Калуга

Тимофей Рогожин: «Если через 5 лет получится чартерная программа на Шпицберген, это будет победа»

Тимофей Рогожин (фото) известен как создатель туроператора RussiaDiscovery, предлагающего активные туры по России, как. В мае 2014 года он был назначен заместителем генерального директора по туризму ФГУП «Арктикуголь». О том, как созданный в 30-е годы прошлого века для добычи угля трест планирует развивать туризм на одной из самых необычных в мире территорий, архипелаге Шпицберген, Тимофей рассказывает читателям RATA-news.

- Тимофей, думаю, кроме тех, кто специально интересовался вопросом, мало кто знает, что такое Шпицберген. Расскажите про это за место.

- Шпицберген – уникальная территория с уникальным правовым статусом. До 1920 года была ничейной, ни одно государство не имело на нее прав. Официально архипелаг считается открытым в 1596 году экспедицией Вильяма Баренца, хотя с XV века там промышляли и поморы, и викинги. За два следующих века китобойные флотилии самых разных стран – голландцы, датчане, англичане, шведы, испанцы – выбили практических в ноль китов, которых вокруг архипелага было очень много, особенно гренландских. После этого 100 лет интереса к территории не было.

В начале XX века поехало много научных экспедиций из разных стран – геологи, геодезисты, гляциологи. В это же время там нашли угольный разрез. Это был период бум арктических путешествий, деления последних территорий. Появились английские, русские, голландские и шведские угольные шахты, хотя земля оставалась ничьей. В 1920 году норвежцы предложили сохранить «ничейный» статус территории, но контроль за исполнением написанных законов возложить на Норвегию. Договор о Шпицбергене был подписан в Париже восемью странами. Речь в нем шла о том, что Норвегия обязуется беречь архипелаг, контролировать сохранность природы и выполнение кодекса по добыче угля, а все страны, подписавшие договор, имеют равные права на хозяйственную деятельность. К этому времени там уже были угольные поселения, поморские становища, голландский город. Самый обжитой – остров Западный Шпицберген.

В 1925 году норвежцы предложили территорию отдать им, но сохранить за всеми странами, подписавшими соглашение, право вести хозяйственную деятельность, а России предоставить особые условия. Таким образом было навсегда признано, что норвежцы и русские имеют равные права на Шпицберген. Еще в договоре говорилось, что архипелаг де юре принадлежит королевству Норвегия, оставаясь безвизовой зоной для всех стран, подписавших договор. А их сегодня уже больше 40. Закреплено также, что это демилитаризованная зона.

 

 

- А что же туризм?

- Хозяйственная деятельность – это, собственно, и есть добыча угля и туризм. Трест «Арктикуголь» создан в 1931 году и с тех пор является единственным полноценным российским хозяйственным субъектом на архипелаге. Туризм в сегодняшней стратегии треста – одно из приоритетных направлений.

На Шпицбергене есть несколько поселений, самое большое – поселок Лангир на 2,5 тысячи человек. Это, можно сказать, столица. Есть еще норвежский шахтерский поселок Свиагруве и поселок ученых Нью-Олесунн, закрытый для туристов большую часть времени (летом туда разрешены судозаходы). Два самых известных российских поселка – Баренцбург на 400-450 человек, где находится полноценно действующий рудник, и Пирамида, который был в 1998 году законсервирован с сохранением инфраструктуры. Там тоже была шахта, но произошло возгорание, и решили, что с точки зрения экологии ее проще затопить. В 2012 году там вновь открыли гостиницу и потихоньку начали туристическую деятельность. Еще два старых рудника – Колсбей и Грумант – закрыты довольно давно. Это российская территория с уникальными памятниками промышленного туризма и истории.

Вот эти четыре поселка и еще один участок – Тундра Богемана – принадлежат России, хотя находятся в Норвегии и живут по законам этой страны. Шпицбергеном управляет губернатор, по-норвежски – сусельман. Подчиняется он напрямую министру юстиции и председателю правительства Норвегии. Кстати, Шпицбергеном архипелаг назвал Баренц. Его официальное норвежское название – Свальбард, холодный край. У поморов было в ходу другое название – Грумант.

Экологическое законодательство Шпицбергена очень жесткое. Любая деятельность, которая вредит экологии, запрещена категорически. Например, нельзя ездить по тундре, не покрытой снегом. Никаких моторных средств. Летом передвигаются по малочисленным дорогам, но больше по морю, зимой – на снегоходах. 90% архипелага – это особо охраняемые природные территории, заповедники, заказники, парки. Человеческая деятельность сводится к нулю. Там есть нефть, полезные ископаемые, но норвежцы против их добычи, пытаются сохранить дикую природу и девственную территорию. Общее число жителей Шпицбергена – около 3 тысяч человек. И 4 тысячи белых медведей. Порядка 2,5-3 тысяч снегоходов. Норвежский Лангире – многонациональный поселок людей, влюбленных в Арктику: туда едут не за деньгами, а за редкой природой. Но коренных жителей там очень мало. Россия и Норвегия ограничивают возможность жить там постоянно, делают так, чтобы люди приезжали максимум на 5-10 лет. Считается, что если больше 5 лет прожить в Арктике, потихоньку начинаешь сходить с ума.

