «силы кориолиса», магнитные поля, гравитацию, центробежную силу – и совсем запутали. Вернувшись в Москву, я полезла в литературу – и удивилась еще больше.

Оказывается, закручивание воды при стоке по-разному в разных полушариях – это околонаучный миф. Основан он на неверном применении некоего эффекта Кориолиса к движению воды в водовороте. А на самом деле и в южном, и в северном полушарии воронка в раковине может закручиваться как по часовой, так и против часовой стрелки, все зависит лишь от формы раковины и конфигурации канализационной системы.

Но позвольте! Раковина в «Итиньяне» была одна и та же в обоих полушариях! И никакой канализационной системы! А вода закручивалась в разные стороны! А на экваторе вообще не закручивалась! Мы это видели!

Впрочем, зачем спорить? Ведь основа туризма – впечатления. Мы все были потрясены произведенным эффектом, а это главное.

 

 

Один Эквадор – два экватора

Мы покинули «Итиньян» и нас повели… на другой экватор. И это совершенно фантастическая история.

Буквально метрах в двухстах в стороне от небольшого музея «Интиньян» находится масштабный туристический культурно-развлекательный центр «Митад дель Мундо» («Середина мира»). Мы прошли по широкой асфальтовой аллее, вдоль которой расположились павильоны – музеи, выставки, планетарий, океанариум, кафе и рестораны. И вышли на площадь, на которой возвышается пафосная 30-метровая пирамида, отмечающая… нулевую широту! Но ведь линия экватора не можем быть кривой! Значит, это другая линия?

Да, другая. Этот экватор путем долгих вычислений и опытов определили в 18 веке французские ученые-географы. Монументальную пирамиду на указанном ими месте установили в 1979 году, внутри нее расположился этнографический музей, вокруг построили государственный развлекательный центр. Но уже в середине 20 века благодаря GPS-технологиям выяснилось, что французы ошиблись. Но совсем на чуть-чуть, метров на 240, и это без каких-либо приборов! Молодцы, французы. Теперь им в «Митад дель Мундо» установлены памятники.

Но и это еще не все. 25 лет назад в местечке Катекия в 30 км от Кито нашли выложенный камнями круг. Археологи определили, что ему примерно 1000 лет. Так вот, прибор GPS показал в этом месте нулевую широту. 1000 лет назад индейцы правильно определили линию экватора!

И вот парадокс. На месте неправильного экватора – пафосный туристический центр типа нашего ВДНХ. А на правильном – частный музей «Интиньян» («Дорога солнца»), скромный, но очень интересный и самобытный. Открылся он 12 лет назад, и это, повторю, наиболее «оформленный» вариант правильной линии. Есть места, гораздо проще обозначающие «середину мира», вот такое, например.

Интересно, что в раскрученном «Митад дель Мундо» ежегодно бывает более полумиллиона иностранных туристов. И многие даже не знают, что им показывает «не тот» экватор. Судя по всему, это и не афишируется. Во всяком случае, на территории самого центра никаких соответствующих пояснений мы не увидели. Хорошо хоть саму линию экватора обозначили желтым цветом, а не красным, как в «Интиньяне».

Еще одному чуду, с которым мы повстречались на экваторе, я посвящаю пусть небольшую, но отдельную главу. И полагаю, вы поймете, почему.

Эффект невыеденного яйца

Это еще одно чудо, с которым мы повстречались в Эквадоре во время поездки, организованной туроператором Poseidon Expeditions. Ему я посвящаю пусть небольшую, но отдельную главу. И полагаю, вы согласитесь, что это того стоит.

Действиями все тех же сил – Кориолиса, центробежных, а может и каких-то других – нам объяснили возможность исключительно на линии экватора установить сырое яйцо торцом на шляпку гвоздя. Невероятно! Но даже здесь это получается не у всех. Кто сумеет – получит соответствующий диплом, ну и разумеется – почет и славу.

Вот это фишка! И все оборудовано для «подвига»: специальный постамент, на удобной высоте вбит гвоздь. Как было не попробовать? Народ, конечно, с удовольствием подключается к игре, получается не у всех и не сразу, некоторые упражняются с яйцом минут по сорок.

Ура, у меня получилось! Торжественно выдали диплом и поставили памятный штемпель в паспорт.

Путешествуя по Эквадору, мы поняли, что эффекту яйца здесь придают почти мистическое значение, на этом построена целая индустрия. Яйцо на гвозде стало одним из брендов страны, ему ставят памятники, его изображают на открытках и картинах, делают разнообразные сувениры, кондитерские изделия и т.д.

