Интурмаркет 2020 02.10

Юрий Тюлюбаев: «Ненецкая земля – это единение с природой, цифровой детокс и преодоление себя»

Компания «Красный город» из Нарьян-Мара принимает гостей региона, которые хотят увидеть Арктику, побывать за Полярным кругом. Ее директор Юрий Тюлюбаев в интервью RATA-news рассказал о логистике и наполнении туров по этому суровому краю, а также о впечатлениях, которые ищут и получают здесь туристы.

- Давно ли работает ваша компания?

- С 2005 года. По образованию я переводчик английского языка и юрист. После армии поработал в органах власти, затем в крупной нефтяной компании, в некоммерческом секторе, но настал момент, когда захотелось самому определять, чем заниматься. Компанию решил создать, когда в Ненецком автономном округе начал активно развиваться выездной туризм. У местных жителей отпуск два месяца, оплачивается проезд и вообще доход большой части населения выше среднего по России. Именно поэтому турбизнес показался перспективным. Да и конкуренции почти не было, а спрос подогревался растущими «нефтяными доходами» регионального бюджета.

Работал как турагент, отправлял людей на юга, а спустя шесть лет решил, что заработанные деньги было бы неплохо инвестировать в новое направление деятельности – внутренний и въездной туризм. О нем у нас в регионе тогда вообще не думали – денег от нефти было много. Но экономический кризис, а затем и политика сделали путешествия внутри России модным трендом. Поэтому в 2013 году «Красный город» из турагентства превратился в туроператора. Теперь мы сами формируем туры, у нас есть снегоходная техника и даже свой чум. Продвигаем Ненецкий округ в России и за его пределами.

 

- Что в регионе есть такого, ради чего туда надо ехать, тем более издалека?

- Наш округ – это самая близкая Арктика с точки зрения логистики из центра. Лететь из Москвы или Петербурга всего пару часов. Место совершенно не заезженное, поток организованных туристов составляет несколько сотен человек в год, это на наши-то бескрайние и безлюдные просторы.

Здесь живут коренные народы – ненцы и коми, которые сохранили традиционную культуру, кочевой образ жизни. Здесь расположен единственный за Полярным кругом дикий термальный источник Пым-Ва-Шор, в котором температура воды достигает +27 градусов в любые морозы. Здесь есть уникальная возможность наблюдать северное сияние с сентября по апрель, а летом – белые ночи, когда солнце за горизонт не заходит вообще. В трех морях, омывающих регион, много интересных островов.

Самый востребованный здешний ресурс – арктическая природа, цветущая весной тундра, полные рыбой реки и озера, берег Северного Ледовитого океана, белые медведи, моржи, бесчисленное количество птиц.

Еще Пустозерск – первый русский город в Заполярье, построенный при Иване III. Сейчас это место паломничества всех старообрядцев, поскольку там жил и был казнен «за великие хулы на царя» их духовный лидер – протопоп Аввакум. Еще манят советские поселки-призраки – Амдерма, Табседа, памятник природы «Каменный город» на Тиманском кряже и многое другое.

 

- И каким содержанием вы наполняете конкретные туры?

- У нас есть и экспедиции, и сплавы, и снегоходные программы. Средняя продолжительность – 5-7 дней, более длинные бывают летом, поскольку, например, водный туризм предполагает неспешность.

Люди к нам едут позитивные, настроенные на приключения, опытные путешественники, часто – объехавшие почти весь земной шар. В прошлом году дважды приезжал парень из Москвы, который хотел испытать себя в сильный мороз. Мы с ним путешествовали по тундре при температуре минус 47 – отказывала техника, навигаторы. Поездка длилась пять дней, он сполна ощутил все «прелести» арктического холода, всё выдержал и был очень доволен. И в результате написал книгу – путевые заметки о поездке на Север.

Меня в прошлом году впечатлила туристка из Монако, которая приехала с четырехлетней дочкой и ночевала у оленеводов. Сказала, что хочет показать ей разнообразный мир, в котором не все и не везде живут так, как они в своей стране.

В августе мы вместе с заповедником «Ненецкий» планируем совершить две пробные поездки на необитаемый остров Матвеев в Северном Ледовитом океане. Суть тура – почувствовать место, где раньше жили люди, построили свой мир, а теперь там никого нет, кроме сотен моржей и одного зайца. Там меняется сознание и пропадает ощущение связи с внешним миром. Уверен, что такой тур оставит незабываемые впечатления на всю жизнь.

- А как дела с туристической и транспортной инфраструктурой на ваших маршрутах?

- Инфраструктура, а точнее ее полное отсутствие, это наша проблема и одновременно изюминка. Дорог нет не только внутри региона, но и на «большую землю». Выбраться из Нарьян-Мара можно либо самолетом, либо – в период летней навигации – на барже, либо – с января по апрель – по так называемому «зимнику», ледяной дороге в сторону Усинска.

Рестораны, гостиницы есть только в Нарьян-Маре, единственном городе округа. На маршрутах туристы живут либо в палатках, либо в нашем чуме, либо в неблагоустроенных гостевых домах.

Но тех, кто сюда едет, как правило, это не смущает. Люди готовы к отрыву от цивилизации, если в обмен они получают впечатления, которых цивилизация дать не может. Им даже интереснее останавливаться на ночлег в семьях местных жителей, а не в поселковых гостиницах, чтобы лучше прочувствовать в среду, которую они окунулись.

Правда, переломить менталитет северян не всегда просто. Многие отказываются принимать туристов, для них это вторжение в личное пространство. Мы в прошлом году даже выпустили специальную брошюру, призывая обращаться к нам тех, кто хотел бы работать в туризме. Пытаемся создать базу домов, где готовы принимать гостей.