 

 

 

- Это из-за климата? Когда слышишь слово Арктика, представляешь себе что-то очень холодное.

- Не совсем так. Туда заходит Гольфстрим, поэтому зима относительно мягкая, ее можно сравнить с Карелией. Почти никогда не бывает сильных морозов. Средняя температура зимой – минус 10-15 градусов, в марте – минус 19. Другое дело, что зима очень длинная – начинается в ноябре и заканчивается в мае. Четыре месяца полярная ночь и четыре месяца полярный день. Летом средняя температура плюс 6 градусов. Бывает плюс 15, но в основном – 6-8. Это тундра, то есть деревьев. Есть грибы, а вот ягоды не вызревают.

Природа по-настоящему дикая: бесчисленное число непуганых оленей, песцов, белых медведей. И морские млекопитающие – лахтаки, моржи, тюлени, нерпы. И птичьи базары. Обычно туристы сначала не верят, что увидят северных оленей, а потом устают их фотографировать. С белыми медведями мы встречу гарантировать не можем, но видит их каждая группа.

 

- Когда начался туризм на Шпицбергене?

- Норвежцы открыли туризм на Шпицберген с начала 90-х, когда у них стало достаточно денег, чтобы его развивать. Летом это были круизы, зимой – лыжи, снегоходы, собачьи упряжки. Позже появились морские каяки – путешествия по заливам, трекинги, обзорные туры с элементами исследовательской деятельности. С 90-х годов норвежцы стали иногда возить группы в российские поселки Баренцбург и Пирамида.

Российский туризм начался совсем недавно, в 2012 году, когда начали быстро и мощно улучшать инфраструктуру, ремонтировать дома. Появилась хорошая гостиницы, хостел, два ресторана, самая северная пивоварня в мире. Стали благоустраивать поселок Баренцбург, закупили снегоходы, открыли гостиницу в Пирамиде.

В туризме «Арктикугля» три направления работы. Первое – прием российских туристов. Это готовые туры от 5-6 до 9 дней. Зимой – снегоходы, летом – обзорные путешествия с элементами морских прогулок, трекинга, несложных пеших прогулок. Отдельно предлагается серьезный трекинг. В рамках зимних снегоходных туров существуют линейные маршруты, кольцевые и радиальные. Можно выезжать каждый день из Баренцбурга и проехать весь остров. Посмотреть очень красивые ледники, горы, водопады, озера, старинные поселения, дикую природу – млекопитающих, зверей, птиц. Плюс промышленные объекты – заброшенные рудники, кусок железной дороги. И памятники поморской культуры. Летом люди прилетают в Лангир, на катере переходят 50 км до Баренцбурга и оттуда путешествуют радиальными выходами к природе и памятникам. Такой же тур предлагается в Пирамиду, которая вызывает огромный интерес у иностранцев, так как этот район – самый живописный на острове. Там красивые водопады, пирамидальные горы, ледник. Мы Пирамиду позиционируем как застывший объект советской индустриальной культуры, потому что она была отстроена в 60-80-е годы по последним веяниям архитектурной моды.

Вторая ниша, основная по доходам – прием иностранных групп, для которых мы задействуем гостиницы, общепит, экскурсоводов. Зимой через Баренцбург идет большой трафик на снегоходах, а летом каждый день заходят большие экспедиционные круизы и прогулочные суда на 50-100 человек. Они приходят на 2,5 часа. Мы им делаем пешую экскурсию, они заходят в музей, на почту, посещают ресторан. Когда приходят круизы, добавляется концерт самодеятельности, и все укладывается в 3 часа. На сегодня этот формат всех устраивает. Но мы думаем о том, чтобы расширить пребывание иностранцев с помощью мастер-классов по поморской культуре, выездов на природу – того, что мы уже делаем для длинных групп.

Третья ниша – предложение на европейском рынке программ, аналогичных норвежским, но с уклоном на российские поселки. Здесь может возникнуть конкуренция, но, общаясь с норвежскими компаниями, мы видим их заинтересованность в том, чтобы привлекать европейский поток. У них 70-80% гостей – туристы из Норвегии. Но население этой страны – всего 5 млн. человек, поэтому новые рынки им нужны и они нас не рассматривают как конкурентов. Каждый гость, которого привлечем мы, все равно оставит деньги в Лангире. Сейчас приводим в порядок инфраструктуру, прорабатываем дополнительные услуги и пробуем увеличить поток туристов на российской территории.

Сегодня мы обслуживаем около 12 тысяч человек в год, примерно поровну летом и зимой. Всего Шпицберген посещает 70-80 тысяч туристов в год. Мы от этого имеем всего 15%, из которых 90% – однодневные. А хотим как минимум половину, и чтобы до 30% приезжали хотя бы с одной ночевкой.

 

- Вы хотите отобрать их у норвежцев?