И, конечно, в каждом месте, где обозначена линия экватора, туристам предлагается поставить яйцо на торец. Причем предлагается по умолчанию: всегда есть какой-то постамент или столик, всегда лежит яйцо – пробуйте. Разве что дипломов не выдают. Кое-где аттракцион проходит по упрощенному варианту – без гвоздя. Но все равно впечатляет.

Заметим, что на вершине пирамиды, которая стоит на якобы линии экватора в центре «Митад дель Мундо», установлен земной шар – согласитесь, прямая аналогия.

И там тоже туристам предлагают поставить яйцо на гвоздь.

Что и сбило меня с толку. Хм… Но ведь это «неправильный» экватор. Почему же эффект срабатывает и здесь?

Червь сомнений грыз до самой Москвы. Потом я об этом забыла. А когда села описывать путешествие – опять задумалась. Пошла на кухню, взяла в холодильнике яйцо. Обуреваемая муками – ах, как не хотелось расставаться с иллюзиями! – села за стол, поудобнее устроилась на табуретке. У меня же есть эквадорский опыт. Тут главное – не бултыхать яйцо, которое все время норовит упасть. Руки должны быть чистыми и сухими, чтобы пальцы не липли к скорлупе. Чтобы желток внутри завис в правильном положении, надо его успокоить, подержать яйцо вертикально. Потом широким торцом на стол… и аккуратно придерживая пальцами… без лишней амплитуды… «нащупать» центр тяжести… Не сразу, но – поставила!

У меня еще оставалась маленькая надежда. Ведь в Эквадоре яйцо ставят на шляпку гвоздя. Где бы ее взять? Мой взгляд упал на кран фильтра для воды. Торец ручки – вполне подходящий вариант. И даже длиннее, чем вбитый на экваторе гвоздь. Неужели и здесь получится? Да. Поставила.

Ай да эквадорцы! Создали миф, в который поверил весь мир, и к ним валит народ, чтобы поучаствовать в обычном аттракционе! А сколько эмоций, восторгов, переживаний! А как раскупаются сувениры, изображающие уникальный трюк – яйцо на гвозде!

Этот номер должен стать классикой туристического пиара. Действительно, кому придет в голову просто так ставить торцом яйцо? Конечно, такое возможно только на экваторе!

И ведь у этой идеи должен быть автор. Если бы существовала Нобелевская премия в области туризма, ее непременно надо было бы вручить этому человеку!

Магия эквадорского шопинга

Для туриста шопинг, тем более в экзотической стране, – важная составляющая тура, а в Эквадоре, где побывал корреспондент RATA-news по приглашению компании Poseidon Expeditions, – еще и своего рода достопримечательность. Знаменитый индейский рынок в городе Отавало считается одним из самых притягательных мест для иностранных туристов. И, думаю, нам сильно повезло, что мы попали туда в будний день, а не в воскресный, когда ярмарка работает в полную силу. Даже в уменьшенном масштабе это место буквально гипнотизирует, закруживает буйством красок, разноголосицей языков – испанского и индейского кечуа, вихрем впечатлений и нестерпимым желанием купить все!

Отавало находится в 120 км к северу от эквадорской столицы Кито. А рынок – базар, ярмарка или как угодно – существует там, по некоторым сведениям, еще с конца 9 века. Как и на любом рынке, там есть все, но туристам интересна та часть, где представлены изделия ремесленников, гончаров, ткачей, бижутерия, серебро, народные промыслы и местная живопись. А самое главное – изделия, нередко ручной работы, из шерсти ламы или ее разновидности – альпаки. Свитера, шарфы, палантины, пончо, пледы, одеяла – все яркое, веселое, нарядное.

Кстати, альпак мы видели совсем близко, они гуляли возле нашего автобуса в туристическом центре «Митад дель Мундо» в Кито, это где неправильный экватор.

Говорят, отаваленьос – так называют жителей Отавало – унаследовали от индейцев кара секреты изготовления тканей с применением чудо-красителей, позволяющих добиться ярких оттенков любого цвета. Товар они предлагают хорошего качества и совсем недорогой. Вещи из альпаки значительно нежнее и мягче, чем из ламы, соответственно и просят за них больше. Но это все равно значительно дешевле, чем мы готовы были платить.

А еще можно торговаться, от вас этого даже ждут. Но надо иметь в виду, что эквадорцы чрезвычайно дружелюбны и пока не замечены в стремление впарить что-то подороже, поэтому можете быть уверены: если продавец больше не уступает ни цента (в Эквадоре распространены доллары), значит он уже опустился в цене насколько возможно, дальше ему невыгодно. Отнеситесь к этому с пониманием.