Большая часть наших проблем связана не с климатическими особенностями и отсутствием инфраструктуры, а с нехваткой ресурсов, времени и большой физической нагрузкой. Все-таки подготовить и провести пятидневную экспедицию на снегоходах по тундре – не то же самое, что продать путевку на Мальдивы, сидя в теплом светлом кабинете. Хотя доход от этих двух действий для меня часто бывает равным. Опытный коучер пришел бы к выводу, что я не умею делегировать полномочия, распоряжаться ресурсами и в целом неэффективен. Возможно, это так. Но, я предпочитаю путь, который мне интересен. Люблю путешествовать по родному региону, общаться с новыми людьми, люблю достигать цели и всегда говорю туристам: «В начале пути – надежда, а в конце – всегда радость». Это девиз всех наших туров.

- А бывает, что гости получают впечатлений больше, чем ожидают?

- Да, чаще всего именно так и получается. И в этом я вижу смысл своей работы. И возвратные туристы у нас есть. Но понятно, что много их быть не может. Арктика – не курорт, расслабиться, как на пляже, тут не получится. Зато можно получить, скажем так, цифровой детокс, почувствовать единение с природой, испытать себя.

Иностранцы чаще всего стремятся увидеть северное сияние. Местные жители на него практически не обращают внимания, а туристы приходят в полный восторг, особенно, когда экраном «солнечного ветра» становится все небо от края до края.

Россияне больше интересуются жизнью коренных жителей Севера. Их впечатляет, что люди здесь существуют совершенно в иной среде, где, с одной стороны, ты чувствуешь абсолютную свободу от стремительно меняющегося мира, а с другой – вынужден жить в условиях, лишенных всех благ этого мира. Тут нет электричества, водопровода, интернета и магазинов «шаговой доступности». После окончания тура эта двойственность ощущений одних заставляет сильнее ценить то, что они имеют, а других переосмыслить собственное «бегство в погоне за счастьем».

- Откуда чаще всего приезжают туристы и как о вас узнают?

- В век интернета узнать о новом направлении – проще простого. У нас тоже есть сайт, страницы в соцсетях, видеоканал и реклама в Яндекс-Директе. Значительная часть наших клиентов – москвичи, хотя бывают гости и из других регионов европейской части России и даже Сибири. Иностранцы тоже едут чаще всего из Европы, хотя число азиатских гостей растет: Индия, Сингапур, Китай, Корея, Япония. Изредка бывают американцы, австралийцы. Поток делится 50 на 50 – в снежный (с октября по июнь) и бесснежный период. Летом приезжает больше людей, увлеченных водным туризмом, рыбалкой, животным миром, а зимой – за экстремальными путешествиями, этнотуризмом, снегоходными турами.

- Говорят, природный памятник Пым-Ва-Шор находится в плохом состоянии. Насколько это серьезно и поправимо ли?

- Администрация НАО в свое время создала в регионе множество природоохранных территорий регионального значения, и это здорово. Но, к сожалению, контроль за ними пока остается только на бумаге. Денег в бюджете нет, территории удалены от Нарьян-Мара, а потому соблюдение природоохранных правил – по сути, формальность, которую чтят только законопослушные. Мы в их числе.

Но есть другие люди. Например, те, что на Пым-Ва-Шоре сожгли избушку, которая стояла много лет. Сама чаша для купаний практически разрушилась от времени. Все это можно восстановить за не такие уж большие деньги. Но главное – нужен постоянный контроль, иначе всё снова придет в негодность. Считаю, что региональные власти должны закладывать деньги в бюджет на это, раз назвали туризм приоритетной отраслью. Если будет инфраструктура, будет расти и поток организованных туристов, а дальше можно говорить о сборе денег за доступ к достопримечательностям и на уход за ними.

 

- Много ли компаний работают в вашей нише?

- Сейчас появляется все больше и компаний, и частных предпринимателей. Кто-то строит домики в тундре, кто-то закупает технику. Но не все понимают, что для привлечения туристов мало иметь избу или катер. Надо создать продукт, основанный на впечатлениях. Именно за это готовы платить люди, которые едут издалека, а не просто за ночевку и перевозку.

- А куда едут неорганизованные туристы?

- Неорганизованный туризм – удел тех, кто привык доказывать свою самостоятельность, прежде всего – самому себе, поскольку другим это безразлично. «Дикари», как ни странно, ходят теми же проторенными тропами, что и организованные, по одним и тем же маршрутам. При этом часто не заботятся о своей безопасности, о сохранности природы, не вникают в суть среды, в которой оказались.

Точки притяжения для них в нашем регионе – остров Вайгач, Амдерма, нерестовые семужьи реки. Нам от них никакого экономического ущерба от таких туристов нет, многие из них даже покупают у нас отдельные услуги. Но как жителю региона мне больно видеть варварское отношение к природе. Два года назад «Красный город» принял участие в очистке территории заповедника «Ненецкий». Маленький кусочек его территории добровольцы убирали почти два месяца от пустых бочек, ржавого металла, бытового мусора и пластика. И таких мест на карте округа хоть отбавляй.

- Чем же вас вдохновляет ваша работа?

- Туризм для меня – это, прежде всего, свобода в познании мира. Он связан не просто с перемещением из точки А в точку Б, а с возможностью прикасаться к неизведанным горизонтам и внутренне развивать себя. Мне очень нравятся летние туры по северным рекам –, не торопясь, перемещаться по реке и наслаждаться меняющейся природой.

 

Анна Вальцева, RATA-news

Фото: Антон Тайбарей, Юрий Тюлюбаев, Андрей Щукин

Версия для печати