- Нет, об этом речь не идет. Заход на Шпицберген сейчас возможен только через аэропорт Лангира, но программа там – на 2-3 дня максимум. Мы хотим удлинить программы так, чтобы и норвежцы могли принимать больше. В Лангире 820 мест для размещения, в Баренцбурге – 200, в будущем можно сделать 300-400 мест и таким образом увеличить прием.

А российский поток – да, хотим увеличить и забрать себе. Сейчас есть принципиальная разница между российским и норвежским турпотоком. Из России приезжают люди, ищущие приключений. А из Норвегии – семьи, пожилые люди. В нашем представлении Арктика – необыкновенное приключение. У норвежцев это вполне обычный отдых.

 

 

- Сколько россиян в год, по вашему мнению, можно привлечь на Шпицберген?

- Русских туристов раньше не было вообще, не считая тех, кто приезжал на норвежских экспедиционных круизах. В этом году мы примем 70 человек. Если в 2015 году будет 200-300 человек – это уже сверх плана. Дальше могут быть корпоративные группы. У норвежцев это весомая составляющая. Если через два-три года приедет 1000 – замечательно. Если через 5 лет у нас получится чартерная программа на 2-3 тысячи человек в год, это будет победа.

 

- А как россияне добираются сейчас, когда чартеров нет? И сколько это стоит?

- Только регуляркой через Норвегию. Для этого нужны либо транзитные визы, либо шенген. Если перелет прямой, то виза не нужна и даже загранпаспорт не нужен. Раз в два месяца летает чартерный борт для работников «Арктикугля». Туристов на нем привезти можно, а увезти уже нельзя. Поэтому даты туров мы к нему не привязываем. Наша цель – запустить чартерную программу.

Билет из Москвы через Осло на SAS и Norvegian стоит 20-30 тысяч рублей. Из Санкт-Петербурга через Ригу или Копенгаген дешевле. На чартере из Москвы билет будет стоить 30-32 тысячи за счет того, что наши авиаперевозчики дороже, чем европейские. Но, думаю, что тысяч в 20-25 можно уложить билет.

Трехдневная программа с перелетом будет стоить 50-55 тысяч рублей. Притом что у норвежцев аналог для россиян обойдется в 70-80 тысяч, у них на всё цены выше. У нас двухместный номер в гостинице 3* стоит 800 крон в сутки, то есть около 5 тысяч рублей, а в такой же гостинице в Лангире – от 9 до 12 тысяч, а есть и за 15 тысяч. Мы цены специально не поднимаем, поскольку хотим увеличить объем, но даже если на 20-30% поднимем, они будут ниже норвежских. Сейчас летом день стоит около 10 тысяч, зимой – 16-20 из-за снегоходов. Сюда входят экипировка, питание, страховки, проживание, экскурсии, гиды.

 

- Что уже удалось сделать для развития туризма?

- В 2012 году здесь начали заниматься инфраструктурой. В 2013 году опробовали первые маршруты. Есть ряд заказчиков из Норвегии, Восточной Европы, которые уже второй год приезжают на Шпицберген. В этом году был первый зимний сезон, когда мы приняли 25 россиян – 4 группы на снегоходах. В летний сезон из России приехало 4 сборных группы (35 человек). И все это – без какой-либо рекламы. Наряду с россиянами, конечно, мы принимаем и отдельные иностранные группы.

«Арктикуголь» готов вкладываться в туризм в целом, в том числе, в рекламу, в маркетинг, кадры. В 2015 году в туристическом отделе треста будет 10 круглогодичных сотрудников, еще столько же к ним добавится в сезон. Вложили деньги в разработку брендинга территории, разрабатываем брендбук по Пирамиде. В процессе доработки находятся два сайта по Шпицбергену.

 

- Откуда же появились эти туристы?

- Работаем с агентствами плюс мои старые клиенты. Зимой принимали тех, кто давно путешествует по России. А летом приезжают разные люди. Первая группа – это была молодежь, увлеченная промышленными объектами. Вторая и третья – люди, путешествующие по всему миру и ищущие места, где нет толп туристов. Четвертая группа приехала на музыкальный фестиваль «Грумант», который мы провели в конце августа.

На будущий сезон все российские агентства, которые предлагают норвежские туры, будут продавать и наши программы – более дешевые и на русском языке. Мы делаем ставку не на активный сегмент, а на тех, кому интересен Север, кто любит круизы, туры в Норвегию. Природа северной Норвегии и Шпицбергена не особо отличается. На архипелаге также есть фьорды, а еще ледники и белые медведи, которых на материке нет.

 

- Как давно вы работаете над этим проектом?

- Я попал на архипелаг в марте 2013 года. Плотно занялся с середины мая этого года, когда пришел работать в «Арктикуголь». С осени планирую жить в Баренцбурге с семьей. Как ни странно, на Шпицбергене полноценная инфраструктура – школа, детсад, больница, концертно-спортивный комплекс. Кстати, что интересно, большинство жителей Баренцбурга – шахтеры из Луганска и Донецка, это еще со времен СССР так сложилось.

 

Юлия Батырь, специально для RATA-news

Версия для печати