Не поддавайтесь соблазну купить предметы старины и артефакты инков – изображения идолов, керамику и пр. Во-первых, это, скорее всего, подделка. А если вдруг нет, то древние экспонаты из страны вывозить запрещено, у вас их все равно изымут на границе.

Итак, что мы покупали в Отавало. Свитера и жакеты из ламы и альпаки – по 20-30 долларов. Всевозможные шарфы, шарфики, палантины – вообще катастрофа для слабого женского организма. Самые красивые, те, что подороже, – не больше 10 долларов. Если попроще – 3 доллара штука, три штуки можно взять за 5 долларов. И не нужны, а возьмешь, по принципу «подарю кому-нибудь».

Вот так народ уходил с рынка.

Самый дорогой палантин, купленный в Эквадоре, в приличном магазине в аэропорту – чистая шерсть, двусторонний, то есть фактически два палантина – обошелся мне в 25 долларов.

За такое веселое панно, созданное из кусочков ткани и изображающее собственно рынок в Отавало, просили 45 долларов, отдали за 25.

Багет обошелся раза в три дороже. Зато как смотрится!

Трудно было пройти мимо самобытной эквадорской живописи. Местные художники рисуют не только на холсте. Когда я в Москве принесла в багетную мастерскую два подрамника с миниатюрами на натуральной коже, мастер охнул: как красиво! Подрамники оказались кривоватыми, багетчики долго прикидывали, как выйти из положения, в результате получилось очень хорошо.

Красок добавил нашему путешествию еще один городок – Кольдерон, недалеко от Отавало. Он знаменит минифабрикой, где изготавливают и тут же продают фигурки из теста. Вроде бы безделушки, но настроение создают замечательное.

Рецепт «сырья» от нас не скрывали, хотя от подробностей воздержались. «Тесто» для фигурок готовят из воды, пшеничной муки и клея. Лепят их тут же, туристы с интересом наблюдают за процессом – получается своего рода аттракция.

Потом фигурки сушат и раскрашивают. Работа, между прочим, весьма тонкая и кропотливая.

Эти «скрупулезные» рыбки-черепашки стоят по 15 долларов. А вот такие ангелочки – по 1 доллару. Народ покупал более чем охотно – «кому-нибудь подарю».

Ну и еще немного о материальном, а потом уже перейдем к главному – чудесам эквадорской природы.

Куэнка – родина панамок

Куэнка – третий по величине и самый красивый город Эквадора, где корреспондент RATA-news побывал по приглашению компании Poseidon Expeditions. В 1999 году центр города, где много исторических строений колониальной эпохи, был включен ЮНЕСКО в список Всемирного наследия.

Вот очень красивый дом – жалко, что заброшенный.

А вот художества мастеров граффити и поставщиков «живописи народного потребления»

А вот эти перья мы уже видели – на рынке в Отавало. Цены бы не было этим нарядам, если бы не микрофоны и колонки.

О том, что головной убор под названием панама изобрели вовсе не в Панаме, а в Эквадоре, знают многие. По одной из версий, в конце XIX столетия, когда были изобретены эквадорские соломенные шляпы, страна переживала не лучшие времена. Шляпы закупали и торговали ими панамские предприниматели, отсюда и пошло название – панамки. В Эквадоре есть два места, где производят соломенные шляпы, одно из них – Куэнка. Говорят даже, что именно в Куэнка эти шляпы и изобрели. Во всяком случае, город до сих пор остается центром этого во многом кустарного промысла. Фабрик по изготовлению соломенных шляп здесь несколько, опознать их нетрудно.

Мы побывали на фабрике, названной именем ее почившего основателя Хомеро Ортега.

Есть тут и музей, и производство.

Шляпы плетут из нарезанных листьев пальмы, на одно изделие может уйти от недели до 6 месяцев в зависимости от толщины соломки. Чем тоньше соломка, тем дороже шляпа.

Кроме того, фабрика закупает шляпы в индейских общинах, о которых известно, что они плетут хорошо. Закупают в виде полуфабрикатов – бесформенные и без обработки в специальном растворе, который делает соломку прочной и эластичной.

Платят индейцам 50% от стоимости реализации будущей шляпы. А стоить она может от 20 долларов до 4 тысяч – опять же, в зависимости от тонкости плетения.

Фабрика очень гордится своими клиентами, вывешивая фотографии самых знаменитых на «доске почета». Что ж, имена действительно известные: здесь и Уинстон Черчилль, и Жаклин Оннасис, и Жан Габен, и Энтони Хопкинс, и Демис Руссос, и Брэд Пит, и Джулия Робертс, и Шон Коннери, и еще немало звезд.

При фабрике, разумеется, есть магазин, где руководитель компании, которая принимала нас в Эквадоре, учил различать дешевые и дорогие «панамки». Вот посмотрите: та, которая с черной полосой, стоит $300, а ее «соседка» – $20. Шляпу за 4 тысячи сфотографировать не удалось, ее как раз купили незадолго до нашего приезда.

Ну, план магазину русская группа, конечно, сделала. Мужики-то сдерживались, а дамы так азартно примеряли шляпки, что на подмогу был вызван весь штат продавцов.

 

И вот что надо иметь в виду. Как выяснилось уже при посадке в самолет на обратном пути, коробки из-под самых больших шляп не помещаются в отделение для ручной клади. И в багаж их, конечно, не сдашь. Поэтому с ценными приобретениями русских туристок у экипажей было много хлопот. Коробки уносили куда-то в недра самолета, а потом отдельно выдавали при получении багажа. В общем, дамам лучше бы тоже сдерживаться при выборе «панамок» – с учетом перелета.

И еще один неожиданный опыт мы получили в этом путешествии, побывав на плантации, где выращивают розы, в том числе и для России.

Меня всегда очень интересовали две вещи. Первая: сколько накручивают продавцы цветов в Москве, оценивая одну розу в 120-150 рублей. Вторая: от чего зависит длительность свежести цветов, стоящих в вазе. Ответ на оба вопроса мы получили, проследив всю технологическую цепочку обработки роз в Эквадоре.

Итак, на «нашей» плантации площадью 6 га ежедневно срезают 16 тысяч роз. Из них 40% поставляется в Германию, 35% – в Россию. Интересно, что российский рынок требует, чтобы бутоны были не слишком закрытыми и не слишком открытыми, а стебли подлиннее. И у нас больше других предпочитают красные розы.

Срезанные розы на сутки помещают в специальный раствор, который гарантирует, что цветы будут свежими целый месяц. Вот так они стоят в этом растворе.

Потом с помощью специального приспособления цветы классифицируют по длине стебля.

Затем помещают в холодильник, откуда постепенно забирают и упаковывают в специальные коробки для транспортировки.

Путь до России через цветочную биржу в Голландии занимает примерно неделю. Так вот, купленные розы будут свежими столько, сколько осталось до окончания того самого месяца, который обеспечивается выдержкой цветов в специальном растворе еще на плантации. Вот только проконтролировать это невозможно. Если нам повезло, и мы купили цветы сразу после их прибытия в Россию, они могут простоять еще недели три. А если до истечения «месяца свежести» осталось два дня, ровно столько розы и продержатся в вазе.

Теперь о стоимости. На плантации в Эквадоре 25 роз отдают за… $1! Таким образом, один цветок «от производителя» стоит 1,2 рубля. А, например, в Москве розы продают от 25 до 150 рублей за штуку. Товар, конечно, хрупкий, но, по-моему, при такой накрутке, даже с учетом «усушки-утруски» и перевозки продавец эквадрских роз в убытке явно не остается.

«А какую часть дьявола мы увидим сегодня?»

Эквадор, где корреспондент RATA-news побывал по приглашению компании Poseidon Expeditions, – горная страна, поэтому вершины, вулканы, водопады, разумеется, входят в число объектов показа. Но даже если не входят: особенности местного ландшафта сами по себе – достопримечательность. За неимением достаточного количества равнинных участков местные жители вынуждены осваивать любой клочок земли, где можно выращивать что-нибудь съедобное. В результате горы становятся похожими на лоскутные одеяла.

В Эквадоре альпинистов называют андинистами. Мы услышали – сильно удивились. А все просто: альпинист – это от слова «Альпы». А в Эквадоре – Анды!

В общем, мы почти андинисты, потому что поднимаемся в горы. Пока нас везут на автобусе. Едем на вулкан Котопакси (или Котопахи, как кому нравится), самый настоящий, самый высокий в стране, один из самых высоких в мире – около 5900 м, и к тому же действующий, один из самых активных на планете: с начала XVIII века он извергался 50 раз! Ученые считают его прекрасным и опасным: красоту можно сравнить с горой Фудзи, а угрозу для населения – с Везувием. Правда, последнее извержение было в 1904 году, но все равно – жутковато.

Тем более что компания у Котопакси соответствующая: дорога к нему называется потрясающе – Авеню вулканов. Это участок Панамериканского шоссе, вдоль которого расположились спящие, дымящиеся и притаившиеся горы. Их здесь, по меньшей мере, восемь высотой от 4540 до 6310 м. Самый высокий – Чимборазо. А Котопакси – самый высокий из действующих на территории Эквадора.

Котопакси расположен на территории одноименного национального парка. Внизу растительность, буйная и яркая. Чем выше – тем скромнее природа и сдержаннее цвета, все больше мох и редкие цветочки.

А вот последнее растение, которое видят поднимающиеся на вулкан путники – чукирауа, цветок андиниста.

Дальше – только камни и ледники. На высоте от 4700 метров склоны Котопакси укрыты вечными снегами, которые неподвластны даже нещадному экваториальному солнцу.

Автобус привез нас на высоту 4500 метров. Дальше – только пешком. Вот что значит национальный парк: по площадке гуляла лиса, не обращая на людей никакого внимания.

Вот дорога, по которой мы ехали, хорошо видно, где заканчивается растительность.

Что-то высоко мы забрались. А можно еще выше: на высоте 4800 м есть приют Хосе Ривас, маленький домик с желтой крышей, названный в честь андиниста-священника, который первым поднялся на эту точку.

Там есть кафе, можно выпить чашечку чая с лимоном или какао – восстановить силы. В приюте ночуют андинисты перед штурмом вершины Котопакси, до которой минимум 6 часов пути. А без специального снаряжения можно еще немного подняться от приюта – к подножию ледника. Но мы не пошли. Ветер дул немилосердно, сердце колотилось, явно не хватало кислорода – все время хотелось вздохнуть поглубже. Нет, пожалуй, мы все-таки не андинисты, а туристы.

Где горы – там и водопады. И если есть в Эквадоре Авеню вулканов, то совершенно логична там и Аллея водопадов – Небесные Ворота (Puertas del Cielo), Фата Невесты (Manto de la Novia), Сковорода Дьявола (Pailon del Diablo) и многие другие.

Путь к Сковороде Дьявола проходит через настоящие тропические джунгли.

Очень приятно было при входе на территорию национального парка увидеть приветствие на русском языке, да еще в двух вариантах.

А вот и сама «сковорода».

Фата невесты – это сразу два водопада. К ним можно приблизиться в открытой кабинке канатной дороги, а заодно пофотографировать виды ущелья.

Желающие могли повисеть над пропастью и без кабинки.

Но нам предстояло еще одно высокогорное путешествие – на поезде, который отправляется со станции Алауси, и идет через Анды. Место назначения – Нос Дьявола

Так называется вот эта гора.

Сковорода Дьявола, Нос Дьявола… Потом, уже на Галапагосах, нам показали стоящие полукругом скалы Корона Дьявола. На следующее утро единственный ребенок в нашей группе, развитый не по годам пятилетний Тимур, спросил у своей мамы: «А какую часть дьявола мы увидим сегодня?».

Галапагосы – зачарованные острова

Галапагосы воспринимаются как отдельное государство, хотя принадлежат Эквадору. «Зачарованные острова» расположены в Тихом океане, в 970 км западнее Эквадора, где корреспондент RATA-news побывал по приглашению компании Poseidon Expeditions. Зачарованными их назвал в 1535 году первооткрыватель – епископ испанского происхождения Томас де Берланга. В архипелаг входит 13 более-менее крупных вулканических островов, еще шесть небольших и примерно 100 скал. Это живой музей эволюции, замкнутый и тщательно охраняемый от излишнего вторжения мир. Посещение островов строго регламентируется, даже работать там имеют право только «граждане Галапагос», чтобы ограничить въезд «варягов». Благодаря чему на островах сохранились эндемичные виды растений и животных, причем на каждом острове – свои.

Поездка на Галапагосы – фантастическая экспедиция и волшебное приключение. Мы валялись на песчаном берегу с морскими львами, ползали по камням за игуанами, близко-близко подходили к невиданной голубоногой птице и ныряли вместе с огромными морскими черепахами. Все это – чистая правда: на Галапагосах нет наземных хищников, поэтому животные там не боятся человека.

Из «материкового» города Гуаякиль перелет на боинге на Галапагосские острова занимает около 2,5 часов.

Мы прибываем на остров Санта-Крус. В аэропорту Балтра пассажиров и багаж внимательно досматривают: на острова строго запрещено ввозить какие-либо растения, семена, фрукты и, конечно, насекомых, птиц и животных.

Гид, который нас встречает, улыбается и здоровается по-русски. Вот неожиданность! Габриэль, так его звали, учился в мореходном училище в Одессе, а теперь работает в туризме – вот и язык пригодился.

Мы едем в порт, где нам предстоит посадка на яхту, чтобы отправиться в круиз по островам. И – первое потрясение: в этом городке по улицам вместо привычных собак и кошек бродят… морские львы. Далеко от берега они, конечно, не уходят, но в порту и по набережной гуляют и ведут себя абсолютно по-хозяйски.

Первого такого тюленя мы увидели на причале. Он разлегся поперек дорожки, не обращая внимания на происходящее вокруг.

 

Нас уже предупредили: смотреть можно, трогать – ни в коем случае. Но, конечно, нашлась среди нас любознательная туристка, которая решила погладить животное. Лениво развалившийся и неуклюжий на вид тюлень в долю секунды извернулся и тяпнул нахалку за ногу: прокусил джинсы и поранил кожу. Ничего страшного, но в госпиталь даму все же отвезли, чтобы обработать рану.

То, что морские львы здесь хозяева жизни, мы поняли, увидев такую сценку. К причалу, на котором разлегся зверь, подплыла лодка. Тюлень и не думал освобождать дорожку, чтобы люди могли пройти, он даже не подвинулся. Лодка постояла, подождала – и ушла к другому причалу.

Тюлени лежат везде, где хотят.

Владелец привязанной в порту лодки, вернувшись, может обнаружить, что в ней спят тюлени. Наверное, есть какой-то способ выпроводить незваных гостей, но нам этого увидеть не довелось.

Вот морские львы стадно расположились на набережной. Обратите внимание на задний план, там зверь удобно устроился на скамейке.

 

А вот этот символически развалился на скамейке с надписью «Сохраним наше».

Апофеозом потрясения стал тюлень, который крутился, да еще в компании с пеликаном, возле прилавков, где рыбаки разделывают свежую рыбу.

Уже стемнело, когда мы возвращались с прогулки по городку – зверь был на посту.

Разумеется, жители Санта-Круса воспринимают все это как должное. Животные с людьми на равных. Это трогательно бережное отношение к «братьям меньшим» сопровождало нас на каждом острове. Природа – главная на Галапагосах, царь и бог, диктатор и законодатель.

Но давайте уже доберемся до нашей яхты. Называется она Coral, и оказалась небольшой и компактной – длиной 34 метра, зато с четырьмя палубами.

На нижней – каюты и настоящий ресторан, столы со скатертями, на средней – бар и джакузи, на третьей – каюты, четвертая – открытая, прогулочно-банкетная, там даже барбекю готовят. Каюты со всеми удобствами и с кондиционером. В общем, есть все для приятного путешествия.

Упомянуты в программе слова «яхта класса люкс» стали единственным поводом для того, чтобы я взяла в поездку хоть что-то из «неспортивной» одежды. Ну, чтобы, как положено в круизах, каждый день переодеваться к ужину, особенно к капитанскому. Но меня, да и всех остальных, «обломали», как только лодки привезли нас к судну. Мы поднялись на палубу, и нам тут же настоятельно рекомендовали… разуться и ходить по яхте босиком. При этом еще из шланга облили ноги: мало ли какую заразу мы могли привезти с берега. Так мы и ходили. Кто хотел – надевали тапочки, но все равно, какой уж тут дресс-код.

Грустная история про Одинокого Джорджа

Путешествие на Галапагосские острова, где я побывала по приглашению компании Poseidon Expeditions, очень напомнило мне круиз в Антарктиду – в плане организации, правил поведения и отношения к природе. Так же, как на самом юге планеты, на экваторе мы каждый вечер собирались на информационный брифинг. Габриэль объявлял план на следующей день, рассказывал, что мы увидим, и отвечал на вопросы по поводу уже увиденного. На берег нас также доставляли на резиновых лодках «зодиак», так как яхта близко к островам не подходит. Правда, в отличие от Антарктиды, на Галапагосах появилась разновидность высадок – сухая и мокрая. Сухая – это когда лодка упирается прямо в берег и мы спрыгиваем на камни или песок. А мокрая – это когда «зодиак» не доходил до берега, и мы высаживались и шли к нему по воде. Понятно, что зависело это от рельефа дна и очертаний прибрежной линии.

Так же, как и в Антарктиде, мы должны были строго соблюдать определенные правила. «Наши правила – наши законы», – повторял Габриэль. На берегу не курить: некоторые местные растения выделяют сок, который вспыхивает, как топливо. Не сорить, не выносить на берег никакой еды. Не подходить к животным ближе, чем на 3 метра, если они проявляют беспокойство. Не приближаться к птицам, которые высиживают яйца.

Не фотографировать со вспышкой, чтобы не нервировать животных. И фотографировать только с дорожки – чтобы невзначай не наступить на чье-то гнездо, не раздавать ящерицу или саранчу. Дорожки обозначены специальными столбиками.

Ничего не брать с берега на судно – ни камешка, ни ракушки, ни панциря, ни иголки морского ежа, ни кусочка лавы. А, признаться, очень хотелось, вы посмотрите, какие чудеса мы там находили.

И не покупать изделия из местных природных материалов – вывозить запрещено, все равно отберут в аэропорту.

Своим названием архипелаг обязан черепахам – Islas de Galapagos переводится как «острова черепах». На Санта-Крус расположена научно-исследовательская станция им. Чарльза Дарвина, основанная в 1959 году. Одна из самых важных ее программ – контроль за размножением черепах, которых на острове 11 видов.

Всего на Галапагосах 25 тысяч черепах. Много? Ученые вычислили, что до открытия архипелага в XVI веке на островах их было не меньше 250 тысяч. Чтобы восстановить поголовье, особей собирали с миру по нитке. Например, в 1972 году на галапагосском острове Эспаньола нашли 12 самок и 2 самцов, привезли на станцию Дарвина. В 1980 году в зоопарке Сан-Диего в Калифорнии нашли еще одного самца из того же рода и забрали на Санта-Крус. Самца назвали Диего, он стал отцом более 1000 черепашек.

Черепах мы видели огромных, они бывают весом до 250 кг.

Месяца через полтора после возвращения из Эквадора я наткнулась на сообщение Associated Press, что на острове Санта-Крус найдена мертвой черепаха, которая считалась последним представителем подвида абингдонской слоновой. И поняла: это Одинокий Джордж. Мы видели его живым.

В 1972 году эту черепаху привезли на Санта-Крус с необитаемого острова Пинта, входящего в Галапагосский архипелаг. Самца назвали Джорджем, ученые очень надеялись получить от него потомство. Гигантские слоновые черепахи, которые весили до 400 кг и достигали 1,8 м в длину, были полностью истреблены на Галапагосах около 150 лет назад. Китобои увозили особей с островов в качестве провизии. Они называли черепах живыми консервами, поскольку те могли долго жить в трюме корабля без пищи и воды.

Ученые пытались спаривать Джорджа с самками близкого подвида и даже нашли на острове Изабелла самку с его генами. «Девушку» подселили в вольер к Джорджу, и она даже отложила яйца, однако черепашата так и не появились. Так Джордж стал Одиноким.

На момент смерти ему было около 100 лет, весил он 88 кг и был длиной 180 см. Вообще черепахи этого вида могут сохранять способность к воспроизводству до 200 лет. Может быть, Одинокий Джордж не хотел размножаться в неволе?

Но та же информация Associated Press оставляла маленькую надежду: сообщалось, что у самок, которые жили в вольере с Одиноким Джорджем, сейчас период нереста, вольер закрыт для посетителей, поскольку одна из «подруг» усопшего была им оплодотворена. И примерно через месяц, говорится в заметке, можно будет понять, оставил ли Джордж потомство.

Через месяц пишу партнерам компании Poseidon Expeditions в Эквадоре. Мне не терпится узнать – нет ли новостей на станции Чарльза Дарвина? И получаю грустный ответ: «Поговорили с администрацией национального парка. К сожалению, Одинокий Джордж определенно не оставил потомства, уже исключилась последняя вероятность, что из яиц вылупятся черепашки. Национальный парк еще держит у себя образцы семени Джорджа, но пока не знает, что будет с ними делать».

Пока национальный парк Галапагосских островов решил организовать музей, посвященный последнему представителю вида абингдонской слоновой черепахи. Тело Одинокого Джорджа собирались бальзамировать и поместить в качестве экспоната.

Когда можно и нужно читать чужие письма

Большинство фильмов о дикой природе Галапагосских островов телекомпании BBC, Discovery, National Geographic снимали на Флореане и Эспаньоле. «Видите, сколько камней лежит на песке?», – спросил нас Габриэль, показывая на буквально заваленный булыжниками берег бухты Гарднер, когда яхта бросила якорь возле острова Эспаньола. – Так вот это не камни, это морские львы».

Они нас точно ждали. Даже нет смысла ничего рассказывать – просто посмотрите, как позируют, как общаются, как гуляют по берегу вместе с людьми.

Наблюдать за морскими львами можно бесконечно. И получаешь огромное удовольствие, осознавая, что животные находятся в своей естественной среде, а тебя не боятся и агрессии не проявляют, они так жили до нашего приезда и так будут жить, когда мы уедем. А еще они очень похожи на людей. Ну, вот эти, например, разве нет?

А вот эта парочка?

А вот этот пристроился в скале, «лапы» сложил на животе – и подглядывает.

Вот малыш сосет мамино молоко.

А потом отвалился – спать.

Чуть в стороне от морских львов, в россыпи черных валунов живут игуаны – маленькие динозавры. И тоже совсем не реагируют на незваных гостей.

Вот еще одна парочка. Кто скажет, что их поза не напоминает человеческую?

И тюлени, и игуаны находятся в состоянии полного покоя. Мы им нисколько не мешаем – помним, что трогать нельзя. Тюлени спят. Игуаны замирают на камне – то ли глубоко задумались, то ли созерцают доставшуюся им природу, то ли просто греются на солнце.

 

А вокруг игуан и даже по ним самим невозмутимо ползают потрясающей расцветки крабы.

Крабики когда маленькие – совсем невзрачные. А вырастают в настоящих красавцев.

Игуаны просыпаются, чтобы поесть.

И снова замирают.

Каменистый мыс Пунта Суарез на острове Эспаньола – то, что называется птичий базар.

Например, только там гнездятся галапагосские альбатросы.

Еще над нами метались фрегаты с невообразимым размахом крыльев, галапагосские чайки, ястребы. Но самое большое «птичье» чудо архипелага – голуболапые олуши, птицы с ярко-голубыми перепончатыми лапами.

 

И снова все тот же эффект «доброжелательного игнорирования». Мы обступили птицу со всех сторон, мы общелкивали ее фотоаппаратами, поднося объективы буквально к клюву – никакой реакции. Олушу надо было смотреть по сторонам – он и смотрел. Он нас не замечал. Вам надо – вы и стойте, а мне не до вас. Вот оно, счастье туриста!

Олуши питаются рыбой и кальмарами, которых достают, ныряя в воду с высоты 10-100 м на глубину до 25 м, они даже могут какое-то время плыть под водой. Дышат эти птицы клювом: носовые отверстия у них закрыты, что и дает возможность глубоко нырять.

Здесь же, на острове Эспаньола, мы увидели природный фонтан. Волны с огромной силой бьют в скалы, вода попадает в узкие расщелины – и взмывает вверх на высоту до 30 метров. Да еще как будто застывает на несколько секунд – видимо, чтобы мы успели сфотографировать.

 

На острове Флореана, в слегка солоноватой лагуне, обитает одна из самых больших на Галапагосах колоний розовых фламинго. Мы видели их издалека.

А вблизи они вот такие.

Ну и ранее обещанная Корона дьявола. Так называется место рядом с островом Эспаньола, где черные острые скалы встали полукругом – как корона на голове. Но, конечно, такая может подойти только дьяволу.

Именно там любители подводного плавания рассматривали морских черепах, о чем потом рассказывали с восторгом. Остальные наблюдали за дельфинами, которые вовсю резвились вокруг наших «зодиаков».

А в финале нашего путешествия по Галапагосам мы опустили письма… в почтовую бочку. Есть на архипелаге такое удивительное место – бухта Пост Офис. В 1793 году капитан китобойного судна Джеймс Колнетт установил там пустую бочку, которая стала служить неофициальным почтовым ящиком для моряков. Каждый раз, проходя мимо Галапагосских островов, корабли заходили в бухту, чтобы «проверить почту». Моряки оставляли в бочке письма родным – в надежде, что послание обнаружит кто-то из направляющихся домой земляков, заберет с собой и передаст адресату. И, конечно, смотрели, нет ли в бочке писем в те края, куда шел корабль.

Почтовая бочка действует и сегодня.

Но послания там теперь оставляют не моряки, а туристы. И система работает! Мы изучили содержимое «ящика», там действительно письма и открытки, адресованные в самые разные страны.

Посланий в Россию мы не нашли. Но на Украину – были, и одно письмо туда туристы забрали, оказались земляками. И еще забрали письмо в Бразилию. Оказалось, что у одной из наших соотечественниц там живет дочь, к которой мама собиралась поехать в ближайшее время.

Некоторые из нас оставили в почтовой бочке свои письма.

Я тоже оставила. Передала привет родным и близким с самого центра планеты. Но прежде, чем опустить в бочку, крупно написала на открытке: «Не забирать!». Пусть полежит, потом сама заберу. Потому что обязательно вернусь на эти непостижимые Галапагосские острова.

Ещё о Эквадор